Перейти к содержимому

Donate
На хостинг
ISK за переводы
до 75kk за 1000зн.
Хроники EVE
Сборник
Новичкам
Полезная информация
Фотография

Теодицея

лор перевод Минматар Амарр рассказ

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
51 ответов в теме

#1
Gene Starwindo

Gene Starwindo

    Clone Grade Delta

  • Tech III Pilots
  • PipPip
  • 162 сообщений
574
  • EVE Ingame:Gene Starwindo
  • Corp:Elite Pilots
  • Ally:Snuffed Out
  • Client:Eng

*
Одобрено
сообществом!

Теодицея

 

спойлерИнтерлюдия


«Я дарую вам путь Веры, и вы разнесете его на каждую планету и звезду, что есть на небесах. Идите же, и Именем моим верните то, что я вам даровал.»
- Книга Реконкисты, 22:13, Писание


«Те из нас, кто сумел уцелеть, издалека смотрели на то, как горел наш мир, и легионы зла маршировали перед нашим взором, сгоняя наш народ в машины, словно скот. Судьба рабов ждала этих несчастных; им лучше было никогда не рождаться. Боже, как же мы пришли к такому? Разве эти захватчики не такие же люди из плоти и крови, как мы? Что за зло заставляет человека творить такие ужасные вещи?»

- Хроники Племени Себистор, Ахрхивы Минматар, «Путь Крогана»

 
 
23216 н.э
Обычный человек закричал бы в агонии от такого удара. Раб же, подняв свой горнодобывающий лазер с земли и включив его, продолжил работу, как ни в чем не бывало. Амаррский стражник разглядывал свежие раны на его спине, раздумывая, не добавить ли еще. Рабов, привыкших к боли, было сложнее контролировать, а на случай, если кто придет в негодность, скоро должны были прибыть пополнения: вчера Реконкиста захватила Эанну, взяв в плен сотни тысяч покаявшихся язычников. С варварами, отказавшимися принять Веру, быстро разобрались Святые Паладины Императора.

Занеся руку, стражник ударил снова. Спина раба взметнулась искрами, и в этот раз он кучей упал на землю. Обжигавшие раны, наложившись на предыдущие, образовали подобие Знака на его спине. «Красота веры» - подумал стражник – «проявляется даже на нерожденных». Чистокровные Амарр попадали в рай по праву рождения, а все остальные – включая матарскую мразь, лежавшую у его ног – спасение должны были заслужить. Лишь через страдания могли нерожденные избежать тени смерти и обрести бессмертие. «Возможно когда-нибудь я буду гулять в раю вместе с ним» - подумал стражник – «подобное смирение многое говорит о его стремлении к искуплению».

Когда стражник заносил руку для третье удара, его наушник зазвонил. Транспорт с рабами заходил на посадку, и ему было поручено помочь разобраться с новоприбывшими: надеть ошейники, распределить работу, раздать оборудование. Он посмотрел на раба, ползавшего в грязи. «Да, этот определенно вскоре увидит рай». Убрав электроплеть, стражник направился к лифтам.

Раб попытался подняться, ухватившись за стену пещеры. Волны мучительной боли расходились по его жилистому телу. Каждая волна приводила его в ужас – не физической болью, а осознанием того, что смерть опять ускользнула от него. Память о временах, когда его жизнь не была сплошным мучением, давно стерлась. Сейчас он знал лишь боль и то, что совершил преступление, родившись не чистокровным Амарр, а оборудование в его руках было ключом к искуплению. «Спасение лежит за этими стенами» - говорил ему Паладин – «Используй лазер, что бы вгрызться в них, оставляя хеморфит, что они извергают, в качестве подношения Богу». Включив лазер, он погрузил его в камни, двигая им из стороны в сторону, разыскивая ценные минералы и молясь о прощении…

От таинственного устройства начал исходить жар, до этого дремавший в животе раба. Набухшая в животе боль резко распространилась по всем направлениям сразу. Лазер упал на землю, и раб свалился на колени, держась за живот. Затем в его черепе появился еще один источник жара, и ему показалось, что ему в глаза налили раскаленного метала. Цепляясь за остатки сознания раб чувствовал, как жар бежит по его венам, сжигая все на своем пути.

Когда агония достигла своего пика, перед глазами раба вспыхнула молния. Он издал истошный крик, эхом разнесшийся по всем концам катакомб. Но то был не крик боли – рабы, работавшие в шахтах, услышали боевой клич. Огонь, бежавший по его венам, наполнял его чистой, приводящей в экстаз силой. Поднимаясь с колен, он хотел осмотреть свои раны – но не нашел их. Он понял, что перестал быть просто человеком – его переполняла мощь, которую раньше он не мог себе и представить. Его руки спокойно легли на ошейник. В ту же секунду он почувствовал, как его шею пронзили иглы, вводящие в вены смертельный токсин. Но яд, который должен был изувечить и убить его, не возымел никакого эффекта.

Издав металлический треск, ошейник порвался от одной силы его рук. Собравшиеся рабы в восхищении смотрели, как он, выдернув иглы из шеи, отбросил их в сторону. Осознав до конца свою силу, он услышал в голове незнакомый голос, вызывавший в нем смирение и послушание:

Очнись, Минматар! У них наши Старейшины!

В отчаянии тряся головой, раб схватился за череп, который, казалось, вот-вот развалится. Цель его жизни прояснилась. Голос шел изнутри, и он понимал, что был рожден для этой единственной миссии.

Они увели их туда, Минтматар! Спрятали среди новоприбывших!

В ту же секунду почувствовав близкое присутствие Старейшин, он понял, что голос говорил правду. Мысли его вернулись к моменту, когда стражник собирался огреть его в третий раз, к звукам, доносившимся из его наушника. Память усилила звуки, вычленив слова, и раб сразу понял, что Старейшин держали в посадочном ангаре шахт.

Ты должен отправится к ним сейчас же!

Безотлагательный тон вывел раба из оцепенения, и он заметил электрохлыст, рассекавший воздух за его спиной. Время словно замерло. Уклонившись от хлыста, он на одной ноге развернулся в сторону нападавшего, выбросив руку в стремительном ударе. Он почувствовал, как его рука разрывает горло противника. Остатки жизни утекали сквозь чудовищную рану на шее упавшего стражника. Не тратя время на наслаждение местью, раб развернулся и побежал. Остальные, не веря своему счастью, устремились за ним.

Скорее, Минматар! Наше время на исходе!

Еще три стражника погибли быстрой и жестокой смертью, пытаясь остановить беглого раба. Толпа за его спиной уже превратилась в восстание. Бросая орудия и слепо устремляясь вперед, рабы жаждали амаррской крови, но находили лишь искалеченные тела, оставленные бегущим впереди. Достигнув главных ворот посадочного ангара, раб одним ударом пробил грудь следующей жертвы. Из приемника на теле жертвы доносилось предупреждение:

«У него снят ошейник! Вооружите отряды и стреляйте при первом контакте!»

Открой двери, Минматар!

Под звуки жужжащих двигателей он, приложив руку мертвеца к контрольной панели, набрал ей пятизначный код, не задумываясь, откуда он взялся у него в голове. Огромные двери распахнулись, и он увидел мужчин, женщин и детей Минматар, стоявших перед ним. Среди них были Старейшины!

Иди же к нам, Минматар!

Струя огня со страшной силой ударила в его грудь. Звуки выстрела вызвали в толпе крики и панику. Не чувствуя боли, он сделал еще один шаг. И снова был отброшен выстрелом, но не упал – толпа безумствующих рабов протолкнула его вперед. Не обращая внимание на творящееся вокруг безумие, раб пробирался вперед, в отчаянии ища Старейшин, пробудивших его ото сна. Повсюду была смерть, но тут глаза его остановились на фигуре в капюшоне, медленно скользившей сквозь битву.

Все висит на волоске – судьбы целых миров будут решаться в ближайшие дни. Предупреди других, что оставшиеся Старейшины не должны погибнуть. Не медли! Бессмертие ждет тебя, Минматар! Вперед!

И раб снова почувствовал боль, но не от ран в его груди. Жгучая боль, гнездившаяся где-то в глубине его желудка, вернулась, и Старейшина растворился в окружающем хаосе. Внезапно осознав свою смертность, раб бросился к лифтам, которые вели на поверхность, к постам наблюдения. Он бежал сквозь месиво из мелькающих ножей и льющейся крови, мимо мужчин, одной рукой державшихся за ошейники, а другой – разивших Амаррцев. Боль внизу живота все нарастала, и он ввалился в лифт, захлопывая дверь за собой. Лифт взметнулся ввысь, проносясь сквозь град пуль. Забравшись во второй лифт, стражники бросились в погоню.

Боль распространилась к солнечному сплетению, а зияющие раны на груди и спине начинали давать о себе знать. Компьютерный голос из динамиков предупредил, что лифт покинул зону гравитации. Затем пришла тошнота, и в момент когда лифт остановился, он в мучениях изрыгнул покрытый кровью и сывороткой металлический шарик. Собрав последние силы, раб схватил миниатюрное устройство и вывалился из лифта.

Спасаясь от пляшущих над головой пуль, он прижался к двери воздушного шлюза. Внутренняя дверь распахнулась, он ввел несколько команд, что бы убедиться, что преследователи его не догонят. Сообщения о нестабильности воздушного давления эхом разносились по пещере, мигали предупреждающие огни и выли сирены. Раб ждал, пока откроется внешний замок.

Прозвучал пронзительный свист, и затем настала тишина. Его легкие взорвались, и последней картиной, зафиксированной его улетучивающимся сознанием, были стражники-Амаррцы, вышвырнутые давлением в космос. Небольшое устройство, которое смертельной хваткой сжимал безымянный раб, сверкнуло, превращая каждый атом своей массы в невообразимо мощный поток энергии, за доли секунды переместившийся на тысячи световых лет.

Ровно четыре корабля зарегистрировали это событие. В этот самый момент ход истории изменился навсегда.
 



спойлерГлава I

 

МПД - Multifinction Projection Display - Мультифункциональный Проекционный Дисплей
 
ДИВКОМ - DIVISION COMMAND - Командование дивизии/отдела
 
ЭЛИНТ - Electronic Intelligence - Электронная Разведка
 

 

Когда придет мое время пройти испытание Веры, я отброшу сомнения, ибо лишь истинная вера откроет врата рая. Моя вера в тебя абсолютна, мой меч принадлежит тебе, Мой Бог, и воля Твоя ведет меня сейчас, и будет вести всегда.
 
- Пророк Курия, «Кредо Паладина»
 
 
 
Говорят, что за всякой силой прячется трусость, что каждый тиран живет в страхе перед днем, как подданные поймут, в чем истинный источник его силы. Нет лучше способа императору сокрыть правду, нежели объявить свою волю волей божьей, и пригрозить священной карой всякому, кто в этом усомниться.
 
- «Слово старейшины», Хроники Матари
 
 
 
Регион Дерелик – созвездие Джоас
Система Убтес: Планета IV
 
 
Темный путь, освященный обгорелыми костьми и мерцающими углями, шел сквозь дымящиеся останки погибшего леса. Все здесь было отмечено злом, и демоны, смеясь, призывали единственную гостью этих мест повернуть назад. Плетясь через обугленные пни, она, подавляя свой страх, наконец вышла на широкую поляну. Пустоту этого места нарушала лишь каменная гробница - крышка лежала подле нее – которая словно ждала того, чтобы быть запечатанной навечно. Огромные черные облака, столпившиеся на небе, предупреждали приближение апокалиптического шторма, идущего, чтобы покончить с этим миром раз и навсегда. Но она зашла уже слишком далеко, чтобы поворачивать назад, и потому дерзнула продвинуться еще на шаг ближе.
 
На нее навалилась ужасная печаль, удушающее горе, которое испытывают лишь потерявшие дорогого человека. В гробнице покоился великий герой, сраженный в битве с проклятием, поразившим эти земли. Приблизившись к могиле безымянного чемпиона, она поняла, что больше не одна. Подле нее шествовали бесчисленные души, заполнявшие поле, насколько хватало взора. Так же сраженные горем, они бросили вызов коварному месту, чтобы проститься с великим героем.
 
Достигнув раскрытой гробницы, она не нашла в себе сил взглянуть на тело, лежавшее внутри. Отведя взор, она увидела, что окружавшие ее люди были безлики. Они молча стояли плечом к плечу, и словно ждали, что она заговорит. Зловещий ропот разнесся над пустошью – демоны заговорили первыми. Зловещие облака над ее головой разразились молнией. Внезапно духи бесследно исчезли. Лишь гробница и страх – жутчайший страх в ее жизни – остались.
 
И тут труп бросился на нее, вытянув руки, и закричал:
 
 - Виола!
 
Затягивая ее все глубже в бездну, труп продолжал кричать:
 
 - Виола! Соберись!
 
Вздохнув, она проснулась под завывание сирены. Приборная панель мигала предупреждающими огнями. Перед стеклом кабины проносились витиевато закрученные красно-коричневые облака Убтеса IV. Навалившись на рычаг управления, она дала по газам. Газовый гигант исчез из поля зрения, и вместо него в кабину хлынул свет местного солнца. Двигатели «Алотек» за ее спиной взревели, и корабль начало трясти.
 
Голос в наушнике ее шлема снова заорал:
 
- Больше тяги! Ты провалилась под притяжение!
 
Большим пальцем левой руки Виола надавила на газ. Включились афтербернеры, и тряска улеглась по мере того, как корабль класса Атрон вырывался из цепких лап притяжения Убтеса IV. «Когда-нибудь эти сны меня погубят» - подумала она. Отключив двигатели, она, вдохнув немного кислорода, попыталась успокоится.
 
- Какого черта с тобой творится? Это уже третий раз за месяц!
 
Все еще дрожа, она отстегнула маску, и потянулась за банкой болеутоляющего, лежавшей под МПД. Лицо ее было влажным от пота и слез. Вытащив крышку, она закинула в рот две таблетки.
 
- Виола!
 
Проглотив таблетки, она попыталась придать жесткость голосу.
 
- Заткнись уже, Баер - прокричала она - Я делом тут занимаюсь, приставай к кому-нибудь другому для разнообразия!
 
Наркотик начинал действовать. Приход был не настолько сильным, как ей хотелось бы, но уже лучше, чем ничего.
 
Голос в наушнике тоже ужесточился:
 
- Я только что опять спас тебе жизнь! Проклятье, Виола! Придумай хоть одну нормальную причину, почему я не должен прямо сейчас отобрать у тебя чертов корабль!
 
Голубовато-черная поверхность Убтеса начала потихоньку обретать четкость.
 
- Ты сделал на мне карьеру, и не думаю, что ты хоть чему-нибудь позволишь помешать тебе делать это и дальше.
 
- Тебе стоит почаще напоминать об этом ДИВКОМ» - усмехнулся Баер – а то они имеют привычку все время забывать о твоих успехах.
 
Виола проигнорировала эту завуалированную угрозу. Если эти идиоты хотят, что бы я уволилась, то им стоит лишь попросить. Но они этого не сделают, не сейчас, когда Император Хейдеран захватил Хрор, как я и предсказывала.
 
- Слушай - продолжил Баер уже более спокойно – Я говорю с тобой сейчас, как друг: ты перегораешь, а это может прилечь внимание не тех людей. Они начнут просматривать логи полетов, Виола. Я не смогу прикрывать тебя вечно.
 
Особенно если узнают про таблетки.
 
- Баер, этот корабль – мое единственное убежище от политиканов из Федерации - ответила она.
 
Подавшись вперед, она постучала по МПД. Пока она просматривала данные, автоматы обливали ее костюм кем-то зеленым.
 
- Есть последние данные по количеству жертв на Эанне?.
 
Последовала пауза.
 
- По последним подсчетам, погибло шестьдесят три миллиона. Большинство – от орбитальных ударов по густонаселенным центрам, около двух миллионов – при высадке, еще миллиона – в последовавших сражениях. По меньшей мере два миллиона были согнаны в рабство, но точных цифр не будет еще некоторое время.
 
Безликие духи из сна снова встали перед ее глазами. Зажмурившись, она попыталась прогнать их.
 
- А Старейшины?.
 
- Виола, прошу…
 
- Старейшины, мать твою - разозлившись, заорала она – Про них хоть что-нибудь говорилось?.
 
- Ничего» - коротко ответил Баер – И про твой таинственный «Орден» тоже ни слова.
 
- Тогда убедись, что ЭЛИНТ бросит все доступные ресурсы на контроль за покидающими планету транспортниками - бросила она, снова потянувшись за болеутоляющим.
 
- Это пустая трата времени, и ты это знаешь» - возразил он – Мы даже имен тех, кто там был, никогда не узнаем, не говоря уже о…
 
Еще две таблетки упали в рот.
 
- Твое мнение меня не интересует, Баер - Она почувствовала, как наркотик начинает действовать на мускулы, расслабляя их - Просто сделай. Есть еще что-нибудь для меня?»
 
- Вообще-то да, Виола - ответил он – ДИВКОМ требует детальный отчет, какие системы Амарр атакуют следующими.
 
Гробница посреди бесплодного поля звала ее, и демоны снова начали шептать.
 
- Пусть скажут политикам, что следующая – Люминайре - выдохнула она.
 
И, не давая Баеру времени возразить, Виола вырубила передатчик.
 
 


***

 
 
Регион Эссенс – Созвездие Крукс
Система Рейн: Планета IX – Луна 4
Штаб Разведывательной Службы Федерации
 
 
Лейтенант-полковник Баер Гесденау врезал кулаком по столу. «Сучка несчастная» - думал он, пытаясь восстановить связь. Ответа не было. Пробежав глазами телеметрические данные с фрегата Виолы, он понял, что ее передатчик был выключен изнутри. «Что я вообще дергаюсь» - спросил он себя – «Если уж ей так хочется убиться, остановить ее я не смогу».
 
Вздохнув, он откинулся в кресле, и стал буравить взглядом голографический дисплей перед собой. Виола Антионнес уже двадцать лет работала на разведслужбу Федерации, став здесь ведущим экспертом по Минматаро-Амаррскому конфликту. Ее экспертизы основывались на ее убежденном – и очень непопулярном – мнении насчет моральных обязанностей власть имущих. Амаррцы с их рабовладением и имперскими амбициями служили прекрасной целью для ее интеллектуального гнева. Федерация Галленте была все еще была втянута ожесточенные бои с Государством Калдари, но она продолжала лоббировать идею прямого военного вмешательства в конфликт на стороне Минматар. «Политическое самоубийство» - подумал Баер – «Как бы высокоморальны не были ее призывы, Федерация слишком утомлена войной, что бы к ним прислушаться».
 
Карьеру свою Виола разрушила, выставив РСФ критикующей правительство за его неспособность выполнять «негласные обязательства» Федерации по защите прав человека вне ее границ. Но вовсе не обвинения привели в ярость начальство и отдалили ее от коллег – в конце концов, ей платили за ее мнения – а манера, в которой те были представлены.
 
Ей было поручено составить рутинный отчет для сенатского Комитета По Иностранным Делам. Отчета Виола подготовила два: один содержал то, что хотело увидеть там ее начальство, другой – составленный в гораздо более нелицеприятных выражениях – в итоге попал в руки Сенаторов.
 
Вспоминая реакцию Комитета, Баер каждый раз кривился. В своем отчете она привела «бесхребетность внешней политики» как одну из причин агрессивного натиска Империи Амарр Минматарскую территорию. Она обвинила «политических дружков» в «преступной некомпетентности, очевидной в их вере в возможность наладить политический диалог с безмозглыми фанатиками» и «неспособности выбранных путем всеобщего голосования имбецилов опознать в Реконкисте то, чем та являлась на самом деле: спонсированный Государством геноцид, самая страшная из опасностей, когда-либо встреченных человечеством, не говоря уж о Федерации». Последовавший за этим взрыв, без сомнения, заставил бы ДИВКОМ привлечь ее к суду, если бы не ее ценность как сотрудника и неоспоримый вклад в дело Федерации.
 
В итоге РСФ решило, что Виола стоит гнева политиков, но только при условии, что появления ее – что на службе, что на публике – будут сведены к нулю. И несмотря на послужной список длинною в двадцать лет, ее лишили должности и приравняли к новичку-первогодке. Агентство было жизнью Виолы – на социализацию времени она не тратила – а потому семьи или друзей, способных поддержать ее, у нее не водилось. «Она была раздавлена» - подумал Баер – «И никогда не стала прежней».
 
Закурив, Баер выпустил струйку дыма через визуализированную телеметрию, висевшую над его столом. В агентстве не хотели, чтобы она мелькала перед глазами, а вот таланты ее были нужны – решение предоставить ей корабль удовлетворяло оба этих требования. Модифицированный бортовой компьютер «Атрона» Виолы постоянно передавал агентству ее местонахождение. Кроме того, работать с засекреченной информацией она могла, лишь находясь на его борту – на планетах и станциях ее уровень доступа был ограничен. Начальство предприняло все возможные меры предосторожности, избегая повторения фиаско с Комитетом по Иностранным Делам Сената, при этом не снижая продуктивности самой Виолы. Ее же эго было им глубоко безразлично.
 
«Это было жестоко» - подумал Баер – «но это работало… пока она не начала гоняться за призраками». Несмотря на масштаб катастрофы, произошедшей на Эанне, Виола занималась расследованием всякой чуши, вроде таинственного «Ордена» и теневых властителей Минматарских племен, чью значимость для интересов Федерации она оценивала, как «приоритетную». Не предоставляя никаких доказательств их существования, она при этом требовала направить драгоценные ресурсы на расследование своих дикий теорий. «Я теряю ее, и плохой конец – лишь вопрос времени» - подумал Баер. Разведдеятельность всегда негативно сказывалась на психике, но тяжелее всего было тем, кого направляли работать с Амаррцами. Виола будет далеко не первым аналитиком, съехавшим из за них с катушек.
 
Баер затушил сигарету, и, отодвинувшись от стола, бросил последний взгляд на телеметрию: Система Убтес, четвертая планета, геосинхронная орбита, неполадок никаих, сигналов – тоже. «Она ведь там совсем одна» - подумал Баер – «прекрасная иллюстрация к выбранной ею жизни». Поправив форму, Баер отправился на встречу с другими диспетчерами.
 
Как только дверь за ним закрылась, телеметрия сигналов на его столе на несколько секунд засветилась ярко-красным, а затем снова вернулась в норму.
 
 

***

 
 
Регион Метрополис – Созвездие Тиат
Система Хрор, Планета IV: «Эанна»
Линкор класса Армагеддон, «Непроницаемая»
 
 
С борта корабля, висящего высоко над поверхностью, все еще были хорошо видны темные прорехи в облаках, через которые просматривалась очертания континентов.
 
Господи, поговори со мной.
 
На экране быстро сменялись изображения, транслировавшиеся с окруживших павший Минматарский мир кораблей Империи. С момента, как умолкли последние орудия, прошли примерно сутки, но огненные шторма все еще гуляли по поверхности планеты. Через прорехи в облаках тут и там просматривались поля, словно изуродованные почерневшими шрамами.
 
Скажи, что погубленные мною вчера миллионы заслуживали смерти.
 
Коммодор Фаус Акредон тронул консоль, убирая изображения. Он развернул кресло, что бы оно смотрело в окно каюты. Хрорское солнце, отражаясь от корпуса «Непроницаемой», освещало комнату жутковатым золотистым светом. Положив руку на лоб и зажмурив глаза, он пытался сдержать слезы, ибо это были слезы по врагам Господа.
 
«Когда придет…мое время…пройти испытание Веры…я не буду…колебаться…»
 
Фаус разрыдался, пытаясь прочитать молитву, которая несколькими часами ранее убедила его последовать приказу Верховного Адмирала бомбардировать Эанну с орбиты. «Непроницаемая» была лишь одним из сотен линкоров армады, посланной для захвата планеты. За эту битву Фауса, скорее всего, приставят к награде. Флот под его командованием был одним из немногих, столкнувшихся с действительно серьезным сопротивлением. К тому моменту, как «Непроницаемая» начала пристреливаться по городам внизу, он уже скоординировал атаку, уничтожившую множество вражеских боевых кораблей, а потерь среди Империи не было вообще. Подобная победа была знаком свыше, вдохновившем его экипаж, и укрепившим их веру в то, что он был истинным Паладином: исполнителем воли Божьей.
 
Я умоляю Тебя, Господи… поговори со мной!
 
Проведя рукой, Фаус утер слезы. На стенах его каюты висело множество военных наград и религиозных святынь. Большинство из них были подарены лично Императором Хейдераном во время разнообразных церемоний, собиравших самых могущественных людей Империи. Коммодор Акредон, вызывавшийся на самые опасные задания и крушивший черепа Минматарского сопротивления по всей Империи был живой легендой в войсках Империи.
 
Император относился к Фаусу, как к сыну – в способности командира он верил больше, нежели в способности собственных Адмиралов. Кровное родство Дома Акредон и королевской семьи Кадор было общеизвестно, но, по правде говоря, контактов между ними было немного. Любовь Императора была вызвана не кровным родство, а беззаветной преданностью Фауса Реконкисте и его глубокой набожностью. Они оба смотрели в тот день, когда Нью Иден станет прекрасным раем, коим ему предначертано быть, и праведники всех миров вознесут единую молитву Господу.
 
Но теперь самое ядро его веры было поколеблено. Верховный Адмирал Мекиот Сарум – главнокомандующий всеми войсками Империи – до этого никогда не приказывал Фаусу участвовать в орбитальных бомбардировках. Возможно, на то была тактическая необходимость – максимизация огневой мощи, направленной против столь важной цели. Или же Император решал устроить ему последние испытание, которое должно было раз и навсегда определить, достоин ли он звания Адмирала. Успехи Фауса на поле боя были продиктованы его уверенностью в священной праведности его действий. Но сегодня картины пылающей Эанны не шли из его головы.
 
Господи, эта ноша слишком тяжела для меня… Разве не по воле Твоей сожжены были эти язычники? Почему же смерть их не вызывает во мне радости?
 
Тишину нарушил спокойный голос. Фаус посмотрел в сторону стола.
 
Ты услышал, и теперь говоришь со мной…
 
Голос еще раз окликнул его.
 
- Что случилось, Лейтенант?
 
Голос звучал извинительно.
 
- Мой лорд, мне очень жаль, что приходится вас беспокоить, но у нас тут проблема.
 
 -Продолжай.
 
 -Передатчики засекли мощный всплеск гамма- и рентгеновского излучения, источником который не был ни один из известных нам объектов. Когда мы проверили регистраторы, то обнаружили скачек сигнала подпространственной связи, произошедший в тот же момент, и… в передаче была зашифрованная структура. Это сигнал о помощи, невероятной мощности.
 
 -От кого?
 
- От нескольких первосвященников, мой лорд. Сообщение искажено, но мы можем подтвердить, что голос принадлежит Апостолу Тадж Рукону. Сообщение содержит и другие голоса, но они не поддаются определению. Похоже, они попали в засаду».
 
Еще одно испытание моей веры? Руки Фауса сжались в кулаки.
 
- Повстанцы?
 
- Так точно, мой лорд. Это ясно из сообщения.
 
- Откуда был направлен всплеск?
 
- Мой лорд, это прозвучит странно, но источником является Диемнон.
 
Лицо Фауса приобрело гневное выражение.
 
- Горнодобывающий комплекс в Хахиле?
 
- Да, мой лорд. Связисты проверили несколько раз.
 
Господи, я смиренный слуга Твой, и я не проявлю и тени жалости к животным, совершившим подобное.
 
- Лейтенант, свяжитесь с остальными капитанами, и пусть навигаторы проложат курс на Диемон настолько быстро, насколько это возможно. Я отправляюсь на мостик.
 
- Да, мой лорд.
 
«Непроницаемая» начала разворот, и истерзанные останки Эанны стали пропадать из виду. Выпрямившись, Фаус поймал свое отражение в окне.
 
Я Твой смиренный слуга…
 
Собравшись и сделав глубокий вдох, он направился к двери.
 
 
 

***

 
 
 
В этот раз снов не было. Была лишь темнота.
 
Пип.
 
Медленно открыв глаза, Виола попыталась прикинуть, сколько она проспала, но вдруг осознала, что почти не сомкнула глаз. Тело ее онемело, и сфокусировать взгляд было сложно. Она все еще была под кайфом, вот только боли было не меньше, чем облегчения. «Все равно что пытаться напиться соленой водой» - подумала она.
 
Она заморгала. Продираясь через туман в голове, она медленно пыталась понять, что означают все эти показания на приборах. Предупреждение, спасшее ее от знакомства с атмосферой Убтеса IV выглядело по-другому, поняла она. Это был сигнал.
 
Пип.
 
Подавшись вперед, она постучала по экрану. «Гамма- и рентгеновское излучение» - сказала она вслух. Туман мгновенно улетучился, как только она поняла значение этого типа сигнала.
 
Орден!
 
Ее руки начали порхать над экраном, пытаясь заставить приборы отыскать источник сигнала. Увидев ответ компьютера, она, нахмурившись, еще раз запустила анализ. В этот раз ответ получился другим. Глаза Виолы расширились, и она медленно убрала руки от экрана. На экране горели слова:
 
 
ВИОЛА АНТИОНЕС
 
МЫ НАБЛЮДАЛИ ЗА ТОБОЙ
 
ДОСТИГНИ ДИЕМНОН
 
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПРИДЕТ ГРУУЛ ШАТАН
 
 
«Мне это не снится» - подумала Виола, и по спине ее пробежали мурашки. Буквальным переводом слов «Диемнон» с Амаррского было «Камень Демона», и находился он в глубине имперской территории. Имевший дурную славу трудового лагеря для Минматарских рабов, Диемнон была планетезималью – гигантский астероид, который вполне мог считаться погибшей планетой. Имеющий 1300 километров в диаметре, он все еще был геологически активен, что выражалось в частых вулканических извержениях на поверхности.
 
Но самой значительной опасностью Диемона была его эпилептическая орбита.  Один оборот занимал 238 стандартных часов, но путь его проходил через плотный пояс астероидов – остатков планеты, которой Диаемнон была когда-то – которые многотонным дождем проливались на поверхность астероида каждые 119 дней. Амарцы азывали этот катаклизм «Груул Шатан», и он превращал пространство вокруг Диемнон в зону смерти для любого космического транспорта.
 
Но глубоко под поверхностью этого адского места находились богатые залежи хеморфита. Слишком глубоко, что бы достать горнодобывающим лазером с корабля, поэтому Амаррцы выгрызли в нем шахту глубиной в 30 километров. Что бы обеспечить нормальную работу комплекса, его поместили на самом дне огромной впадины. Миллионы кубических метров материала вырывали из недр и увозили, а на их место приходили потоки лавы и гнев Груул Шатана.
 
«Лишь Амаррское высокомерие – и рабская сила – могли сделать настолько непрактичный проект возможным» - подумала Виола. И если на просторах Нью Идена и существовал ад, то двери его определенно находились здесь. И Минматарские рабы были теми, эту геенну превращал в ценные ресурсы для Императора, считавшего себя наместником Бога. Эта мысль привела Виолу в ярость, но она быстро успокоилась, поняв, что 119-й день оборота Диемнон был всего в нескольких часах.
 
«Орден всегда на шаг впереди меня» - подумала Виола, потянувшись за новой дозой болеутоляющего – «Здесь подсказка, что-нибудь недосказанное там… И теперь это – предложение встретиться в самом опасном месте космоса в самое опасное его время». Вместо того, что бы проглотить таблетки, она начала их жевать, но вряд ли это заметила.
 
«Прежде чем придет Груул Шатан» - повторяла Виола сообщение, а наркотик стремительно распространялся по ее венам.
 
«Почему бы и нет?» - Атрон затрясся, включая варп-двигатель – «Я и так уже мертва».
 
 

***

 
 
Виола была права. Снова.
 
Мысли стремительно проносились в голове Баера, пока он спешил в свой офис. Ему неприятно было это признавать, но на собрании диспетчеров были подняты все вопросы, которые она советовала ему рассмотреть. Каналы дипломатической связи между Федерацией и племенами Минматар все еще были разорваны из за вторжения. Но информация продолжала поступать из разведывательных источников, наблюдавших за движениями Амарр и Минматар, и последние новости и их возможные последствия заставляли ДИВКОМ чувствовать себя очень неуютно.
 
Главной темой обсуждения был транспорт, предположительно перевозивший на своем борту первую партию захваченных на Эанне Минматар. В момент его прибытия на горнодобывающий комплекс Диемнон там произошло восстание, унесшее жизни нескольких стражников-Паладинов – событие неслыханное, особенно учитывая всю эффективность бесчеловечных методов контроля, применяемых Амаррцами. И что самое интересное, Диемнон как раз подходила к отрезку своей орбиты, проходившему через самый большой пояс астероидов системы Хахил. До окончания метеоритного шторма ни один корабль не сможет до него добраться.
 
«Слишком много совпадений» - подумал Баер, и, поморщившись от запаха пота и сигарет, открыл дверь в свой офис.
 
Как только встреча началась диспетчеры из ЭЛИНТ сразу объявили, что частота переговоров на Минматарских военных каналах резко подскочила сразу после восстания, а ведь они и так были забиты из за атаки на Эанну. Виола постоянно спрашивала про этих Старейшин, и из результатов последних событий исходило, что некие важные для Минматар персоны – «старейшины» или еще кто – были отправлены на Диемнон.
 
Консоль замигала, когда он начал садиться в кресло.
 
- Баер слушает.
 
- Лейтенант-полковник, только что мы перехватили сообщение на военной частоте Племени Матари, и вам стоит его послушать - сказал голос.
 
Это был один из младших аналитиков ЭЛИНТ.
 
- Ей примерно час. Она неполная, но в разговоре проскочило несколько ключевых слов. Подождите.
 
«… отправлены на Диемнон…волнуют риски, у нас нет времени для…команда быстрого реагирования…Вальклиры…отозваны с текущего…отряд Талон-… настолько быстро…смертный приговор…выбора у нас все равно нет…»
 
Запись резко обрывалась – дальше были помехи.
 
- Это все, что у нас есть» - сказал аналитик – Сейчас мы пытаемся определить, кому принадлежит голос. Мы свяжемся с вами, когда что-нибудь найдем.
 
- Хорошо, спасибо - он отключился.
 
«Охренеть» - думал Баер, ища сигареты – «Они правда собрались кого-то оттуда вытаскивать!». Вальклиры были легендарным спецподразделением и одними из лучших воинов племен Минматар, и их привлечение позволяло с уверенностью сказать, что операция либо проходит через последние стадии планирования, либо уже идет. «И операция эта точно провалится, как бы ни были хороши эти Вальклиры» - думал Баер, выводя на экран телеметрические данные фрегата Виолы – «Замена стражникам, убитым во время восстания, скорее всего уже на пути к Диемону, и…»
 
Мысли Баера остановились, когда он увидел курс, проложенный навигационными системами Атрона. Так и не зажженная сигарета выпала их его рта.
 
«Fuck» - выругался Баер, пытаясь удаленно отключить двигатели фрегата. Но было поздно. Атрон Виолы, мерцая на голографическом дисплее, вошел в звездные врата, ведшие в систему Хахил.
 
Офицер разведслужбы Федерации смотрел на это не верящими глазами. «Каким хреном она так быстро про это узнала» - задался он вопросом - «Способы убиться есть и попроще». 
 

 

 


спойлерГлава II

 

Увидев своего брата в опасности, Закара ни секунды не колебался. Не имея при себе ни брони, ни оружия, он с голыми руками набросился на тварь. Разъярённая, она кинулась на него, нанося ужасные раны. Воспользовавшись моментом, Гарум пронзил сердце твари мечом, прикончив ее. Но Закара, смертельно раненый уже кричал от боли. Взяв его руку, Гарум сказал: «Ты пожертвовал собой ради меня». «Мы браться» - ответил Закара, испуская последний вздох – «И Бог свидетель, останемся ими навсегда».
 
- Книга Пророка Джунипа, 10:25 – 30, Писание
 
 
Я расскажу вам, как рождается это безумие: человек заглядывает за границу хаоса, в горизонт событий, туда, откуда не может сбежать даже свет. Затем, обернувшись, он видит останки своей разбитой жизни, все то, что было безжалостно у него отнято. И душа решает – ибо сам человек уже мертв – что жаждет лишь сеять хаос во имя единственной цели: Убить Бога, створившего это с ней.
 
- Завет Таккера, отрывок из Тома III
 
 
 
Регион Дерелик – Созвездие Бедалея
Система Иршах: Точка сбора Вальклирской эскадры «Коготь»
Линкор класса Тайфун «Адский Призрак»
 
 
Мой сын…
 
Десятилетия непрерывной партизанской войны глубокими шарами лежали на лице Адмирала Вальклиров, известного как Карт Мутана. Копна длинных и тонких волос, растущих из центра его головы, уже была прорежена сединой, но любой мужчина вполовину моложе позавидовал бы его мускулатуре. Сегодня лицо этого обычно невозмутимого человека было покрыто печалью и яростью.
 
Они убили моего единственного сына…
 
Находившиеся на мостике члены команды заметили его мрачное выражение, и так тяжелая атмосфера стала почти непереносимой. Факт того, что Амаррцы захватили Эанну, пережить было очень сложно: многим приходили новости о смерти близких, или, что еще хуже, вообще никаких новостей. Адмирал всегда был для них символом стойкости, и видя его в подобном состоянии, они еще больше падали духом. 
 
Теперь все, что у меня осталось – моя ненависть к ним…
 
Весь офицерский состав «Адского призрака» собрался около Адмирала, слушая, как Вальклирский офицер планирования расписывает роли каждой эскадры в предстоящей операции. Огромный экран, встроенный в перегородку над обзорными окнами, был разделен на четыре части – по одной на каждого из говоривших. Несколько раз прозвучало имя Карта, но он был слишком занят мыслями о погибшем сыне, что бы прислушиваться.
 
До того, как стать солдатом, он видел, как я проливал кровь Амаррских отцов и сыновей, и говорил мне: «Я хочу стать таким, как ты» …
 
- Адмирал? - планировщик, на этот раз обращавшийся к нему лично, был снова проигнорирован.
 
Я Карт Мутана, борец за свободу Племени Курузал, Вальклирский воин народа Минматар, разбитый отец погибшего сына…
 
Все взоры остановились на седеющем ветеране, сидевшем в капитанском кресте «Адского Призрака». Морщины на его лбу углубились, но взгляд не сдвинулся ни на сантиметр. Никто не смел привлечь его внимание. Прочистив горло, планировщик продолжил.
 
Это будет моей последней битвой…
 
«…Эскадра «Коготь» прыгнет в CZ первой и вступит в бой с любыми обнаруженными силами Империи. Приоритетная цель – наземные средства обороны – должна быть нейтрализована в первую очередь. У вас будет несколько секунд на то, что бы дать Омикрону зеленый или красный свет, а затем от трех до пяти минут на то, что бы покинуть систему до того как метеоритный шторм сровняет все в округе с землей…»
 
Моей последней вендеттой…
 
«…Выходить из варпа будете прямо над Диемнон, сохраняя ее скорость вращения и орбиты вокруг Хахильского солнца. Омикрон должен уцелеть любой ценой. Если в течение двух минут с момента прибытия Омикрон не достигнет главной вентиляционной шахты, шансы на успех операции…»
 
История запомнит меня как богоубийцу.
 
- Омикрон достигнет шахты - прервал его Карт, вынырнув из тумана собственных мыслей - Адский призрак и его Когти убедятся в этом. Ради успеха операции я и моя команда готовы пожертвовать жизнью. Вопрос лишь в том, какие шансы вы даете на ее успех?
 
Офицер планирования переступил с ноги на ногу.
 
- Прошу прощения, Адмирал, но…
 
- Вальклиры оказались бессильны на Эанне, Полковник. Все собранные там силы оказались бессильны против Паладинов, превративших одну из самых священных планет нашей цивилизации в руины. Неужели у нас не было плана по защите мира, который многие из нас называли домом?
 
Офицеры Карта молчали, пытаясь скрыть шок от слов Адмирала. Растерянный планировщик попытался ответь на вопрос честно:
 
- Был, сэр, но размер и сила вторжения превзошли…
 
- Полковник - снова прервал Адмирал, и морщины на его лице сделались еще глубже – Они погубили миллионы. Десятки миллионов! Прошу, скажите мне, что план по защите этих людей был лучшим, что могли предложить Вальклиры. Скажите, что в нем учитывались шансы на встречу с более массированной, нежели расчетная, силой противника - Голос его опустился до шепота - И шансы того, что моего сына будут расстреливать с орбиты лазеры.
 
Планировщик не мог вымолвить ни слова. С каждой уходящей секундой метеоритный шторм приближался к Диемнон, и времени на спасение Старейшин – если те были еще живы – становилось все меньше.
 
- Адмирал, я искренне сожалею о смерти вашего благородного сына, но Амаррцы сейчас, скорее всего, уже изолировали поверхность, и не смогут засечь присутствие Омикрона, если мы атакуем прямо перед штормом…
 
Карт в ярости вскочил с капитанского кресла. Вены на его шее и висках бешено пульсировали. Он заорал:
 
- Нам не удалось спасти Эанну из за ошибочного расчета «шансов», Полковник. Старейшины – все, что осталось от этого мира, возможно, ото всей нашей культуры. И вы смеете говорить о «шансах», как будто это все какая-то игра? Навигация!
 
Один из офицеров подле Карта щелкнул каблуками.
 
- Так точно, сэр!
 
- Установите курс на систему Хахил, и убедитесь в том, что точка выхода из варпа соответствует координатам, которые предоставил Полковник!
 
Лицо офицера засветилось уверенностью.
 
- Курс на Диемнон, так точно сэр!
 
Спрыгнув с мостика, он начал выкрикивать приказы команде. Карт посмотрел на установленные над экраном камеры.
 
- Омикрон, зеленый свет. Зафиксируйте курс, встретимся на Диемнон.
 
Командир Омикрона вопросительно посмотрел на экран.
 
- Сейчас же! - закричал Карт – Двигайтесь!
 
Планировщик попытался что-то сказать, но Карт снова заткнул его.
 
- Еще раз произнесите слово «шансы», и я клянусь, что раскрою вам череп, если вернусь живым. Больше нельзя ничего оставлять на волю случая! Вы знаете, за что мы сейчас сражаемся, Полковник? За право похоронить собственных детей. Из за «шансов» спасти мы их больше не можем!
 
«Адский призрак» начал свой разворот. Десятки боевых кораблей занимали позиции по его бокам. Крыло Омикрон, состоявшее из двух фрегатов класса Рифтер, на борту каждого из которых находилось по отряду Вальклирских коммандос, двигалось в стороне от основного флота. Они находились всего в семи прыжках от Хахила, и хотя еще не все члены команды знали о месте их назначения, они чувствовали приближающуюся битву.
 
Другой офицер подошел к Карту, и тихо сказал:
 
- Сэр, у меня есть запрошенная вами информация.
 
Карт повернулся к нему:
 
- Говори.
 
Офицер, поколебавшись, сказал:
 
- Галенты предоставили нам данные об имперском флоте, атаковавшем Эанну. На основе анализа мест проведения ударов по поверхности мы с уверенностью можем сказать, что…
 
- Я доверяю вашим данным, Лейтенант - прервал Карт.
 
Варп-двигатели «Адского Призрака» начали набирать мощность, и пол под ними затрясся.
 
-Просто назовите мне имя.
 
- Так точно, сэр - по телу офицера начал струиться пот – Имперский флагман, располагавшийся над городом, в котором погиб ваш сын… это была «Непроницаемая», сэр. Коммодор Фаус Акредон.
 
 


***

 
 
Регион Дерелик – Созвездие Бедалея
Система Иршах: Точка Сбора Вальклирского отряда «Коготь»
Фрегат класса Рифтер «Омикрон-Один»
 
 
Капитан отряда Вальклиров сфокусировался на звуке двигателей Рифтера, позволяя их ровному гулу отвлечь себя от мыслей о плане Операции "Буря".  Годы боевого опыта научили его ценить подобные моменты. Он откинулся назад, закрывая глаза, и позволил сознанию устремиться к безрадостным дням его юности. Он часто вспоминал этот момент.
 
- Я вижу, что ты убил их при помощи Кри’Така. Почему именно это оружие?
 
- Оно бесшумно
 
- Не думаю, что можно бесшумно перерезать глотки четырем Нефантарам, мальчик
 
- Я действовал аккуратно, что бы никто не услышал
 
- Недостаточно аккуратно. Я прочел все твои движения. Я все видел. А когда об их судьбе узнает хозяин, Паладины придут за тобой
 
- Пусть приходят. Живым они меня не возьмут
 
- Тебе нравится убивать, Влад?
 
- Какого хрена ты знаешь мое имя?
 
- Я спросил, тебе нравится убивать, Влад?
 
- Мне все равно. Ты кто?
 
- Тебе было «все равно», когда ты убивал этих людей?
 
- Мне все равно на предателей, выдавших нас Амаррцам
 
- Я бы может поверил, если бы ты при этом их не ограбил
 
- Нажимай курок и не трать мое время
 
- Оружие, приставленное к твоей голове, тебя не волнует?
 
- Единственное, что меня волнует, это перспектива стать рабом. А теперь нажимай гребаный курок или убирайся
 
- Ты станешь хорошим солдатом, Влад
 
- Ты че твори…
 
- Мы сделаем из тебя убийцу получше, Влад. Ради Минматар. Приятных снов
 
Возбужденный голос пилота, доносившейся из колонок Рифтера, вырвал его из болезненных, но бережно хранимых воспоминаний.
 
- Вальклиры, нам дан зеленый свет, повторяю, зеленый свет. Прыжок в CZ через семь секунд…шесть…пять. Бортинженер, проверь и переведи в боевой режим оборудование, будет жарко.
 
Огни зажглись красным, и Капитан Влад Кинтреб полностью очнулся ото сна. Вошел бортинженер, и начал помогать солдатам, сидящим напротив друг друга на скамейках, фиксировать ремни. Работал он тихо, с уважением относясь к недолгим минутам покоя, оставшимся этим людям.
 
«Двадцать лет» - думал Влад, пробегая глазами список развешенной на нем амуниции – «Двадцать лет прошло с тех пор, как Вальклирский вербовщик забрал меня из тех проклятых переулков. Интересно, что бы он сказал об этой самоубийственной миссии».
 
Бортинженер подошел и затянул ремни, которыми было пристегнуто снаряжение. Капитан Кинтреб, как и остальные Вальклирские коммандос, был буквально увешан оружием: штурмовая винтовка, пистолет, запасные обоймы и боевой нож, известный как «Кри’Так». Некоторые носили с сбой специализированное снаряжение, но для этой миссии скрытность была важнее грубой силы, а потому необходимо было передвигаться налегке. Убедившись, что винтовка плотно пристегнута к груди, он прошелся по остальному снаряжению, висешему по бокам и на ногах. Уверившись, что все останется там, где ему и должно быть, он направился к следующему коммандос.
 
Солдаты сидели тихо, каждый по-своему справляясь с давлением. Некоторые, безмятежно закрыв глаза, медитировали, некоторые – концентрировались на голографической схеме операции перед глазами. «Сколькие из нас вернуться домой» - подумал Влад – «и вернется ли кто-то вообще». На полу отображалась трехмерная карта Диемнон. Вентиляционная шахта, в которую должен был пройти Омикрон, была помечена как «Врата Ада».
 
- Изучите карту - начал инструктаж Влад – Знайте каждую мелкую деталь. Среди вашего снаряжения есть копии, но лучше запомните.
 
- Какие-нибудь последние изменения? - подал голос один из солдат.
 
- Нет, Тамгар» - ответил Влад – на данный момент никаких изменений.
 
- А что насчет пропавших Старейшин - спросил другой – О них что-нибудь известно?
 
- Нет, Круган - ответил Влад – Но предполагается, что они еще живы.
 
Несколько солдат обменялись взглядами, и Влад про себя отметил, кто именно это был. Он решил развеять невысказанные сомнения до того, как те окончательно укрепятся.
 
- Я знаю, о чем вы думаете, но если существует лишь малейшая вероятность, что они еще живы, наши жизни стоят того, что бы ее проверить - сказал Влад - Без этих Старейшин… Не думаю, что мне нужно разъяснять последствия.
 
Все, кроме Тамгара, согласились. «С этим будут проблемы» - почувствовал Влад – «Я должен разобраться с ним на глазах у всех».
 
- Мы – клинок Минматар» - начал Влад – И духи Эанны с нами. Миссия будет нелегкой, но это не отчаянная попытка. Мы преуспеем.
 
Тагмар не сдавался:
 
- Преуспеем даже без Старейшин?
 
Неуверенность погубит его куда быстрее Амаррских пуль.
 
Первостепенная задача «Бури», Тагмар, - выяснить, живы ли взятые на Эанне в плен Старейшины. Если это так, то мы должны доставить их домой.
 
Сделав секундную паузу, Влад добавил:
 
- Ты в деле?
 
- Я – Вальклир - обиженно прорычал Тагмар – Конечно я в деле.
 
Набирающий скорость для варпа Рифтер слегка накренился.
 
- Как и я - ответил, Влад, в этот раз предав голосу больше решительности – И все воины на борту этого корабля.
 
 

***

 
 
 
Регион Дерелик- Созвездие Агу
Система Хахил: Планетезималь Диемнон
 
 
Планеты системы Хахил вихрем проносились мимо Атрона, проходившего последний отрезок на пути к Диемнон. Адреналин вытеснял из крови наркотики по мере того, как Виола осознавал всю опасность авантюры, в которую она ввязалась. «Это того стоит» - думала она, разгрызая очередную таблетку – «Особенно если падение Эанны объяснит причину, по которой Орден вышел на прямой контакт с нами». Она еще раз проверила работоспособность приемников, проведя тесты на электромагнитной и подпространственной частотах. Виола не знала, чего ей стоит ожидать, и по причинам, включавшим что угодно кроме попыток доказать существование Ордена РСФ или кому-либо еще, собиралась записывать мельчайшие детали встречи.
 
Остановка варп-двигателей сбила дыхание. На варп-ядре появилась маленькая красная точка, и затем начала расти, пока отвратительное лицо Диемнон не закрыло собой все остальное. «Камень Демона» - подумала она, глядя как потоки лавы текли по поверхности искромсанного мира. Сенсоры фрегата незамедлительно выдали предупреждение о приближающемся метеоритном шторме, и Виола заметила, что пространство за Диемнон все усыпано светящимися точками. «Груул Шатан» - поняла она – «Солнечный свет отражается от бесчисленных валунов, пролетающих сотни метров в секунду».  Одна из лампочек передатчика дико мигала, свидетельствуя об отчаянных попытках Баера с ней связаться. Подумав сначала отвеить, она отказалась от этой идеи. «Какое мне до него дело?» - спросила она себя – «Записи ответят на все вопросы за меня…»
 
Внезапно Виолу кинуло из кресла, и все системы Атрона одновременно отключились: экраны и огни кабины потемнели, а температура начала падать. Испугавшись за свою жизнь, Виола схватила кислородную маску посмотрела вниз, проверяя, все ли ремни пристегнуты. Корабль озарила вспышка, и ее взгляд приковало к сцене, разворачивавшейся снаружи.
 
Всего в нескольких метрах от Атрона дрейфовал транспортник класса Бестовер, настолько близко что Виола могла прочитать религиозную надпись Амарр, выгравированную на его борту. Выглядел он покинутым: навигационные огни не горели, внутри тоже было темно, и корабль медленно вращался вокруг своей оси. «Два мертвых корабля» - думала Виола, пытаясь вернуть свой фрегат к жизни – «Какого черта мне теперь делать?»
 
Внезапно в глубине ее черепа появилось странное ощущение, быстро распространившееся до кончиков ушей. Отпустив управление, она рефлекторно схватилась за шлем.
 
«Две жертвы во имя высшей цели, Виола Антионнес»
 
От жуткого голоса, ворвавшегося в ее уши, Виолу скрутила конвульсия. Ничто в корабле с отключенной электроникой не могло генерировать подобные звуки. И, тем не менее, голос говорил словно бы изнутри.
 
Перед ее глазами проплыла банка таблеток. Невесомость.
 
«Пристрастия» - прошипел голос – «Вы и безнадежные пристрастия вашего вида»
 
Виола попыталась успокоиться, приняв тот факт, что Орден полностью контролирует ситуацию. В голосе слышалась ярость, и она решила, что не прерывать его будет мудрее.
 
«Пристрастие к силе, к жадности, к похоти, к богам… наркотикам, что ложно удовлетворяют потребность. Ты понимаешь, что это за потребность?»
 
Температура внутри Атрона продолжала падать, и с этим ничего нельзя было поделать. Забросив попытки запустить двигатели, Виола уставилась на дрейфующий снаружи Бестовер.
 
«Потребность в свободе от страха и неопределенности, дитя. Старейшины Минматар контролировали свой страх неизвестного, воспитывая в себе терпение и стремясь к просветлению. Их стремление объединяло целый народ! Их племена действовали как единое целое, при этом даже не являясь единой нацией. Ни одна из рас не была так близка к достижению того, что достигли мы. Но Амаррцы…»
 
Взгляд Виолы упал на надпись на борту Бестовера: «Волею Господа: Амарр Непобежденный»
 
«Амаррцы со своим страхом, со своим пристрастием, со своим невежеством! Эанна была последним примером того, что человечеству необходимо эволюционировать, раз и навсегда избавившись от страха, и принять просветление, хранившее нас на протяжении тысячелетий!»
 
Сначала звучало так, будто песчинки ударялись об металл, затем в обзорную панель влетел случайный осколок. «Шторм близко» - подумала Виола, сильнее обычного вгрызаясь в таблетку. Светящиеся точки по ту сторону Диемнон начали принимать очертания астероидов.
 
«Слишком часто. Слишком часто людские пристрастия уничтожали вековой прогресс. И снова история собирается нас подвести, отняв право идти бок о бок с вами».
 
Внезапно системы Атрона снова заработали, и банка болеутоляющего рассыпалась, ударившись об панель управления. По обзорной панели били первые кусочки Груул Шатана, преломляя свет.
 
«С момента крушения ворот Нью Идена не было времен темнее! Найдешь ли ты в себе силы восстановить то, что было потеряно на Эанне?»
 
Пронзительно завопила сигнализация – сенсоры Атрона зарегистрировали появление семи военных кораблей Империи. Виола с ужасом наблюдала, как все они начли брать ее корабль в цель.
 
«Или наследием человечества навсегда останется это...»
 
Виола вскрикнула, увидев, как Бестовер взорвался ослепительной вспышкой, осыпав Атрон грудой обломков. Системы кричали о неминуемой опасности, пока она шарила в поисках элементов управления, запускающих варп-двигатели.
 
Жуткий вид трупов, плавающих среди останков погибшего транспортника, заставил ее провозиться на несколько секунд дольше необходимого.
 
 

***

 
 
 
Регион Дерелик – Созвездие Агу
Система Хахил: Псевдопланета Диемнон
Линкор Класса Армагеддон «Непроницаемая»
 
Фаус Акредон не мог поверить своим глазам. Тела восьми Амаррских первосвященников были всем, что осталось от Бестовера, который он вызвался защитить. Одни из них принадлежало Апостолу Тадж Рукону, который посылал сигнал о помощи. «И Федерация в ответе за это вероломство» - думал он – «Господи, вот еще один враг, которого мне предстоит уничтожить во Имя Твое!»
 
Голос канонира был окрашен гневом:
 
- Цель помечена как Ноябрь-Один. Расстояние – пятьдесят восемь километров. Заряжены радио кристаллы. Ваши приказания, мой Лорд?
 
Прежде чем Фаус успел ответить, заговорил тактик:
 
- Новый контакт на три-пять-ноль, расстояние примерно 71 километр! Минматарские повстанцы, мой Лорд!
 
Посмотрев на тактический дисплей, Фаус насчитал тридцать боевых кораблей врага. Невзирая на обстоятельства, он решил прежде отомстить за убийство святых, а уж затем отводить флот.
 
- Канониры, наведите турели один и два на Ноябрь-Один и открывайте огонь.
 
 

***

 
 
Регион Дерелик – Созвездие Агу
Система Хахил: Псевдопланета Диемнон
Линкор Класса Тайфун «Адский Призрак»
 
Все собравшиеся на мостике члены команды видели, как два красных луча врезались в борт Атрона, и тот бешено закрутился на месте. Амаррцы только что выстрелили по невооруженному кораблю Федерации Галленте, не проявлявшему никаких видимых признаков агрессии.
 
Но Карта не интересовал бесконтрольно несущийся в сторону поверхности мелкий фрегат. Его взгляд был прикован длинному золотистому контуру линкора класса Армагеддон, отображенному на тактическом дисплее. «Непроницаемая» - думал он про себя – «Возможно судьба не настолько несправедлива, как я полагал».
 
 

***

 
 
Регион Эссенс – Созвездие Крукс
Система Ренин: Планета IX – Луна 4
Штаб Разведывательной Службы Федерации
 
 
Баер с ужасом смотрел на телеметрические данные, предсказывающие неминуемую смерть Виолы. «Амаррцы» - не мог поверить он, протягивая трясущуюся руку к передатчику – «Чертовы Амаррцы ее атаковали!»
 
- В чем проблема? - резко спросил голос на другом конце. Баер быстро заговорил, одновременно следя за телеметрией.
 
- Боевой флот Амаррцев только что атаковал корабль Виолы в Диемнон, Полковник.
 
- Что она там делала?
 
- Скорее всего, расследовала спасательную операцию, о которой мы говорили.
 
Ее корабль в огне, понял Баер. И крутится так быстро, что она, скорее всего, уже потеряла сознание.
 
Скорее всего, Лейтенант-Полковник?
 
- Она отключила передатчик до того, как я успел спросить» - ответил он, в ужасе смотря на данные - Ударные силы Минматар были свидетелями атаки. Прямо сейчас они вступают в бой с Амаррским флотом.
 
- Прямо сейчас? На Диемнон?
 
- Так точно. Но скоро телеметрия пропадет, корабль Виолы через несколько секунд…
 
Но закончить предложение Баеру так и не удалось: датчики Атрона зарегистрировали выход из режима невидимости Джовианских фрегатов класса Призрак в нескольких метрах от обреченного фрегата Виолы. 
 

 

 

 

спойлерГлава III

 

 

Война вовсе не тот ужасный конец всего, которого так боится человечество. Конфликт привносит в природу баланс, ибо та приспосабливается, мутирует, и в конце концов становится сильнее. Человек царь природы именно потому, что эти мутации мы можем выбирать себе сами. Так мы можем ускорить неизбежное доминирование нашего вида. Воюя, мы можем выбирать время и место, в которых мы станем сильнее. Война не ад, совсем. Война прекрасна. Война священна.
 
– Верховный Адмирал Мекиот Сарум, отрывок из речи перед Паладинами-выпускниками Имперской Академии, 23215 Н.Э.
 
 
Безразличная жестокость рабского ошейника заставила нас забыть, из какого племени мы родом, а ужасы войны объединили нас как Минматар.
 
– Исиннур Урлбралд, Исторический Архив Совета Верокиор, 23217, Исторический Архив Совета Верокиор, 23217 Н.Э.
 
 
 
Регион Дерелик – Созвездие Агу
Система Хахил: Планетозималь Диемнон

 
 
На залитые кровью глаза Виолы упал луч света, медленно начавший расширяться в тоннель. Вызванная вращением Атрона гравитация с чудовищной силой давила на каждый ее мускул. Фрегат кренило в сторону Диемнон, а на другом конце тоннеля начало расплываться тошнотворное черно-оранжевое пятно. Смерть неминуемо приближалась под рев тревоги и запах дыма.
 
Борясь с чудовищным давлением, вжимающим ее в кресло, Виола правой рукой ухватилась за рычаг управления, и начала двигать им из стороны в сторону. Ни одна из систем фрегата не отвечала. Спастись из обреченной посудины было невозможно, звать на помощь – бессмысленно. Отпустив управление, она задумалась, заметит ли хоть кто-нибудь ее смерть, и поняла, что в эти последние моменты вместо интереса к Ордену она испытывала кипящую ненависть.
 
Но затем оранжево-черный сменился голубовато-белым, а видимость тоннеля стала быстро исчезать по мере того, как вращение Атрона замедлялось. Диемнон перестала крутиться, превратившись в ровную линию на горизонте, и мускулы Виолы наконец-то расслабились. Из динамиков все еще доносились зловещие сообщения о поврежденных или неработающих системах, но полет к поверхности Диемнон теперь проходил спокойно и ровно.
 
Собрав остатки сил, теряющая сознание Виола слегка повернула голову и увидела Джовианский «Призрак», пролетающий всего в нескольких метрах от обзорной панели.
 
 


***

 
 
«Как им это удалось?» – пробормотала пилот Омикрона-Один, переключая тягу. Сердце ее билось быстрее, чем на бегу.
 
– Командир-Коготь, это Омикрон-Главный, докладываю, Джовианцы стабилизировали Атрон и буксируют его.
 
В наушнике раздался искаженный помехами голос:
 
– …повторите, Омикрон, вы сказали…буксируют его?
 
Над обзорной панелью пронесся астероид размером с контейнер.
 
– Дерьмо! То есть подтверждаю, я только что пролетела мимо них, у этого фрегата снесена вся задняя часть, при этом он идет на одной скорости с «Призраками». Омикрон-Два, можете подтвердить?
 
– Командир-Коготь , это Второй, подтверждаю…Атрон…разорванный…Джовианцы используют….вроде тракторного луча…к поверхности…проклятые астероиды, это…ий край…шторма….
 
Пилот Омикрона-Один скривилась, прекрасно, несмотря на помехи, понимая, что именно пытался сказать Омикрон-Два. Передний край Груул Шатана был почти над ними, и боковым зрением она заметила взрывные волны от метеоритов, бивших по поверхности Диемнон.
 
Пронесся еще один астероид, запустивший на Рифтере сигнал тревоги. Обзорная панель засветилась красным – тысячи маленьких снарядов начали биться о щиты. До Врат Демона было еще 100 километров, которые проходили практически прямо через шторм. Идеей планировщиков было пустить фрегат носом к шторму, что бы снизить вероятность случайного попадания. «Довольно вольное допущение» - думала пилот, увеличивая тягу – «Думать, что возможность видеть эти гребаные астероиды поможет нам как-то избежать встречи с ними».
 
Радио снова ее отвлекло:
 
– …один, проверь на шесть часов, эти Джовианцы….
 
Отважившись отвести взгляд от обзорной панели, пилот Омикрона бросила взгляд на камеру заднего вида. В попытках избежать столкновения с астероидами она потеряла контроль над пространством позади корабля. И в сражении это было практически смерти подобно.
 
 

***

 
 
– Адмирал, Джовианцы идут прямо за Омикроном-Один – неверящим голосом сказал один из тактиков – а Атрон следует ровно за ними!
 
Карт метнулся к другой стороне мостика. Какого черта они здесь забыли? «Призраки» вместе с Атроном все еще находились от его флота на расстоянии выстрела, но с каждой секундой удалялись. У этой спасательной операции свидетелей быть не должно!
 
– Передайте приказ крейсерам Аль Хакис и Саркос. Взять в цель всю группу, но без моего приказа не стрелять.
 
– Так точно, сэр. Призраки обозначены как Сигма-Один и Два, Атрон – Бездна-Один.
 
«Чертовы Джовианцы» – раздраженно подумал Карт – «Если они не собираются стрелять, то что вообще здесь делают?»
 
– Навигация!
 
– Так точно, сэр!
 
– Курс на сближение с «Непроницаемой», максимальная скорость! Таклеры!
 
Из динамиков раздался искаженный помехами голос:
 
– Отряд таклеров ждет приказаний.
 
– Вашей основной целью будет «Непроницаемая» – прошипел Карт.
 
Шторм на тактическом дисплее уже практически вплотную подошел к ударной группе Амаррцев, и времени на отступление у них становилось все меньше. За всю свою жизнь он не испытывал большей кровожадности.
 
– Как можно быстрее приблизьтесь на расстояние скрамбла. Через пару секунд наши канониры нейтрализуют их крейсера. Я хочу, что бы этот корабль стоял смирно, все ясно?
 
– Принято, выдвигаемся.
 
Шесть фрегатов класса «Слешер», составлявшие отряд таклеров, отделились от основной группы, направившись в сторону «Непроницаемой». Их перемещения шестью красными точками горели на тактическом дисплее.
 
– Адмирал, – прервал тактик – Саркос и Аль Хакис не могут взять в цель Сигмы и Бездну – Джовианцы слишком близко к Омикрону-Один!
 
 

***

 
 
– Капитан Рифтера, это Джовианский фрегат на шесть часов – представился голос – ваших возможностей недостаточно для маневрирования на этой дистанции. Запрашиваю разрешение перехватить управление.
 
В душе пилота Омикрона-Один смешались ужас и ярость.
 
– Назад, или я открываю огонь! – выкрикнула она.
 
Параллельно ей летел искореженный Атрон, а Джовианский «Призрак» шел впереди формации, и его хвост смотрел прямо на середину обзорной панели. Второй «Призрак» находился ровно позади группы. Все корабли находились в десятке метров друг от друга. Это, безусловно, являлось самым искусным пилотированием, которое пилот когда-либо видела, но для комплиментов время было неподходящим.  
 
Устрашающе спокойный голос снова заговорил.
 
– Капитан Рифтера, мы обладаем умениями и технологиями, которые позволят нам безопасно провести ваш корабль к месту назначения. Разрешите помочь вам.
 
– Я сказала, убирайтесь отсюда на хрен! – приказала она – Вы нас всех поубива…
 
В поле зрения появился гигантский астероид, и пилот, крикнув, потянула на себя рычаг управления. Рифтер едва разминулся с опасностью, и пилот снова выровняла курс. «Призраки» вместе с Атроном немедля вернулись на свои позиции.
 
Все тот же голос продолжил, неспешно и безэмоционально:
 
– Капитан, сделать это самим у вас не получится, вам придется доверится нам. Мы перехватим управление…сейчас.
 
Она попыталась снять орудия с предохранителя, и закричала, увидев, что прямо на фрегат несутся еще астероиды. Не откликаясь на ее попытки дернуть рычаг на себя, Рифтер скользнул вниз, элегантно избегая катастрофы.
 
 

***

 
 
Регион Домейн – Созвездие Тронных Миров
Система Амарр: Планета Орис
Станция Императорской Фамильной Академии: Виртуальный Командный Центр Военно-Космических Сил Империи

 
 
Верховный Адмира Мекиот Сарум, положив руки на стол, рассматривал отображенную на голографическом дисплее ситуацию над Диемнон и слушал отчет Коммодора Акредона.
 
– Джовианцы вмешались…справедливость…спасли Галлентский…появилась ударная группа Минматар…то же время, мой господин.
 
«Появляется любопытная возможность» - думал Мекиот, рассматривая небольшую группу точек, движущуюся отдельно от основных Минматарских сил.
 
– Куда направляются эти фрегаты, Коммодор?
 
– Прямо по направлению…главной шахты комплекса. Мы не можем связаться ни с кем внутри…предупредить их из-за метеоритных ударов на поверхности…Мой лорд, мой флот…огромной опасности из-за Груул Шатана…разрешение отступить…вернуться когда пройдет шторм.
 
Возможностью не стоит пренебрегать.
 
– В разрешении отказано, Коммодор. Галлентское судно должно быть уничтожено вместе с Минматарскими фрегатами, направляющимися к поверхности – Мекиот на секунду задумался – И тела священников должны быть возвращены любой ценой.
 
По затемненной комнате пронесся звук статических помех, и тактических дисплей на столе на секунду погас. Мекиот оглядел комнату, позволив себе улыбнуться. Возможно, божественное вмешательство? Думаю нет.
 
– Вы слышите меня, Коммодор?
 
– Да, мой господин, но что на счет жизней…моей команды? ...должны понимать, что просите…
 
Мекиот разгневался.
 
– Вы ставите под вопрос мои приказания, Коммодор?
 
Повисла пауза.
 
– Нет, мой господин.
 
– Хорошо – ответил Мекиот – Я доложу Его Величеству об измене Федерации, а так же о вашем достойном истинного героя обещании вернуть тела святых для подобающих похорон.
 
Дисплей снова мигнул.
 
– Будет сделано, мой господин.
 
Скопище красных кругов, обозначавшее самую плотную группу астероидов на поясе, приближалось к кораблю Акредона.
 
– Надеюсь, что будет, Коммодор.
 
 

***

 
 
Фаус Акредон не мог поверить своим ушам. Стоявшие на мостике офицеры были смертельно бледны, так же хорошо, как он, понимая, что Верховный Адмирал Сарум только что послал их на смерть. Фаус молча уставился на тактический дисплей, понимая всю безнадежность затеи, которую ему было поручена – а точнее приказано – исполнить. Времени отварпать на безопасное расстояние уже не было.
 
«Господи» - думал Фаус – «Мной только что пожертвовали? Или предали?»
 
– Навигация.
 
– Да, мой господин? – молодой человек, чей возраст приближался к тридцати и чьей фамилией было Дерован, привлек его внимание. Фаус чувствовал, что тот боится умереть, но свой пост не покинет до самого конца.
 
Верь, приятель. Рай ждет.
 
– Развернитесь на 45 градусов влево и расположите нас бортом к астероидам. Включите сигнал эвакуации. Весь не ключевой персонал должен немедленно покинуть корабль – Фаус на секунду прервался, рассматривая шокированные лица своих офицеров. Ни один из них не мог и представить, что однажды их благословенный Адмирал отдаст такой приказ – Cкажите команде, что отправлены будут только спасательные средства, находящиеся в бортовой части. У них намного больше шансов выжить, будучи выброшенными на Диемнон, нежели в этом метеоритном шторме.
 
Глаза лейтенанта Дерована остекленели. Затем он начал выкрикивать команды собственным подчиненным.
 
По всей «Непроницаемой» ревели сирены, а из динамиков разносился приказ «покинуть корабль». Тысячи членов команды покидали боевые посты и начинали процедуру эвакуации, которая, как они думали, им никогда не понадобится. На правом борту спроецированной на главный экран мостика «Непроницаемой» начали зажигаться огни. Первые из спасательных транспортов – на каждом могло разместиться до пятнадцати членов команды – уже были отправлены.
 
Фаус скривился, бросив взгляд на группу астероидов размером с крейсер, несущуюся по направлению его флота.
 
– Инженерная!
 
Грубый голос ответил:
 
– Жду приказаний, мой господин.
 
Донувус… тебя будет не хватать.
 
– Я отдаю в ваше распоряжение три четверти капаситора – направьте их на усиление щита. Чем больше ударов он поглотит, тем больше времени у нас будет на эвакуацию.
 
– Что угодно для вас, мой господин.
 
Фаус боролся со слезами. На схеме зажигалось все больше огней – в последней битве «Непроницаемой» на постах останутся только ключевые члены команды. Он сфокусировал внимание на группе Минматарских фрегатов, несущихся к его кораблям.
 
– Маллер-Один, как слышите?
 
– …шо, мой гоподин.
 
– Отправьте самый быстрый корабль забрать тела священников. Затем он должен отступить и немедленно вернуться в Тронные Миры. Остальные крейсеры отправьте на перехват Минматарских фрегатов – огонь по контакту, цели выбирайте сами!
 
– Принято…атакуем.
 
Фаус смотрел, как на дисплее одинокий крейсер отделился от основного флота, в то время как остальные устремились в сторону Минматар, заполняя пространство ракетами.
 
– Канониры, расстояние до Ноябрь-Один!
 
– Шестьдесят восемь километров, мой господин!
 
«Слишком далеко для прямого попадания» – думал Фаус, сконцентрировавшись на тактическом дисплее и мысленно проводя вычисления – «если только залп не ляжет идеально…»
 
– Направить турели с первой по седьмую на Ноябрь-Один, радио-кристаллы, отслеживать с опережением ровно на три секунды. Только один залп, понятно?
 
– Так точно, опережение на три секунды, только один залп…
 
– Канониры, как только выстрелите, перенаправьте орудия налево, переключитесь на мультикристаллы и цельтесь в самый большой из летящих в нас астероидов. После этого цели выбирайте сами, понятно?
 
– Так точно, после залпа по Ноябрь-Один выбираем цели сами…
 
Офицер начал раздавать приказы команде, и огромные тахионные пушки начала свой поворот.
 
– Цель отслеживается, мой господин!
 
– Огонь!
 
 

***

 
 
 
Пилот Омикрона-Один в ужасе смотрела, семь ярко-красны лучей пронзили космос прямо перед идущим впереди «Призраком». Пять из них ударили по астероиду размером с крейсер, разломив его на три большие части и множество мелких. Сделав бочку и уйдя вниз, Рифтер едва избежал столкновения с двумя из них – обломки пронеслись прямо перед обзорной панелью. Затем астероиды впереди озарила яркая вспышка – те самые обломки врезались в Омикрон-Два, мгновенно его уничтожив.
 
 

***

 
 
 
– Адмирал, Омикрон-Два уничтожен… – сказал тактик «Адского Призрака»
 
– Игнорируйте – прорычал Карт. Все было кончено до того, как началось. – Расстояние до Маллеров?
 
– Сорок семь километров, определены как Майки с первого по пятый – ответил канонир.
Наведите турели на Майк-Один и пусковые установки на Майк-Два. Дайте два залпа по каждому, при необходимости работайте по остальным. Всем орудиям – огонь! Крейсера атакуйте по готовности!
 
– Так точно, сэр, атакуем …
 
Пол мостика заходил ходуном – артиллерия «Адского Призрака» выплюнула 1400-миллиметровые снаряды в первый Маллер, легко преодолев щиты и уничтожив Амаррский корабль с первого залпа. Пока его офицеры задавали новые цели, Карт снова повернулся к «Непроницаемой».
 
– Таклеры, расстояние до цели?
 
– Активируем сетки…скрамблеры прямо сейчас, сэр.
 
С высоты своего мостика Карт мог видеть, как вокруг «Непроницаемой» засияла голубовато-белая аура. Сетки быстро гасили инерцию линкора, и тот начал замедлятся, и затем остановился совсем. Турели на левой стороне корабля извергали в сторону астероидов разноцветные лучи, и контуры щита были прекрасно видны – небольшие фрагменты прорывались сквозь фейерверк. «Непроницаемая» переживала последние моменты перед тем, как встретить свою судьбу, достойную Амаррского Писания: быть буквально забитой насмерть камнями.
 
Всем, на что смотрел Карт были лучи тахионов – те самые, что испепелили его сына на Эанне. Огромные руки плотно сжались в кулаки, и от злости его начинало буквально трясти. До гибели «Непроницаемой» оставались считанные мгновения. «Умри, Акредон» - думал он – «Сдохни ужасной смертью, которую ты заслужил, хренов Амаррский трус!»
 
Зрелищем мести ему помешал насладиться пилот-таклер:
 
– Сэр, мы больше не можем держать эту орбиту…астероиды убьют нас…
 
Карт проигнорировал мольбы пилота.
 
– Ты готов умереть славной смертью, так же, как и все мы, Вальклир. Удерживайте сетки, пока я не скажу.
 
Едва он договорил, с тактического дисплея пропали четыре сигнала. Двумя были Амаррские крейсеры, последние жертвы непревзойденной огневой мощи «Адского Призрака». Двумя другими были фрегаты-таклеры, снесенные астероидами, в два раза превышавшими их по размеру. Но смерть их не волновала для Карта. Его полные садистского наслаждения глаза наблюдали за судьбой «Непроницаемой» - смерть с чудовищной скоростью летела на нее.
 
 

***

 
 
Фаус увидел чудовищный – больше 3000 метров в диаметре, по его подсчетам – астероид, и начал готовить душу к посмертию. Семь тахионов оставляли на серой поверхности лишь рытвины и кратеры, несмотря на все попытки канонира отсрочить неизбежное. Фаус понял, что ему пришло время очистить совесть.
 
– Спасайтесь! Быстро к спасательным капсулам!
 
Офицеры – все в поту и с выражениями отчаяния на лицах – обменялись встревожившими его взглядами. Ни один из них не двигался к выходу. Лейтенант Дерован сделал шаг вперед.
Фаус вытащил пистолет.
 
– Вы слышали, что я сказал? Прошу, спасайтесь! У вас максимум тридцать секунд. Мое место на корабле…
 
Офицеры бросились на Фауса, который был настолько не готов к такому повороту событий, что выронил оружие. Плотно схватив его за руки, они потащили его с мостика.
 
Крепко держа кулаки Фауса в руках, Лейтенант Дерован заговорил первым.
 
– Простите, мой господин, но мы должны это сделать…
 
Фаус попытался было вырваться, но они были слишком сильны.
 
– Остановитесь! Вы под моей ответственностью, у вас есть шанс продолжить жить…
 
Донувус ждал их у выхода с мостика, указывая прямо на офицерские спасательные капсулы, расположенные прямо за укрепленным проемом. Другой офицер вернул ему пистолет, насильно пихнув тот в кобуру.
 
– Это вам нужно продолжать жить, мой господин– сказал Донувус – приказ самого Императора. Если что-нибудь случиться с вами, пока вы под нашим надзором – он нам этого не простит. Вы ему как сын, а нам были отцом.
 
Фауса пропихнули в капсулу и запечатали за ним вход. Вскочив на ноги, он бросился обратно к двери, и бешено застучал по ней кулаком.
 
– Нет! Спасайтесь, умоляю вас!
 
Донувус включил внутреннюю связь.
 
– Мы находимся практически над главным портом Диемнон. Ваша капсула долетит туда на автопилоте – да отведет Господь астероиды с ее пути. На время Груул Шатана о вас позаботится охрана комплекса, затем прибудет помощь. Для меня было честью служить с вами, Коммодор Акредон. Во имя Амарр, живите!
 
Внешняя дверь закрылась, и тьма сомкнулась вокруг Фауса.
 
 

***

 
 
Ведущий «Призрак» резко повернул вверх, лавируя между астероидами, а затем резко спикировал к поверхности. Обзорную панель полностью заполнил гигантский кратер диаметром около двадцати километров, по краям которого проходили хребты по крайней мере трех километров высотой. Пилот не могла точно определить его глубину, но глубоко под поверхностью виднелись оранжевые бассейны магмы, и группа фрегатов направлялась прямо на них. «Наконец-то, Врата Ада» - подумала пилот – «И лишь половина из нас добрались живыми».
 
– Командир-Коготь – сказала она – Это Омикрон-Один, мы внутри. Повторяю, мы внутри Врат Ада…
 
Внезапно вновь обретя контроль над Рифтером, пилот увидела, как «Призраки» резко развернулись в прямо противоположном направлении, и двинулись к выходу их пещеры. Не успела она и глазом моргнуть, как юркие Джовианские фрегаты растворились в метеоритном шторме.
 
 

***

 
 
Фаус в ужасе смотрел, как титанических размеров астероид, влетел в переднюю секцию «Непроницаемой», дробя носовую часть и разламывая киль ровно напополам. Пару секунд обе части летели, испуская дым, словно кровь из пробитой артерии, а затем исчезли в сверкающей вспышке. Глаза Фауса ослепило взрывом, и он, отвернувшись от ужасного зрелища, упал на колени. Он шептал молитву за упокой душ тех несчастных, что остались на борту, и сетовал Богу, что не смог разделить их судьбу.
 
От громкого металлического лязга кровь в его венах застыла. Взобравшись на ноги, он бросил взгляд наружу, ожидая увидеть астероиды. Но вместо них там висел черно-зеленый корпус Джовианского «Призрака».
 
 

***

 
 
«Непроницаемая» - размышлял Карт, возвращаясь на мостик. Взрыв утихал. «Моя работа здесь окончена».
 
Шторм усилился, и еще два фрегата-таклера пропали с тактического дисплея. Он сел в капитанское кресло и щелкнул переключателем.
 
– Внимание всем кораблям, это Командир-Коготь. Отварпывайте на пятую луну Хахила Четыре. Перегруппируйтесь там и ждите моей команды. Тактика! Есть что-нибудь от Омикрона-Один?
 
– Так точно, сэр, они только что вошли во Врата Ада
 
Небольшая деталь перед тем, как мы покинем это проклятое место.
 
– Быстро соедините меня с ними…
 
 

***

 
 
Влад не мог поверить, что еще жив. Быстрым взглядом окинув кабину, он понял, что остальные разделяют его удивление. Но еще в их глазах читалась скорбь по погибшим на Омикроне-Два. «Для них это произошло мгновенно» - думал он – «Что за трагичная потеря. Подобные им воины должны умирать с оружием в руках, а не пристегнутым к груди».
Радионаушник загудел. Это был Адмирал Карт Мутана. Передача была сильно искажена, но инструкции были предельно ясны.
 
– …крон-Один, захватите…посадочную площадку в первую очередь…Капитан Кинтреб…я хочу, что бы вы убили…Джовианцев…ни одного свидетеля этой операции…в отношении Галлентского пилота…встанет на пути…разрешаю уничтожить…тоже…Старейшины…главная задача…понятно выражаюсь?
 
Соединение разорвалось до того, как Влад сумел ответить. Фрегат, слегка увеличив скорость, двинулся вперед. Огни кабины загорелись красным, и ремни, державшие солдат, расстегнулись. «Цель Номер Один: Убить Джовианцев» – думал Влад, сигналами приказав солдатам закрепить на оружии глушители – «Не думаю, что это когда-либо случалось».
 
 

***

 
 
Регион Домейн – Созвездие Тронных Миров
Система Амарр: Планета Орис
Станция Императорской Фамильной Академии: Виртуальный Командный Центр Военно-Космических Сил Империи

 
Тактический дисплей замигал, а затем внезапно погас. Пока слова «Сигнал Потерян» бежали по экрану, Верховный Адмирал Мекиот Сарум размышлял о последствиях своих действий. «Мученическая смерть всеми любимого Коммодора» - думал он – «Убит при попытке спасти Апостола Совета. Амарр будет скорбеть, но со временем память о нем исчезнет». Кровная связь Фауса Акредона с Домом Кадор делала его законным претендентом на унаследование престола Императора Хейдерана. Смерть императора, жившего уже более четырех столетий, могла произойти в любой момент, даже если машины могли поддерживать его еще сотни лет. Время его рано или поздно придет, и Мекиот хотел, что бы Дом Сарум был готов взять власть, когда это случиться.
 
«Акредон был бы самым достойным чемпионом Кадор» - думал Мекиот, развертывая карту Созвездия Агу – «И даже после смерти он опасен». Несколько боевых соединений Империи группировались в Хахиле, охраняя звездные врата и блокируя проходы в соседние системы. Охота на ударные силы Минматар, ответственные за гибель величайшего героя Амарр, началась, и как только пройдет Груул Шатан, батальон Паладинов совершит рейд на горнодобывающий комплекс, и разберется с любыми засевшими там повстанцами.
«Мученик или нет, трон когда-нибудь займет Дом Сарум» - думал Мекиот. Он отдалил карту, а затем переместил ее к созвездиям на Джовианской территории. Он запустил руки в изображение, воображая богатства, ждущие его там. Фаус Акредон помог мне завоевать Минматар. А после смерти поможет мне завоевать еще и Джовианцев.
 

 

 

спойлерГлава IV

 

Какое испытание сильнее открывает душу человека – то, в котором ему придется доказать свою веру, или же то, что приходит к тому, кто считал, что вера его уже доказана? Если ответ на этот вопрос известен тебе, то ты так же знаешь, которое из них суровей карает неудачу. Лишь раз откроются для тебя врата рая; горе душе, осмелившейся постучать дважды.
 
– Книга Предназначений, 5:14, Писание
 
 
На протяжении истории, цивилизации делали воинов из самых сильных своих представителей. Минматар, чьих сильных отняли смерть и рабство, не мог удовлетворить подобный подход. Вместо этого они взяли своих самых отъявленных негодяев – воров, мошенников и убийц – и превратили их в солдат. Этих людей назвали «Вальклирами».
 
– Архивы Федеральной Разведывательной Службы (засекречено), Документ NJ-F22, «История Развития Пехоты Минматар»
 
 
 
 
Регион Дерелик – Созвездие Агу
Система Хахил: Планетезималь Диемнон
Горнодобывающий Комплекс Диемнон: Главный Посадочный Ангар

 
 
Спрыгнув с трапа, Влад бросился к каменным завалам, лежавшим вдоль взлетно-посадочной полосы. Позади него остальные Вальклиры разделялись на группы по двое, выискивая укрытия, из которых было бы хорошо видно гигантский тоннель, уходящий к стыковочному узлу. Некоторые начали быстро взбираться по крутым стенам ангара, прячась над выступами и исчезая в тенях, отбрасываемых висящими сверху прожекторами.
 
Влад нашел укрытие в камнях прямо на полосой, смотревшее ровно на ведущий в комплекс шлюз. Рифтер все еще стоял на площадке, и дверь его была нарочно оставлена открытой. План был в том, что Джовианцы, предположив, что они уже вошли в комплекс, выйдут из своих кораблей прямо под перекрестный огонь Вальклирских винтовок. По щелчкам в наушнике он понял, что несколько солдат уже находятся на своих позициях и ждут приказаний.
 
Несмотря на то, что они находились в тридцати километрах под поверхностью, Влад все еще мог слышать приглушенные удары метеоритов далеко вверху. В целях экономии Амаррцы не закачивали новых воздух на место того, что покинул ангар через открытый шлюз. Они пока еще могли дышать без кислородных масок, но все могло измениться в любой момент. В следующий когда откроется шлюз – что должно было произойти в течение ближайший минут, когда вернуться фрегаты Джовианцев – весь оставшийся воздух улетучится.
 
Влад осмотрел местность сквозь прицел от винтовки. Ангар был огромной пещерой, вырытой в поверхности Диемнон силами Амаррской взрывчатки и Минматарских рабов. Три пары стабилизирующих ригов были встроены в стены на расстоянии 700 метров друг от друга – на каждом из них могло припарковаться по оному транспортнику класса Бестовер, разгрузиться и затем принять на борт необработанную руду. Пространство ангара было организованно специально под этот тип кораблей – ничего крупнее внутрь пройти не могло.
 
Двигая прицелом в сторону Рифтера, Влад заметил пятна крови, разлитой по всей взлетно-посадочной полосе. «Должно быть, восстание окончилось здесь,» - подумал он, отмечая, что пятна были разной формы. Темные лужи там, где истекали кровью изувеченные жертвы. Мелкие брызги от огнестрельных ранений. Лужи погуще, оставшиеся от ударов кулаков и тяжелых предметов. Без сомнения, это было местом жестокой схватки, унесшей жизни множества людей. «Хорошая смерть для этих рабов,» – думал Влад, прикрепляя прицел обратно к винтовке, - «Погибнуть, убивая Амаррцев – о большем они не могли и мечтать».
 
Порыв ветра поднял в воздух немного пыли, и на другом конце ангара пронзили темноту две пары лучей. Влад увидел, как расположившийся на карнизе недалеко от него Тамгар дернул винтовкой в сторону, уперев дуло в стену. «Ему пора бы взять себя в руки,» - думал Влад, - «Или вскоре он станет еще одним пятном на полосе».
 
 


***

 
 
– Время проснуться, Виола.
 
Голос доносился от одного из призраков, окружавший ее на бесплодной равнине. Прямо впереди была гробница, и труп безымянного героя все еще ждал внутри. Появившаяся из толпы рука дотронулась до нее. Виола в ужасе отступила.
 
– Медленно, открывай глаза…
 
Повернувшись в сторону, откуда протягивалась рука, она увидела, как на одном из призраков начло появляться лицо: иссиня-черные глаза, окруженные мертвенно-бледной плотью, покрытой темными венами, проходившими от макушки до челюсти. Водохнув, Виола замерла. Рука существа мягко накрыла ее рот.
– Твоя первая встреча с Джовианцем, как я вижу, – в голосе, настолько же жутком, насколько успокаивающим, слышались синтетические нотки – Непростое зрелище для вашего вида, я понимаю.
 
Виола поняла, что лежала на спине, а Джовианец склонился над ней. Когда он убирал руку, она поняла, что та не ощущалась как что-то органическое. «Стекло,» – подумала она, – «Выглядит и ощущается как стекло!».
 
– Меня зовут Гриус, и я здесь, что бы защитить тебя и помочь Минматарцам в их миссии по спасению Старейшин.
 
«Какого черта,» – подумала она, – «Защитить меня?». Быстро осмотрев свое тело, она почувствовала небольшой дискомфорт в ногах и груди. Но больше всего болели глаза.
 
– Ты подверглась огромному давлению гравитации, когда твой корабль потерял управление, – сказал Гриус, помогая ей встать, – У тебя лопнуло несколько глазных артерий, что объясняет твою внешность. У меня здесь нет оборудования, необходимого, что бы их поправить, зато бесчисленные разрывы мышц вдоль диафрагмы, брюшной стенки и кровеносных сосудов ног мне восстановить удалось.
 
– Что не так с моей внешностью? – спросила Виола, медленно поднимаясь на ноги.
Небольшая комната была забита оборудованием, не похожее ни на что, виденное ею ранее.
Гриус махнул рукой, и на стене появился экран.
 
– Я знаю, как ваш вид одержим внешностью. Суда, пожалуйста.
 
Виола сделала пару осторожных шагов вперед. Худосочный Джовианец был не выше 180 сантиметров. Все его тело, кроме головы и рук, было покрыто броней. Под взглядом этих бездонных шаров она начинала чувствовать себя несколько некомфортно. Повернувшись к экрану, Виола ахнула, увидев свое отражение: белки ее глаз были полностью красными.
 
– Со временем они излечатся, и зрение не пострадает, – сказал Гриус, осторожно беря ее за руку, – За спасение своей жизни тебе стоит благодарить пилота этого корабля.
 
«Я на корабле?» - спросила она себя, борясь с желанием отдернуть руку.
 
– Хочешь сказать, что пилот не ты? – задала она вопрос, проводя пальцами по векам.
 
– Нет, он нас слышит, – ответил Гриус, и несколько дверей перед ним отъехали в сторону, – Можешь поговорить с ним, если хочешь.
 
«Это безумие» – думала она, поднимая глаза на освещавшие коридор лампы коридора.
 
– Эм, спасибо?
 
Дверь за ними закрылась, и похожий на Гриуса жуткий голос эхом прокатился по коридору.
 
– Всегда пожалуйста, Виола.
 
– Могу я поговорить с ним напрямую? – спросила она, – Я хотела бы лично выразить свою признательность. Еще одна дверь распахнулась, пропуская их в комнату с более высокими потолками. Комната была освящена красным, а ее металлические стены были покрыты зловещими надписями и электроникой.
 
– Боюсь, что не здесь, – сказал Гриус, немного сильнее сжав ее руку, – Ступай ровно за мной, Виола. Эта комната отличается от остальных.
 
Тут кое-что привлекло ее внимание, и по ее спине пробежали мурашки. «Стены,» - поняла она, – «Либо у меня все еще приход, либо, я клянусь, что мы здесь не одни».
 
Голос пилота эхом раздался в кабине.
 
– Приготовьтесь сойти.
 
Гриус дал ей респиратор с двумя прикрепленными по бокам цилиндрами.
 
– Вставь его в рот и дыши через него. Носом не вдыхай вообще. Говори, как обычно – пока ты не вынешь его руками, он не выпадет.
– Где мы? – Спросила Виола, страшась ответа.
 
На другом конце кабины появился круг света, и начала разрастаться, пока не стала видна серовато-коричневая поверхность взлетно-посадочной площадки. Она надела респиратор, и Гриус повел ее вперед.
 
– Диемнон, – сказал он, ступая на поверхность, – Амаррский горнодобывающий комплекс.
 
– Что? Подожди… – Виола колебалась, но Гриус мягко потащил ее в сторону трапа.
 
«Я была на проклятом «Призраке»,» – поняла она, узнав возвышавшийся над ней корпус, пока ее сгоняли с трапа, – «Никто даже близко ни к одному не подбирался, не говоря уже о том, что бы попасть внутрь!». В двухстах метрах впереди них стоял пришвартованный Рифтер. Виола заметила, что трап его тоже был опущен, но никого рядом не было. Почувствовав напряжение в воздухе, она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы привыкнуть к респиратору.
 
– Разве тебе не нужен такой же? – спросила она.
 
Гриус, слегка наклонив голову, смотрел на дальнюю стену каменной пещеры.
 
– Наша анатомия отличается от вашей не только внешне, – ответил он, – Пойдем, мне нужно показать тебе кое-что еще.
 
Они обошли трап, и Виола увидела остатки Атрона, лежавшие в нескольких сотнях метров позади. Хвостовая часть отсутствовала полностью, остальная же часть корпуса была сильно почернела. Некоторых кусков брони не хватало, остальные грудой покореженного металла свешивались с корабля. Единственной неповрежденной частью разбитого фрегата была обзорная панель.
 
«Каким хреном я это пережила?»  – динамик респиратора усиливал голос Виолы. Гриус вел ее вдоль борта призрака, в сторону от Рифтера и по направлению тоннеля. Внезапно она ощутила острую необходимость в болеутоляющем.
 
– Шансы пережить прямое попадание тахиона равны нулю, – ответил он. В нескольких метрах впереди виднелся фюзеляж второго «Призрака», – Ты выжила, потому что Амаррские канониры немного промахнулись.
 
«Амаррцы по мне выстрелили!» – Виола вспомнила, как Линкор Военно-Космических Сил Империи появился сразу после того, как…
 
– Я не убивала этих людей, – выпалила Виола, вспомнив ужасную картину трупов, дрейфовавших среди останков «Бестовера», – Мой корабль даже не был воружен…
 
– Мы знаем, что ты этого не делала, – прервал Гриус. – Было подстроено так, что бы все выглядело подобным образом.
 
«Орден,» – подумала Виола, – «Но знают ли Джовианцы, что…»
 
Когда второй «Призрак» полностью появился перед ее глазами, он остановилась, словно вкопанная. Трап был опушен так же, как на том, который они только что покинули. Но рядом на земле лежал человек со связанными за спиной руками. Он стоял на коленях, и его голова и плечи были закрыты тканью.
 
– Гриус, кто это тако…
 
– С ним ничего не делали, – сказал Гриус, проводя ее вперед, – Скажи мне, как ты их называешь? Загадочных существ, заманивших тебя сюда?
 
Виола секунду промолчала.
 
– Орден. Как они сами себя называют, не знаю.
 
– Мы некоторое время их преследовали, – сказал Гриус, – Они неуловимы и крайне опасны. Есть ли что-нибудь еще, что бы ты хотела мне о них рассказать?
 
Холодок пробежал по спине Виолы. Это была команда, не вопрос.
 
– Сказать больше нечего, – ответила она, глядя на пленника. Тот, похоже, не подозревал, что они стоят рядом с ним, – В первый раз они связались со мной много лет назад, предоставив точную информацию об операциях и передвижениях Амаррцев в Минматарском пространстве, – до ушей Виолы донесся далекий, похожий на гром, грохот, – С тех пор они иногда связывались со мной, предоставляя бесценную информацию.
 
– Бесценную для кого? – Гриус смотрел прямо на нее своими черными безжизненными глазами.
 
– Для Минматар, – нервно ответила она нервно. Он заранее знает все ответы, – Я предавала им все, что могло бы помочь остановить эту «Реконкисту».
 
Гриус повернулся к Рифтеру, и по ангару снова эхом разнесся грохот.
 
– Перед тобой стоит на коленях тот, кто отдал приказ уничтожить твой корабль. Хочешь узать его имя?
 
Вопрос застал Виолу врасплох
 
– Прошу прощения?
 
– Коммодор Военно-Космических Сил Империи Фаус Акредон, – сказал Гриус, – Думаю, ты многое о нем знаешь.
 
– Что?! – воскликнула Виола, крутанувшись в сторону закрытого капюшоном пленника, – Это невозможно! Как мог…
 
– Старейшины тоже здесь, где-то внутри катакомб, а за этими камнями прячутся Минматарские солдаты, посланные на их спасение, - Гриус сделал паузу, – Пока мы говорим, они целятся в нас из своих винтовок и ждут шанса прикончить нас обоих.
Кровь отхлынула от лица Виолы.
 
– Прикончить нас?
 
– Не бойся, – сказал Гриус, складывая руки за спиной, – С того момента, как ты попала под мою заботу, ты ни на секунду не подвергалась опасности.
 
– Но разве нам не стоит вернуться на корабль? – спросила Виола, глубоко дыша через респиратор, – Кто-нибудь должен сказать им, что мы пытаемся помочь!
 
– В этом план, – ответил Гриус, – Но для того, что бы убедить их в наших хороших намерениях, понадобиться нечто большее, чем переговоры.
 
Виола бросила взгляд в сторону камней. На фоне Рифтера и стен пещеры абсолютно ничего не выдавалось.
 
– Окей, и кто этим займется? Ты?
 
– Виола, – сказал Гриус, глядя ей в глаза, – С корабля мы спустились не в одиночестве.
 
 

***

 
 
В наушнике Влада раздалась серия щелчков, каждый из которых означал запрос открыть огонь. Джовианец с женщиной стояли на открытом пространстве и, похоже, не замечали окружавшей их опасности. «Но, кто черт возьми, этот пленник?» – размышлял Влад, выщелкивая солдатам приказ подождать. Всего несколько минут назад пара Джовианцев спустились с соседнего «Призрака», оставили пленника и вернулись обратно. «Их должно быть больше,» – думал он, наводя перекрестье прицела на первый «Призрак», – «Терпение – ключ ко всему, но скоро нам придется двинуться внутрь комплекса!».
 
Проводя перекрестьем над трапом, Влад заметил, как что-то промелькнуло мимо него, и вздрогнул. Посмотрев на взлетно-посадочную поверх прицела, он увидел четыре силуэта, напоминавших дрожащий под воздействием температуры воздух. «Опасность,» – почувствовал Влад, и в тот же момент винтовка Тагмара выплюнула несколько патронов, оставивших рытвины на поверхности внизу. Наушник взорвался криками, и Влад навел винтовку на позицию Тагмара.
 
«Во что он нахрен стреляет?» – требовал объяснений Круган.
 
«Что-то идет прямо на меня!» – кричал Тагмар, переводя винтовку в автоматический режим и поливая все перед собой пулями. Влад отчаянно вертел винтовкой из стороны в сторону, пытаясь отыскать цель, но ему это не удавалось. Все больше вспышек озаряли пещеру по мере того, как остальные солдаты с криками открывали огонь по теням. В тот момент, когда Влад набрал в легкие воздуха, что бы отдать приказ, он увидел, как винтовка Тагмара сама по себе вырвалась из его рук. Гигант, казалось, застыл, а затем упал на землю – неспешно, как будто бы кто-то поддерживал его – лицом вниз.
 
Влад почувствовал легкий порыв ветра за спиной – а его там было быть не должно – и среагировал исключительно на инстинктах. Одним плавным движением он двинул винтовкой назад настолько сильно насколько мог, и тут же почувствовал смачный удар об человеческое тело. Не обращая внимания странный звук, Влад крутанулся на 180 градусов, доставая правой рукой Кри’Так и делая молниеносный выпад. Перед ним ничего не было, но его ощущения говорили обратное. Попытавшись заблокировать ответный удар предплечьем, он наткнулся на что-то тяжелое, но его правая рука, сжимавшая нож и державшая его параллельно земле, беспрепятственно описала широкую дугу, что бы затем воткнуться во что-то толстое там, где у нормального человека была бы грудная клетка.
 
Душераздирающий рев пронесся по пещере, и на рукоятке ножа материализовался Джовианский солдат. Когда Влад попытался провернуть нож, он почувствовал, как что-то воткнулось в нижнюю часть его спины. Его захватила паника, и он начал заваливаться вниз, полностью парализованный. Удара об землю он не почувствовал, но успел заметить силуэт стоящего над ним Джовианского солдата.
 
 

***

 
 
Регион Домейн – Созвездие тронных миров
Система Амарр: Планета Орис
Станция Императорской Фамильной Академии: Собор Святого Пророка Курии

 
 
Пройдя мимо Королевских Стражей, Верховный Адмирал Мекиот Сарум вошел в великий собор. Его сводчатые потолки высотой более пятидесяти метров поддерживались множеством колонн, расписанных сценами из писания. В центре собора восседал Император Хейдеран, прочно привязанный к трону в своем религиозном великолепии. Кибернетические устройства, поддерживающие в нем жизнь, усеивали его голову, шею и плечи. «Ему уже четыре века, а он все еще жив,» – думал Мекиот, подходя к алтарю, – «Немного удачи, и Амарр больше не придется страдать от некомпетентности его правления».
 
– Мой Господин, – сказал он, преклоняя колени под пристальным взором закрытых капюшонами священников.
 
– Встаньте, Верховный Адмирал, – сказал Хейдеран, взмахнув своей древней рукой. Священники медленно расходились по углам комнаты.
 
– Вы вызывали меня? – сказал Мекиот, медленно поднимаясь.
 
В голосе Хейдерана чувствовалась старость, но он все еще был ровным.
 
– Я слышал об ужасной судьбе, постигшей «Непроницаемую». Почему ее отправили в это ужасное место?
 
Мекиот сделал глубокий вдох перед тем, как начать говорить.
 
– Мой господин, вам, безусловно, известно об исчезновении Апостола Тадж Рукона и его учеников?
 
– Конечно, – ответил Хейдеран, – Вы нашли их?
 
– Мне прискорбно сообщать вам столь ужасные новости, но они мертвы, – изображая смятение, ответил Мекиот, – Коммодор Акредон получил сигнал бедствия с их корабля, и немедля отправился на помощь.
 
– Ах, Фаус, – выдохнул Хейдеран, – Скажи мне, какова была его роль во всем этом?
 
– От отследил их сигнал до Диемнон, где лично был свидетелем их убийства.
 
– Что? – Хейдеран чуть не закашлялся, – Кто осмелился на подобное? Повстанцы?
 
– Это немыслимое варварство было совершено Федерацией Галленте, мой господин.
Хейдеран замер с широко раскрытыми глазами.
 
– У вас есть доказательства?
 
– У нас есть записи с «Непроницаемой», – сказал Мекиот, заставляя себя изображать шок и ярость, – На ней отчетливо виден фрегат Федерации, находившийся в атакующей позиции над «Бестовером», когда тот взорвался. Через несколько секунд появились Минматарские повстанцы – их так называемые «Вальклиры» - сопровождаемые кораблями Джовианцев.
 
– Джовианцы! – Трон Хейдерана, отсоединив крепления, поплыл вниз с алтаря – Вы в этом уверены?
 
– Да, мой господин. «Непроницаемая» успешно атаковала корабль Галленте, но вмешавшиеся Джовианцы помешали полному его уничтожению. Я приказал Коммодору немедленно отступать, но он…
 
– Он что, Адмирал? Скажите мне!
 
Мекиот опустил глаза.
 
– Он настоял на том, что бы забрать тела священников, сказав, что они заслуживают подобающей погребальной церемонии, подготовившей бы их вознесение в рай. Враг безнадежно превосходил его по численности, и на него надвигался Груул Шатан…
 
– Нет, – сказал Хейдеран, – Не говорите мне…
 
– Мой господин, «Непроницаемая» была уничтожена вместе с эскортом. До конца шторма мы не можем запустить поисково-спасательную операцию.
 
Хейдеран был опустошен.
 
– Фаус…мой сын…
 
– Надежда еще остается, но учитывая силу шторма и количество вовлеченных кораблей повстанцев, представляется…маловероятным…
 
Заканчивать предложение Мекиоту было не нужно. Император Хедеран рыдал, мелко дыша, и дергаясь в прерываемых хрипами конвульсиях. Слез не было – его тело больше не могло их выделять.
 
– Мой господин, мне очень жаль. Он был героем Амарр и лучшим капитаном, которого я когда-либо знал. Мы должны отомстить за его смерть.
 
– Что…по вашему мнению мы должны сделать?
 
– Пока мы разговариваем, идет охота за флотом повстанцев, в система Хахил блокируется. Но мне нужно ваше разрешение открывать огонь по любым кораблям Галленте, с которыми мы столкнемся вокруг Диемнон.
 
Император Хейдеран вздрогнул.
 
– Я возражаю против этого. Этот фрегат мог быть неподконтролен Галленте, мы не должны спешить…
 
– Мой господин, Федерация ведет полномасштабную войну с Государством Калдари, и они побеждают. Этот акт, подконтрольный или нет, сам по себе был объявлением войны, и ваши подданные требуют действий. Мы не можем прощать подобную агрессию внутри наших собственных границ.
 
Трон отвернулся от Мекиота, встал лицом к огромной статуе Пророка Курии, окруженной ангелами, изображающими рай.
 
– А что насчет Джовианцев? Как ты предлагаешь поступить с ними?
 
– Я разрабатываю план битвы, и как только я смогу быть полностью уверен в том, что Джовианцы замешаны в этом кровопролитии, я сообщу вам.
 
Император Хейдеран снова повернулся лицом к Мекиоту, медленно его оглядывая.
 
– Очень хорошо, Верховный Адмирал. Даю вам разрешение открывать огонь по кораблям Федерации, но только в непосредственной близости от Диемнон, и только если они попытаются прорваться через вашу блокаду.
 
Мекиот склонил голову.
 
– Благодарю вас, мой господин. Я не сомкну глаз, пока правосудие не настигнет убийц.
 
– Найдите его, Мекиот, – прошептал Хейдеоан, – Принесите мне его тело.
 
– Я сделаю все возможное, мой господин.
 
 

***

 
 
Они спускались со стен пещеры, без видимых усилий пронося захваченных Минматарских коммандос через полосу и ставя их на колени рядом с первым «Призраком». Виола изумленно глядела на силу и стать этих Джовианцев – она все еще не могла заставить себя называть их «мужчинами» – они носили и новили тела. Всего через несколько минут после того, как были сделаны первые выстрелы, напротив Амаррского пленника на коленях, с руками, связанными за спиной, плечом к плечу сидели восемь Минматарских коммандос.
 
Гриус вместе с раненым Джовианцем исчез внутри «Призрака». Виола глядела на пленнков, конечности которых постепенно возвращали чувствительность. «Вальклиры,» – думала Виола, оглядывая их лица и изучая внешность. Очень мускулистые, без знаков отличия или идентификаторов, лица, шея и руки покрыты племенными татуировками. Лучшие солдаты Минматар, каждый -  законченный социопат или убийца. Единственной женщиной среди них была пилот – на несколько лет старше ее самой, темные волосы, светлые глаза, острые черты лица и настолько же физически крепкая, как и остальные. Она дышала и другой солдат в летном комбинезоне дышали через предоставленные Гриусом респираторы. На остальных все еще были их маски.
 
– Что случилось с твоими глазами?
 
Низкий голос перепугал ее. Сильнейший из группы – тот, кому удалось ранить невиидимого Джовианца – уставился на нее.
 
– Они пострадали, когда сбили мой корабль, – сказала Виола, поворачиваясь к Вальклиру. Голова его, даже стоящего на коленях, была на уровне ее подбородка. Он был просто гигантом, – Джовианцы спасли мою жизнь, так же, как и ваши.
 
Мужчина хмыкнул.
 
– Так ты пилот Атрона, – сказал он, выпрямляясь, – Похоже, что враг у нас общий. Как тебя зовут, галленте?
 
Прежде чем ответить, Виола оглядела его.
 
– Виола, Антионнес, я из Разведывательной Службы Федерации. У вас есть…
 
– Я знаю это имя, – сузив глаза, сказал он. Остальные Вальклиры зашевелились в путах, – Ты та, кого называют «Jarua Kil’tra»…
 
Глаза Виолы расширились. Значение она поняла прекрасно.
 
– Провидица Несчастий, – выдохнула она.
 
Солдат выглядел удивленным.
 
– Ты говоришь на нашем языке, – сказал он, – Тогда то, что они говорят, – правда.
 
– Va’nachr, kra tua chinak? – спросила она. Как твое имя, Вальклир?
 
Он замер, и на губах его появилось легкая тень улыбки.
 
– Можешь называть меня Влад. Мы в долгу перед тобой.
 
Настало время перейти в наступление.
 
– Я провела почти всю свою жизнь пытаясь помочь твоей расе, – сказала Виола, слегка повышая голос, – но несколько секунд назад ты готов был убить меня. Почему?
Некоторые солдаты посмотрели на Влада.
 
– Мы не знали, кто ты, и не были уверены насчет твоих намерений.
 
– Я знаю о Старейшинах, – Виола дернулась, внезапно ощутив резкую потребность в наркотике. Взгляды солдат устремились на нее, – Знают и Джовианцы. То, насколько они для вас важны – не секрет. Мы все здесь для одной цели – помочь вам вернуть их.
Заговорила пилот Рифтера.
 
– Ваша помощь нам не нужна, просто отпустите нас и покиньте это место…
 
Зиара! – крикнул Влад и бросил на нее испепеляющий взгляд. Вернув ему любезность, она откинулась назад, и хмуро уставиась на Виолу, – Прошу, прости ее резкость, – сказал он, понизив голос, – ей не стоило так с тобой разговаривать, но, при всем уважении, мы бы предпочли с этого момента действовать сами.
 
– Какая гордая раса, – сказал появившийся из «Призрака» Гриус. В руках он держал Кри’Так Влада, а трое из четверых повязавших Вальклиров Джовианцев шли по его бокам, – Теперь я вижу, почему Старейшины необходимы для вашего выживания.
 
– Мы здесь из-за произошедшего на Эанне, – сказала Виола, глядя в сторону закрытого капюшоном Амаррца. Лучше не пока не раскрывать его личность. Хотя мне бы хотелось на пару минут оставить его наедине с этими Вальклирами, – Это эндшпиль для Минматар, и Старейшинам практически удалось объединить все племена в единую Республику. Сейчас они вам нужны больше, чем когда-либо, так что, черт возьми, прекратите упорствовать и позвольте нам помочь!
 
– Виола, на пару слов, – сказал Гриус, жестом призывая ее подняться на трап.
 
Озадаченная собственной яростной речью, она согласилась, предоставив озадаченных Вальклиров самим себе. «Мне нужна гребаная таблетка прямо сейчас,» – думала она, размышляя, можно ли попросить у Джовианцев что угодно, удовлетворившее бы потребность. Гриус смотрел ей прямо в глаза, пока говорил.
 
– Ты зависима от болеутоляющих, – сказал он, констатируя факт, – Ты в курсе, что у тебя трясутся руки?
 
Виола посмотрела на свои руки. Обе заметно трясло.
 
– Серпентис покрывают свои наркотики химикатами, повышающими привыкаемость, – сказал Гриус, – Обычно у человека с твоими физическими данными ломка начинается как минимум через несколько часов. Но в твоем случае она уже началась – тому виной твоя привычка проглатывать несколько за раз.
 
Вот дерьмо.
 
– Слушай, времени у нас на это нет, но если вдруг у вас найдется парочка таблеток…
 
– Не найдется, Виола. В тебе уже столько лекарств, что еще немного, и я не смогу смягчать твою боль, не подвергая тебя опасности. А вывести токсины у тебя из крови здесь мы не можем.
 
– Тогда какие у меня варианты? – спросила она.
 
– Теперь у тебя зависимость, у ты будешь чувствовать повышающеюся возбуждение пока у тебя не случиться психоз – если повышенное кровяное давление и температура тела не доконают тебя раньше.
 
– Тогда оставьте меня с Акредоном, – ответила Виола, – Хочу перекинуться с ним парой слов.
 
Гриус наклонил голову.
 
– Чего ты хочешь этим добиться? Допросы тебя вести не учили, а он в ответ будет лишь повторять свое имя и читать молитвы.
 
Виола оглянулась посмотреть на сгорбленную под тканью фигуру, и заметила, что Вальклиры начинают терять терпение.
 
– Не могу объяснить, почему, – почесав лоб сказала она, – Я просто хочу заглянуть в сознание этого…фанатика, и попробовать понять, что может привести человека к мысли бомбардировать планету.
 
Несколько секунд Джовианец смотрел на нее, обдумывая ее слова.
 
– Так это тоже их задумка – тех, кого ты называешь «Орден». Стечение обстоятельств, сдирижированное, что бы достичь нужного им результата, – Он, остановившись на секунду, посмотрел вниз на Акредона, – То, что всем нам дали спасти его – не случайность. В этой схеме у него своя роль. Как, видимо, и у тебя.
 
– О чем ты говоришь, Гриус? – спросила Виола, чувствуя все увеличивающуюся необходимость в болеутоляющем, – Все это ради Старейшин, ради спасения Минматар. Все, что Орден когда-либо мне давал, было направленно на помощь им.
 
– Только потому, что это соответствует их интересам, – сказал Гриус, начиная спускаться, – Во всяком случае пока.
 
– О чем ты? – спросила Виола, – Ордену угрожает Империя Амарр?
 
Гриус остановился.
 
– «Орден» - мы их называем «Энхедуанни» - не воюет в своих войнах сам. Они заставляют воевать за себя Империи, контролируя влияние тех, кто приходит к власти. Но Минматар не должны были пасть столь быстро, а влияние религии на Амаррское общество они недооценили. Так что теперь они втянули нас в восстановление выгодного им баланса.
 
Виола начинала злиться.
 
– Так вы вмешиваетесь вовсе не из-за симпатии к Минматар?
 
– Энхедуанни – наш, а следовательно и ваш, злейший враг. Мы не можем сидеть и бездействовать, пока они вмешиваются в историю, которую должны творить вы сами, и не важно, насколько разрушительной она будет и сколько раз повториться.
 
Гриус и три его компаньона направились вниз по трапу, и Виола уставилась им в спины, пытаясь не замечать дикую дрожь в руках.
 
– Эй, Гриус, – позвала Виола, – Что значит «Эехедуанни»?
 
Джовианец на секунду задумался.
 
– На ваш язык перевести невозможно.
 
 

***

 
 
– …ибо ты милосердный Бог, единственный смысл моей жизни, верный своим преданным слугам в моменты невзгод. Аминь.
 
Закончив молитву в сотый раз, Фаус снова стаж ждать ответа небес. Не услышав его, он снова приступил к молитве, а затем остановился, когда его сосредоточенность была нарушена наплывом воспоминаний об Эанне. Он закрыл глаза и затем открыл их снова – перед ними все еще была темнота – но не смог избавиться от терзавшей его душу пытки.
 
«Это заслуженное наказание,» – понял Фаус, изгибая спину в попытке избавиться от боли в коленях, – «Я потерял корабль, команду, попал в плен к этому чудовищу Джовианцу – все это заслуженное наказание за…»
Кроме недостаточной веры в приказ Верховного Адмирала Мекиота Сарума бомбардировать Эанну, причин, определивших его судьбу он придумать не мог. Его действия всего лишь отражали волю Императора Хейдерана, то есть волю Господа. Эти грешники заслужили свою судьбу, и я не в праве с этим спорить. Писание предупреждает Паладинов об этом испытании, которое приходит, когда верующий ожидает его менее всего. «Вера моя будет вознаграждена,» – думал он, ища в себе духовные силы и находя их, – «Ибо это испытание я не провалю…»
 
Внезапно ткань, закрывавшая его голову, исчезла, и открывшийся перед ним вид заставил его в ужасе вскрикнуть. Всего в нескольких метрах от него стояли восемь Минматарских повстанцев. В мгновение ока один из них выхватил нож и бросил в него. Он отлетел в яркой вспышке, в последнюю секунду отраженный защитным полем. Вырвавшись от попытавшегося усмирить его товарища, мужчина бросился на него, и с криками заколотив по полю кулаками.
 
Фаус не мог слышать его, как и что-либо вообще. Он просто глядел на нападавшего, загипнотизированной исходившей от того ненавистью. «Кто может его обвинить,» – подумал Фаус, проклиная себя за подобные мысли. Он видел, как сначала они спорили между собой, а затем переключились на подошедшего к ним худосочного Джовианца – того самого, который забрал его бессознательное тело из спасательной капсулы.
 
«Это то, чего не увидишь из космоса,» – думал Фаус, пытая понять, чем они говорили, – «Нельзя просто так ожидать, что эти люди поверят в бога, способного разжигать подобную ненависть в человеке». И снова Фаус проклял себя – он это не вслух подумал? Он закрыл глаза, попытавшись выкинуть их из головы. Но вместо внутреннего покоя пришли картины пытающих городов и черного дыма от тлеющей плоти и костей.
 
Я не должен терять веру, ибо это испытание…
 
Фаус приказал себе успокоиться, укрывшись в безопасности окружавшего его щита. Он видел, как его тюремщик передал одному из повстанцев странно выглядящий нож, который тот немедленно схватил и спрятал. Подошли три Джовианских солдата, и начали раздавать повстанцам оружие. Они перекидывались словами, а затем устремили взор на что-то позади него. Одни согласно закивали головами, другие в неверии ими потрясли. Шестеро повстанцев, теперь хорошо вооруженные и закованные в броню, побежали вслед за Джовианскими солдатами. Двое оставшихся – по виду пилоты – бросив на него последних взгляд побежали к кораблю.
 
Он глядел, как огромные двери вдалеке медленно отворились, и повстанцы один за одним проникли внутрь. Захвативших его Джовианец сохранял молчание, стоя со сложенными за спиной руками и уставившись на него своими черными шарами, словно не принадлежавшими этому миру. Мимо прошла женщина с привлекательной фигурой, поначалу приковавшая его взор, но затем он отбросил эти мысли как мирские и недостойные.  Эти двое обменялись парой слов, и затем женщина повернулась к нему. У нее в руке что-то было, и Фауса переполнил ужас, когда он понял, что именно.
 
Господи, неужели ты проклял меня?
 
– Коммодор Акредон, – сказала женщина, застегивая на нем Глейв-ошейник и включая его. Кончики шести игл слегка надавили на его кожу, – Настало время нам обсудить ваши грехи.

 

 

 

 

спойлерГлава V

 

В сердце любого, даже самого ничтожного злодеяния лежит искушение. И в этом мире нет ничего разрушительнее, нежели порожденное им предательство. Оно несет на себе печать нечестивости, несчастий – заклятый враг всего хорошего и доброго, что существует в этой вселенной. Да поможет мне Господь, порожденное искушением предательство есть ужаснейшее из триумфов зла…
 
– Император Хейдеран, 23216 AD, “Обращение к Империи», после Битвы при Вак’Атиот
 
 
Сомневаюсь, что история запомнит, как свирепо мы сражались за свою свободу. Не будет Хроник, детально описывающих отвагу Минматарских воинов или единение наших племен во время Восстания. Но историки пойдут на все, что бы убедить всех в том, что заслуга нашего выживания принадлежит каким-нибудь другим Империям, и что прежде чем стать кем-либо еще, мы были рабами. В этом будущие поколения будут уверены.
 
– Парадигма Нефантар, Униджа Крур
 
 
 
Регион Эссенс – Созвездие Крукс
Система Ренин: Планета IX – Луна 4
Штаб-квартира Разведывательной Службы Федерации

 
 
Офицеры тихо проскальзывали в комнату, занимая свои места, и поляризованные окна конференц-зала постепенно затемнялись. Баер на несколько секунд поднял взгляд от своего датапада, что бы рассмотреть присутствующих: десять человек, каждый в чине полковника и выше. Восемь из ДИВКОМ, двое из которых занимали посты советников и отвечали непосредственно перед Комитетом Сената по Разведке. Двое последних были из Военного Департамента. «Они особенно раздражены,» –приметил он, – «Я бы тоже был не в восторге, если бы меня отвлекали от войны с Калдари подобными вещами». У всех был изможденный, не выспавшийся вид, предупреждавший о вспыльчивом нраве. Баер был обладателем самого низкого звания в комнате – любой неверный ответ мог нанести его карьере непоправимый урон.
 
Справа от Баера сидела Полковник Тильда Сиертро, его начальница. Эта имеющая в агентстве большой авторитет женщина спокойно смотрела в свой датапад, ожидая, пока все соберутся. Как только представители Военного Департамента заняли свои места, она, не поднимая глаз, махнула рукой. Поняв ее намек, Баер глубоко вздохнул, прежде чем начать говорить. Рамки того, что ему можно было говорить, она установила очень четко.
 
– Благодарю вас за то, что вы смогли так скоро прибыть, – начал он. – Примерно 60 минут назад ВКС Империи сбили один из наших разведывательных фрегатов в системе Хахил. Корабль был не вооружен и проходил через территорию, установленную как свободная для перемещений Галленте-Амаррским Соглашением о Свободной Торговле 23210 года.
 
Двое полковников, выступавших советниками Комитета Сената по Разведке, подались вперед, но больше никто на новости не отреагировал. Баер продолжил выступление.
 
– На данный момент пилоту присвоен статус «пропал без вести». У нас есть телеметрические данные атаки, повредившей корабль, но не уничтожившей его. Когда разорвалась связь, пилот пытался совершить посадку на поверхность Диемнон. Других членов команды или пассажиров на борту не было.
 
Офицерам Военного Департамента слова Баера, казалось, были абсолютно неинтересны. Один из них – Бригадный Генерал Талин Фальгенреу – даже подавил зевок.
 
– В дополнение к телеметрии нам стало известно, что свидетелями произошедшего были несколько кораблей Минматар, хотя с момента бомбардировки Эанны мы не можем связаться с их правительством. Причина, по которой мы вас сегодня собрали…
 
– О, наконец-то, – прервал его Талин, – Я начинал сомневаться, есть ли она вообще.
 
– Баер почувствовал, как его лицо начало заливаться краской. Полковник Сиертро слегка, но так, что бы все заметили, покачала головой, но взгляд ее оставался прикованным к датападу.
 
– Причина, по которой мы вас сегодня собрали, – повторил Баер, – Скоординировать действия по поиску и спасению пилота.
 
– И кто этот пилот? – спросил другой офицер Военного Департамента – Генерал-Майор Силус Брюс.
 
«Дерьмо,» – подумал Баер, – «Тильда ясно давала понять, что это обсуждать не стоит».
 
– Пилот находился в системе Хахил и расследовал возможное…
 
 
– Я спрашивал не об этом, – прорычал Силус, – Кто этот пилот?
 
Баер бросил полный отчаяния взгляд на Тильду. Невозмутимо подняв глаза, она произнесла спокойным тоном:
 
– Отвечайте на вопрос Генерала, Лейтенант-Полковник.
 
– Виола Антионнес, сэр.
 
– Так и знал, – с насмешкой сказал Талин, закатывая глаза, – Всего лишь вопрос времени.
 
– Прошу прощения, Генерал? – переспросил Баер, теряя терпение, – Что именно было «всего лишь вопросом времени»?
 
Талин собирался яростно обрушиться на Баера, но его остановил Силус.
 
– Лейтенант-Полковник, вы знаете, сколько поисково-спасательных операций проводится в данный момент?
 
– Нет, сэр?
 
– Двадцать шесть. У нас тут вроде как война.
 
– Я понимаю, что ресурсы ограниченны, но…
 
Силус прервал его:
 
– Мы не жалеем ресурсов для спасения наших сбитых пилотов, Лейтенант-Полковник. Все усилия Федерации направлены на войну. Но я не буду подвергать наших людей опасности ради спасения торчков, втравливающих себя в неприятности.
 
У Баера упало сердце.
 
– Сэр, я не понимаю, что вы…
 
Талин достал датапад и пустил его по столу.
 
– Картина, достойная тысячи слов, – усмехнулся он, - Не говоря уже о жизни в тюрьме. Фотографии были настолько же тошнотворными, насколько шокирующими: фотоснимки, на который виола была запечатлена покупающий банки с таблетками у человека, который в базах данных РСФ числился как член наркокартеля Серпентис. Контакты с преступниками и дружественными им организациями в военное время влекли за собой наказание в два раза суровее, нежели в мирное. А факт того, что Виола к тому же была федеральным агентом, технически позволял обвинить ее в измене.
 
– У нас таких еще много, – сказал Талин, – Уроду на фотографии немного скостят срок за сотрудничество.  О вашей героине подобного сказать не могу.
 
– Она заслуживает немного уважения, сэр, – сказал впадающий в дрожь Баер, – Ее заслуги перед агентством огромны, и я не потерплю, что бы ее…
 
– Сядьте, Баер, – приказал Силус, – И не открывайте рот, пока не скажут.
 
«Черт возьми, Виола,» – думал Баер, падая на стул, – «Я мог бы помочь тебе! Почему ты мне не сказала?»
 
Хмурым взглядом окинув пораженные лица сидевших за столом, Силус снова обратился к Баеру:
 
– Теперь у меня есть для вас немного хороших и много плохих новостей. Хорошие заключаются в том, что вам каким-то образов удалось ни разу не облажаться с тех пор, как мы начали следить за вами – что, если вам вдруг интересно, началось сразу, как мы узнали о пристрастии Виолы к наркотикам.
 
Баер повернулся к Тильде с лицом, вопрошавшим «Ты знала об этом?». Повернувшись в ответ, она уставилась на него ледяными глазами.
 
– Плохие новости, – продолжил Силус, – заключаются в том, что теперь у нас есть полные основания считать «заслуги» этой женщины полнейшей хренью. А это, Лейтенант-Полковник, означает, что вы представляете еще меньшую ценность для агентства, чем она.
 
Силус подался вперед, и начал загибать пальцы, продолжая забивать гвозди в гроб Баера:
 
– Что бы вы знали, эту болтливую обдолбанную сучку арестовали бы следующий раз, когда она бы зашла в любой док на территории Федерации. А затем я собирался лично убедиться, что ее бросят в тюрьму до конца жизни. Теперь же повторяю один раз: операции по поиску и спасению этой женщины не будет. Все этот раз амаррцам все сойдет с рук, ибо меня абсолютно не волнует, что там думает GAFTA – у нее не было ни единой причины находится рядом с Диемнон или вообще где-либо на амаррской территории. Это понятно?
 
В ответ Баер мог только моргать: наполовину пораженный, наполовину разъяренный, он был не в состоянии вымолвить ни слова.
 
– Приму ваше идиотское выражение лица за «да». Теперь, у кого-нибудь еще есть что сказать, или мы можем вернуться к войне с Калдари?
 
Ответа ни от кого не последовало.
 
– Собрание окончено, – сказал Силус, поднимаясь из-за стола, – Спасибо за потраченное время, Лейтенант-Полковник.
 



***

 
 
Руки Виолы тряслись все сильнее, и она не могла понять, что было тому причиной, злость или ломка. Аркедон ей ничего не сказал: глаза его оставались закрытыми, и, даже с Глейв-ошейником вокруг его шеи, всем, что она от него услышала, были амаррские молитвы. По ее лицу и шее катился пот – появлялся легкий жар, как и предсказывал Гриус. Она с отвращением разорвала верхнюю часть летного комбинезона. Экзоскелет последовал за ним. Всем, что осталось прикрывать ее грудь и спину, была майка.
 
Гриус подошел, держа бутылку воды и гарнитуру.
 
– Выпей это, – сказал он, – А это надень. Изображение с камеры готово.
 
Взяв девайс, она закрепила его на месте. Из височной части появился экран, закрывший ей один глаз.
 
– Изображение подается прямо на сетчатку, – сказал Гриус, – ты можешь регулировать размер картинки и ее положение, используя ободок.
 
– Только не говори, что ты и без нее все видишь, – пробормотала она.
 
– Наша анатомия была изменена на генетическом уровне, что бы вмешать кибернетические имплантаты, расширяющие наши чувства, – ответил он, – Будущим поколениям Джовианцев они не понадобятся. У меня есть еще одна для твоего амаррского друга. Хочешь, что бы я ему ее дал?
 
Потянувшись, Виола выхватила камеру из его рук.
 
– Определенно. Возможно, с помощью нее я наконец-то смогу заставить этого ублюдка открыть глаза.
 


***

 
 
– Мы разделимся на две команды, – тихо сказал Влад, – Кругар, берешь Велиоса и Маккара и вместе организуете оборону коридора. Повернитесь спиной к дверям, и начинайте расставлять заряды каждые пятнадцать метров. Защищайте позицию, пока я не скажу уходить или мы все не погибнем. Понятно?
 
– Так точно, сэр, – ответил Кругар.
 
Тамгар и Драмис, вы идете со мной. Мы будем следовать за джовианцами, пока они не наткнуться на охрану. Вступайте в контакт только при условии, что вам нужно защищаться.
 
– Принято, – ответили оба солдата.
 
Они двинулись вниз по коридору, двигаясь быстро и бесшумно. Тамгар держал винтовку у груди, Влад и Драмис двигались с оружием на изготовку. По вымощенному полу бежали две магнитные железнодорожные полосы, уходившие вниз по коридору, а потолок и стены все были каменные.
«Мы углубились в комплекс на три сотни метров, и все еще не встретили ни единого охранника,» – думал Влад, следя за перемещениями джовианцев через глазную камеру. Все его чувства буквально кричали, что должно случиться что-то ужасное.
 


***

 
Баер, закрыв окна и выключив свет, в одиночестве сидел в своем офисе. В пепельнице дымились остатки целой пачки сигарет, последняя из которых догорала у него в руке. Ворох полных отчаяния и унижения мыслей проносился через сознание опального офицера. «Виола либо мертва, либо по уши в неприятностях,» – думал он, делая последнюю затяжку. – «И я ни черта не могу сделать».
 
В тусклом свете едва можно было различать тени. Протянув руку, Баер нашарил фотографию, сделанную в день, когда он был повышен до Лейтенант-Полковника. Тильда прикрепляла новые знаки отличия на его униформу, а рядом навытяжку стоял Генерал.
 
Тильда…
 
Швырнув рамку об стол, Баер вскочил, и начал лупить по фотографии кулаком. Когда разбилось стекло, он одним движением смахнул все со стола. Затем он схватил его за края и перевернул. С ужасным грохотом тот свалился на пол, откинув стулья на другой конец комнаты. Тяжело дыша и чувствуя себя немного лучше, Баер упал в кресло. Через несколько секунд в дверь резко постучали.
 
– Сэр? У вас там все хорошо? – Это был один из сотрудников военной полиции, стоявший на посту в вестибюле.
 
– Да, все замечательно, – ответил Баер, – Просто небольшая уборка.
 
– Мне придется войти, сэр. Пожалуйста отойдите от двери.
 
Прежде чем Баер успел его остановить, дверь отъехала в сторону, и в комнату ворвался свет. Двое полицейских ворвались в офис, оглядывая творящийся там хаос.
 
– Спасибо, что заглянули, – сказал Баер, махнув в сторону перевернутого стола, – Зашли поискать наркотики?
 
Обменявшись серьезными взглядами, те заняли позиции по сторонам двери. Спесь Баера улетучилась сразу, как он заметил, кто вошел в комнату следом: Полковники Марк Беатрикс и Лиам Калле. Тильда Сиертро стояла у них за спиной.
 
– Лейтенант-Полковник, – начал Марк, морщась от сигаретной вони, – Не возражаете, если мы немного поговорим?
 
Баер переводил глаза с одного офицера на другого.
 
– Мне понадобится присутствие адвоката?
 
Заговорил Лиам:
 
– Мы здесь вовсе не для того, что бы арестовать вас, да и Генерал Брюс уже упоминал, что никаких противоправных действий вы не совершили. Но нам нужно обсудить с вами некоторые вопросы.
 
– Ну что ж, тогда присаживайтесь, – ответил Баер.
 
Они, переступив через завалы и лежавшие на полу осколки, взяли по стулу и уселись напротив перевернутого стола. Затем в комнату вошла Тильда, и они оглянулись через плечо.
 
– Просим прощения, Полковник, – сказал Марк, – Господа полицейские, ждите снаружи – нас никто не должен беспокоить.
 
– Слушаюсь, сэр, – полицейский сделал жест в сторону Тильды, и та, бросив на того говорящий «свободны» взгляд, выскользнула наружу.
 
«Сучка,» – подумал Баер, восхищаясь ее стройной фигурой.
 
– Прежде, чем мы начнем, – сказал Марк, – Нам нужно связаться с еще двумя людьми.
 
Лиам поднялся со стула.
 
– Помогите поставить это на место.
 
Моргнув, Баер встал напротив него.
 
– Связаться с какой целью?
 
Мужчины, крякнув, поставили стол на законное место.
 
– Генерал Брюс вел себя непозволительно, – сказал Марк, – Он не имел права так вас унижать. Виола, может, и непопулярна, но насчет многих вещей она была права.
 
– Военная машина изменила местную бюрократию к худшему, – пояснил Лиам, – Сфокусированность на уничтожении сепаратистов-калдари мешает нам видеть полную картину происходящего, а ведь сейчас, с уничтожением Эанны, это волнует население больше всего.
 
Марк что-то вбивал в консоль на столе. Из колонок раздал женский голос:
 
– Галнет Центр.
 
– Это Полковник Беатрикс. Соедините с сенатором Десироу, пожалуйста.
 
– Один момент.
 
– Давайте сразу раскроем карты, – сказал Лиам. – Я знаю, что в ваших расследованиях вам была дарована некоторая свобода. Давайте же посмотрим, что вы смогли добиться с подобной привилегией.
 
– Лейтенант-Полковник Гедеснау, – раздался грубоватый голос, – на проекторе появилось веснушчатое лицо Сенатора, – Сегодня вы потеряли что-то важное, и хочу знать детали. И я имею в виду все детали.
 
Его прервал женский голос:
 
– Сенатор Гарретт присоединился к конференции.
 
– Добрый вечер, джентльмены. Лейтенант-Генерал, – сказал голос помоложе, – Я сейчас нахожусь на борту крейсера Федерации, Вентуры.
 
Баер ошарашено взирал на двух уважаемых членов Сената. А ведь с момента катастрофы в конференц-зале прошло всего ничего. Заметив озадаченное выражение его лица, Сенатор Десироу усмехнулся.
 
– Расслабьтесь, Баер, сказал он, – Мы знаем, какой у вас выдался день. Поверьте, с Генералом Брюсом мы разберемся отдельно. Пока вы собираетесь с мыслями, я расскажу вам, что происходит в народе. Если вы еще не в курсе, на просторах Федерации находится большое количество потерявших свой дом минматар, а в обоих наших районах проживает множество ассимилировавшихся людей с минматарскими корнями. И когда вы примете во внимание, что именно это население мы часто привлекаем к войне с Калдари, вы поймете, что невозможность оказать им поддержку прямо снижает уровень морали.
 
– Кроме того, это создает серьезные экономические трудности, – сказал Сенатор Гарретт, – Система Хрор является значимым торговым партнером восточных регионов Федерации. Я не могу даже точно сказать, как много запросов о случившемся там мы получаем. Правительство Минматар днями не выходит на связь уже на протяжении нескольких дней, и люди прекращают свои ежедневные занятия для того, что бы самостоятельно раздобыть информацию. Торговые порты перегружены товаром, который должен был быть отправлен неделю назад, предприятия отчаянно пытаются найти замену оборудованию, которое так и не прибыло, и все это сильно давит на региональную экономику… Я мог бы продолжить, но давайте просто сойдемся на том, что трясет экономику сильно.
 
– В войне с Калдари мы побеждаем, – сказал Сенатор Гаррет. – И население уже привыкло к успехам на этом направлении. Теперь в центре внимания СМИ амаррцы, и люди наконец-то начинают понимать, какую опасность они по-настоящему представляют.
 
– Мы хотим помочь Минматар напрямую, – сказал Сенатор Гаррет. – И пока что под «напрямую» я понимаю все, за исключением отправки солдат. Генерал Брюс был лишь на половину прав, говоря, что все наши ресурсы направлены на войну. Это правда в отношении космических, но неверно в отношении планетарных активов. Из-за профицита бюджета у нас в распоряжении есть множество новейшего, прямо с конвейера, вооружения, которым племена бы могли воспользоваться в своей освободительной войне.
 
– Что за вооружение? – спросил Баер.
 
– Ручное, артиллерия, броня, танки, воздушная техника, только назовите, – сказал Сенатор Десироу. – И кроме того, мы можем предоставить множество «советников», которые смогут обучить их всем этим пользоваться максимально эффективно.
 
Сделав паузу, Сенатор опустил глаза на Баера.
 
– Но прежде, чем это случится, вы должны рассказать нам все, что вы знаете о работе Виолы, начиная с того, что она делала на Диемнон.
 
Баер посмотрел на сидевших напротив него людей. Политики всегда были врагами… до сегодняшнего дня. Глубоко вздохнув, он пожалел, что у него кончились сигареты.
 
– Позвольте мне начать с того, что я думаю, что Виола еще жива, – сказал он, вводя команду в консоль, – И эта запись телеметрии расскажет, почему.
 
 

***

 
– Он не собирается мать его говорить, – сказала Виола. – Он только повторяет эти гребаные молитвы! – закричала она прямо Фаусу в ухо.
 
– Постарайся сохранять спокойствие, – сказал Гриус. – Помни, он натренирован выдерживать гораздо более суровые допросы.
 
– Что ж, почему бы тебе тогда самому не попробовать? – она плюхнулась на землю рядом со связанным амаррцем, продолжающим раскачиваться из стороны в сторону и повторять слова из Писания.
 
– Я не имею желания так с ним поступать, ответил джовианец. – И причин тоже.
 
Виоле хотелось выцарапать собственные глаза, пульсировавшие с каждым ее вдохом. Все ее существо мучалось в отсутствии болеутоляющих. Отведя глаза от Фауса, она впервые заметила кровавые пятна, покрывавшие полосу, и вспомнила кровавые события, положившие начало всему этому.
 
– Гриус, – выдохнула она, – Ты что-нибудь знаешь о случившемся здесь восстании?
 
Гриус на секунду замер, как будто размышляя, отвечать ли ей.
 
– Я знаю, что оно было устроено Энхедуанни.
 
Виола пыталась сохранить ровный голос несмотря на дрожь:
 
– Как им это удалось? Это как-то связано с тем, что сюда привезли Старейшин?
 
– Они активировали спящего агента, – ответил Гриус. – Один из генетических Матари, которого специально дали захватить и заключить здесь.
 
– Спящий агент? – Виола посмотрела на Глейв-ошейник, одетый на Фауса.
 
– Их разместили по всем империям, и сами они не в курсе, что являются агентами.
 
– Как это вообще возможно? – воскликнула Виола, которую раздражало все, что говорил Гриус.
 
– Их великолепные навыки генной инженерии позволяют им точно работать с человеческим мозгом, – ответил он, колдуя над датападом и двигаясь в сторону полосы. – Они могут создавать сознания с готовой памятью и набором умений, и затем активировать их, используя мнемонические приборы.
 
– И кто эти агенты? Как мы можем их отличить?
 
– Вы не можете, – ответил Гриус. – Их невозможно отследить. Они рождаются уже взрослыми в клон-машинах, имея сфабрикованную биографию документы империи, для которой были созданы. В сознании каждого из них запрограммированы определенные цели, и, хотя для их достижения им могут потребоваться годы, провалов у них еще не было ни разу.
 
– Невидимые, – пробормотала Виола. И все это время были прямо у нас под носом. – А что насчет подпространственной вспышки? Как спящему агенту это удалось?
 
– Супер продвинутые имплантаты, – сказал Гриус. – Многие из них самособирающиеся и не могут быть физически обнаружены до активации агента. В основном они стимулируют выработку адреналина, атрофируют болевые рецепторы и ускоряют процесс регенерации, плюс еще несколько функций. В прошлом они так же использовались в качестве передатчиков.
 
– Спящий агент активировал один из этих передатчиков, что бы связаться с нами?
 
– Не только с нами.
 


***

 
– По данным Виолы, Старейшины были самыми мудрыми членами семи племен, – продолжил Баер. – Они якобы обладают глубокими знаниями о всех племенах, включая собственное. Однако официально их существование Минматар отрицают. Напротив, к ним относятся как к легендам, мифическим существам – все для того, что бы скрыть их настоящие личности.
 
– Но кто-то же должен знать, кто они, – сказал Сенатор Десироу, – Иначе на их спасение бы не отправили Вальклиров!
 
– Им дали подсказку, – ответил Баер, снова постучав по консоли. – Вот это.
 
Мужчины смотрели, как записанные датчиками Атрона Виолы внешние данные подскочили на подпространственном, гамма- и рентгеновском уровнях, а затем вернулись к норме.
 
– Посмотрите на время. Всплеск исходил с Диемнон и произошел практически одновременно с двумя ключевыми событиями: тюремным восстанием на горнодобывающем комплексе и пропажей Апостола Тадж Рукона и семерых других первосвященников. Попробуете догадаться, где внезапно были найдены их тела?
 
– Не говорите, что на Диемнон… – сказал Марк.
 
– Правильно. И самое страшное то…
 
– Что амаррцы считают Виолу ответственной за их смерть, – сказал Сенатор Гаррет, откидываясь в кресле и потирая виски.
 
– Именно, – сказал Баер. – Корабль Виолы даже не был вооружен. Тем, что привело ее на Диемнон, был этот всплеск – она скорее всего подумала, что это ключ к местонахождению Старейшин. Похоже, что этот всплеск так же был зафиксирован амаррцами и минматар, но сообщения различались кардинально.
 
– Но кто его послал? – вопросил Сенатор Гаррет. – И я все еще не могу понять, кто еще знает об этих Старейшинах!
 
А тут, – ответил Баер, – В игру вступает теория Виолы об «Ордене».
 
– Орден? – переспросил Сенатор Десироу. – А это еще кто такие?

 


***

 
– Как они получили контроль над моим кораблем? – спросила Виола, одновременно трясясь от холода и обливаясь потом. – И эти голоса у меня в голове…Я чувствовала себя словно изнасилованной
 
– У нас тоже есть технология, позволяющая подобным образом перехватывать управление, – ответил Гриус, кладя ей руку на лоб, – Корабли империй – минматарский Рифтер, например – еще не оснащены защитой от подобных атак. Но способность Энхедуанни воздействовать на нервные окончания, ответственные за восприятие звуков человеческим мозгом…эта технология вне нашего понимания, по крайней мере пока.
 
– Вне вашего понимания? – переспросила Виола. – Вы джовианцы должны быть гребаными техническими гениями нашего времени!
 
– Технологии Энхедуанни гораздо более продвинута, чем наша, Виола. Они обладают абсолютными знаниями в квантовой физике и науке о частицах, и верный признак их присутствия – нелинейная телепортация.
 
– Что? – не поняла Виола.
 
– Мгновенное перемещение материи сквозь пространство без использования вормхолов, звездных врат или варп-двигателей, – ответил Гриус. – Мы такого делать не можем.
 
– Меня не волнует, что вы можете делать, а что нет, – взмолилась впадающая в отчаяние Виола. – Я просто хочу понять эти голоса, Гриус. Что за наука позволяет им так вторгаться в мое сознание?
 
Он помедлил с ответом.
 
– Мутация.
 
На секунду задумавшись над его ответом, Виола увидела, что иссиня-черные глаза джовианца смотрели прямо на нее.
 
– Гриус, Энхедуанни – люди?
 
– Уже нет.

 


***

 
– А что с джовианцами? – спросил Лиам. – На телеметрии отчетливо видно, как два «Призрака» вышли из режима невидимости прямо перед тем, как оборвалась запись.
 
– Если Виола и контактировала с ними, то мне об этом не говорила, – ответил Баер. – Но то, что они в этом замешаны, меня не удивляет.
 
– У нас есть дипломатические каналы связи с джовианцами? – спросил Лиам.
 
– Наши контакты всегда были малочисленными, но они после начала войны с Калдари они пропали полностью, – сказал Сенатор Десироу. – Никто не знает, почему.
 
– Свяжитесь с ними, – сказал Сенатор Гарретт. – Они пришли ей на помощь, и возможно захотят ответить на наши вопросы.
 
– Если вопрос в этом, – сказал Баер, – Не утруждайте себя попытками установить контакт. Они сами выйдут на нас в свое время, после того, как получат, что хотят от Виолы.
 
– Я слышал достаточно, – сказал Сенатор Гарретт. – Я прямо сейчас отправляюсь на Диемнон, и не покину ее, пока не выясню, что там случилось.
 
– Плохая идея, – сказал Баер. – Система Хихил заблокирована амаррскими военными кораблями, охотящимися на остатки флота Вальклиров. Вы собираетесь отправляеться на стрельбище. Не делайте этого.
 
– Я соглашусь, – сказал Сенатор Десироу, – Справедливо или нет, Виола там разыскиваемый преступник, и любой корабль галленте будет скорее всего считаться вражеским.
 
– Меня это не волнует, – сказал Сенатор Гарретт, – Имеющаяся у нее информация бесценна для Федерации, мы должны сделать все возможное, что бы защитить ее. И давайте будем реалистами – амаррцы не будут открывать огонь по Сенатору Галленте.
 
– При всем уважении, Сенатор, я думаю, что вы не правы, – сказал Баер, – Виола обвиняется в убийстве священников, не говоря уже об их священных Апостолах. В их культуре нет преступления ужасней, а ваше присутствие будет подразумевать замешанность в этом Федерации, если не хуже, ее одобрение этих действий. Это плохая идея, как ни посмотри.
 
– В сравнении с решением Генерала Брюса просто уйти? – спросил Сенатор Гаррет, – Не думаю, Баер. Я собираюсь встретиться по этому поводу с амаррцами и получить ответы.
 
– Прекратите играть в героя, – проворчал Сенатор Десироу, – Давайте свяжемся с ними через послов, они как раз для этого…
 
– Ни за что, – резко возразил Сенатор Гаррет, – У нас нет времени на все эти процедуры. Я уже на пути к Диемнон. Если существует хоть малейший шанс, что Виола жива, то нашей обязанностью является сделать все возможное, что бы вернуть ее. Насколько я понимаю, ее выживание это вопрос национальной безопасности.
 
– Так же, как и ваше, Сенатор, – сказал Баер, – И если вовлечены вы, ставки сильно повышаются.

 

 

 

 

спойлерГлава VI

 

Насилие, шрамами покрывающее всю историю цивилизации, есть доказательство факта, что все люди рождаются рабами разным господам. Сила Империи исходит из абсолютного признания, что существует лишь один истинный Господин; те, кто отрицают его, никогда не найдут покоя.
 
– Амаррский Посол Отурус Феинз, Саммит Каилле, 23220
 
 
Религия это неизлечимая болезнь, симптомы которой включают потерю здравого смысла, человечности, способности рационально мыслить и, в вашем случае, моральное разложение.
 
– Посол Галленте Джакус Аллироу, Саммит Каилле, 23220
 
 

Регион Дерелик – Созвездие Агу
Система Хахил: Неизвестная локация в глубоком космосе

 

Выйдя из варпа, покореженный «Адский Призрак» затормозил, окруженный длинными потоками плазмы, объединявшихся в багровые сферы. Несколько секунд назад амаррская крылатая ракета детонировала рядом с незащищенной щитом частью корабля, находившейся прямо под мостиком, разбросав людей и оборудование по всей палубе подобно подхваченным штормом насекомым. Оглушенный и не понимающий, где находится, Карт обнаружил себя лежащим на полу. Стоны раненых и умирающих членов команды привели его обратно в чувство.
 

Мостик был густо заполнен едким дымом горящей электропроводки и усеян обломками покореженной арматуры. Карт медленно поднялся с палубы, пытаясь игнорировать пульсирующую боль в затылке и что-то влажное, стекавшее по его плечам и шее. Со времени первой битвы у Диемнон «Адский Призрак» пережил пять разных столкновений с ВКС Империи. Сотни боевых кораблей вели охоту на спецподразделение Вальклиров, неустанно выкуривая их из глубокого космоса. «Адский Призрак» был всем, что осталось от тридцати кораблей Минматар, несколько часов назад вошедших в систему Хахил.
 

– Инженерная… – Карт запинался. Несколько мужчин, кашляя, пытались пробраться к своим постам.
 

После небольшой паузы ответил искаженный помехами голос:
 

– Да, сэр…
 

– Сколько человек оставалось снаружи, когда мы вошли в варп?
 

– Сорок шесть, – скрипнул голос. – Генераторы варп-ядра скорее всего убили их до того, как мы разогнались до сверхсветовых скоростей.
 

Карт вспомнил, каким тяжелым было решение войти в варп из-за амаррской атаки, меняя жизни людей, пытавшихся произвести ремонт снаружи, на тысячи членов команды, все еще находившихся внутри.
 

– Они успели починить антенну передатчика?
 

– Нет.
 

– А пожар?
 

– Локализирован, но на некоторые палубы теперь не попасть, – инженер сделал глубокий, вымученный вдох. – Главные двигатели починке не подлежат и были выключены. Попытка снова их включить уничтожит корабль.
 

 У Карта кружилась голова, но он отогнал искушение свалиться без сознания.
 

– А варп-двигатели?
 

– Функционируют, но без защищающей генераторы брони одно прямое попадание…
 

– Я понимаю. Спасибо, Лейтенант.
 

– Адмирал, вы истекаете кровью, – сказал подошедший навигатор.
 

«Как и все мы,» – подумал Карт.
 

– Это я отложу на потом. Состояние орудий?
 

– Функционирует одна турель; остальные повреждены, либо уничтожены, – ответил канонир. – Пусковые установки со второй по четвертую работают, но когда загорелись двигатели, мы выкинули боеприпасы в космос, что бы предотвратить их возможный взрыв.
 

– Сэр, рана на вашей голове очень серьезная, – снова прервал навигатор. – Позвольте медикам осмотреть вас.
 

– Я сказал, что отложу это на потом! – отрезал Карт, падая на колени и безуспешно пытаясь ухватиться за покореженную консоль. Несколько человек бросились ему на помощь.
 

– «Адский Призрак» выдержит, – сказал бросившийся к Карту офицер, а на мостике появились медики. – Но только если его капитан останется целым.
 

Связи нет, оружия нет, бежать некуда…
 

– Постарайтесь держаться в гиперпространстве максимально возможное время, – пробормотал Карт. Перед глазами у него все поплыло. – Возможность для побега рано или поздно проявится…
 

«Они, как и я, знали, что мы все идем умирать,» – подумал он. «Старейшин больше нет, а значит – и Минматар».
 

Он смотрел, как медики отрывали его плечи от палубы.
 

«Я получил то, за чем сюда пришел,» – подумал Карт прежде чем провалиться в небытие, – «Убийца моего сына мертв. Остальное неважно».



***

 
Регион Дерелик – Созвездие Агу
Система Аранир: Направление на Систему Хахил
Крейсер класса Целестис «G.F.S Вентура»

 

Сенатор Гаррет осознал, откуда исходило его страстное желание вступить в конфликт с амаррцами. Причиной безрассудного поступка, который он собирался совершить, был праведный гнев, перевесивший все остальные доводы, включая безопасность команды «Вентуры». «Амаррцы не посмеют напасть на сенатора Галленте,» – напомнил он себе. Подобное было немыслимым, а потому совесть его не беспокоила – риски были невелики.
 

Он в нетерпении стоял на мостике, глядя, как рассеивается варп-тоннель, а его офицеры сидели, нервно уставившись на тактический дисплей. В системе Аранир находилось ровно 50 кораблей ВКС Империи, и в тот момент, когда отключились варп-двигатели «Вентуры», половина из них была отлично видна сквозь окна мостика. Несколько амаррских фрегатов немедленно сошли с орбиты вокруг врат в Хахил, и повернулись в сторону «Вентуры».
 

– Они вызывают нас, – сказал навигатор. – Перевожу на внутреннюю связь.
 

– Говорит Вице-Коммодор Арменус Теидес ВКС Империи. Система Хахил находится на карантине приказом Его Святейшества Императора. Немедленно заглушите двигатели и приготовьтесь к сканированию.
 

– Говорит Сенатор Вале Гарретт, и не собираюсь глушить двигатели. Этот корабль находится вне вашей юрисдикции и вы не имеете права ограничивать передвижения…
 

– Сенатор Гарретт, мне дано разрешение уничтожить ваш корабль и заключить под стражу выживших в случае, если вы подойдете к вратам на расстояние десяти километров. Заглушите двигатели и противьтесь к сканированию.
 

Амаррские фрегаты летели ровно за «Вентурой».
 

– Навигация, – процедил Сенатор Гарретт, – курс на врата Хахил, две трети тяги.
 

Офицер заколебался:
 

– Сэр, я не думаю…
 

– Я сказал две трети тяги!
 

Из динамиков грохнул голос Сенатора Десироу:
 

– Достаточно, Вале. Ты слишком далеко зашел со своими выкрутасами, пора остановиться.
 

Сенатор Гарретт не собирался повиноваться.
 

– Ты слышал, что они сказали? Они угрожали нам расправой! Нам! И это после того, как они сбили безоружного пилота Федерации! Мы не отступим, и я не собираюсь подчинятся их бессовестным требованиям. Навигация, врубайте две трети тяги, или я подойду и сделаю это сам!
 

– Вале, это безумие…
 

– Это мой корабль и я здесь командир! – прервал Сенатор Гаррет, и корабль начал разгон.
 

Один за другим четыре амаррских фрегата начали брать его в цель. Затем остальные корабли ВКС Империи – преимущественно линкоры и крейсера – сделали то же самое.
 

– Сенатор Гаррет, это ваше последнее предупреждение. Заглушите двигатели и приготовьтесь принять на борт инспекцию.
 
 
Инспекцию? Послушайте меня очень, очень внимательно, – прорычал Сенатор Гарретт, глядя как счетчик расстояния на главном экране начал уменьшаться. – Я Сенатор Федерации Галленте, и я здесь для того, что бы вернуть пилота Федерации, сбитого над поверхностью Диемнон. Это был неспровоцированный акт агрессии, и это ваш последний шанс сохранить мирные взаимоотношения, существующие между нашими нациями. А теперь вы пропустите меня, и поможете мне в поисках пилота, которого вы попытались убить в системе Хахил!
 

Все находившиеся на борту «Вентуры» члены команды дружно задержали дыхание в момент, когда счетчик расстояния опустился до десяти километров, а затем продолжил падать.
 

Четыре преследующих «Вентуру» фрегата внезапно активировали сетки, моментально заставив крейсер полностью остановиться, а тех, кто стоял на мостике – упасть вперед. Из динамиков раздался новый голос.
 

– Вы носите титул «Сенатора»?
 

Кто это? – крикнул Вале, поднимаясь обратно на ноги.
 

– Ваше присутствие здесь подтверждает причастность правительства Федерации к убийству Апостола Тадж Рукона и его учеников. За это гнусное преступление Его Святейшество Император Хейдеран приговаривает вас к смерти.
 

Последнее, что успел в своей жизни Сенатор Вале Гарретт – открыть рот в попытке выразить протест. Он, а так же все триста сорок два члена команды «Вентуры» погибли в течение нескольких секунд – ВКС Империи привели вынесенный Императором Хейдераном смертельный приговор в исполнение.
 

И в тот момент, когда его труп уродовали те же силы, что разносили крейсер по кусочкам, миниатюрное устройство в желудке покойного Сенатора детонировало за долю секунды до взрыва главного реактора «Вентуры».


***

 
Виола быстро повернулась налево – она готова была поклясться, что кто-то или что-то снова промелькнуло мимо нее. Но кроме стен пещеры, окружавших полосу, там ничего не было. Ужасно дрожа, она сидела на земле напротив Фауса Акредона, обхватив колени руками и раскачиваясь взад-вперед. Затем она снова заметила какое-то движение, на этот раз справа, и взвизгнула, поймав мимолетную тень преследователя – один из безликих призраков из ее снов.


– Гриус! – крикнула она, быстро дыша, – Тут вокруг гуляют еще какие-то невидимые фрики из ваших?
 

– У тебя галлюцинации, – ответил он. – А абстинентный синдром у тебя прогрессирует гораздо быстрее, чем я предполагал.
 

– Нет, Гриус, ты не прав…клянусь, здесь есть что-то еще!
 

– Здесь только мы трое, Виола, – ответил он. – Пилоты-минматар находятся со своим кораблем, а раненый джовианец – в медицинском стазисе на моем. Остальные глубоко внутри комплекса.
 

Далекий грохот напомнил ей о раскатах грома. «Прямо как в моем сне, прямо перед тем, как труп втаскивает меня внутрь». Он посмотрела на Фауса, и глаза ее наполнились слезами. Он все еще сидел на коленях, сгорбившись, с трудом поддерживая собственный вес. «Я чувствую жалость к этому монстру,» – подумала она, – «Я пытала его всеми известными мне способами, а в итоге все, что я чувствую – угрызения совести».
 

Виола придвинулась к нему поближе, и опустила голос до дрожащего шепота:
 

– Я больше не могу обвинять тебя за то, что ты совершил, и ненавижу себя за это. Ни кем родиться, ни опыт, определяющий кто мы есть, мы выбирать не можем…
 

– Контакт, – внезапно сказал Гриус. – Мы только что прошли незамеченными мимо нескольких амаррских стражей, и направляемся в цепь пещер. Наши поиски Старшин начинаются здесь.
 

Она потянулась за прибором, который отключал надетый на Фауса Глейв-ошейник.
 

– Я надела на тебя этот ошейник, и я буду жалеть об этом до конца своих дней, – устройство зашипело и щелкнуло. Фаус захрипел, но глаза не открыл. Виола, подавшись вперед, сняла ошейник и отбросила его в сторону. – Я не убивала этих священников, – сказала она. Дрожь усиливалась, а призраки начинали мелькать все чаще. – Я не могу никому навредить, я просто не могу… – она упала на землю, свернувшись в клубок. – Я прощаю тебя, Фаус…зато, что ты сделал, за то, кто ты есть…я прощаю тебя.
 

– Фаус сохранял молчание, но дышать стал тяжелее.
 

–Гриус, – прорыдала Виола, – Отпусти…отпусти его. Развяжи его и просто отпусти.
 

Джовианец не ответил.
 

– Гриус? – переспросила Виола, пытаясь повернуться. – Пожалуйста, просто развяжи…
 

Вид Гриуса испугал ее. Он стоял, будто замороженный, а лицо его было искажено жутким выражением, значение которого она понять не могла.
 

А затем она включила изображение на своей гарнитуре.


***


– Почему они перестали подавать сигналы? – спросил Тагмар, тихо пробираясь в сторону Влада. Рядом со входом в пещеру, находившимся в двухстах метрах внизу, переговаривались несколько амаррских стражников, не подозревавших о трех нацеленных на них вальклирских винтовках. Лидер джовианского отряда каждые несколько метров передавал сигналы Владу, информируя того о происходящем впереди. Но с тех пор, как те прошли мимо стражников, сигналы прекратились.
 

– Я не знаю, – ответил Влад, поднимая винтовку к плечу и поправляя выданную Гриусом гарнитуру. – Я не собираюсь вызывать их, пока не посмотрю сам.
 

Сняв шлем, Влад опустил гарнитуру. Он дважды ощутил легкое покалывание в глазу – когда девайс включился, и когда на видимых им стражников наложилось другое изображение. Борясь с желанием протянуть руку и потрогать картинку, он покрутил настройки изображения, не очень понимая, на что именно он смотрит. То, что он видел, было похоже на ряд песчаных барханов, которые снимали свысока – светлые и темные полосы чередовались, идя параллельно друг другу.
 

– Что ты видишь? – спросил Тамгар.
 

– Не уверен, – ответил Влад, снова играясь с настройками. – Это выглядит почти как…
 

Его пальцы нашарили клавиши управления масштабом, и он масштабировал изображение.
 

– Почти как что?
 

Темные полосы, на которые смотрел Влад, постепенно приняли очертания тюремной решетки, а из-за нее прямо на него смотрели пустые глаза минматарского ребенка.


***


Нет!
 

Крик ужаса вырвался из Виолы, и она закрыла глаза, мечтая, что бы все это оказалось лишь очередным кошмаром. Но весь ее опыт, касающийся жестокой реальности войны, все те сцены ужасной смерти и разрушений, которые она наблюдала на протяжении своей карьеры, говорили ей, что это была реальность. По ее лицу потекли слезы. Тела дюжин – возможно сотен – детей и стариков-минматар, погибших от голода и болезней, были разбросаны по пещере. Некоторые были еще живы, и ползали в грязи и вони в поисках месте, где могли бы наконец помереть. Гриус выглядел абсолютно недееспособным, как будто то, что он видел, поразило что-то глубоко внутри него, что-то, к чему он был совсем не готов.
 

Виола медленно поднялась на ноги.
 

– Гриус, – сказала она, и, спотыкаясь, поплелась к нему.
 

Джовианец открыл рот и начал двигать челюстями, как будто говорил, но из него не выходило ни звука. «Он считал, что у него есть все ответы,» – подумала Виола, – «Пока не увидел это».
 

– Прошу, скажи что-нибудь, – произнесла она, протягивая дрожащую руку, что бы дотронуться до его окаменевшего лица.
 

На это ушло несколько попыток, но наконец он смогу выдавить из себя единственное слово:
 

– Почему…
 

– Рабы существуют ради единственной цели, Гриус, – сказала она, пытаясь не обращать внимания на шепот призраков в ушах. – Если они не могут служить этой цели, по любой причине – недостаток силы, болезнь, что угодно – от них избавляются.
 

– Гриус дернулся в еще нескольких попытках заговорить:
 

– Дети…
 

Виола сжала губы, отчаянно пытаясь не разрыдаться.
 

– Да, – прошептала она. – Они слишком маленькие, что бы помогать в трудовых лагерях, и только здоровым минматар позволено рожать вне их.
 

Она вспомнила, что слышала, что джовианские эмбрионы выращивались в специальных пробирках, и что эти эмбрионы были самым близким к понятию «священное» из всего, что существовало в джовианском обществе. Пробирки были плотью и кровью их цивилизации, без которых она была неспособна к воспроизводству. Вид детей, нарочно брошенных умирать от истощения, скорее всего был тем, что джовианцы ни разу не выдели за всю свою историю.
 

– Теперь ты понимаешь, Гриус? Видишь, почему я хочу, что бы он открыл глаза?
 

Гриус перевел взгляд на Фауса.
 

– Он не хочет видеть то, за что, как он в глубине души понимает, он частично ответственен, – продолжила она. – Я потратила всю жизнь на то, что бы заставить других увидеть это.
 

Вздрогнув и зловеще забросив голову, Гриус на секунду уставился вверх, а затем двинулся в сторону лежащего на полосе Глейв-ошейника.
 


***


– Двое из них снова начали двигаться, – сказал Влад, надеясь, что слезы на его веках не покатятся вниз.
 

Драмис и Тамгар молчали. Из всех унижений и жестокости, которым когда-либо подвергались минматар, это была самая ужасающая сцена из всех, которые они когда-либо видели. Влад видел, как двое джовианских солдат наконец-то начали двигаться прочь из пещеры, осторожно переступая гниющие трупы и незаметно обходя амаррских стражников в масках, стоявших снаружи.
 

Но третий джовианский солдат оставался на месте.


***


Руки Гриуса мелькали, быстро и точно застегивая Глейв-ошейник на его шее и прикрепляя и регулируя настройки гарнитуры, прикрепленной к его голове. Амаррец быстро дышал через нос, как будто пытаясь подготовиться к боли, которая, как он чувствовал, была неизбежна.
 

– Ты откроешь глаза, – сказал Гриус, настраивая радио передатчик, – вне зависимости от того, хочешь ты этого или нет.
 

Шесть шприцев пронзили кожу на шее Фауса, и тот закричал.
 

– В Глейв-ошейнике содержатся шесть разных химических элементов, которые могут оказывать эффект без прямой инъекции, – сказал Гриус. – Но в качестве основного метода убеждения амаррцы все равно предпочитают угрозу боли.
 

Фаус снова начал молиться, и Виола услышала, как шприцы, втянувшись, немного повернулись, а затем вонзились ему в шею. На старых ранках выступили капельки крови, и по ангару разнесся еще один душераздирающий крик.
 

Гриус продолжил, словно бы ничего не случилось:
 

– Амаррские стражи носят эти передатчики, способные установить любую комбинацию элементов в зависимости от ситуации. Если раб приближается слишком близко к стражу, то эта игла…– шприц вытянулся из шеи Фауса, а затем три раза быстро вошел обратно, – введет токсин, моментально убивающий носителя ошейника.
 

Животное, вырвавшееся на свободу в Гриусе, напугало Виолу, и ее и так больное сердце забилось еще быстрее.
 

– Ошейник примитивен, но своей цели служит исправно, – продолжил Гриус, проделывая ту же отвратительную операцию с каждым из шприцов. – Этот шприц, например, вводит стандартный антидот, что бы предотвратить распространение болезней по шахте. Этот вводит болеутоляющее, позволяющее прекратить крики покалеченных в несчастных случаях и при избиениях. Этот вводит сыворотку правды, дабы нельзя было утаить никаких секретов, а этот – сыворотку, вызывающую эйфорию, дабы рабы лучше подчинялись приказам господина.
 

Крики Фауса перешли в рыдания, но глаза он так и не открыл.
 

– Остается один шприц. Виола, знаешь за что он отвечает?
 

Дрожа и чувствуя ужасную слабость, Виола уселась рядом с Фаусом и снова стала раскачиваться. «Я умру здесь внизу,» – подумала она, – «И буду похоронена в этой психушке».
 

Страх, – сказал Гриус. – Шестой шприц вводит препарат, стимулирующий страх. Если его использовать перед стимуляторами боли, электро-хлыстом, например, он также слегка парализует и делает особо чувствительными нервные окончания, делая жертву особенно уязвимой к боли, заставляя боятся ее.
 

Виола нагнулась к Фаусу, который издавал стоны в перерывах между частыми вдохами.
 

– Скажи мне, Фаус… Где теперь твой бог?


***


Успокаивающий звук ее голоса в сочетании с изрекаемыми ею богохульствами были дьявольски противоречивы, что, похоже идеально подходило к тому аду, в который превратилось его существование. По правде говоря, он отчаянно хотел открыть глаза просто для того, что бы взглянуть на единственную прекрасную вещь, оставшуюся в его земной жизни. Но сделать это означало провалить важнейшее испытание его души.
 

Пронзившие шею иглы рисовали молнии на обратной стороне его век, напоминая ему о гигантских взрывах, расцветавших под ударами вгрызавшихся в поверхность тахионов. «Тысячи молитв,» – подумал Фаус, – «а я все еще не могу избавиться от воспоминаний о том, что совершил, о том, что мне было приказано совершить! Одна жестокость за другой, причиняя и чувствуя ужасную боль – все для того, что бы показать мою бесконечную преданность тебе! Помучай человека жаждой три дня, и грязная вода покажется ему сладчайшим эликсиром; насыть нас смертью и разрушением, и любое существование без боли будет для нас раем! Это ли уготовил ты нам, Отец? Неужто весь твой великий план это просто садистская схема, как занизить наши ожидания настолько, что смерть покажется лучшим подарком? И этому я должен поклоняться? Смерти и страданию? Так, Отец?»
 

Фаус закричал, и начал биться головой о камни полосы. Это все речи дьявола, пытающегося заставить меня оставить Его. Я не сдамся! Прости меня, Отец, я знаю, что это пройдет!
 

– Если ты не откроешь свои глаза, – сказал голос демона, – страх сделает это за тебя.
 

О Боже, нет, не дай ему…
 

Фаус почувствовал, как игла глубоко вошла в заднюю часть его шеи, и пустила по венам горячую жидкость. Паника охватила его, и глаза в ужасе распахнулись. Лицо его все еще смотрело вниз, и на камнях начала проявляться ужасная картина.


***


Виола смотрела, как Фаус дергался в своих путах, и бросился в сторону, отчаянно пытаясь сбежать от ужасного видения, транслируемого на его сетчатку.
 

– Посмотри на это Фаус, – сказала она. – Посмотри, черт тебя возьми!
 

Глаза его были широко распахнуты, рот в ужасе распахнут – он пытался ловить им воздух, но легкие не хотели его впускать. Они видела, как дрожали его конечности и слышала хрипы, доносившиеся из его глотки. Это был вид ломающегося человека, человека сходящего с ума от страха, человека, встретившегося с горькой правдой, которую он надеялся никогда не открыть.
 

– Нет! – закричал он. Глаза его безумно вращались.
 

Два ужасно истощенных минматарских раба складывали трупы детей на магнитную тележку, а амаррские стражи смотрели за ними, держа электро-хлысты наготове.
 

– Вот твои священные Паладины, – сказала Виола. – Защищают Божью волю.
 

– Нет…нет, нет! – повторял Фаус, переворачиваясь на спину.
 

– И защите этого ты посвятил свою жизнь, – сказала она, ударяясь в рыдания – один из рабов упал от истощения. По его голому телу сразу же заплясали искры от электро-хлыстов. – Посмотри на это, черт тебя возьми… посмотри и пойми, каким монстром ты стал!
 

Нет! Нет! Нет! – Фаус закричал еще громче, чем прежде, дергаясь взад-вперед так, словно кто-то его избивал. Виола не смогла вынести этого зрелища, а Гриус бесстрастно стоял рядом, и в его холодных черных глазах не было ни капли жалости.
 

Затем Фаус выпрямился, откинулся назад и выгнул шею к небу.
 

Я отрекаюсь от тебя! – проревел он. – Я отрекаюсь от тебя и твоего гнусного королевства! Ты мертв для меня! Слышишь меня? Мертв!
 

Ошейник зашипел, и Гриус, подойдя к Фаусу, снял его и бросил об землю с ужасающей силой. Тот разлетелся на кусочки, а Фаус начал уродовать собственное лицо, колотясь о поверхность полосы. Виола бросилась к нему, и попыталась перевернуть его на спину.
 

– Что я наделал, – рыдал он, снова и снова повторяя этот вопрос, а из рваных порезов на его лице лилась кровь. – Во имя любви всего сущего, что я наделал…
 

– Виола, – сказал внезапно Гриус, – переключи каналы в глазной камере.


***


Влад смотрел, как изображение проплыло мимо нескольких групп рабов, вгрызавшихся в стены пещеры своими лазерами, затем – в сторону от основного пути в лабиринт из недостроенных металлических конструкций. С потолка этой части комплекса свисали сталагмиты, а из стен торчали обрывки силовых кабелей. Джовианцы двигались в полной темноте, используя приборы ночного видения, и транслировали изображение самого лучшего качества из когда-либо виденного Вальклирами.
 

Внезапно их движение замедлилось, и ведущий джовианец, который и держал камеру, отступил на несколько шагов назад. Изображение замерло на одной из структур слева, а затем остановилось.
 

Внутри недвижимо стояли одиннадцать фигур, но изображение не приближалось. Солдат достал карманный фонарь, и навел его луч на фигуры. Влад понял, что те были трупами, привязанными к железным столбам.
 

– Посвети на их лица и увеличь изображение, – прошептал он.
 

У Влада упало сердце: он узнал старейшин кланов Нефантар, Старкманир и Таккер.
 

– Это они, – сказал он. – Вы можете осмотреть тела?
 

– Нет, – ответил джовианский солдат. – Сейчас же собирай команду и уходите.
 

– Не понял?
 

– Вход в комнату заминирован. Амаррцы знают, что мы здесь. Если хотите жить, быстро отступайте обратно в ангар.
 

Только Влад собирался спросить причину, отдаленный вой сторожей – плотоядных клыкастых тварей, выращенных амаррцами что бы присматривать за минматарскими рабами – заставил кровь в его венах застыть.
 

– Капитан, смотрите! – сказал Драмис. Двое находившихся снизу от них стражей внезапно пригнулись, и бросились в сторону входа в пещеру.
 

– Отступаем, – сказал Влад, потянув Тамгара за рюкзак. – Старейшин больше нет, быстро на корабль, вперед, вперед, вперед! Кругар, как слышишь?
 

Через глазную камеру Влад мог видеть, как пещеру озаряли вспышки выстрелов – джовианцы сражались за свою жизнь с мощными четырехногими хищниками, набрасывавшимися на них со всех направлений.
 

– Жду приказа.
 

– Мы возвращаемся, готовься взрывать заряды!
 

– Принял.
 

Камера транслировала, как одна из тварей оторвала руку джовианскому солдату, и Владу показалось, что рука была его собственная. Последним, что он через нее увидел, были слюнявые опускавшиеся на нее слюнявые клыки.
 

– Бежим! – закричал он, вставая и выстреливая двумя гранами в сторону входа в пещеру. Трое Вальклиров бросились вверх по холму, а за их спинами топот смешивался со звуками обрушивающихся камней.
 

За ними следовали крики, звуки выстрелов и рев. Влад понял, что у них осталось примерна минута до того, как первая стая сторожей прорвется через завалы и нагонит их.


***


Гриус пробормотал на джовианском что-то очень похожее на ругательство.
 

– Что случилось? – спросила Виола.
 

– Я сказал «преданы». Энхедуанни предали нас в пользу амаррцев, – ответил он, направляясь к трапу ближайшего «Призрака». – А метеоритный шторм снаружи скоро закончится. Капитан Кинтреб!
 

– В голосе, донесшимся из устройства в руке Гриуса Виола узнала капитана Вальклиров.
 

– Не сейчас, Гриус, – выдохнул он.
 

– Прикажи команде твоего Рифтера немедленно подняться на борт моего корабля, если хочешь их спасти, – сказал Гриус, остановившись у трапа.
 

– Омикрон-Один, покиньте корабль и следуйте за Гриусом, – сказал Влад. – Быстро!
 

– Покинуть корабль, так точно, сэр, – ответила пилот-вальклир. Посмотрев на другую сторону полосы, Виола увидела, как из фрегата выбрались две крошечные фигурки.
 

– Осторожнее! – крикнул голос, и за ним последовала автоматическая очередь. Гриус переключил каналы и начал быстро двигаться вверх, бросая отрывистые реплики на джовианском. Виола слышала, как в разговоре участвовали еще два голоса – скорее всего, двое оставшихся джовианских пилота.
 

– Оставайся здесь, – сказал из корабля Гриус. – Я никуда не ухожу. Вернусь через пару секунд.
 

Прежде чем она успела вымолвить хоть слово, трап закрылся, оставив ее наедине с Фаусом. Коммодор ВКС Империи уже некоторое время молчал.


***


Тамгар поливал сторожей огнем из винтовки, когда амаррские стражники подобрались достаточно близко, что бы начать стрелять в ответ. Влад загрузил в гранатомет три последних гранаты.
 

– Вы оба, приготовьтесь бежать! – крикнул он, а над его головой рикошетили от камней пули. Влад опустился на одно колено, и быстрой очередью выпустил все три заряда в разные точки на потолке. Как только детонировал первых из них, Драмис и Тамгар, вскочив, побежали.
 

Насчитав только два взрыва, Влад развернулся и побежал вверх. С места, где должна была разорваться третья граната, амаррский стражник выпустил собственную очередь зарядов.
 

– На землю! – закричал Влад, бросаясь лицом вниз, и три оглушающих взрыва засыпали его обломками и камнями. Борясь со звоном в ушах и игнорируя боль в ногах и спине, он перевернулся и сделал несколько ответных выстрелов.
 

– Я ранен! – крикнул Тамгар, поливая амаррцев огнем из винтовки. – Твою мать, я ранен!
 

С трудом поднявшись с земли, Влад похромал в сторону, откуда доносился рокот винтовки Тамгара. На секунду удивившись тому, что тот ровно сидел на земле, Влад рухнул рядом и тоже открыл огонь.
 

– Нам нужно продолжать двигаться, – сказал он. – Иди, я прикрою.
 

– Я уже никуда не пойду, капитан, – ответил Тамгар, глядя вниз.
 

Влад наконец-то заметил, что Тамгар сидел в луже крови, а ноги его находились отдельно от туловища. Над ними рикошетило все больше пуль, и умирающий Вальклир достал все оставшиеся у него гранаты.
 

– Я думаю, что Драмиса они тоже достали, – прохрипел он сквозь потоки льющейся изо рта крови. Затем он выдернул чеку одной из гранат.
 

– Беги, капитан. Беги со всех ног.
 

Подавшись вперед, Влад рванул так быстро, как мог, чуть не споткнувшись об разорванные останки Драмиса. Увидев Кругара, машущего ему с вершины холма, до которого оставалось все метров сто, Влад снова бросился на землю.
 

Винтовка Тамгара на секунду умолкла, и Владу показалось, что он мог слышать вой все прибывающих сторожей. Затем наконец-то взорвались гранаты.


***


Взрыв Виолу вздрогнуть, и двери напротив полосы распахнулись. В проеме засели трое Вальклиров, и их винтовки изрыгали огонь.
 

– Я не могу помочь вам, пока не увижу их, – внезапно сказал Фаус.
 

Виола начала чувствовать острую боль в груди.
 

– О чем ты?
 

– Я хочу помочь вам, – сказал он, впервые посмотрев ей прямо в глаза. – Тебе и минматарцам. Но я не могу, пока не свяжусь со стражей!
 

Еще один взрыв – гораздо громче предыдущего – заставил вздрогнуть их обоих.
 
 
– Я ничем не могу помочь, – сказала она. – Возможно Гриус что-нибудь может, но…
 

– Виола, послушай меня, – сказал Фаус. – Что бы здесь не случилось, я клянусь жизнью, что сделаю все, что бы тебя защитить. Благодаря тебе теперь я знаю, что должен делать!
 

Внезапно трап «Призрака» снова открылся. Споткнувшись, Гриус упал на землю, но затем быстро поднялся обратно. Джовианец был полуголый, а цвет его кожи сменился с бледного на грязно-зеленый, напомнивший Виоле о гниющем мясе.
 

– Какого черта с тобой случилось? – спросила она, а по ангару разнесся еще один взрыв. Повернувшись, Виола увидела, как от дверей к ним бежали четверо Вальклиров, один из которых заметно прихрамывал.
 

– Они не успеют, – запинаясь сказал Гриус, игнорируя ее вопрос. – И пилоты Рифтера тоже.
 

Все шестеро минматарцев присели, и открыли ответных огонь в сторону двери. Через проем рвануло несколько жаждущих крови сторожей.
 

Путы вокруг ног и запястий Фауса внезапно спали, и Гриус, схватив стоящего на коленях амаррца за форму, вздернул его на ноги. Затем он вернул ему отобранный пистолет.
 

– Гриус! – закричала Виола.
 

Трап «Призрака» снова закрылся, и двигатели обоих джовианских фрегатов заработали.
 

– Виола…Антианнес, – сказал Гриус, почти вплотную наклоняясь к ней, – если то, что сказал Фаус – правда, мы с тобой еще увидимся. Когда этот день придет, не говори мне, как я встретил свой конец. Ты поняла? Не говори мне, как я встретил свой конец!
 

«Призраки» поднялись в воздух и полетели в тоннель, исчезнув за несколько секунд. Виола была слишком ошеломлена, что бы что-то ответить.
 

– Убей меня, – сказал Гриус, повернувшись к ошеломленному Фаусу. – Так, что бы стражники видели, и быстро. Давай!
 

Пули отрывали куски полосы вокруг них, а все вокруг заполнили крики Вальклиров, раздираемых на части стражами.
 

Прежде чем Фаус успел как-то отреагировать, Гриус схватил его за руку и приставил пистолет к собственной груди.
 

– Ты сможешь спасти хотя бы нескольких, если сделаешь это прямо сейчас!
 

Фаус нажал на курок, и пуля, пройдя сквозь Гриуса, откинула его на пару шагов назад.
 

Kil nat tra fahule! – проорал Фаус. Все сторожа застыли на месте – некоторые со свисающими изо рта кусками человеческой плоти – узнав приказ «к ноге» от амаррского хозяина. Затем Фаус вытянул руку, направил пистолет прямо на Гриуса, и сделал еще шесть выстрелов.
 

– Нет! – закричала Виола, а джовианец замертво упал на землю. Стая сторожей завыла и рысью рванула к останкам Гриуса, обнюхав их, а затем повернулась к Виоле.
 
 

К ним подошли несколько вооруженных стражников, и узнав униформу и ранг, выгравированный на рукаве Фауса, отдали честь.
 

– Вы в порядке, сэр?
 

– Со мной все хорошо, – сказал Фаус, – среди повстанцев есть выжившие?
 

– Один точно, – оскалился стражник. – Но не похоже, что это надолго.
 

Фаус посмотрел на него, сузив глаза.
 

– Ты знаешь кто я, Паладин?
 

– Так точно сэр!
 

– Тогда внимательно слушай приказ: все выжившие минматарцы, а также это женщина-галленте должны получить лучшую из имеющейся у вас здесь медицинскую помощь. Это мои пленники, и с ними следует обращаться как с моей личной собственностью, и любой ценой сохранить им жизнь до того, как прибудет помощь. Это понятно?
 

Картина Фауса, выкрикивающего приказы стражникам вместе со свирепыми сторожами, покорно сидящими рядом с ним, внезапно померкла. Виола снова была окружена безликими душами, но обычно что-то шептавшие ей демоны теперь молчали.

 

 

 

спойлерГлава VII

 

Omen (анг.) - знак, знамение

 

Ничто не могло подготовить нас к этой битве. Подобной судьбы не предсказывало ни одно пророчество, и ни один мудрец, ни один священник не смог бы найти смысл в последовавшем за ней проклятии. И с того жуткого часа на праведных амарр ведет охоту страшный демон, и имя его Вак’Атиот.

 

– Контр-Адмирал в отставке Галврек Конст, «Оглядываясь Назад», 23270 AD

 

В моем сне ко мне явился дух воина, молча указавший мне на ворота, и увидел я дневной свет, хоть и знал, что там должна быть тьма. На следующее утро мы нашли сторожей, охранявших наши бараки, мертвыми, а надетые на нас глейв-ошейники загадочным образом пропали. Затем в грязи, которая служила нам постелью, мы увидели оружие, словно призывавшее нас пролить кровь тех, кого раньше нам приходилось звать «хозяевами».

 

– Аноним, «Войны Глейв», Архивы Крусуал

 

Регион Домейн – Созвездие Тронных Миров

Система Амарр: Планета Орис

Станция Императорской Фамильной Академии

 

Из темноты своих личных покоев Верховный Адмирал наблюдал за процессией прибывавших в ангар имперских кораблей. Вопреки всему Фаус Акредон пережил как засаду, устроенную минматарскими повстанцами, так и метеоритный шторм, который должен был прикончить его ранее. Триумфальное возвращение Акредона в Тронные Миры так скоро после гибели «Непроницаемой» в ВКС считалось чудом, а император Хейдеран с нетерпением ждал рассказа из первых рук.

 

Как человек, множество раз стоявшей лицом к лицу с опасностью, Мекиот Сарум не привык бояться ничего, особенно последствий своих собственных решений. В первые на его памяти в его душу пробрался страх, которых пробирался все глубже с каждым входившим в док кораблем. «Это был осознанный риск,» – продолжал напоминать он себе, – «и возможность закрепить трон за моим родом навсегда того стоила».

 

Но жестокая реальность была в том, что Фаус был все еще жив, а правда о произошедшем над Диемнон вот-вот должна была раскрыться. Реальную опасность представляло то, что доклады об этих событиях могут стать доступны широкой общественности, а это означало что его слово будет поставлено против слова Фауса, который был намного популярнее. Совет Апостолов обязательно примет сторону Акредона, преданность идеям Реконкисты и благочестивость которого были  общеизвестны. В лучшем случае это поставит под вопрос верность Дома Сарум Императору, давая большой соблазн остальным семьям организовать против него заговор.

 

– Мой господин, Император ждет.

 

Слова паладина заставили кровь в его жилах застыть. В полубессознательном состоянии он развернулся, и мимо стражи направился в сторону собора. За его спиной входил в док последний из участвовавших в процессии кораблей, который, по иронии судьбы, был крейсером класса «Омен».*

 

***

 

Регион Эссенс – Созвездие Крукс
Система Ренин: Планета IX – Луна 4
Штаб-квартира Разведывательной Службы Федерации

 

Баер глубоко затянулся сигаретой: его голова буквально раскалывалась от ужасной боли, а сидевшие в конференц-зале мужчины и женщины ошарашено глядели на развешенные по стенам мониторы. Всего несколько секунд назад здесь разворачивались яростные дебаты между чиновниками и военными, спорившими, как следует поступить с амаррцами. Прийти к консенсусу им удалось лишь по одному вопросу: ни при каких обстоятельствах не следует публиковать никаких новостей об атаке до тех пор, пока совместными усилиями не будет выработан достойный ответ. В военная время Федерация не могла позволить себе выглядеть слабой или разрозненной ни перед своими жителями, ни, что главное, перед Государством Калдари.

 

На стенах зала висело восемь больших экранов – по одному на каждую новостную службу Федерации. И каждый из них транслировал запись уничтожения «Вентуры», записанную с находившегося на месте атаки корабля. За исключением Баера и сенатора Десироу не принадлежащих к амарр свидетелей произошедшего в живых было быть не должно. Однако запись, включавшая в себя полную запись переговоров между сенатором Гарретом и ВКС Империи, теперь была доступна каждому гражданину Федерации.

 

Пока один из ведущих едко комментировал «варварское, неспровоцированное убийство сенатора Гаррета», у Баера завибрировал мессенджер. Когда он увидел, от кого пришло сообщение, то чуть не подавился. Быстро извинившись, Баер выскочил из комнаты и вихрем бросился вниз по коридору. Ввалившись в свой кабинет, он захлопнул за собой дверь, игнорируя выкрикиваемые полковником Сиертро требования объясниться.

 

Замерев на секунду что бы собраться с мыслями, Баер сел и вставил мессенджер в рабочую консоль. Самое легко узнаваемое лицо Федерации Галленте появилось в виде голограммы прямо перед ним.

 

– Да, мистер Президент? – спросил Баер.

 

***

 

Регион Домейн – Созвездие Тронных Миров
Система Амарр: ланета Орис
Станция Императорской Фамильной Академии: Собор Святого Пророка Курии

 

– Как мог ты совершить подобную глупость?! – вопрошал Император Хейдеран, окруженный скрытыми под капюшонами архиепископами и военными советниками.  – Ты понимаешь, что натворил?

 

Мекиот заставил себя подавить испытываемое к Хейдерану презрение. Никто не смел говорить с Верховным Адмиралом таким тоном.

 

– Мой господин, я действовал в строгом соответствии с вашими инструкциями.

 

– Ты убил сенатора Галленте! – прохрипел Император. – Один корабль, полностью обездвиженный и находящийся в явном меньшинстве не представлял угрозы блокаде, Адмирал!

 

Кровь в жилах Мекиота закипала, и он начинал медленно терять терпение.

 

– Ему несколько раз было приказано заглушить двигатели, но он…

 

– Нам нужно было время, идиот! Время укрепиться на новых территориях и обратить населяющие их массы в нашу веру! А вместо этого ты дал грозному врагу серьезный повод вмешаться в Реконкисту!

 

– Реконкиста становится сильнее с каждой секундой, Ваше Святейшество, – сказал Фаус, проходя мимо стоявших за ними колон. – Верховный Адмирал Сарум лишь продемонстрировал, что какие-то мясники не смогут поколебать нашу веру в Господа.

 

– Фаус, сын мой! – ахнул Император Хейдеран, и его трон поплыл мило Мекиота в сторону вошедшего коммодора. Старик протянул к нему свои дрожащие руки.

 

Фаус наклонился вперед, что бы нежно обнять его.

 

– Рад снова видеть вас, Отец.

 

– Что они с тобой сотворили, сын? – спросил Император, морщась при виде его изувеченного лица. – Кто в ответе за это ужасное преступление?

 

– Галленте, – ответил Фаус, – при прямой поддержке Джовианцев. Они убили наших священников и пытали меня, пытаясь заставить отречься от веры… на фоне этих двух отвратительных рас даже Минматар кажутся более цивилизованными.

 

Отвернувшись от Императора, Фаус подошел к Мекиоту, вытянувшись перед ним по стойке.

 

– А вам, Верховный Адмирал Сарум, я приношу свои глубочайшие извинения. Мое неповиновение стоило мне корабля, команды и всего моего флота. Если бы я подчинился вашему приказу отступать с Диемнон, «Непроницаемая» была бы все еще невредима. Я беру на себя полную ответственность за свои действия и готов принять последствия.

 

Застаный врасплох Мекиот не мог вымолвить в ответ ни слова. «Что ты делаешь, Фаус? Почему не пользуешься возможностью уничтожить меня?»

 

– Прощен, – сказал Император Хейдеран, поднимаясь к алтарю. – Своим личным указом я запрещаю любые дисциплинарные меры. Это понятно, Адмирал?

 

Мекиот решил следовать за этим неожиданным поворотом событий.

 

– Мой господин, этот человек только что прошел испытание веры, страшнее и ужаснее которого я не могу себе и представить. Кто я такой, что бы судить его?

 

– Хорошо сказано, Верховный Адмирал, – сказал Император Хейдеран, пока его трон возвращался на место на вершине алтаря. – Скажи мне, Фаус, что ты думаешь о решении Адмирала убить сенатора Галленте?

 

– Достойный ответ на убийство Апостола, – ответил Фаус. – Они животные, Отец. Грубые, жестокие, охотящиеся на слабых животные. А джовианцы! Они еда похожи на людей, и далеко не настолько могущественны, как мы привыкли верить.

 

Это замечание удивило Императора.

 

– Неужели? Что заставляет тебя так думать?

 

– Они постоянно испытывали мою веру, пока я был в плену, оскорбляя все, что я считаю святым, – сказал Фаус, опуская глаза, – Они безбожники, Отец, как и галленте… слепы к деяниям господа, даже если те у них под носом. И они слабы, слабы настолько, что я сам с удивительной легкостью смог убить одного из своих тюремщиков.

 

– Вы убили джовианца? – спросил Мекиот. – Как вам это удалось?

 

– Они истекают кровью так же легко, как и любое другое живое существо. Когда появилась возможность, для того, что бы убить одного из моих тюремщиков, оказалось достаточно простой пули.

 

– Я слышал об этом, Фаус, – сказал Император Хейдеран. – Стражники с Диемнон рассказывали, что сторожам удалось легко разорвать их на куски, несмотря на невидимость.

 

– Они так же сообщили, что вы держите пленников, – сказал, сузив глаза, Мекиот. – Зачем они вам?

 

– Очищение, – ответил Фаус. – Изгнание демонов и очищение души в подготовке к вечной службе Амарр.

 

Император усмехнулся.

 

– Великолепно! Твои слова возвращают мне веру, Фаус. Верховный Адмирал Сарум, поделитесь с нами вашими планами по атаке на джовианцев.

 

Мекиот заколебался.

 

– Мой господин, они были разработаны еще совсем недавно, вы уверены, что…

 

– Вы что, не слышали, что сказал Фаус? – прервал Император Хейдеран, – Джовианцы гоаздо слабее, чем мы предполагали! Совет неделями провозглашал необходимость срочно избавить наши границы от этих язычников-джовианцев с их дьявольщиной. И мы наконец-то можем влить свежую кровь в Реконкисту, раз и навсегда избавив от них человечество.

 

«Влияние этого человека на Императора поражает меня,» – подумал Мекиот. – «Всего секунду назад речь шла о консолидации сил, а теперь уже о расширении границ».

 

«Вы так в этом уверены,» – сказал Мекиот, пристально рассматривая изувеченное лицо и опухшие глаза Фауса. – «Годами джовианцы избегали прямого контакта с нами, не раскрывая ни себя, ни своих возможностей. Однако теперь вы стоите перед нами, прямо на алтаре, и заявляете, что абсолютно уверенны – и вера это исходит из самой глубины вашей души – что наших сил достаточно для того, что бы справиться с ними?»

 

Упав на одно колено, Фаус поднял взгляд на стоявшую за спиной Императора статую пророка Курии.

 

– Мекиот, брат мой, моя вера никогда не была сильнее. Джовианцы падут перед мощью Амарр и примут Отца нашего Господа, или же будут беспощадно уничтожены гневом Его. 

 

***

 

Влад заставил себя открыть глаза, и это простое действие отняло пугающее количество сил. Через пару мгновений солдат осознал, что больше ничем пошевелить не может. Малейшее движение вызывало ужасную боль во всей верхней половине его туловища, но это его скорее радовало. Пугало же его то, что он ничего не чувствовал в ногах, ни малейшего ощущения, показавшего бы, что они все еще на месте. Знаки на потолке были амаррскими, и пробудили в нем ужасные воспоминания о том, как он оказался в этой ситуации.

 

До его ушей донесся тихий женский плач, за которым последовали частые вздохи. Собрав все оставшиеся силы, Влад заговорил.

 

– Кто здесь?

 

Вздохи прекратились и повисла пауза.

 

– Ты не настоящий, – ответил дрожащий голос. – Голоса давно смолкли.

 

Влад узнал голос Виолы, и сердце его упало.

 

– Это я, Влад… мы встретились на Диемнон…

 

– Да… да, теперь я вспомнила. Ты выжил…

 

– Где мы? Что это за место?

 

– Они всех убили, кроме тебя и меня… затем Фаус забрал нас… Я не знаю, где мы.

Поясницу Влада пронзила резкая боль.

 

– Акредон? Амаррец?

 

– Да, – ответила Виола. – Он… присматривает за нами, пытается вывезти нас, пытается нам… помочь.

 

Влад вздохнул так глубоко, как позволяли прострелянные легкие. «Полное и унизительное поражение,» – подумал он. – «Жаль, что эти сторожа пропустили мою сонную артерию»

 

«Старейшины потеряны,» – выдохнул он, разглядывая украшавшие потолок символы кровного врага. – «И что мы из всего этого получили…»

 

– Конец, – слабым голосом ответила она. – И новые начала.

 

***

 

Полковник Сиертро все еще бушевала за дверью, выкрикивая разномастные угрозы расправы за такой внезапный уход и возмутительное неповиновение, когда дверь внезапно распахнулась.

 

– Обратно в конференц-зал, – сказал Баер. – Сейчас же.

 

– Если ты что-то от меня скрываешь, – начала полковник, – то тебе лучше бы выложить мне все прямо…

 

– Тильда, заткнись нахрен и хоть раз сделай то, что я тебе говорю. – прорычал Баер. – И пока этот нож торчит у меня из спины, тебе лучше бы присматривать за своей. Когда вернемся в конференц-зал, держи рот закрытым. Понятно?

 

Отвернувшись от своей ошарашенной начальницы, Баер ринлся вниз по коридору и распахнул стеклянные двери. Когда все сидевшие там повернулись к нему, он заметил, что работать осталось только два экрана. На одном из них был Президент Федерации Галленте, а на другом – джовианец. Вошедшая вслед за Баером полковник Сиертро увидев их побледнела, и села, не вымолвив ни слова.

 

– С возвращением, лейтенант-полковник, – начал Президент. – Я перейду сразу к делу: джовианцы обратились к нам с планом по противодействию Амарр. Сенатор Десироу и Сенатор Гаррет лоббировали схожую идею, и думаю, что вы будете довольны предложенной ими схемой. После вас, господин Гриус.

 

– Благодарю вас, господин Президент, – ответил джовианец. – Как нам сообщили ранее, ваш Комитет Обороны выделил слишком много средств на войну с Государством Калдари. Сенатор Десироу и покойный Сенатор Гаррет когда-то предложили передать излишки военной техники Минматар. Как представитель джовианского Директората я предлагаю любую посильную помощь наших вооруженных сил в доставке этого оборудования повстанцам. Я думаю, что они отлично разберутся, что с ним делать. Не думаю, что любое другое участие с нашей сторону будет необходимо.

 

– Прошу прощения, – прервал генерал-майор Брюс. – Но у Сенатора Десироу не уполномочен давать комментарии по вопросам войны, и насколько я знаю, никакого лишнего оборудования у нас нет. Это внутриполитический вопрос, и мы сами с ним разберемся.

Лицо Президента исказила гримаса.

 

– Генерал Брюс, здесь вам не штаб, и джовианцы здесь по моему личному приглашению.

 

– Господин Президент, при всем уважении, я настоятельно не рекомендую допускать джовианцев к участию в этой дискуссии и считаю идею проведения совместной с ними операции абсурдной.

 

– Генерал Брюс, еще один подобный комментарий и я попрошу вас покинуть помещение, – прорычал Президент.

 

– Господин Президент, джовианцы с самого начала отказались участвовать в этой войне и полностью абстрагировались от политического процесса. А теперь вы позволяете им втянуть нас в еще одну? Вы сошли с ума?

 

Убирайтесь. Охрана, сейчас же проводите Генерала отсюда.

 

– Я предпочту удалиться сам, – сказал генерал Брюс, поднимаясь. – Я не собираюсь участвовать в этом идиотизме. Вы все упускаете из вида полную картину, и это вам еще аукнется.

 

– Боюсь, что все как раз наоборот, – сказал Гриус, и его черные глаза уставились с экрана прямо на генерала. – Картина никогда не была яснее.

 

***

 

– Они умирают, мой лорд, – нервно оглядываясь по сторонам прошептал медик-нефантар. – Кровеносные сосуды проходят вокруг сердца и мозга женщины так, что нарушения неизбежны; ей нужны медикаменты, что бы стабилизировать давления и справиться с абстинентным синдромом, а они есть только в медицинском отсеке!

 

Фаус глубоко вздохнул, и огляделся, убеждаясь, что никто не подсушивает.

 

– А что насчет минматар?

 

– Никогда не видел, что бы человек выживал после такого, – сказал медик. – Я вынул столько шрапнели из спины и ног, сколько было возможно, до засевших глубже осколков я добраться не могу. Оба его легких частично разрушены, а из-за укусов сторожей вся его нижняя часть парализована. Все, что я мог сделать, это дать ему антиинфекционных препаратов и обезболивающих, но это лишь продлевает его страдания…

 

– Я благодарен тебе, Люциан, – сказал Фаус, кладя руки ему на плечи и глядя прямо в глаза, – У тебя есть семья в Казне?

 

Нефантар впал в замешательство.

 

– Прошу прощения, господин, но я не понимаю…

 

– Люциан, друг мой, ты был моим личным доктором уже сколько, двадцать лет, тридцать?

 

– Да, но…

 

– Ты хочешь снова увидеть свою семью? – Фаус крепче сзаж его костлявые плечи и слегка встряхнул, – Да или нет, Люциан? Ответь мне!

 

– Конечно хочу, – ответит тот дрожа. – Бог свидетель, я скучаю по ним так…

 

– Слушай, – сказал Фаус. – Император отдал под мое командование новый корабль, «Imperial Issue Apocalypse», а мой корабельный медик погиб вместе с «Непроницаемой». Я назначил тебя на его место.

 

Фаус вложил ему в руку карточку с выгравированной на ней эмблемой ВКС Империи.

 

– Возьми эту карточку и иди с ней в Восточный Док 43, на склад ВКС. Предъяви ее там и тебе выдадут униформу и полный доступ ко всем отсекам корабля. Корабль называется «Искупление» и сейчас его готовят к скорому отправлению.

 

– Это испытание веры, мой господин?

 

Нет! – Фаус чуть не закричал, но взял себя в руки и громким шепотом продолжил. – Бог, что сделал тебя моим рабом теперь мертв для меня! Я прошу тебя о том, о чем прошу, по собственной воле, а не по указке какого-то древнего текста!

 

На лице медика смешались ужас и восхищение. Он наконец-то понял, что собирался сделать командор Акредон.

 

– Почему вы это делаете?

 

– Потому что вся моя жизнь была ложью, – ответил Фаус. – И я до конца своих дней буду жалеть о том, что не осознал этого ранее. Одно это не искупит всего того зла, что я творил по собственной воле. Я ошибался во всем, Люциан. Во всем.

 

Нефантар собрался ответить, но Фаус прикрыл его рот рукой.

 

– Тебе стоит понять, что обратной дороги уже не будет. Если ты попытаешься предать меня, то я тебя уничтожу. Слово раба не имеет никакой силы против моего. Никакой.

 

Фаус убрал руку. Люциан еще раз оценил все факты, как делает любой хороший доктор перед тем, как принять жизненно важное решение.

 

– Не могли бы вы повторить, что я должен сделать, что бы еще раз увидеть семью?


***

 

– Тогда решено, – сказал президент. – В течение часа мы предоставим вам список станций, на которых находится оборудование.

 

– Хорошо, – ответил Гриус. – Грузовые корабли джовианцев прямо сейчас приближаются к вашим границам и будут там ждать точных координат.

 

– Таможенный контроль на этих станциях будет проинструктирован обращаться с вашими транспортниками так, словно они наши собственные, – сказал Баер, проверяя записи. – Инженеры погрузят оборудование в корабли и дадут разрешение на взлет сразу как закончат. После этого… – выдохнув, Баер бросил датапад на стол и откинулся в кресле, – … все в ваших руках.

 

– Я хотел бы поговорить с господином Президентом, сенатором Десироу и лейтенант-полковником Гесденау наедине, – сказал Гриус, и все присутствующие обменялись взглядами. – У нас есть несколько приватных тем, которые больше никого не касаются.

 

– Непременно, – ответил Президент. – Если ваше имя не было упомянуто господином Гриусом, попрошу покинуть помещение и немедленно приступить к работе.

 

Баер наблюдал, как они собирают свои вещи – некоторые в спешке, некоторые с неохотой – и направляются к выходу. Через несколько мгновений он остался наедине с сенатором Десироу.

 

– Два часа назад Виола Антионнес была жива, – начал Гриус. – Но ее физическое состояние было ужасным, и с тех пор мы не смогли установить ее местонахождение. Вы трое должны понимать, что именно ее усилия убедили нас вмешаться в конфликт на стороне Минматар, и что несмотря на все ее недостатки она безусловно один из самых выдающихся индивидов из тех, с кем нам приходилось встречаться. Она… в некоторой степени восстановила нашу веру в человечество. Наше беспокойство о ее безопасности настолько же искренне, насколько и ваше, и мы сделаем все, что в наших силах для того, что бы вернуть ее вам в целости и сохранности.

 

Слова таинственного джовианца пробудили в Баере целый вихрь разных эмоций: облегчение, удивление, восхищение и, больше всего, чувство восстановленной справедливости.

 

– Вам так же следует знать, что отправленные на Диемнон Старейшины погибли, и что создание Республики Минматар из всех семи объединенный племен теперь невозможно. Все представлявшие племена Старкманир, Нефантар и Таккер Старейшины потеряны. Мы наладили прямой контакт с оставшимися Старейшинами для обсуждения распределения предоставленного вами оружия. Они разделяют наши чувства к Виоле Антионнес, и попросили меня передать вам, что они в долгу перед Федерацией Галленете за проделанную ею работу.

 

– Кто их убил? – спросил сенатор Десироу. – Тюремные стражи?

 

– Похоже, что их убили сразу после того, как было подавлено восстание, но убийцы – не тюремщики. Те нашли тела уже после того, как провалилась спасательная операция Вальклиров.

 

– Но кто уведомил стражей об операции? – еще не завершив вопрос, Баер уже знал ответ.

 

– Орден, – ответил Гриус. – Так же, как амаррские священники были убиты для того, что бы подставить Виолу, Старейшин на Диемнон погубил вроде бы как пытавшийся им помочь Орден.

 

– Подождите, что еще за «Орден»? – спросил Президент.

 

– Я потом введу вас в курс дела, – сказал сенатор Десироу. – Это строжайшая государственная тайна, и поверьте, вы пожалеете, что узнали ее.

 

Баер был поражен.

 

– Зачем им это?

 

– Что бы ввергнуть Федерацию Галленте в войну с Империей Амарр, – ответил Гриус. – Огромная власть Ордена смертельно опасна даже для нас, но похоже что амаррская экспансия угрожает им напрямую…

 

Гриус склонил голову набок, не закончив предложение.

 

– Прошу меня простить, – сказал джовианец. – Мы засекли Виолу.


***

 

Фаус отпрянул от экрана, отказываясь верить в то, что видит.

 

– Тебя не должно быть в живых, Гриус, – заикаясь, произнес он. – Я видел, как ты…

 

Остановись. Не говори мне, как я встретил свою смерть, Фаус. – предупредил Гриус. – Со временем наука о реинкарнации будет открыта и другим расам. Но до тех пор пусть мы будем казаться демонами тем, кто верит в бессмертие души.

 

«Эта вера мертва для меня,» – напомнил себе Фаус.

 

– Виола Антионнес и известный под именем «Влад» вальклирский солдат находятся у меня, – начал он.

 

– Согласно моим записям ты собирался им помочь, – сказал Гриус. – Что-то изменилось?

У Фауса начала кружиться голова: он никак не мог примериться с тем, что разговаривает с кем-то, кого собственноручно казнил несколько часов назад.

 

– Фаус?

 

– Нет…нет, Гриус. Я пытаюсь им помочь. Но они в тяжелом состоянии, а я не могу оказать им необходимой медицинской помощи, не открыв Амарр своих намерений.

 

Достав небольшой диск, Фаус вставил его в консоль. Его пальцы на секунду замерли над кнопкой, которая должна была отправить все планы Адмирала Сарума по атаке на Джовианцский Директорат. «Горизонт событий,» – подумал он. В его голове пронеслись слова, которые он сам недавно сказал Люциану: «Обратной дороги уже не будет». Он на секунду задержал взгляд на своем отражении в экране.

 

«Амарр для меня мертва». Зашифрованные данные были отправлены.

 

– Прочти это.

 

Гриус начал быстро пробегать глазами данное, и на его лице оно выражение сменялось другим.

 

– Вак’Атиот? – спросил джовианец. – Когда?

 

– Все уже началось. Корабли уже на пути к точкам сбора на нашей стороне границы Гемината. Император лично попросил меня возглавить атаку. Прямо сейчас от моего орабля отсоединяются стыковочные узлы. Как только я достигну точки сбора в Одебеинн, мне приказано прыгнуть в систему Атиот и начать уничтожать все на своем пути…ваши посты, ваши станции, ваши планетарные поселения, все.

 

Прежде чем снова заговорить, Гриус, казалось, посмотрел сквозь него.

 

– Как ты планируешь спасаться, когда придет время?

 

– На борту моего корабля медик-нефантар прямо сейчас делает все, что в его силах, что бы сохранить Влада и Виолу в живых. Я прошу ваш флот щадить мой корабль до самого конца, что бы усилить впечатление божественной защиты. Когда увидите выброшенный с моего корабля контейнер, знайте – мы внутри. – Фаус сделал глубокий вдох. – И с этого момента наши жизни будут в ваших руках.

 

– Гриус продолжал смотреть на него своими холодными хитрыми глазами.

 

– Мои коллеги только что подтвердили передвижения кораблей ВКС Империи, и они соответствуют предоставленным тобой планам. Мы верим, что ты говоришь правду.

 

– Я больше не знаю значения этого слова, – сказал Фаус, и морщины на его лице углубились. Можете относиться к моим словам как хотите. Я буду в Вак’Атиот в течение часа.

 

– Как и я, Фаус. Что бы лично передать тебе благодарность народа джовианцев после того, как мы доставим тебя в безопасность.

 

– У меня есть еще одна просьба.

 

– Говори, друг.

 

– В системе Хахил загоняют минматарский линкор, «Адский Призрак». Я знаю, что охота на них все еще идет, и что их уничтожение – всего лишь вопрос времени.

 

Фаус мысленно вернулся к той отчаянной атаке, вспоминая, как силы Вальклиров не считаясь с потерями пытались уничтожить «Непроницаемую». «Это было личное,» – понял он. «Капитаны не рискуют так жизнями своей команды. Только если это личное.»

 

– Прошу, Гриус…сделай для них все, что сможешь.


***

 

Глубоко под собором Императора Хейдерана бьющиеся из раскрывающихся дверей ангара мощные лучи света озаряли темноту космоса. Вслед за лучами гигантский, длинною более чем 1600 метров, корабль «Искупление» начал отстыковываться от станции. С высоты своего личного командного центра Верховный Адмирал Мекиот Сарум, на пару секунд задержав взгляд на великолепном судне, повернулся к голографической звездной карте. Местонахождение двухсот кораблей – именно столько предполагал его план битвы за Акиот – отображалось россыпью разбросанных по командному центру золотых точек. Одна за одной точки приближались к джовианской границе в Метрополисе.

 

«Здесь,» – подумал он, – «начинается восхождение моей семьи».

 

Мекиот не мог припомнить битвы, в исходе который он бы был более уверен. Воодушевлению экипажей, благословлениям церкви и радости амарцев не было конца. И самое ироничным было то, что человек, которого он всеми силами пытался уничтожить, преподнес ему ключи от Империи.

 

«Возможно, я ошибался на его счет,» – подумал он. – «Или же его вера ослепляет его настолько, что он не способен рассматривать все, даже самые невероятные, возможности.»

 

Отсоединив наконец всё швартовочное оборудование, «Искупление» начал свой путь на страницы истории.

 

***

Баер блуждал по огромным залам станции, без особой цели заглядывая в каждый отсек, к которому у него был доступ. Он не спал уже больше 26 часов. Учитывая масштаб событий, причиной которых во многом был он сам, сон был последним, о чем он думал.

 

Сообщения о прибывавших на станции «неопознанных транспортах» уже начали поступать со всех концов Федерации, но уполномоченные лица просто приписывали их к пьяным бредням и незаметно от них избавлялись. Больше ничего нельзя было сделать, кроме как смотреть, как его многолетние попытки доказать Федерации как опасно игнорировать человеческие пороки наконец-то окупились, и ждать развязки.

 

Остановившись посреди огромного коридора, Баер бросил взгляд на открывавшийся из окна фантастический вид: зелено-голубой газовый гигант Ренин 9 и виднеющиеся за ним туманность и миллиарды звезд. Мысли его все время возвращались к Виоле, их бурному прошлому и разногласиям, которые они не могли преодолеть до сегодняшнего дня, дня, когда все, во что они верили, повило на волоске.

 

«Мне жаль, что я когда-либо в тебе сомневался,» – подумал он.


***

 

Тьму вновь осветила молния, и Влад почувствовал, как каждый мускул его лица рефлекторно сократился от разбудившей его боли. Попытавшись сфокусировать затуманенное наркотиком сознание, он наконец-то смог открыть глаза.

 

Его взор постепенно сфокусировался на стоящем перед ним стариком-нефантар. Заметив его затуманенный взгляд, тот протянул руку и нежно положил ее ему на лоб.

 

– Успокойся, Влад, я меняю тебе повязки на ранах. Уже скоро мы сможем тебе помочь.

 

Влад вспомнил, что должен ненавидеть всех, кто сотрудничает с амаррцами.

 

– Не…нефантар?

 

На секунду отвлекшись, старик снова продолжил работу.

 

– Да.

 

– Я как-то… как-то убил…предателей-нефантар, – перед его глазами снова всплыла картина ножа, вспарывающего глотки предателей.

 

Подняв окровавленную повязку, медик отложил ее в сторону и осмотрел рану сквозь электронный окуляр.

 

– Предатели… – Влад начал понимать, что ненависть была единственным, что придавало ему сил.

 

Своими тонкими руками Люциан начал накладывать на изуродованный сторожем живот Влада новые нано-повязки. И затем задал один простой вопрос:

 

– У тебя есть дети?

 

Лежащие в шахтах Диемнон трупы снова всплыли перед глазами Влада, и его сердце пронзила щемящая боль.

 

–…предатель…

 

Люциан на секунду прекратил работу.

 

– Если бы были, то ты бы понял чувства отца, готового на все, лишь бы они его пережили.

 

Люциан начал отрезать лишние концы повязок, а Влад отчаянно цеплялся за остатки сознания.

 

– Даже если бы это означало жизнь в рабстве. Ты бы продал свою душу, минматар. Если бы ты был отцом, ты бы понял. Понял.

 

Глаза раненого снова закрылись.

 

– Нет…не так…

 

Люциан проверил его пульс: тот был слабым, но ровным.

 

***

 

– «Адский Призрак», внимание, это джовианский крейсер «Листос», передаем на частоте 10.59 мегагерц. Как слышите, прием.

 

Подняв затуманенный взгляд, Карт оглядел искореженный мостик и задумался, не начались ли у него галлюцинации.

 

– «Адский Призрак», мы видим, что ваш подпространственный передатчик уничтожен. Ответьте на частоте 10.59 мегагерц, прием.

 

Навигатор вскочил на ноги.

 

– Адмирал, это передача на радио частоте! Смотрите!

 

Сквозь обзорное стекло ясно виднелись четыре джовианский крейсера класса «Фантом», выходившие из режима невидимости всего в нескольких сотнях метров от места, где лежал Карт.

 

– «Адский Призрак», мы здесь что бы эвакуировать вашу команду. Пожалуйста ответьте.

 

Навигатор решил пренебречь установленными командованием правилами. Увидев, как тот потянулся к установленному на консоли радиопередатчику, Карт впал в ярость. Но когда он открыл рот что бы отчитать нерадивого подчиненного, было уже поздно.

 

– «Листос», говорит «Адский Призрак», – сказал навигатор. – «Мы ждем вашей помощи, прием».


***

 

– Люциан, – раздался голос из интеркома, – я вхожу.

 

Двери ангара с шипением раскрылись, и Фаус вошел в полутемное помещение.

 

– Как они? – спросил он.

 

Медик уже собирался ответить, как вдруг с громким криком проснулась Виола.

 

– Нет! Я должна предупредить его!

 

Быстро подойдя к пытавшейся вырваться из привязывавших ее к носилкам пут Виоле,

Люциан, положив руку ей на запястье, проверил пульс.

 

– Спокойно, Виола…не нужно напрягаться.

 

– Я должна увидеть его, – выдохнула она. – Где он? Я знаю, что Фаус здесь!

 

Фаус подошел к ней и взял ее за руки.

 

– Я здесь, Виола. Все будет хорошо…

 

– Нет, нет! – задыхалась она в истерике. – Я знаю, кто это! В моих кошмарах! Я знаю, кто похоронен в гробнице!

 

Видя ее состояние, Фаусу становилось все труднее сохранять самообладание.

 

– Виола, тебе нужен отдых, все будет…

 

Послушай меня! – закричала она. – Все это время я думала, что тем, кто там лежит была я сама, что я сама затягивала себя внутрь, но теперь я знаю, что это вовсе не я, и я боюсь того, что они сделают со мной, когда я ему расскажу!

 

– Тсс… Спокойно, Виола, – сказал Фаус, чувствуя уже практически непереносимое сострадание к ней. – Все это скоро закончится, скоро мы найдем тебе помощь…

 

Демоны! Ты их не слышишь? Они снова шепчут, Фаус, они не хотят, что бы ты узнал…

 

– Не хотят, что бы я узнал что, Виола?

 

– Они не хотят, что бы ты знал, что это ты. Все это время… ты.


***

 

Стоя на мостике «Искупления» Фаус смотрел на идеальное построение имперский кораблей, в шахматном порядке вытянувшихся в шестидесятикилометровую линию. Офицеры по стойке стояли на своих постах, а младший персонал в траншеях внимательно следил за мониторами. «Для них это великий момент,» – подумал Фаус. – «Люди, мечтавшие о дне, когда будут служить под командой величайшего в истории Амарр героя ВКС. Паладины, из-за своей слепой веры в Бога не видящие, что следуют приказам падшего ангела, отступника чье предательство станет величайшим в истории нашей расы.

 

Расположившийся ровно напротив них джовианский флот оставался неподвижным, хоть и находился в двукратном меньшинстве. «Дерзко,» – подумал Фаус, подавляя желание улыбнуться. – «Призывают нас ударить первыми. Джовианцы гораздо более чувствительны и эмоциональны, чем считают в Империи».

 

– Оружейная! – скомандовал Фаус. С этого дня Бог покинет Амарр…

 

– Слушаю, мой господин!

 

…и будет твердо защищать Минматар.

 

– Турели с первой по седьмую, радио-кристаллы, цель – Омега-Один!

 

– Цель Омега-Один зафиксирована!

 

Фаус позволил себе улыбнуться.

 

– За Императора!

 

Весь мостик в едином порыве вторил ему:

 

– За Императора!

 

«За Виолу,» – подумал Фаус. «За вновь обретенное мною зрение».

 

Огонь!

 

 

 

спойлерЭпилог

 

Некоторые оглядываются назад, на миры, которые мы потеряли, на руины некогда великих соборов, и скорбят об утерянной славе. Им я скажу: Верните свою веру. Бог мне свидетель, отобранные у нас миры вновь станут нашими, и на святой земле я возведу соборы, что не падут ни пред одним язычником!

 

- Джамиль Сарум, Церемония Престолонаследия Амарр, 23342 AD

 

Цивилизованный мир смотрит в сторону, когда нам приходится посылать корабли, что бы охранять границы, за которыми рабы-минматар все еще трудятся на амаррских господ. Как иначе мы можем смотреть на это спокойствие, нежели как на равнодушие? Как долго нам придется сдерживать себя, пытаясь следовать вашим определениям «порядочности», в то время как злу позволяют существовать?

 

- Карваур Торел, Представитель Племени в обращении к Совету Республики Минматар, Ассамблея CONCORD, 23343 AD

 

Регион Эссенс – Созвездие Крукс
Система Ренин
Неизвестная локация в глубоком космосе

 

Сойдя с трапа, Баер оказался в чужом мире, вид которого вызывал в нем страх и трепет. В огромной пещере находились десятки выглядывавших из доков джовианских кораблей, напоминавших личинок внутри гигантского улья. Все вокруг выглядело органическим: ни на одной из видимых поверхностей не было острых углов или кромок. Если бы не выглядывающие навигационные антенны и мягкий свет работающих ионных двигателей, пещера могла бы показаться одним бесконечным лабиринтом из уходящих в бесконечность темно-зеленых спиралей. Казалось, что вся база – один огромный дышащий организм.

 

«Почти,» – подумал Баер, – «как дремлющий зверь».

 

Поняв, что отстал, он заторопился вперед. Быстро осмотрев его, двое охранников повернулись в сторону главного здания.

 

– Что это за станция? – спросил Баер, выворачивая шею, что бы проследить за заходившим прямо над ним в док фрегатом. – Шаттл не проходил через звездные врата…

 

– Это не станция, – сказал появившийся с противоположного конца прохода Гриус. – Мазершип. Этот только что вернулся из Вак’Атиот – забрать оставшиеся в границах Галленте транспортники. Затем он отправится на территорию Амарр, что бы помочь с вооружением повстанцев-минматар.

 

Баер моргнул. Этот ангар внутри корабля?

 

– Нам стоит поторопиться, – сказал, сделав соответствующий жест, джовианец. – Командование собирается отправить сразу, как только перезарядятся батареи прыжкового двигателя.

 

Баер вслед за Гриусом зашел в главное здание, и двери за ними закрылись. Ему стоило больших усилий не пялиться на иссиня-черные глаза джовианца.

 

– Как Виола?

 

– Жива, – ответил джовианец. – И прямо сейчас ее под прямым контролем сенатора Десироу перевозят в находящуюся на Ренин клинику РСФ.

 

– А ее состояние?

 

Гриус на секунду остановился, и перед ним распахнулась еще одна дверь, за которой была комната с видом на пролетающий мимо космос. Баер даже не подозревал, что они двигались.

 

– Физически мы сделали все, что смогли. Но я боюсь, что душевные раны будут заживать гораздо дольше.

 

У Баера упало сердце.

 

– Ты думаешь она поправится?

 

– Сейчас предлагаю сфокусироваться на том, в чем мы уверены точно. – ответил Гриус, направляясь к центру комнаты. Голографическое изображение выстроенных в боевом порядке кораблей ВКС заполнило всю комнату. Баер увидел стони покрытых золотом амаррских кораблей, противостоявших гораздо более малочисленной группе джовианцев, по которому из тахионных орудий вел огонь линкор класса Imperial Issue Apocalypse.

 

– Так все началось, – сказал Гиус. Статическая картинка увеличилась настолько, что Баер смог различить бившие по джовианскому крейсеру лучи. – Корабль, посылающий эти лучи – «Искупление» – находится под командованием коммодора Фауса Акредона. Это был первый выстрел в столкновении и сигнал союзным силам начать атаку.

 

Запись битвы начала быстро перематываться вперед. Баер вздрогнул, увидев, как огромный ярко-зеленый луч, пройдя прямо у него над головой и озарив комнату, ударил в корабль Фауса. Когда луч, который по его прикидкам в диаметре был не меньше 80 метров, пробил массивный линкор насквозь, Баер похолодел.

 

Поставив изображение на паузу, Гриус приблизил картинку к обреченному судну. По краям оставленной лучом пробоины полыхал зеленый огонь.

 

– Прошу заметить, Лейтенант-Полковник, что этот выстрел не был необходим для получения превосходства в бою. Мы хотим, что бы вы сохранили эту запись на случай, если Император Хейдеран попытается скрыть правду о произошедшем в Вак’Атиот.

 

Изображение вернулось к изначальному масштабу и запись продолжилась. Баеру пришлось прикрыть глаза от взрывов, один за одним расцветавших под ударами джовианского супероружия.

 

Я понимаю, – сказал Баер. – А что с Фаусом Акредоном? С ним все в порядке?

 

– Пока мы точно не знаем, что боюсь что случилось самое худшее, – ответил Гриус. – Посмотри, как развивались события дальше.

 

Баер смотрел, как построение амаррцев разваливалось. Охваченные пламенем линкоры несло в сторону от основной линии, а многие из уцелевших кораблей предпринимали попытки уйти из под атак джовианцев и сбежать.

 

– Внимательно следи за «Искуплением», – сказал Гриус, и изображение снова сфокусировалось на гибнущем корабле. Его турели все еще вели огонь по кораблям джовианцев, когда вдруг в него врезались несколько белых лучей.

 

О, нет… – выдохнул Беар. – Это стреляли амаррцы?

 

Гриус промолчал, а картинка снова масштабировалась. Баер с ужасом смотрел, как несколько амаррских кораблей начали атаковать «Искупление», поливая его огнем из лазеров.

 

– Нам известно, что прямо перед этой внезапной атакой между Императором Хейдераном и Верховным Адмиралом Сарум произошел какой-то спор. – И похоже, что в результате этого спора на борту «Искупления» произошел мятеж.

 

Изображение замерло и приблизилось, крупным планом показывая центральную часть «Искупления». Сквозь окна отлично просматривалось несколько палуб.

 

– Я запущу запись на стандартной скорости, а ты внимательно смотри на иллюминаторы, – проинструктировал Гриус.

 

Через окна было видно, как палубы озаряют серии вспышек. Баер поежился, поняв, что на борту «Искупления» шла перестрелка.  Внезапно несколько иллюминаторов были снесены взрывом. Через образовавшиеся отверстия в космос выпали десятки тел.

 

Боже милосердный, – пробормотал Баер, отворачиваясь. – Он им сказал, не так ли…

 

– Именно так, ну или его предал Орден, – ответил Гриус. – Скорее всего, мы никогда не узнаем.

 

Изображение снова отдалилось, и Баер увидел, как из одного из грузовых отсеков корабля в космос был выброшен контейнер.

 

– Этот контейнер был выброшен сразу после взрыва. Нам пришлось столкнуться со сложным выбором: Фаус проинструктировал нас не уничтожать «Искупление» до этого самого момента, предполагая, что он будет на борту этого контейнера.  Но после того, как мы увидели мятеж, мы больше не могли быть уверены в его безопасности. А затем амаррцы сделали выбор за нас.

 

Турели «Искупления» развернулись в сторону крошечного контейнера и открыли огонь, едва промахиваясь. Тут же из режима невидимости вышли три «Фантома», закрывая хрупкое вместилище от огня с находившихся рядом амаррских крейсеров.

 

Затем «Искупление» пронзил яркий зеленый луч, и «Фантомы» исчезли вместе с контейнером.

 

– Фауса Акредона внутри не было, – сказал Гриус. – Только Виола, последний выживший вальклир с Диемнон и доктор-нефантар. Высока вероятность того, что Фаус Акредон был мертв к тому моменту, когда орудия «Искупления» открыли огонь по контейнеру.

Баер содрогнулся, увидев, как «Искупление» взорвался в ослепительной вспышке и его покореженные обломки понесло в сторону мутной атмосферы ближайшей планеты.

– Что за нефантар был на борту?

 

– Медик по имени Люциан, один из самых верных слуг Фауса. Мы с уважением отнеслись к его желанию быть отправленным в систему Казна. Он попросил, что бы мы передали вам его координаты, но с условием, что вы оставите их в секрете.

 

– А что вальклир?

 

– Прямо сейчас его оперируют, восстанавливая контроль над ногами, – ответил Гриус. – Мы поражены его физической подготовкой. Это единственная причина, по которой он мог бы выжить, и я хочу внимательно проследить за его восстановлением.

 

Баер смотрел на последние взрывы этой эпической битвы, и не мог не чувствовать жалости к амаррским экипажам, оказавшимся в этой подходящей к концу мясорубке. Флот джовианцев вернулся на свой смертоносный мазершип, оставляя за собой кладбище из обугленных обломков, зловеще дрейфовавших на фоне далекой кроваво-красной туманности. Догорающие остатки имперского величия неслись к бурлящей атмосфере Вак’Акиот, а Баер осознал, что память об этом событии – для кого-то – чуде, для кого-то – худшем кошмаре – навсегда останется на страницах истории, превратившись в легенду.

 

– Мы будем держать вас в курсе всех касающихся восстания новостей. – сказал Гриус, и голографическое изображение пропало. – Первые бунты должны отвлечь основные атакующие силы паладинов от системы Хрор, рассеивая их по всей Империи. К тому моменту минматар будут готовы вырвать Эанну из рук Амарр, и мы окажем посильную помощь в ее восстановлении, если на то будет воля оставшихся Старейшин.

 

Баер бросил взгляд на таинственного джовианца, изучая его нечеловеческие черты и гадая, что за секреты он хранит.

 

– Отправят ли джовианцы официальных представителей в какие-нибудь государства?

 

– Нет, – сказал Гриус. – Война против Ордена требует всех наших сил. И что бы ограничить их вмешательство в дела других рас, мы покинем регионы Geminate и Vale of the Silent. Затем мы уничтожим врата, соединяющие нашу территорию с остальным миром.

 

Баер был ошарашен.

 

– Вы собираетесь уйти и уничтожить врата?

 

– Ордену слишком легко удалось воспользоваться жаждой власти Амарр. Это единственный путь отнять у них эту возможность и убедиться в том, что они больше не смогут использовать нас в своих схемах против вас.

 

– Но в чем их мотив? – спросил Баер. – Чего они хотят от нас?

 

Гриус на секунду задумался перед ответом.

 

– Они хотят изменить путь развития человечества в соответствии с их собственными задумками.

 

– Их задумками? – спросил начинающий злиться Баер. – Почему бы тогда просто не захватить нас силой?

 

– Потому что они хотят, что бы вы пришли к ним по собственной воле.

 

– И они пытаются достигнуть этого, заставляя нас воевать друг с другом?

 

– Если необходимо, да, – ответил Гриус.

 

Полученный от Гриуса ответы сильно обеспокоили Баера.

 

– Но объявлять войну кому-то настолько могущественному…

 

– У них есть свои слабости, – сказал Гриус. – Но все, что мы можем сделать сейчас, это попытаться сорвать планы, разворачиваемые ими в границах империй.

 

Баер поднял уставшие глаза к одному из иллюминаторов, глядя в бесконечный космос, окружавший окружавших гигантский мазершип джовианцев.

 

– Безграничное зло, – пробормотал он. – Изнутри и снаружи, везде и нигде. Как можем мы справиться с таким врагом без вашей помощи?

 

– Для начала найдя силы побороть зло внутри себя, – ответил Гриус.

 

 

 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Когда-то здесь был дисклеймер, но теперь его нет. Такова судьба.
 
Перевод завершен, спасибо всем, кто помогал сделать его лучше, особенно unti1x, без которого в тексте было бы на порядок больше разнообразных ошибок, описок, и прочих мешающих чтению прелестей.

 

Приятного чтения!

Прикрепленные файлы


Сообщение отредактировал Gene Starwindo: 15 April 2016 - 18:37

  • 56

#2
SHEER

SHEER

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1721 сообщений
676
  • EVE Ingame:SHEER TANK
  • EVE Alt:Есть.
  • Corp:TBTM
  • Ally:Project.Mayhem.
  • Client:Рус

Продолжай.


  • 1

Когда телефон звонит в 4 ночи - это значит, что кто-то умер, а если не умер, то очень жаль.


#3
unti1x

unti1x

    Chaotic neutral

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 7666 сообщений
1702
  • EVE Ingame:Chio Olgidar
  • Corp:-CDP-
  • Channel:CDP_Fleet
  • Client:Eng

Потрясно, жду продолжение


  • 1

Аффтар, зохавай исчо тех аццких олбанских креведок, да выпей йаду.


#4
HOMAD

HOMAD

    Clone Grade Eta

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPip
  • 809 сообщений
480
  • EVE Ingame:HOMAD
  • Corp:Gipsies
  • Client:Eng

Всегда было интересно как минматары смогли надавать пощщам амаррам. Продолжай.


  • 0

HOMAD > йо сын капитан мажор рекламаци ганело адритадрита адритадрита да лала

 


#5
hzkto

hzkto

    Clone Grade Theta

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPip
  • 1360 сообщений
279
  • EVE Ingame:Neya Gundarri
  • Corp:Nuclear Dream
  • Client:Eng

Вроде тут на форуме кто-то уже начинал это переводить, но не закончил. История так-то интересная.


  • 0

Прадеды - бунтовали! Деды воевали! Отцы все проебали!


#6
Gene Starwindo

Gene Starwindo

    Clone Grade Delta

  • Tech III Pilots
  • PipPip
  • 162 сообщений
574
  • EVE Ingame:Gene Starwindo
  • Corp:Elite Pilots
  • Ally:Snuffed Out
  • Client:Eng
چشم، آقایان کاپسولیر =D

Кстати, ни у кого нет случайно идей, на что заменить "Возвращение"? Я тут подумываю над "реконкистой", но Мб были еще какие-нибудь варианты?
  • 1

#7
Nuter

Nuter

    Clone Grade Kappa

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1955 сообщений
265
  • EVE Ingame:Nuter, NuteRes
  • EVE Alt:Siren Sarn, Raymon Rabbit
  • Corp:SEQIN/PONY
  • Ally:Red Alliance/DarkSide
  • Channel:Постель/OOS Pub
  • Client:Eng
Шикарно, уже оригинал почти дочитал, спасибо за работу и надеюсь вскоре прочитать на русском!
  • 0

#8
HOMAD

HOMAD

    Clone Grade Eta

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPip
  • 809 сообщений
480
  • EVE Ingame:HOMAD
  • Corp:Gipsies
  • Client:Eng

چشم، آقایان کاپسولیر =D

Кстати, ни у кого нет случайно идей, на что заменить "Возвращение"? Я тут подумываю над "реконкистой", но Мб были еще какие-нибудь варианты?

Реклайминг, как в оригинале и называется, по факту это такой же термин как реконкиста. Никто же вместо реконкисты не говорит "отвоёвывание".

P.S. Я вообще за буквальный перевод игровых терминов, по крайней мере при таком переводе не получается порнографии типа "КАР" и прочего творчество надмозгов как ССР так и тех кто толи их по глупости, толи по своей наглости дилетанта пробрался в команду локализации.


Сообщение отредактировал HOMAD: 10 November 2015 - 20:28

  • 0

HOMAD > йо сын капитан мажор рекламаци ганело адритадрита адритадрита да лала

 


#9
Gene Starwindo

Gene Starwindo

    Clone Grade Delta

  • Tech III Pilots
  • PipPip
  • 162 сообщений
574
  • EVE Ingame:Gene Starwindo
  • Corp:Elite Pilots
  • Ally:Snuffed Out
  • Client:Eng

Реклайминг, как в оригинале и называется, по факту это такой же термин как реконкиста. Никто же вместо реконкисты не говорит "отвоёвывание".

P.S. Я вообще за буквальный перевод игровых терминов, по крайней мере при таком переводе не получается порнографии типа "КАР" и прочего творчество надмозгов как ССР так и тех кто толи их по глупости, толи по своей наглости дилетанта пробрался в команду локализации.

 

Да, я тоже за перевод терминов, и даже имен собственных, если те несут в себе какое-либо значение (Стинки -> Вонючка и т.д.), ведь иначе теряется половина смысла. Но уж очень "Возвращение", "Отвоевывание" и т.д. режут слух. А реконкиста термин всем знакомый, и в некоторой мере укоренившийся в русском языке. Но если кто вдруг подберет более подходящее слово - буду очень благодарен.

 

P.S. С трайбами aka племенами тоже надо будет что-нибудь придумать.

 

 

Шикарно, уже оригинал почти дочитал, спасибо за работу и надеюсь вскоре прочитать на русском!

 

Вскоре это вряд ли, но буду стараться =D


  • 0

#10
advena

advena

    Clone Grade Kappa

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 3707 сообщений
453
  • EVE Ingame:Advenat Bedala
  • Corp:.MLP.
  • Ally:OOS
  • Client:Eng

P.S. С трайбами aka племенами тоже надо будет что-нибудь придумать.

Чем тебе племена не нравятся?


  • 0

*Всё содержимое данного поста может быть дурацкой, бессодержательной, ничем не доказанной чушью


#11
HOMAD

HOMAD

    Clone Grade Eta

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPip
  • 809 сообщений
480
  • EVE Ingame:HOMAD
  • Corp:Gipsies
  • Client:Eng

А реконкиста термин всем знакомый, и в некоторой мере укоренившийся в русском языке. Но если кто вдруг подберет более подходящее слово - буду очень благодарен.

Реконкиста то термин знакомый, но смысловая нагрузка неправильная имхо. Амарры завоевывают новые миры, а христиане Испании отвоевывали , если не ошибаюсь, Испанию назад. Так что формально как раз амарры занимаются конкистой, а на деле самым что ни на есть джихадом ( причем скорее в его первоначальном значении, нежели современном)так как  распространяют свою веру. Но джихад, несмотря на восточные корни амарров звучит както не так ( хотя reclaim иногда используется в значении окультуривать, цивилизовывать, перевоспитывать итд итп).

Так что лично я, склоняюсь за реклайминг как за самостоятельный термин, но переводишь ты решать тебе.


  • 0

HOMAD > йо сын капитан мажор рекламаци ганело адритадрита адритадрита да лала

 


#12
Werdna

Werdna

    Despicable Heterolingual

  • EVE-RU Team
  • 5204 сообщений
4865
  • EVE Ingame:Lurking one
  • Corp:BLYA
  • Ally:X.I.X
  • Client:Eng
Амарры - потомки реформированной католической церкви.
  • 0

#13
Vollhov

Vollhov

    Clone Grade Ksi

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 13510 сообщений
1889
  • EVE Ingame:Vollhov Jr (Vollhov)
  • DUST Ingame:Такой игры не существует
  • EVE Alt:-
  • Corp:AND.
  • Ally:Red Alliance
  • Client:Рус

Амарры - потомки реформированной католической церкви.

Хм а я читал что там произошло великое объединения церквей. Православия, католицизма, протестантизма. Аля свешенный союз.


  • 0

ihnLXpl.jpg

 


#14
Werdna

Werdna

    Despicable Heterolingual

  • EVE-RU Team
  • 5204 сообщений
4865
  • EVE Ingame:Lurking one
  • Corp:BLYA
  • Ally:X.I.X
  • Client:Eng
Один хер христиане
  • 0

#15
Vollhov

Vollhov

    Clone Grade Ksi

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 13510 сообщений
1889
  • EVE Ingame:Vollhov Jr (Vollhov)
  • DUST Ingame:Такой игры не существует
  • EVE Alt:-
  • Corp:AND.
  • Ally:Red Alliance
  • Client:Рус

Один хер христиане

Да вот только большинство имен с арабских стран. :)

Хотя наверное 50 на 50.


Сообщение отредактировал Vollhov: 11 November 2015 - 0:17

  • 0

ihnLXpl.jpg

 


#16
Gene Starwindo

Gene Starwindo

    Clone Grade Delta

  • Tech III Pilots
  • PipPip
  • 162 сообщений
574
  • EVE Ingame:Gene Starwindo
  • Corp:Elite Pilots
  • Ally:Snuffed Out
  • Client:Eng

Реконкиста то термин знакомый, но смысловая нагрузка неправильная имхо. Амарры завоевывают новые миры, а христиане Испании отвоевывали , если не ошибаюсь, Испанию назад. Так что формально как раз амарры занимаются конкистой, а на деле самым что ни на есть джихадом ( причем скорее в его первоначальном значении, нежели современном)так как  распространяют свою веру. Но джихад, несмотря на восточные корни амарров звучит както не так ( хотя reclaim иногда используется в значении окультуривать, цивилизовывать, перевоспитывать итд итп).

Так что лично я, склоняюсь за реклайминг как за самостоятельный термин, но переводишь ты решать тебе.

 

Ну с точки зрения самих Амарр они как раз "возвращают" то, что принадлежит им по праву. А название дают именно они. 

 

Чем тебе племена не нравятся?

 

Там скорее "клан", чем "племя". Матары дикари, конечно, но с палками вокруг костров не танцуют. Вроде. Я чуть попозже решу, может и правда попихаю везде англицизмы.

 

 

Амарры - потомки реформированной католической церкви.

 

По лору или это личная точка зрения? Просто очень уж они похожи на Империю из Дюны, а те как раз "арабы".


  • 0

#17
Vollhov

Vollhov

    Clone Grade Ksi

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 13510 сообщений
1889
  • EVE Ingame:Vollhov Jr (Vollhov)
  • DUST Ingame:Такой игры не существует
  • EVE Alt:-
  • Corp:AND.
  • Ally:Red Alliance
  • Client:Рус
По лору или это личная точка зрения? Просто очень уж они похожи на Империю из Дюны, а те как раз "арабы".

НУ по религии нет.

В дюне Герберт полностью увлекся востоком. Падишах-император и т.д. А вот то что ССП позаимствовали систему Великих домов это вполне может быть. Да и Джамиль уж очень похоже на Алию Атрейдес.

Ой да чуть не забыл на правах бреда.

В мире 5 основных религий.

христианство, мусульманство, иудаизм, буддизм, синтоизм.

Сколько символов веры у Амаррской Империи ? :)

Ответ можно найти в Хрониках. ;)


Сообщение отредактировал Vollhov: 11 November 2015 - 0:50

  • 0

ihnLXpl.jpg

 


#18
advena

advena

    Clone Grade Kappa

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 3707 сообщений
453
  • EVE Ingame:Advenat Bedala
  • Corp:.MLP.
  • Ally:OOS
  • Client:Eng

Там скорее "клан", чем "племя". Матары дикари, конечно, но с палками вокруг костров не танцуют. Вроде. Я чуть попозже решу, может и правда попихаю везде англицизмы.

У волков тоже на самом деле не стая, а стадо.

Англицизмы пихать не надо IMO

 

ps ВО ИМЯ ПЛЕМЁН!!


  • 0

*Всё содержимое данного поста может быть дурацкой, бессодержательной, ничем не доказанной чушью


#19
HOMAD

HOMAD

    Clone Grade Eta

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPip
  • 809 сообщений
480
  • EVE Ingame:HOMAD
  • Corp:Gipsies
  • Client:Eng

А они вообще эту темы подробно раскрывали? Где есть полное описание амаррской религии то,я  бы почитал бы?

 

Ну с точки зрения самих Амарр они как раз "возвращают" то, что принадлежит им по праву. А название дают именно они. 

 

 

Там скорее "клан", чем "племя". Матары дикари, конечно, но с палками вокруг костров не танцуют. Вроде. Я чуть попозже решу, может и правда попихаю везде англицизмы.

 

 

 

По лору или это личная точка зрения? Просто очень уж они похожи на Империю из Дюны, а те как раз "арабы".

Так-то по лору и правда реформированной католической церкви, но нет никакой гарантии что эта реформа не произошла где нибудь в Иране :) или одной из планет населенных выходцами из него, или на Амарре не жила куча разного рода Udorians которые были еще кем-то. Отсюда и восточные корни которые в названиях систем и вообще прямо таки проглядывают.

 

Насчет матаров иногда в самом лоре и игре и игровом контенте используется и слово Tribe ( Crusual Tribe Bureau например) и слово Clan ( например OST Seven Clans). Хотя в evelopedia:

 

 

The Minmatar tribes evolved their own traditions over time, but limited communications between them ensured a few basic similarities in their social structure. One of these is the pyramid structure of the tribe: each tribe has a number of family clans, which are then further divided into sub-clans based on occupation, geographical location and other traits (this is different between the tribes even if the overall structure is the same

 

 

Так что всетаки вернее племя. Ну и в реальности так внутри племени есть семейные кланы.


  • 0

HOMAD > йо сын капитан мажор рекламаци ганело адритадрита адритадрита да лала

 


#20
Gene Starwindo

Gene Starwindo

    Clone Grade Delta

  • Tech III Pilots
  • PipPip
  • 162 сообщений
574
  • EVE Ingame:Gene Starwindo
  • Corp:Elite Pilots
  • Ally:Snuffed Out
  • Client:Eng

Добавил первую главу.

 

-Пока что, Да простит меня HOMAD, поставил все же Реконкисту, раз у Амаррцев там такая каша из всего подряд 

 

-Трайбы таки стали племенами (опять же, спасибо HOMAD-у =D)

 

И тут встал еще один животрепещущий вопрос - мат. Там в оригинале есть немного ругани, и пока что я перевел ее собственно ругань, ибо женщин и детей тут вроде не очень много. Но возможно на форуме есть на этот счет какие-то правила (точнее не сомневаюсь, что есть, но подходит ли под них этот конкретный случай)? 


  • 0




0 посетителей читают тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users