Перейти к содержимому

ISK за переводы
до 75kk за 1000зн.
Хроники EVE
Сборник
Новичкам
Полезная информация
Фотография

"Летний хардкор - 2017", финал: тексты, голосование, обсуждение


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
463 ответов в теме

Опрос: Опрос читателей конкуса (24 пользователей проголосовало)

Выберите лучший рассказ

  1. Билет в один конец (2 голосов [3.57%])

    Процент голосов: 3.57%

  2. ОСТАНОВКА В ПУТИ (2 голосов [3.57%])

    Процент голосов: 3.57%

  3. Станция Арктур-1 (2 голосов [3.57%])

    Процент голосов: 3.57%

  4. Эвтаназия (7 голосов [12.50%])

    Процент голосов: 12.50%

  5. Милый (4 голосов [7.14%])

    Процент голосов: 7.14%

  6. Начальный капитал. (2 голосов [3.57%])

    Процент голосов: 3.57%

  7. Параллели (4 голосов [7.14%])

    Процент голосов: 7.14%

  8. Осколок (9 голосов [16.07%])

    Процент голосов: 16.07%

  9. Твердая НФ (2 голосов [3.57%])

    Процент голосов: 3.57%

  10. 15-й форпост (11 голосов [19.64%])

    Процент голосов: 19.64%

  11. Рабочий день (4 голосов [7.14%])

    Процент голосов: 7.14%

  12. Три дня Жана Бенуа (6 голосов [10.71%])

    Процент голосов: 10.71%

  13. Эйдолон (1 голосов [1.79%])

    Процент голосов: 1.79%

Голосовать Гости не могут голосовать

#1
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

В этой теме выложены тексты конкурса.

 

Плюсовать и минусовать нет смысла, я лишь выкладываю текст.

 

* 20 ккк - общий призовой фонд
 
Генеральный спонсор конкурса, альянс DEAD HAND.. <DEAD> - 10ккк.
Аноним - 10 ккк (8ккк в призовой фонд, 2ккк в призовой фонд следующего литконкурса на форуме)
 
---------------------------
 
Текущая ревизия в счет следующего конкурса на форуме:
 
2ккк - от анонима

1,625 ккк - от автора рассказа "Рабочий день"

812 кк - от автора "Параллели"

 

Нагльфар - передан автором рассказа "Рабочий день"

 

--------------------------

 
Итоги:
 
первое место - 10ккк - "15-й форпост"
второе место - 5ккк - "Осколок" 
третье место - 3ккк - "Эвтаназия"
 
четвертое - "Три дня Жана Бенуа" - 1,625 кк
пятое - "Милый", "Паралелли", "Рабочий день" -  1,625 кк каждому
 
Финансовый отчет о раздаче призов - тут

 

 
Спойлер
 
Спонсоры конкурса:
 

.Up

 

1500 плексов - распределены среди текстов на 4 и 5 месте.

 

Glorden 

 
500 плексов автору рассказа "15-й форпост"
500 плексов автору рассказа "Милый" за 1 часть рассказа.
 
Dr Strangelove
 

500 плексов автору рассказа "15-й форпост"

 

Vladimir Watson

 

500 плексов автору рассказа "15-й форпост"

 

yagga
 
Дредноут Naglfar автору рассказа "Рабочий день"

 

A Qua
 
500 плексов получит автор рассказ "Милый"

 

Мейер
 
500 плексов - стипендия им. Мейера. Присуждается за волю к победе - Крот к162

 

 


Сообщение отредактировал keylover: 20 August 2017 - 0:15

  • 0

 


#2
Zasrak

Zasrak

    ...я антипод, себя, другого...

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5437 сообщений
3137
  • EVE Ingame:Zasrak
  • Corp:Wonder of War
  • Client:Eng
Вот же срань... Только что вроде обсуждали запуск конкурса, хотел участвовать, и вот тебе хрен, пропустил... :(
  • 0
Zasлуженный Raботник Kультуры
Не создавая света, не пробивая стен, ты можешь быть известным, но в сущности - никем.

я не буду тебе что-либо доказывать и предъявлять. я скажу проще - убей в себе БВ

Об истоках проблем Бластер Ворма. Будьте осторожны!

#3
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус
"Билет в один конец"
 
Скользкие щупальца словно нехотя, медленно начинали свой неторопливый ход по сенсорному экрану основного терминала станции. Слишком медленно, пытаясь успеть. Неторопливо текли команды. Неторопливо складывался текст. Для тех, кто скоро будет здесь. Для тех, кто будет вынужден сыграть по чужим правилам на чужом поле. Как когда-то сыграл он сам. Просто потому, что время всему уже закончилось.
 
В полутемном доке стояло четверо.
- Кто дал, тот и взял. Я о технологии клонирования, если кто не понял, - старый шахтер казался все более и более убедительным. По крайней мере для меня.
- Ты здесь уже сколько, эээ, Билли Орманд? – спросил я.
- Третий день, Фанта. И вышли мы с тобой из одного и того же вормохолла. А еще я успел урвать кусок информации с терминала, который сейчас мертв.
- Хрень все это, в Житу не ведут вормхоллы. И не могут разные дырки вести в один конец. Это нонсенс. И червоточины сами по себе нестабильны, так долго не держатся, - докнувшийся сразу после меня пилот с низким СС непринужденно, с грацией матерого ганфайтера, поигрывал бластером. Той старой добротной разработкой из даста, что почило в бозе, но оставило после себя некоторые артефакты по всей обозримой галактике.
- Посуди сам. Гейты давно уже не работают. Лично проверил. А их было немало. Все дырки вдруг стали вести в одну сторону. Я из Период Базиса прыгнул, полный планетарки. А кому ее теперь сдавать? – устало прохрипел Орманд.
- Я из Стейна. Два кемпа, в последнем потрепало знатно, на остатках структуры в дырку ушел. Зато лута на лярд.
- Жив, цел, орел, - ухмыльнулся пират, - одно время охотился за такими как ты, скучновато, но порой забавно.
Считываю с таблички ”Мэддог” с кучей цифр. О таком не слышал, но я много чего не слышал, а низкий СС говорит сам за себя.
Не работающие гейты пугали особо. Равно как и отсутствие конкорда.
- Ты что-то о клонировании говорил? – рыжая симпатяжка с эмблемой ополченца сверкнула зелеными молниями глаз.
- Ба, да тут у нас целый имперский майор, подали-знаем, - Мэддог грациозно спрятал бластер и картинно раскланялся.
- Элли. Бар не работает. Лавки закрыты. Заводы стоят. Лабы стоят. Терминалы мертвы, либо в аварийном режиме. Ладно хоть жизнеобеспечение еще работает. Живых – нас четверо. Хотя, если у вас есть желание ползать в полумраке, и искать еще кого-то…
Рыжая симпатяжка хмурится. Орманд вздыхает. Я же вспоминаю странности. Провал в дырку и переход в ней был слишком уж длинным. Помню, на миг показалось, будто зависла моя астерка внутри гиперперехода как муха в янтаре, но потом бац - и внезапно вот она, родная Жита. Не надо прокладывать маршруты или сканить новые червоточины.
И стоило на остатках структуры доползать до этого ржавого куска железа на орбите? Некогда топовый торговый хаб галактики встретил полным отсутствием хоть какой –либо жизни. Не толкались на входном шлюзе толпы суицидников, не нависал над ними же грозный конкорд, не сновали толпы барж и фрейтеров. Хорошо хоть аварийные огни все еще выдавали посадочную дорожку.
- Какая прелесть,- рыжая разглядела что-то в полумраке.
Это самое что-то спустя минуту увидели все.
По железному полу неторопливо полз федо.
Меня передернуло от омерзения. Эти слепые, медленные, зловонные, и абсолютно бестолковые твари были той еще загадкой. Кто их вывел, для чего? Домашние питомцы или опыт безумных генетиков?
- Это кстати довольно толковая модификация. С осязанием, зрением и голосовыми связками. Чего это его к людям потянуло?
Федо тем временем подполз еще ближе.
- Джовианская мерзость, в них вроде изначально зашито понимание простых команд от создателей, - буркнул пират.
- Угу, во всем вини Джов, старая сказка. Сколько живу, столько ее и слышу,- покачал головой Орманд.
- Они опасны? – спросил я, отодвигаясь.
- Насколько я знаю, нет. Хотя, мало ли чего в биолабах в тушку могли засунуть… - Элли, видимо единственная, не разделяла общий негатив по отношению к твари.
Федо же оставляя мокрый след, словно ускорился.
Подполз еще немного.
А затем начал выть.
Вой твари резал по ушам, метался по стенкам шлюзового дока, отражался эхом, усиливая сам себя.
- Чего это с ним? – успел удивиться Орманд.
И тут бластер Мэддога поставил жирную точку.
-Ну вот. Сейчас вонять начнет, - вздохнула Элли.
Так и случилось.
Все демонстративно сморщились.
И тут ожил терминал.
Зеленые стрелки на ржавом полу вдруг показали дорожку, приглашая.
Терминал лениво выплевывал буквы, монотонный голос бубнил странное.
- Во, я про это и говорил, - оживился Орманд. – Правда, я не все успел увидеть, вроде это запись, которую нам крутят.
- Или не нам. А с определенной частотой для всех сюда попадающих.
- Смотрите, - пересохшим вмиг голосом, сказал я.
Терминал, тем временем, выдавал дату.
Сегодняшнюю.
Миллион лет по юлайскому календарю.
- Гм… я думал, у меня одного борткомпьютер глючит. А тут массовое помешательство железа, - задумчиво пробурчал Мэддог.
- Или не помешательство, - прошептал я.
Терминал продолжал скупо и медленно выплевывать информацию. Видимо для того, чтобы присутствующие могли осмыслить и проникнуться.
О том, что у вновь появившихся есть незатейливый выбор. Первое: остаться жить здесь, и по истечению биологического времени жизни клона автоматически перейти к пункту два. И собственно пункт второй: воспользоваться уникальной капсулой перехода, а она уже решит, куда именно тебе переходить. А замутили это все те, кто эту самую технологию когда-то дал. Вот они ее назад и взяли. И с вормхоллами поработали. Разбросав по времени капсулиров и сводя их малыми группами в одну точку. Для выбора и распределения.
- Все таки Джов, - буркнул Мэддог.
- Угу. И как-то мне поближе пункт первый. Пожить, да разобраться. Может фигня это все. Гейты вдруг починят, отварпаю в Додикс.
- Нет. Не отварпаешь, - голос Элли дрожал. Рыжая симпатяжка всхлипнув показала в полутьму шлюза. Темная масса причудливых теней шевелилась и медленно ползла в нашу сторону.
- Все верно. До истечения жизни биологического тела. А чтобы не мялись как девочки, они это дело ускорили,- Мэддог пальнул из бластера, на миг осветив огромную неторопливо ползущую в нашу сторону кучу федо.
- Жуткая смерть. Они переваривают очень медленно, - всхлипнула Элли.
- Я смотрю, твои симпатии к федо резко закончились? – и Мэддог выстрелил еще раз.
- Предлагаю зеленые стрелки и любовно приготовленную капсулу перехода, главное до нее дойти, - предложил я.
- Выбора все равно нет, - согласился шахтер.
Шевелящаяся куча была гораздо ближе.
А мы двинулись по зеленой дорожке в сторону лабораторий.
Из боковых коридоров медленно, но неотвратимо ползли все те же толпы федо.
- Прям на аркане в рай тащат, - ухмыльнулся Мэддог, отсекая ненужные пути, чтобы не свернули куда не надо.
- Или не в рай, - согласился с его иронией я.
Спустя десять минут мы добрались до места.
Капсула была похожа на дверь. На арку. На чертов прямоугольник с все тем же булькающее-пульсирующей картинкой перехода, что бывает во всех вормхоллах.
- Не нравиться мне эта новейшая джовианская разработка, - озвучил я общую мысль.
- Мне тоже, - ухмыльнулся Мэддог, и наставил на меня бластер. – Поэтому ты и полезешь туда первым.
- Не глупи, через час-другой здесь будем толпа голодных федо. И ты сам первым прыгнешь в арку.
- Уже и попугать нельзя, я же все понимаю, - пират ухмыльнулся, а затем серьезным взглядом окинул каждого, словно запоминая. – Не люблю я, уважаемые,, играть по навязанным правилам. К тому же, при любом раскладе нас всех куда-то перенесет.
- Стой!- вскрикнула Элли.
Но бластер уже прожег аккуратную дырку в черепе пирата.
Мягко осело тело. Звякнул о железный пол выпавший из дергающейся руки бластер.
- Надеюсь, встретимся там. И там будет лучше, чем здесь, - сказав это, исчез в арке перехода Орманд.
В коридоре же показались первые тушки федо…
 
Переход был резким, словно я попал под удар молнии и выжил. Мир встретил пряным воздухом, пением птиц и отсутствием затылочного импланта.
Тут же рядом вывалилась Элли.
Мы лежали на мягкой траве, осмысливая произошедшее. Потеряв право или привилегию быть капсулирами, мы вдруг внезапно стали смертными.
Уязвимыми и ограниченными жалкими смертными в обычном мире миллион лет спустя.
Или не жалкими , и это только начало чего-то нового?
Кто знает…
Но умирать совсем не хочется. Вдруг мы снова очнемся после смерти, и….
 
***
Мэддог очнулся, как это было всегда, тысячи тысяч раз. Вода хлынула из капсулы на пол, присоски питания отщелкнулись, он, как обычно, сделал первых вдох.
Осмотрелся.
А затем заорал. Тонкие, слабо оформившиеся голосовые связки издавали лишь писк и вой. Который метался по стенкам каюты, отражался эхом, усиливал сам себя.
- Надо предупредить. Надо успеть. И разобраться. Для себя. Для других.
Федо медленно полз к управлению главного терминала…

Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 21:06

  • 0

 


#4
fireframe

fireframe

    Clone Grade Ksi

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 13115 сообщений
116
  • EVE Ingame:Mama Trora
  • Corp:criminal fleet
  • Client:Eng
Я чот тоже не понял, вродь тока запуск обсуждался, а уже финал.
  • 0
Game Discord EVE-RU https://discord.gg/VzxQDsH

#5
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус
"ОСТАНОВКА В ПУТИ"
 
«Тропу Янтаррана» гнали как бешеную собаку.
Конкуренция считалась преступлением и корабли Торговой Фармы выстроили непроходимую сеть, шныряя меж системами, выдавливая чужого из подконтрольного Фарме пространства к границе чёрных секторов. Бывший транспорт вооружений древней постройки не мог сравниться с новейшими корветами Фармы по дальности прыжка. Сеть загонщиков обойти не получилось, оставалось одно — бежать.
Бежать быстро и прятаться глубоко.
Путь вёл в чёрные сектора. Не всякий сорвиголова туда рискнёт сунуться, но на «Тропе Янтаррана» собрались люди, которые ценили новые знания, чужие технологии, заработанные на них деньги, и не очень — жизнь. Да и лёжку сразу за Границей давно заготовили, в одной из тех систем, где некогда сошлись флоты Империи и Пришедших. Триллионы тонн мертвого, а то и частично живого металла, — есть где спрятаться.
Но «Тропе Янтаррана» не повезло.
Пока старый транспорт под накинутой маскировкой медленно скользил меж развороченных корпусов древних гигантов, в систему вошёл корвет. Капитан корвета устал ждать повышения и теперь, увидев свежий след, ринулся в погоню, грея ускорители и светя во всю мощь сканеров.
Не удивительно, что ближний Пришедший проснулся. За сотни лет древние машины смерти сумели подлатать себя, и теперь одна из тёмных туш дрогнула, разворачивая пакет главного калибра в сторону корвета.
Ополоумевший от ужаса торгаш не нашёл лучшего, как выдать полный бортовой залп. А через несколько мгновений корвет накрыло и корпус смяло как картонную коробку. Взрыв реакторов тяжко качнул пространство.
На кладбище живых мертвецов как в колокол ударили.
Мёртвые проснулись. Огляделись. Увидели врагов.
Пространство полыхнуло.
 
 
…Корабль дрожал раненым зверем.
Маскировка слетела и теперь «Тропа Янтаррана» улепётывала во все лопатки, видимая всем и каждому. Бежать было трудно: здесь, в самом центре былой битвы, обломков хватало. Разгонялись осторожно; приходилось крутиться, уходя от столкновений с крупняком и ловя мелочь на щит. Щит на глазах проседал, хоть по грузовику пока не били, реликты разбирались меж собой.
Слева от корабля разлилась широкая огненная полоса. Полноводная река энергии возникла из ничего, протянулась на сотни километров, и уткнулась в ничто, и там начало расползаться огромное багровое пятно.
— Мекан! Ханык! Мне нужны двести процентов тяги! — заорал Бокамир Рейден.
Ему было страшно. Сколько раз они останавливались на этом кладбище, сколько раз его картировали, бывало — и выдирали из некоторых кораблей интересное оборудование. А тут вдруг выяснилось: всё это время под маскировкой спали чудовища.
В соседнем ложементе молилась Амрита Мохарранди. Огневолосая вальдейка, занимавшая должность младшего навигатора, впилась взглядом в экран, не в силах оторваться от зрелища пламенного потока, и шептала:
— Приди и возьми… Приди и возьми, Жар Всевечный!
Бокамир залепил женщине оплеуху. Голова той мотнулась, огнестальные волосы тонко зазвенели.
— Держи себя в руках, кальянка! Бери пример с Ена!
Амрита всхлипнула и зажмурилась. Ужас нынче стал её домом.
Первый навигатор покосился на капитана. Темная стеклянистая полоса, вживлённая в голову и закрывающая верхнюю половину лица пилота, холодно блеснула. «Тропа Янтаррана» вздрогнула. Ен-43 «Ретанда» тут же отвернулся и уставился в развешенные перед ним итреал-окна.
— Навигатор говорит: через восемнадцать минут выйдем за пределы поля, — доложил Ен-43. И добавил: — Не бей девушку.
— Извини, так надо было… — Бокамир протянул руку Амрите.
Корабль тряхнуло. Щит уполовинился.
Итреал, наконец, вывесил окно с Ханыком Вильсаном. Лысина его мокро блестела, бакенбарды обвисли, а сам тщедушный мекан тяжко дышал. Он протискивался через узкий технический лаз и тащил за собой что-то чёрное, извивающееся. То ли толстый канат, то ли гибкую трубу.
— Мы, х-ха… уже в корме, х-ха…
Окно распахнулось. Сон-мекан и трое подчинённых ему элериков выбрались из прохода, выволокли трубу и бросили на пол. После чего разбежались по помещению и принялись лихорадочно выдёргивать механические предохранители из интерфейсов двигателей. Строили бывший транспорт вооружений ещё в Ларуанской Терсии, а терсийцы во все времена слыли знатными перестраховщиками, совали механику повсюду.
Элерики распутали трубу, превратив её в три трубы потоньше и под руководством Вильсана принялись подсоединять к движкам. И тут-то капитан опознал в чёрной змее прямой аварийный энерговод.
Вскоре Рейден получил свои двести процентов, а ещё через десяток минут «Тропу Янтаррана» накрыло залпом с болтавшегося на краю поля обломка.
 
 
Корабль вывалился из гипера в системе красного карлика.
Амрита и Бокамир выдохнули одновременно: удержать повреждённый корабль в гиперпространстве удалось лишь чудом. Помогло слияние в итреале с Ен-43. Но долгое слияние не прошло даром: теперь у Бокамира время от времени мир заливало то ядовито-зелёным, то тёмно-индиговым и начинали трястись руки, Амрита лежала пластом в ложементе, запрокинув голову и утирая сочащуюся из носа кровь.
Мехондер же невозмутимо блестел лицом и аккуратно вёл едва ковыляющую «Тропу Янтаррана» по курсу разгона к следующей системе. Слегка оклемавшись, Бокамир оставил навитирование пилотам, а сам принялся разбираться с ситуацией на корабле. В итреальности транспорт зиял огромными прорехами, а статусы половины экипажа неприятно желтели или багровели.
Как много смертей…
— Трунка, Ханык, Ранд, Шармилла? — Бокамир пробежал дрожащими пальцами по зеленеющим иконкам, и, перейдя на торсик, чётко выговорил: — Синтифик Иллиот Тан-кузак Катилор Пферсер, ваш статус неясен.
Окна раскрылись и все названные, кроме синтифика, явились перед капитаном.
— Готовы! — рыкнула Трунка, говорящая от абордажников. За её спиной виднелась обряженная в боевые скафы троица чиральдов. Мужчины были на одно лицо и во всей команде различить их могла только говорящая.
— У меня четверо сгинуло, — бледный как смерть сон-мекан потеребил себя за бакенбарды и с недоумением уставился на прилипшие к ладони волосы. — Ах-ха… вот как… может и пятеро, — Вильсан пошатнулся.
Ранд и Шармилла появились в одном окне. Зелёноволосый технолог держал на руках своего брата-близнеца Фенса раздетого догола, а Шармилла кутала того в вечную плёнку. У Фенса недоставало левой руки, скафы технолога и медички были залиты кровью.
— Чёрного… Чёрный — всё, — слёзы потекли по кукольно-красивому лицу Шармиллы. — И медотсек… медотсека больше нет.
Бокамир тут же вызвал итреальную симуляцию. Корабль медленно затягивал пробоины и восстанавливал информационную сеть. Но лучше от этого не стало. Вместо серой мути надежды и неизвестности на корпусе «Тропы Янтаррана» проявлялись всё более чётко очерченные обугленные пятна проломов. Сквозная дыра в три метра шириной проходила через медицинский отсек, где час назад находился Оф Чёрный, старший медик. Уцелеть там ничего не могло.
Помотав головой и избавившись от вдруг накатившего тошнотворного зелёного сияния в глазах, Бокамир принялся раздавать команды:
— Трунка, за вами поиск выживших. У меня ещё шесть жёлтых иконок. Лови схему.
Говорящая от абордажников кивнула и закрыла окно.
— Ханык, умрёшь потом. Без тебя нам никак, едва удержались в гипере. И что с двигателями?
Сон-мекан прислонился к переборке, нервно огладил бакенбарды, взглянул на ладонь и с отвращением вытер о скаф.
— С гипердвижком мы ничего не сделаем, точно тебе говорю. Разгонники подлатаем, хоть и пожгли мы их изрядно. Но меня больше беспокоят реакторы… как раз собирался идти смотреть.
Капитан молча кивнул и закрыл разговор. Разорвав проём к Ранду и Шармилле, Бокамир оставил активным окно девушки, и осторожно спросил:
— Теперь ты, Шармилла. Судя по статусам, у нас семеро раненых и большинство серьёзно. И, похоже, Ханык тоже. Скажи, что у нас осталось?
— Плёнка, — скривила губы Шармилла. — И больше ни шарта!
— Что?
— Вечная плёнка. А, и ещё два полевых пакета.
— Что нам это даёт?
— Осмотрю людей, тогда скажу.
Она утёрла слёзы и на миг стала той же милой куколкой, к которой привыкла команда.
— Раненых мне, прогноз потом!
— Ты… Вижу, седьмая секция. Всё, отправил Трунке.
Закрыв окна, капитан задумался. Полевые пакеты… Ну да, в аварийном наборе челнока должны быть. Как ни удивительно, а внутрисистемный челнок по имени «Мытарь» совершенно не пострадал. Как сидел в гнезде на загривке «Тропы Янтаррана», так и продолжал светиться в итреале чистой зеленью.
А вот молчание синтифика беспокоило всё сильнее. К нему Бокамир решил сходить сам.
Дверь рубки заклинило. Ждать, пока корабль её исправит, времени не было, пришлось ломать. Изрядно повозившись, Бокамир и Ен-43 всё-таки сумели прожечь дыру, через которую коренастый капитан с трудом, но прополз в центральный коридор. Тот был тёмен. Аварийные светочки горели багровыми звёздами на уцелевшей части коридора, выдёргивая из тьмы пару шагов пространства.
Бокамир решил поначалу добежать до кормы. Реакторы важны не только Ханыку.
На полдороге светочки сменились нормальным освещением и там же встретились абордажники. Двое молчаливых здоровенных чиральдов несли на руках технолога и элерика во фростированных для удобства транспортировки комбезах. Элерик выглядел неплохо, нервно хихикал и нёс какую-то пургу, а вот девушка-технолог была страшно изломана. Её порванный комбез сбоил; менял расцветку и длину рукавов, но всё же догадался усыпить хозяйку.
Сон-мекан и пара элериков обнаружились около реакторного отсека. Вильсан воткнул технологический щуп в интерфейсное отверстие рядом с дверью в отсек и внимательно читал показания.
Увидев Бокамира, мекан вытянул щуп и признался:
— Плохо дело. Смотри.
Он указал на дверь. По той быстро расползалось белое пятно инея.
Капитан похолодел.
— Выбрасывай немедля!
Корабль дернуло так, что все попадали. Кто на пол, кто на стены; кому как повезло. Бокамиру особенно не заталанило: ударило об потолок и прокатило по коридору. Но зато капитан уверился, что пошедшие в разнос реакторы не убьют «Тропу Янтаррана». Сейчас в пустоте летят две металлические сферы, охлаждённые до минус миллиона градусов.
Да, все знают, что таких температур не бывает. Но реакторам всё равно, они просто останавливают кипение вакуума, прерывая процессы рождения виртуальных пар частиц и античастиц, высасывая любую доступную энергию. Через миллион лет сферы согреются до абсолютного нуля и станут так же безопасны, как обычные железо-никелевые астероиды. А сейчас лучше с ними не сталкиваться.
Капитан сел на пол, привалился к стене и принялся считать:
— Восемь минус… два? Шесть реакторов, время разгона теперь пять или шесть часов.
Рядом опустился сон-мекан; закрыл глаза и долго молчал. Наконец, промолвил:
— Быстрее пяти часов не обещаю.
— Хорошо, Ханык, — сказал Бокамир и встал. — Я на тебя надеюсь.
Ему нужен был синтифик. Без его знаний чёрных секторов не обойтись.
Обитель синтифика находилась на третьей палубе. Капитан распахнул дверь в каюту и застыл. Проход перекрывала белая стена, по которой медленно ползли ледяные узоры. Что это за хрень — капитан не знал, но был уверен — Пферсер побеспокоился о своей безопасности.
Стена побледнела, помутнела и с тихим хлопком лопнула.
В центре каюты сидел синтифик и читал бумажную книгу.
— Долгонько вы, капитан.
— Синтифик, — поклонился Бокамир.
— Я предпочитаю, когда меня называют лекситом. Вы ведь не против пойти мне навстречу в этом вопросе, Рейден?
— Да, лексит.
— Чудесно, мой капитан, чудесно! Как приятно встретить понимающего сайформара! Итак, что вы хотели?
— У нас раненые. Медкапсулы уничтожены. Есть только плёнка. Нужна короткая дорога до анклава Республики, либо ещё куда, где раненым помогут. Времени неделя, потом плёнка сдохнет.
— Свежая задачка, капитан. А что со скоростью?
— Шесть на шесть.
— Ах, даже так? — Пферсер в некотором изумлении приподнял брови. — Серьёзный переплёт! Может, Синие Чертоги? Или Фройские Летицы? М-м-м… нет, это далековато. Да и неприятные они, эти Летицы… — произнёс он, постукивая пальцами по книге. — Вам нужно срочно…
— Нам нужно срочно, — уронил Бокамир. — Не отделяйте себя от команды.
— Ну, хорошо, — синтифик недовольно фыркнул, — курс на северо-восток, в пространство хамеконов. Дикие люди, не знают даже фрост-генераторов. Но очень… дружелюбные. Если заплатить.
— Вы дадите цепочки?
— Уже отправил их Ен-43.
Бокамир поклонился и ушёл.
 
 
Через несколько дней выяснилось, что хамеконы откочевали.
Призрачный Флот ушёл в неизвестном направлении и даже бакенов не оставил. Немало возмущенный таким предательством со стороны варваров Пферсер лишь руками развёл — никаких обитаемых систем в округе не водилось.
«Тропа Янтаррана» легла на курс к Республике. Команда готовилась к похоронам. Вильсан ещё держался на ногах, но полностью облысел и выглядел хуже тех, кого замотали в плёнку. Он и его элерики сумели починить движки, скорость поднялась до пять на семь, но… не тридцать, а двадцать дней пути.
Ночью капитана разбудил вызов медика.
— Плёнка распадается.
— Дня два?
— В лучшем случае.
Они помолчали. Да и что тут скажешь? Шармилла отключилась.
Бокамир потёр красные глаза и отправился в рубку: через полчаса выход из гипера, пора принимать смену от Мохарранди. В рубке, как всегда, торчал Ен-43. По выходу в нормальное пространство Бокамир отправил транспортник в разгон и принялся просчитывать следующий прыжок.
Ен-43 встрепенулся:
— Навигатор говорит: есть сигнал на нижних частотах.
— Где?! — подскочил Бокамир.
— Орбита второй планеты, две единицы от нас.
— Кто?
— Сигнал неизвестен.
Кляня на все лады Синюю четвёрку, Бокамир вызвал Амриту и говорящую от абордажников. Через пять минут план полёта был согласован, а ещё через десять в челнок загрузили брыкающегося и недовольного всем на свете синтифика. Успокоить его смогли лишь выдав запись сигнала, в расшифровку которого лексит погрузился с пылом неофита.
«Тропа Янтаррана» кралась в сторону планеты, «Мытарь» же, хоть и под маскировкой, разогнался куда быстрее своего носителя.
На орбите нашлась древняя металлическая конструкция удивительно нелепого вида — толстое колесо со спицами и большой осью. Поразительно, но колесо зачем-то ещё и раскрутили вокруг оси. Найти шлюз или док всё никак не удавалось, и Амрита задала челноку полный облёт конструкции.
Трунка и один из чиральдов были готовы десантироваться через пустоту, но это приняли как резервный план.
Разглядывая станцию на экране, синтифик пробормотал:
— Вещь древняя… Эпоха Разлома? Нет позже, вон биполярные глаголи торчат. Но и ферсидских кованторов не видно. И эти… как их… уродливые же штуки, зачем их везде ставили?!
Амрита, наконец, углядела знакомую полость в одной из спиц и позвала:
— Синтифик…
— Лексит!
— Да, лексит Пферсер, я вижу шлюз. Вы ещё не определились с эпохой? Нам нужны протоколы, я хочу попробовать состыковаться.
Синтифик презрительно фыркнул:
— Сигнал на упрощенном протоколе Барьерников, это же очевидно. Варварство! Так корежить строгий и логичный язык…
— Так вы знаете протокол?
— Очевидно! И вы не туда нацелились, давайте к оси этой… станции.
Девушка перевела челнок ближе к оси и чуть закрутила его, чтобы поспевать за вращением станции. Пферсер же, недовольно бормоча, составлял в общедоступном итреальном окне запрос на стыковку. Полюбовавшись на одному ему понятные каракули — сбросил запрос на станцию.
В торце оси медленно, рывками принялись раскрываться диафрагменные ворота. Замерцало и потухло силовое поле, в пустоту выметнуло облако снежинок.
— На многое я бы тут не рассчитывал, — с непонятным выражением на лице сказал Пферсер. — Этот артефакт… того и гляди, развалится.
Синтифик оказался полностью прав.
И так же крупно ошибся.
Станция дышала на ладан, обитатели покинули её давным-давно, инженерные системы находились при смерти, отдельные отсеки травили атмосферу и теперь в них царил вакуум.
Но в центральном коридоре на стене, рядом с доком принявшим «Мытарь», висел крепко приваренный лист металла с гравировкой, прочесть которую смог только синтифик, да и то — изрядно поднапрягшись.
На листе чётко было указано расположение четырех складов: с едой, водой, древними энергетическими картриджами, инструментами неясного назначения и довольно современным (всего-то тысяча лет) медицинским оборудованием и расходниками к нему.
…К станции пригнали «Тропу Янтаррана», за два дня сумели разобраться с древней медтехникой и к моменту, когда плёнка осыпалась, всё было готово. Полностью, конечно, современных людей вылечить старым оборудованием не вышло, но добраться до Республики они смогут живыми.
А в последний день перед отлётом, к Бокамиру заявился сон-мекан и заявил, что остаётся на станции и начнёт приводить её в порядок. Был мекан бледен, на ногах держался с трудом, но отговорить не удалось.
«Тропа Янтаррана» отправилась дальше.
 
 
Через неделю Бокамиру нанёс визит Пферсер.
— Капитан.
— Доброго дня, лексит Иллиот Тан-кузак Катилор Пферсер.
Пферсер довольно фыркнул, вытащил себе кресло из пола и расположился на нём со всем удобством. В руке он держал потрёпанного вида пластиковую книгу, и нервно похлопывал ей по ладони.
— Новое приобретение?
— Да, подобрал на той развилине… Небезынтересное чтиво, описываются ритуалы плодородия метанодышащих туземцев с Лио… впрочем, даже я не знаю, где это Лио.
Бокамир вопросительно приподнял бровь.
— Ладно, — Пферсер вдруг резко посмурнел. — Вернёмся в прошлое. Сколько мы разгонялись, после того как нас подстрелил Пришедший? 
— Часов… — капитан умолк. Он сообразил, что ничего не помнит.
— Когда вы начали искать раненых?
— После… после гиперпрыжка.
— То есть, разгонялись несколько часов, ушли в прыжок, и только после него взялись за поиск раненых и ремонт корабля? Почему так?
Бокамир ошеломлённо молчал.
И, верно, почему?!
— Так я и думал, — покивал Пферсер. — Книжка всё-таки полезная. Хоть я и не знаю, где Лио, но знаю, где один из Пришедших.

Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 21:06

  • 0

 


#6
Semi

Semi

    Clone Grade Eta

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPip
  • 562 сообщений
157
  • Client:Рус

Обещали десяток рассказов, а их всего четыре =)


  • 0

#7
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

"Станция Арктур-1"

 

Эмиль сидел в засаде, притворяясь еще одним астероидом в поясе. Босс взял его в дело только недавно, и он боялся сплоховать. Ему очень нравилось предприятие Босса: тот перекупил практически за бесценок станцию на орбите Арктура, которой никто не пользовался много лет. Босс не стал вкладываться во внешний ремонт станции, обновил только несколько внутренних помещений, необходимых для команды, установил как можно больше оружия, контейнеров, несколько производственных комплексов и… стал ждать пиратов. Делегации любителей наживы с завидным упорством и постоянством штурмовали имущество Босса, но нанести ему особого вреда так и не смогли. После каждого прихода “гостей” Босс собирал то, что осталось и продавал: чаще материалы, сплавы, детали. Некоторые прилетали на новое дело не выгрузив добро с предыдущего. Парадокс был в том, что Босс с командой никого никогда не трогали первыми - только защищались. Но при этом по сути жили грабежом.

 

  • У нас гости, Босс. Четыре крейсера, фрегат и транспортник. Фрегат тот же, что всю неделю тут крутился. Идут со стороны Арктура. Двигаются по дуге через Муфрид. Экстраполяция траектории движения в пределах одного стандартного отклонения. Босс… 70% что к нам! - кажется, что говорящий улыбается. -  Прием.

  • Эмм… Четыре... Пять, шесть, - кажется, что говорящий спал. - Эмиль… Как скоро будут на ладаре? Прием.

  • В пределах получаса. Через 24 минуты войдут в слепую зону. Прием.

  • Хорошо. Режим молчания до расчетного времени появления на ладаре. Прием.

  • Выполняю.

 

*****

 

  • Тавол… Ты уверен, что она заброшенная? - человек, говорящий с экрана часто моргал и постоянно ерзал в кресле. Он был небрит, коротко стрижен и лысоват; одет в старье явно с чужого плеча. За его спиной маячили две грудастые блондинки, которые были, конечно же, всего только постерами.

 

Жур всем говорил, что девушки на корабле, хоть и нарисованные, создают ощущение уюта и дома, которое ему, космическому пирату, свободному и одинокому страннику совершенно необходимо. На самом же деле лет 7 назад Жур услышал, что исполнение своего самого сокровенного желания можно вроде как приманить. Надо только и всего, что очень сильно желать и везде, где только можно изображать эту свою сбывшуюся мечту. Он и изображал. С каждым годом, количество всевозможных изображений красотки-блондинки росло, но во плоти она не являлась. Порой, где-то в глубине сознания у Жура зарождалась мысль, что возможно материализоваться блондинке мешает космос вокруг корабля и его, Журово, пренебрежение посещением любых мест вне ангара… Но он продолжал упорно разглядывать постеры и мечтать, вместо вылазки в бар. Ну и, конечно, кое-что еще…

 

“Чертов перестраховщик”, - подумал Тавол, а вслух сказал:

 

  • Я неделю все там разведывал. По системе летал, ни намека.

  • Поле почему все еще не упало, если его бросили?

  • Ну прилетает владелец раз в месяц… - протянул Тавол. - Все одно, что брошен.

 

Жур сжал губы и шумно выдохнул. Он предпочитал присваивать брошенное добро. Или добро, за которое никто не будет очень уж активно мстить. Выходило это не так, чтобы очень прибыльно, зато стабильно и относительно безопасно. Жур и его банда пока еще не числились в имперском розыске, а те несколько наград за их головы, которые были доступны наемникам, никого из тех, кого бы стоило опасаться, не привлекали суммой. Если заходила речь, он называл себя честным пиратом, оправдывая свое ремесло тем, что ворует только то, что невозможно не украсть.

 

  • Что прикажешь, командир?

  • Итак, господа, - привычно начал Жур. - Получасовая готовность. Мы идем на расстояние визуального контакта с целью. Тавол идет на разведку. Если все чисто… - он очередной раз повторил, с какой дистанции и чем стрелять на каждом этапе операции, где быть грузовику, что из возможных находок забирать в первую очередь, если вдруг придется разбегаться в спешном порядке. Еще раз проверил, у всех ли отмечена точка экстренного сбора и отключил связь. Теперь или все будет хорошо, или каждый за себя.

 

*****

 

Босс тоже выключил связь. Перевел освещение на 40% от нормы. Думал, разослать всем членам команды сообщение о начале операции, но решил пройтись по станции и сказать лично. Мало ли, всплеск активности заметят “гости”.

 

Дверь Дюка не была закрыта. Босс нашел престарелого ловеласа на беговой дорожке, обошел ее и выдернул наушники из разъема.

 

  • Получасовая готовность.

  • Я уже… - Дюк тяжело дышал. - То есть… Сейчас…

  • Я не тороплю тебя, отдышись.

 

У Майка было закрыто. Босс зашел и коротко свистнул, зажегся тусклый свет.

 

  • Подъем, мелкий.

  • Ааа… - зевнул Майк. - Сколько есть времени?

  • Полчаса. И проверь все, - он сделал акцент на этом слове, - контейнеры на этот раз.

  • Это все та вспышка, - парень вылез из кровати и начал поспешно одеваться. - Проверяй я сто раз обманки все равно будут ломаться. Слишком чувствительная техника…

  • Просто проверь. И сохрани логи. Потом с Джил подумаем.

  • Иду, сэр.

 

На двери последней комнаты в коридоре была прикреплена кукла Барби. Она висела подвешенная за шею на двенедцатимеллиметровом розовом полипропиленовом шнуре, свернутом в петлю висельника. Игрушка эта раритетная и жутко дорогая. Ее подарил Джил какой-то богач, желая заманить к себе в наложницы. Ей тогда было всего 17 лет. Девочка забрала игрушку и ушла. А еще забрала все деньги, которые смогла найти. Джил всегда пользовалась тем, что красива. Богач посчитал это приемлемой стоимостью того, что воспользовался Джил.

 

Джил тоже спала. Босс сел на край кровати и провел рукой по ее щеке от виска к подбородку и обратно.

 

  • Джил, просыпайся, детка. К нам гости.

 

Она накрыла голову подушкой и подтянула колени поближе к подбородку. Пробормотала что-то невнятное. Он вырвал подушку.

 

  • Чо, серьезные? - Джил надула губы.

  • Шестеро, 4 крейсера. Грузовик тащат. На сканере еще не видел, даже до радиуса ладара не долетели.

  • Не пробьют это точно, - Джил потянулась, - но потрепа-а-ают… Ням! - она зевнула. - Я там вчера чутка перераспределила энергию. У нас новая схема питания. Все системы жизнеобеспечения отключатся, останутся только холодильники. Мы же не хотим, чтобы испортилась еда, нэ? Зато еще одно орудие можно подключить. Кто молодец?

  • Джил молодец, - он улыбнулся.

  • Мы все равно в скафандрах, вот я и подумала…

 

*****

 

  • Тавол, что там? Засада?

  • Орудия все еще работают... В автоматическом режиме… Очень хорошо откалиброваны… Долго уклоняться не смогу… Подтверждаю, объект мертв… Никаких признаков, что хозяева дома… - Тавол говорил короткими фразами разделенными длинными паузами. Между фразами был слышен гул активно используемых щитов. Он был под обстрелом.

  • Итак, господа, прыгаем на счет три. Раз. Два. Три.

 

Теперь под обстрелом были все, кроме грузовика.

 

*****

 

  • Троим отключил варп-двигатели, - доложил Дюк. - Готов глушить скорость.

  • Жди! Эмиль, давай. Двое оставшихся твои, - Босс очень за него волновался, Эмиль был молод, горяч, но подавал большие надежды, как пилот и просто человек.

  • 10 секунд… Пять, четыре, три, две, я с вами! Наведение, три, две, готов!

  • Дюк! - скомандовал Босс.

  • Они наши!

 

*****

 

“Как же, это верняк! Как же, да никого там нет, неделю следил! Как же, никаких признаков! Квасил он неделю, залетая в систему на пару минут, шпион гребаный! Деньги за корабль с него не забыть бы содрать, когда сознание в нового клона упадет.”

 

Жур тихо негодовал. Тихо, потому что теперь он был только за себя и отключил всю связь, как входящую, так и исходящую. Он сидел в кресле даже немного вальяжно, в то время, как приборы вокруг сходили с ума. Щиты он уже потерял и снаряды попадали прямо в корпус, отдаваясь громом во всем корабле. Броня плавилась, ремонтных ботов осталась только треть, остальные сгорели. Но Жур упорно продолжал стрелять по ненавистной станции и нажимать кнопку активации варп-двигателей. Он всей своей душой желал уже не пышногрудую блондинку, а чтобы противник на секундочку отвлекся.

 

После такого оглушающего шума тишина его даже испугала. Нет, корабль не совершил прыжок. И корабль все еще сохранял некоторую целостность. Это было личное сообщение по закрытому каналу. Который он отключил. И который кто-то взломал.

 

Корабль разлетелся на кусочки. Капсула с его телом повисла в космосе. На фоне оранжевого гиганта Арктура, куда было теперь обращено лицо Жура и его взгляд, возникла женщина в черном костюме, на плечи накинут короткий черный плащ-солнышко со стоячим воротником. Чувственные губы - это было все, что можно разглядеть на лице. Остальное было скрыто под черной маской. А на голове блондинки с длинными волнистыми волосами была надета черная шляпа.

 

В правой руке девушка держала длинный острый металлический предмет, похожий на указку. Она вытянула руку со странным предметом вперед так, что его окончание указывало на Жура, а потом взмахнула им несколько раз, выводя в воздухе букву Джей. Предмет разрезал пространство перед девушкой и в воздухе повисла горящая буква Джей. Она полетела в сторону Жура и , кажется, опалило бы ему все лицо, если бы в этот самым момент он не умер и его сознание не переместилось в нового клона, разрывая связь.

 

*****

 

Босс разбирал, как прошла операция, стоя посреди кают-компании. Джилл улыбалась, скрутившись калачиком во временно пустующем кресле Босса. Дюк стоял прямо и неподвижно - ноги на ширине плеч, руки за спиной. Майк сидел по-турецки на полу, он всегда старался выделиться, приняв самую неподходящую случаю позу. Эмиль старался принять ту же позу, что и Дюк, но выходило у него плохо, ввиду юношеской худобы. Дроны перетаскивали в ангар то, что осталось от кораблей нападавших.

 

  • ...и хорошо бы вам с Майком усовершенствовать обманки в контейнерах, - Босс посмотрел на Джил. Та смотрела сквозь Босса и улыбалась. - Джил?

  • А?

  • Ты опять это сделала?

 

Джил не ответила. Только шире улыбнулась.


Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 22:47

  • 0

 


#8
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:16

  • 1

... loading ...


#9
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус
"Эвтаназия"
 
– Добро пожаловать, дорогие гости, – внезапно заговорила голограмма, – Вы находитесь на борту станции отдыха Торгового Конгломерата Андромеды. Меня зовут Ио, и я – ваш бортовой искусственный интеллект. Вы можете обращаться ко мне по любым интересующим вас вопросам. 
 
Отпрянувший от удивления Артём потянулся к микрофону:
 
– Ань, ты слышишь?  Оно говорит по-русски! 
 
– Слышу-слышу, причем из корабельных динамиков, - ответил ему хмурый голос, - Попробуй, спроси у него что-нибудь. 
 
Артем снова посмотрел на висящий перед ним синеватый сгусток света, и попытался собраться с мыслями:
 
– Кхм, Ио, откуда ты знаешь русский?
 
– Во время стыковки был произведен лингвистический анализ бортового компьютера вашего корабля. «Русский язык» был выявлен как основное средство общения находящихся на борту существ. В случае, если произошла ошибка, прошу немедленно сообщить мне об этом. Как вероятные средства общения были так же определены English, Deutsch, Français, Español…
 
– Нет-нет, все нормально! – замахал руками все еще сбитый с толку Артём, - Просто это было несколько неожиданно…
 
– Кроме того, в данный момент я использую «официально-нейтральную» манеру разговора, принятою у вас для использования машинным интеллектом. Если вы пожелаете, я могу общаться в более привычной вам «разговорной манере».
 
– … прошу прощения? – окончательно растерялся Артём.
 
– Ну говорить не как злой робот из второсортного фильма, а как нормальный человек.
 
Повисло молчание. Наконец, из динамика раздался тихий голос Ани:
 
– Давай пока обойдемся без этого…
 
 
***
 
– Так когда мы наконец встретимся с твоими создателями? – потянувшись, спросил Артём и перевернулся на другой бок, – И подкрути солнце на пару градусов пониже. Ммм… и волны пусть чуть побыстрее набегают. 
 
– Да я ж говорю, я запрос отправил, как только вы мне сказали, что вы из этого своего Комитета по Контактам, – ответил парящий рядом синеватый юноша, – Как рассмотрят, я вам сразу скажу. Куда вам торопиться, в любом случае? Вон смотри, Аня сидит, историю развития цивилизаций наших изучает. Да и отдых после гибернации вам не повредит.
 
– Не нравится мне это, - подняла голову Аня, – Строить станции, в которых пляж за десять секунд превращается в лесную поляну и наоборот они могут, а за сорок восемь часов выйти на контакт с представителями другой цивилизации, на этой самой станции находящимися – нет? Бред какой-то. 
 
– Ну в этих вопросах я не шарю, – ответил, улыбнувшись, Ио, – Я развлекать умею там, ублажать. А насчет бюрократии вам скорее ваш допотопный бортовой калькулятор что-то расскажет. 
 
– Да ладно, не парься ты так, – снова перевернулся Артём, – Как выйдут, так выйдут. Главное – разумных существ считай нашли, миссию выполнили. А ожидание тут есть чем скрасить. Ио, сделай-ка мне еще раз тот коктейль. 
 
***
 
– Артём, что с тобой случилось? Выглядишь неважно, а биометрические показатели вроде в норме, - посреди комнаты возник знакомый синий юноша.
 
– Ио, вот только не надо притворяться! Что бы хоть чего-то из происходящего на этой станции ты не знал? – злобно прорычал Артём.
 
– Я действительно вижу все, хотя и могу по желанию гостя удалить любой промежуток из памяти, – Ио присел рядом и посмотрел прямо в глаза собеседнику, – Как я понимаю, между тобой и Аней произошел какой-то конфликт?
 
– «Произошел какой-то конфликт», – передразнил его Артём, – вот только не надо мне тут «официально-нейтрального» психолога корчить! Она мне весь мозг уже проела своей паранойей! Это странно, лалала, не выходят на контакт, лалала… Да какая разница! Что ей не нравится?! Тут же все есть, все! Материальное, духовное, какое угодно! Со всей обозримой вселенной! Какая ей разница, неделю нам ждать или год! Да я бы тут хоть всю жизнь прождал!
 
– Артём, успокойся, не надо кричать. Сенсоры мне расстроишь, - улыбнулся Ио и положил руку на плечо юноше, – Аню можно понять. Она человек ответственный, ей хочется поскорее довести вашу миссию до конца. Я думаю, вам просто нужно немного отдохнуть друг от друга. 
 
– Отдохнуть? – задумался Артём, – Возможно ты прав, конечно, но я боюсь что это не особо поможет. Да и одному мне как-то скучно будет. Ты не обижайся, с тобой говорить интересно и все такое, но я ж знаю, что ты искусственный. А без живого общения все-таки как-то…
 
– Ну, эту проблему я решить могу, – Ио улыбнулся еще шире.
 
– Решить? Как?
 
– Вы пробыли здесь уже достаточно долго, что бы я в достаточной степени изучил ваш вид. Особь-другую синтезировать могу. Возможно, поначалу будет не совсем идеально, но ты разницы не заметишь.
 
– Синтезировать? Жутковато как-то звучит… А что, прямо кого угодно? Кого захочу?
 
– Конечно. Первую школьную любовь, героиню любимого фильма – все могу. Но я бы не рекомендовал – твоя память будет тебе все время подсказывать, что они ненастоящие. Ее конечно можно скорректировать, но думаю, что пока не стоит так далеко заходить. Для начала просто могу тебе предоставить приятную собеседницу. 
 
– Звучит все еще жутко… Но знаешь, а почему бы и нет? Попробовать-то можно в конце концов!
 
***
 
– Где он?! Отвечай! Что ты с ним сделал?! – в бессильной ярости Аня попыталась пнуть ногой стену, но та оказалась мягкой и лишь беззвучно прогнулась под ударом.
 
– Он в трех блоках справа от тебя, и с ним все более, чем в порядке. Я не делал с ним ничего, о чем бы он не попросил, – на лице Ио играла все та же мягкая улыбка.
 
– Отведи меня к нему, сейчас же! И хватит притворятся человеком! – Аня попыталась толкнуть висящее в воздухе изображение. 
 
– К сожалению, это невозможно, – синеватый юноша принял изначальную форму, снова превратившись в сгусток света.
 
– Почему?!
 
– Я обязан оберегать своих гостей от любого вреда, будь он физическим, – Аня невольно опустила взгляд на уже принявшую прежнюю форму стену, – или психическим. И боюсь, что твое появление может оказаться для Артёма крайне болезненным.

 

 
– Болезненным? Что за бред? Мы поругались конечно, но неделя же прошла. Он отходчивый, уже скучает небось. Да и без общения он долго не может.
 
– А у него есть общение. Более чем достаточно. Но это не важно. Болезненным для него твое появление будет потому, что в этом случае ему придется о тебе вспомнить. Точнее мне придется загрузить ему эти воспоминания обратно.
 
– Тебе придется… что? – у Ани подкосились ноги, и она упала на оперативно материализовавшееся за ее спиной кресло.
 
– Загрузить ему воспоминая о тебе. Сейчас он рыцарь, спасающий принцессу от злобного дракона. Точнее, принцессу он уже спас, и теперь получает заслуженную награду. И прерывать его в этот момент, загружая воспоминания о тебе и том, кто он такой на самом деле, было бы в высшей степени неэтично.  
 
Повисла тишина. Аня смотрела перед собой. Ио переливался разными оттенками синего и отбрасывал мягкие блики на стены. Наконец, Аня тихо заговорила:
 
– Скажи мне, Ио, а твои создатели, они это, так же? Как Артём?
 
– Не совсем, – ответил тот, – Артём всё еще существует в своем настоящем теле. Это кстати сильно повышает расход энергии: приходится все его приключения эмулировать в физической реальности. А мои создатели уже давно обитают в закрытом информационном поле, каждый в своем. Грубо говоря, у каждого там своя вселенная, и он в ней – бог.
 
– А как же контакт? Ты же сказал, что отправил запрос. 
 
– Я и отправил. Если кто-то из моих создателей захочет выйти из своего мира, он обязательно его увидит.
 
– И часто это происходит? Ну, кто-то выходит.
 
– Пока еще не было зарегистрировано подобных случаев.
 
– А я? Ты теперь меня не отпустишь? 
 
– Почему же? Ты вольна делать что хочешь, и я обязан тебе в этом помочь. Но Артёма ты сможешь увидеть, только если он сам этого пожелает.

 

 
– И какова по-твоему вероятность?
 
– Нулевая. 
 
***
 
– А какого-нибудь двигателя моментальной телепортации у тебя нет? – Аня, снова одетая в свой старый скафандр, уселась в кресло пилота. Место справа оставалось пустым. 
 
– Боюсь, что ничем не могу помочь. Могу эмулировать весь полет и твою жизнь по возвращению, если хочешь, – донесся голос из колонок.
 
– Пожалуй откажусь. Ты загрузил все, что я просила?
 
– Все, на что хватило места. Но твоему виду этого хватит на пару десятков ваших жизненных циклов. А если разберетесь с эмуляцией личной вселенной, то остальное и не понадобится.
 
– Надеюсь, до этого все же не дойдет. Пример твоих создателей как-то не очень вдохновляет. 
 
– Почему же? Это же самый эффективный путь.
 
– Возможно, мы поищем другой.
 
От станции отстыковался корабль. 

Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 22:56

  • 1

 


#10
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:16

  • 0

... loading ...


#11
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

"Милый"

 

 - Нет, нет, нет, это категорически невозможно! – торговец замахал руками, словно отмахиваясь от насекомых. – Да, корабль не в самом лучшем состоянии, но больше скинуть цену я не могу: 120 тысяч и ни кредитом меньше. Вы хоть представляете, чего мне стоило утянуть его с перерабатывающего завода?

Урсула нервничала. Ян злился.

Чтобы собрать деньги, Яну и Урсуле пришлось почти два года горбатиться на жадного, ворчливого старика, гордо именующего себя капитаном, на полуразвалившемся матарском «Мамонте». Грузовик был не таким уж и старым, однако работал на износ, а профилактическим техосмотром старый жлоб брезговал. Когда Ян увольнялся в половине отсеков «Мамонта» нельзя было находиться без скафандра, потому что система вентиляции не работала. Условия работы были адскими и единственное, что помогало Яну держаться – это грёзы о том, как он купит свой собственный корабль, и они с сестрой смогут заняться собственным делом. В его мыслях процесс покупки корабля-мечты выглядел несколько иначе.

 - Ладно. – Пробурчал Ян. – Регистрация-то хоть в порядке?

 - Конечно. Корабль зарегистрирован, все вполне законно. Вы же в сердце империи, это вам не периферия. Вы не пожалеете о потраченных 122 тысячах и 400 кредитах.

 - Каких еще?.. Минуту назад цена была ровно 120 тысяч! – Возмутился Ян.

 - Брокерская комиссия. – Торговец развел руками. - Мне же все-таки придется прогнать вашего малыша через торговую систему и заплатить налог. Мне проблемы не нужны.

 - Брокерская комиссия? Проклятье! – Ян с досадой повернулся к Урсуле. – Мы можем себе это позволить?

Девушка задумчиво посмотрела на торговца. Ей не меньше Яна хотелось корабль, однако «Венчур», который парил в ангаре за спиной торговца, не внушал ей доверия. Она была хорошим механиком, и интуитивно распознавала в старательском кораблике облик подохшей скотины. Но из системы Джиты у них было только два пути – или на этом «шахтере» к богатствам, или на транспорте домой. Накопленных денег хватит на некоторое время, но потом снова придется вернуться к корпорациям, снова заводы, профсоюзы…

Выбор для них был очевиден, но ответила она все-таки неуверенно:

 - Впритык. Придется затянуть пояса.

Ян минуту помолчал, глубоко задумавшись. Вероятно, в его воображении тоже мелькали дымы заводов и собрания профсоюзов. Наконец, он очнулся:

 - Почему 2400 кредитов? Насколько я знаю, ставка брокера всего один процент. Откуда 2400?

 - Один процент – это для капсулёров. Для вас – два. К тому же ваш «Венчур» принадлежал капсулеру, и для нужд обычной команды корабль пришлось переделать. И я даже не включил стоимость переделки в общую сумму.

Теперь торговец услужливо улыбался, словно извиняясь.

Ян был побежден. Уже молча, он достал ручной терминал, открыл «Неоком» и оплатил ордер, выставленный торговцем.

 - Все необходимые данные только что были загружены в бортовой компьютер вашего новоприобретенного корабля. Желаю удачи в ваших начинаниях. – Торговец попятился и исчез в своем офисе. 

***

Ян сидел в кресле пилота и улыбался, вытянув ноги. В холодных коридорах разваливающегося грузовика он сотни раз представлял себе эту картину. Теперь ситуация больше походила на его мечту. Он немного расслабился, дрожь от волнения почти прошла.

Урсула сразу отправилась в машинное отделение, открыла терминал управления и проверила состояние корабля. Через несколько минут вернулась в кабину.

 - Требуется мелкий ремонт, но вроде ничего критического. Почти все может подождать до лучших времен, только конденсатор надо будет отладить при первой возможности. Буровых установок нет, а кредитов нам не хватит даже на буры гражданского образца. Так что о добыче минералов придется забыть на первое время. Зато, - Урсула хитро улыбнулась, - я обнаружила в трюме почти нового демонтажного дрона со всем софтом.

Ян тоже улыбнулся. Кажется, здесь и сейчас начиналась новая глава их жизни. Они уже строили планы, это вдохновляло.

 - Значит, сможем что-нибудь разобрать. Осталось лишь найти, что именно можно разобрать.

Урсула достала из сумки виски и два пластиковых стакана. Разлив напиток, подала стакан Яну и подняла свой.

 - Как назовем корабль, капитан? – Помпезно спросила она.

 - Он теперь будет нашим домом. Пусть зовется «Милый».

Вещи перенесли в корабль, обустроились и запросили разрешение на выход из дока. Торговец не обманул на счет регистрации – «Милый» без всяких задержек получил подтверждение и буксировочные дроны плавно вывели корабль из ангара.

Ян проверял статистику и крутил карты, водя пальцами по дисплею терминала.

 - Слишком большая конкуренция, нам не тягаться с капсулерами. Придется отлететь подальше, в менее заселенные системы. «Милый» готов к длительному путешествию?

 - Думаю да. – Урсула еще раз проверила показания приборов. – Мне все еще не нравится, как работает конденсатор энергии, но генератор должен справиться. Жаль, нет денег на дополнительные энергоячейки. В остальном все довольно стабильно.

 - Тогда в путь. – Ян еще раз проверил координаты, задал курс на гиперворота и перешел в варп.

«Милый» несся по туннелю, который слегка искажал свет звезд. По далекой туманности нельзя было определить скорость, однако звезда системы вдруг пронеслась слева, как брошенный кем-то горящий теннисный мячик. Когда они прошли первые гиперворота, Ян подумал о том, что не чувствует, что он отправляется в грандиозное приключение. Легкое сомнение шевельнулось в груди, но, мотнув головой, он прогнал это наваждение и задремал под мерный гул корабля.

***

Они были в пути уже четвертый день. Очередные врата были позади, координаты следующих были на экране навигационного компьютера. Ян привычным уже движением повел рычаги включения варп-двигателя, гул механизмов сначала притих, после чего корабль загудел сильнее и звезды снова слегка смазались. В этот раз «Милый» вышел из варпа гораздо быстрее, чем обычно. В момент, когда звезды приняли привычную четкость, освещение в кабине погасло на четыре долгих, как вечность, удара сердца, после чего зажглись оранжевые огни аварийного освещения и Ян почувствовал, что взлетает над креслом. Гравитация отрубилась. Ян стер испарину со лба грязным рукавом и оглянулся на вентиляционные шахты. Они тоже не подавали признаков жизни.

Ян глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и, оттолкнувшись от кресла, полетел в сторону каюты, где отдыхала Урсула. Каюта, в которой помещались лишь двухъярусная кровать, диванчик, два стула и небольшой стол с терминалом была освещена сейчас единственной тусклой желтой лампочкой. Урсула уже проснулась. Она пыталась сесть на кровати, однако в невесомости все время путалась в летающем одеяле.

 - Что произошло?

 - Я не знаю. «Милый» остановился, как вкопанный. Я первым делом пошел разбудить тебя. Система жизнеобеспечения, похоже, не работает. Надо, чтобы ты глянула…

 - Я поняла. Сейчас.

Урсула, наконец, справилась с одеялом, вылетела в узкий коридор и скрылась в машинном отсеке. Ян, тем временем, вернулся в кабину и только теперь вспомнил, что даже не проверил показания приборов. «Черт! – подумалось ему. – Первая сложность, возможно просто мелкая неприятность, а я уже впал в панику и растерялся. Возможно, следовало нанять хоть одного профессионала в команду»

Данные на мониторе утверждали, что конденсатор пуст. Никаких предупреждений больше не было. Ян развернулся и поплыл в сторону машинного отделения. Урсула возилась с терминалом, перераспределяя мощность генератора на новые цепи.

 - Не хочу на тебя давить, - начал Ян, - но как у нас успехи?

 - Я разбираюсь. – Медленно процедила сквозь зубы сестра. – Если удастся узнать причину сбоя и отсечь ее, мы, вероятно, сможем восстановить работу конденсатора.

 - На сколько у нас воздуха? – Ян взял себя в руки и старался говорить уверенным голосом, как настоящий капитан. Хотя он все еще дрожал.

 - На пару часов. Но не беспокойся. Мы замерзнем насмерть гораздо раньше.

Только теперь Ян понял, что дрожал не от шока, а от холода.

Урсула указала еще несколько параметров, на ощупь нашла рубильник и потянула вверх. Что-то щелкнуло, загудел генератор, воздух поочередно наполнился запахами озона, горелого пластика и нагретой изоляции. Корабль мелко задрожал, и включилось освещение. В момент, когда Урсула и Ян опустились на решетчатый пол под воздействием медленно набиравшей силу искусственной гравитации, зашумели вентиляционные люки.

 - Что же, - мрачно сказала Урсула, - мы не задохнемся и не замерзнем. Но на прыжок энергии не хватит. И передатчик дальнего действия выгорел напрочь.

Они вернулись в кабину. Ян припал к мониторам, вглядываясь в показания сканера.

 - Почему не было никаких предупреждений? Разве бортовой компьютер не должен оповещать о критических поломках или ошибках в работе корабля? Почему не предупредил о низком заряде конденсатора?

 - Наш торгаш, - Урсула пристально смотрела в обзорное окно слева по борту, словно пытаясь что-то рассмотреть, – сказал, что корабль принадлежал капсулеру. И что он его переделал под управление обычной командой. Но, оказалось, переделал он только внешние элементы, программное обеспечение он не трогал. А капсулеры используют для диагностики и связи с кораблем интерфейс капсулы. Корабли типа «Венчур» могут пилотироваться одним единственным капсулером, без дополнительной команды и на заводах в программном обеспечении не настраивается система оповещений в кабине.

 - Но… - Ян был в ярости и в растерянности одновременно. – Если бы мы оба спали в это время? Мы же могли погибнуть!

 - В таком случае, мы зря заплатили ему комиссионные. – Пробормотала Урсула, не отворачиваясь от обзорной панели. – Что ты видишь на пеленгаторе?

 - Ничего. Здесь ничего нет. Вокруг нет ни хрена на расстоянии четырех а.е.

 - Тогда, похоже, у меня галлюцинации. – Она указала пальцем на окно.

Ян подошел и поглядел в направлении, в котором указывала сестра. Слева от туманности, на темном фоне космического пространства, было такое же темное пятно, но на нем не горело ни одной звезды.

Ян подышал на стекло и протер его рукавом. Потом приставил ладони к стеклу и приложил к ним лицо, отгораживаясь от бликов освещения кабины, но рассмотреть так толком ничего и не смог.

 - У нас хватит энергии на освещение снаружи?

 - Да, запущу «светлячка».

Урсула отвернулась к терминалу управления и быстрыми движениями набрала несколько команд.

За бортом зашевелился «светлячок» - автономный осветительный зонд.

Ян пристально всматривался в темноту.

 - Пусть осветит эту штуку…

 - Он туда и светит.

 - Нет, я ничего не вижу.

Внезапно перед глазами Яна, по ту сторону стекла, вынырнул «светлячок», яркий свет ударил в кабину. Зонд медленно, чтобы Ян мог оценить направление света, повернулся к объекту в космосе. Но объект оставался лишь темным пятном.

 - Я не понимаю. Оно что, не отражает свет?

 - Нет, нет. Луч до него просто недостает. Этот объект гораздо дальше, чем кажется. И гораздо больше.

Они помолчали минуту, обдумывая ситуацию.

Первой заговорила Урсула.

 - У нас нет энергии для прыжка. Накопитель работает на последнем дыхании. А без варп-двигателя нам отсюда не улететь. Пока мы преодолеем 4 а.е. галактика остынет. Может быть там, - она указала на темную структуру за бортом, - найдется что-то, с помощью чего можно будет вернуть энергию. Или выйти на связь и позвать на помощь.

 - Это может быть просто кусок камня…

 - Может. А может и нет. Но на «Милом» точно нет ничего, что помогло бы в ремонте. К тому же обычный кусок камня засветился бы на радаре. Та штука, чем бы она ни была, отлично умеет прятаться.

 - Итак, проверить таинственное космическое образование или умереть от голода и удушения в маленьком старательском корабле?

Урсула лишь грустно улыбнулась.

***

«Милый» мощными прожекторами освещал объект перед собой.

 - Это обшивка. – Задумчиво пробормотал Ян. – Обшивка станции.

Они облетели станцию дважды, определили ее размеры. «Милый» занес полученные данные в бортовой компьютер и, проанализировав, выдал схематический план, согласно имеющимся базам данных.

Урсула читала отчет.

 - «Милый» считает, что это станция Сестер Евы. Ученые, исследователи.

Ян, получив данные, уже направлял корабль к темному провалу ангара.

 - Станция не освещена, возможно, обесточена или заброшена. Биологических форм жизни нет. Но ты оказалась права – уверен, что даже на заброшенной станции мы сможем найти что-нибудь полезное. А может и что-нибудь ценное.

Ян улыбался. Положение уже казалось не таким трагичным, как пару часов назад.

Темный поначалу ангар все-таки включил освещение, когда «Милый» заплыл внутрь. Урсула проверила данные и обнаружила, что кроме энергии на станции есть также и воздух. Правда, только в нескольких отсеках. Она выбрала ангар и указала на него Яну. Без буксировочных дронов посадка была сложнее, но Ян отлично справился.

Несмотря на наличие воздуха для дыхания и Ян, и Урсула на всякий случай надели громоздкие гражданские скафандры. Шлемы надевать не стали, но взяли с собой.

К ангару примыкала личная каюта, стандартно закрепляющаяся за капитаном пришвартованного корабля. Пройдя в комнату, они обнаружили, что терминалы работают, однако никаких данных в них не было – только пустая оболочка.

Одна из дверей каюты вела в небольшой санузел, другая – в длинный кольцевой коридор. Ряды однотипных пустых кают, в которых не было ничего примечательного, разбавляли лишь две запертых массивных двери, не относящихся к жилым модулям. Одну из них открыть не удалось. Оповещение на входном терминале гласило, что с той стороны нет воздуха.

Другая дверь вела к длинной, широкой лестнице, которая заканчивалась входом в лабораторию.

Помещение, площадью не меньше четырех сотен квадратных метров, было ярко освещено, хотя в остальных комнатах горели лишь дежурные лампы.

Длинные ряды терминалов, голографических дисплеев и кресел заканчивались у правой стены, где на возвышении стоял главный компьютер.

Брат и сестра только переглянулись, не промолвив ни слова. Они знали, что нужно делать, и впустую болтать было незачем.

Ян прошел по рядам, проверяя шкафчики, установленные у каждого терминала, в поисках чего-нибудь, что могло бы пригодиться.

Урсула направилась к главному компьютеру, заняла кресло оператора и принялась проверять данные.

Ян вскрыл несколько ящиков. Они были наполнены всяким хламом, который обычно берут с собой рядовые работники, когда отправляются на долгую вахту – семейные снимки, талисманы.

- Урсула, тут что-то странное…  - Ян вертел в руках запотевший герметичный пакет с чем-то мягким внутри. – Кажется это… Обед? Урсула, ты слышишь? Почти во всех личных ящиках остались пакеты с обедом, который сотрудники брали на работу. Такое чувство, будто станцию не просто забросили, а как будто все ее работники…

 - Исчезли в один миг. – Закончила за него сестра.

Урсула сидела перед дисплеем и ее глаза делались все больше и больше.

 - Ян, - голос ее задрожал. - Ты слышал когда-нибудь о вратах EVE?

 - Да, - Ян поспешно зашагал к сестре, – в университете нам рассказывали об этих вратах. Они не изучены толком, магнитное поле такое сильное, что не позволяет…

 - Да, да, я тоже знаю о них. Предполагали даже, что они ведут в другой конец вселенной. Здесь, на этой станции ученые занимались исследованием этих ворот. Ян, они что-то нашли. Что-то важное.

Руки Урсулы летали над оптическим приемником, отражая на дисплее все новые и новые данные. Ян мало что в этом понимал. Но расспрашивать сестру сейчас, когда она поглощена работой, было бесполезно.

Внезапный треск локального коммуникатора прервал тишину стерильной комнаты.

 - Не отвлекай! – Рявкнула Урсула.

 - Это не я, - торопливо проговорил Ян, - это «Милый». Сканер обнаружил движение на станции.

 - Мы не одни?

 - Похоже на то, но здесь же не было ничего живого.

Ян вышел проверить коридор. Спустившись по лестнице, он остановился около запертой двери в отсек без воздуха, которую они так и не смогли открыть. За дверью что-то стучало.

***

Дверь в лабораторию оставалась открытой, поэтому Урсула услышала крик. Ян кричал, но она не могла разобрать слов. Раздались выстрелы.

Она вскочила и бросилась вниз по лестнице настолько быстро, насколько позволял ей скафандр. Спустившись, она увидела Яна, полулежащего у открытой двери в луже крови. По стене, над головой ее брата тянулось вниз смазанное кровавое пятно. В темном дверном проеме стоял старый боевой бот. Орудия машины были нацелены на девушку.

Урсула застыла. В ее голове проносились миллионы мыслей одновременно. Чувство гнева и страха смешались, а над всем этим довлело чувство отрешенности.

Ян шевельнулся. Пузырьки крови на его губах зашевелились, и он сделал еще один глубокий вздох:

 - Беги, сестренка…

Он поднял демонтажный резак в направлении робота в проеме. Разряд попал в одну из пушек.

Робот повернулся к Яну, поднял огромный ножной манипулятор и опустил ступню на его голову. Раздался хруст. Убийца снова повернулся к пятящейся Урсуле. У него был механический женский голос:

 - Назовите ваше имя и должность!

Из темноты за спиной дрона выступили еще с дюжину роботов-охранников.

Урсула не помнила, как побежала. В голове не осталось никаких мыслей. Позади загремели выстрелы. Кольцеобразный коридор позволял держаться вне поля видимости медлительных роботов.

В шоке она не помнила дороги к ангару, где они оставили «Милого», поэтому несколько раз ей пришлось свернуть в другие коридоры. Заглянув в очередную комнату по пути к ангару, она встретила весь персонал станции. Они все собрались здесь. И были мертвы. Согласно данным, полученным Урсулой из базы станции, они сами убили себя, чтобы никогда не покинуть эту станцию, и не разнести полученные на ней знания по Новому Эдему, как чуму. Но что-то было не так. Зачем вообще оставлять станцию? Почему данные об исследованиях остались в компьютере? И что они, черт подери, обнаружили?

Урсулу била крупная дрожь. Позади все громче звучал марш роботов. Она запустила ручной терминал, открыла «Неоком» и связалась со своим кораблем. Запустила программу. «Милый» был неисправен, но по его данным на станции находился калдарский катер. Она определила его местоположение и помчалась к ангару. «Милого» придется бросить со всеми пожитками.

Уже когда она села в кресло управления катером, поняла, что больше не дрожит. Ею овладела решимость.

Катер направился к выходу из ангара. За катером медленно выплыл демонтажный дрон с «Милого». Дрон, перепрограммированный на подачу сигнала на личный терминал Урсулы

Станция прячется от любого радара. Ее системы защиты блокируют любые попытки отправить сигнал с любого корабля в непосредственной близости от станции, шифрует координаты и блокирует возможность их сохранить. Но не блокирует сигналы дронов. Она вернется. Вернется, чтобы узнать, за какие тайны ее брат поплатился жизнью.

 - Я вернусь, «Милый». – Сказала она в пустоту позади себя. – И в следующий раз я буду бессмертна.

 


Сообщение отредактировал keylover: 30 July 2017 - 0:23

  • 0

 


#12
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:16

  • 0

... loading ...


#13
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

"Начальный капитал"

 

   Исследовательский корабль крейсерского класса «любопытный», извергал из своих дюз маневровых двигателей последние языки пламени. Он заканчивал манёвр и выходил напрямую к заданной цели.
 
   В каюту капитана вошёл командующий пятой исследовательской экспедицией, Командарм Болдерман Винфри, за ним вошли командиры подразделений исследовательской партии. Все они были молоды, как и большая часть их товарищей, что было прямой противоположностью команде корабля.
 
   Капитан сидел в своём кресле перебирая в руке свои любимые чётки, чёрные как уголь, подарок друга, с которыми никогда не расставался. Он жестом предложил присесть входящим.
 
   На центральном экран было выведено изображение орбитальной станции, которая не смотря на свой почтенный возраст, выглядела словно её совсем недавно возвели.
 
   – Мы закончили манёвры, Любопытный идёт к станции, если оборудование поставленное спасателями ещё функционирует, то через два часа мы войдём в область действия гравизахватов и они пришвартуют нас к доку станции, если нет, то нам понадобится ещё несколько часов для безопасного подхода.
 
   – Спасибо, капитан. – Болдерман осмотрел всех присутствующих, убедился, что все командиры подразделений здесь и начал, – Прежде чем я выдам окончательные предписания командирам я бы хотел подытожить информацию по данному объекту. Это основная цель нашей экспедиции. В ближайшие 17 дней нам предстоит собрать информацию, для решения трёх главных вопросов:
 
 
1) техническое состояние станции, её возможности;
2) проверить теоретические и расчётные данные о составе астероидного поля рядом со станцией, возможность и целесообразность его промышленной разработки;
3) узнать причину послужившую поводом для экстренного сворачивания деятельности станции.
 
 
Мы знаем, что на станции был зафиксирован пожар. По данным партии спасателей, прибывшей через 3 недели, пожар был вызван столкновением с небольшим космическим объектом, после чего была проведена поспешная эвакуация станции. Спасатели не обнаружив на станции никого, зафиксировали найденные данные и запечатали объект. Вскоре станция была вычеркнута из всех реестров империй, компания владелица была распущена, собственников кампании отследить не удалось.  По нашим данным в течении 29 лет эту станцию никто не посещал. На данный момент эта вся информация, которой мы располагаем.
 
   Хочу напомнить, если наши исследования дадут положительные результаты, то данная станция будет расконсервирована, будет заново открыта добыча различных материалов с прицелом на постройку здесь же орбитального завода. Потом планируется на базе этой станции создать второй орбитальный город-мегаполис. Планы огромные и далеко идущие, и от них напрямую зависит благосостояние и будущее нашего молодого государства. Поэтому особенно прошу  быть максимально объективными шеф-Планетолога Лоурента и шеф-Биолога Шена. Все помнят о ваших теориях и фактах, что на станция либо велась разведовательно-шпионская деятельность, либо производили запрещённые на территории империи биологические экспиременты. Мы обязательно будем рассматривать все версии, даже такую маловероятную, предложенную начальником поисковой партии Намирой. как силовой захват станции.
 
   – Да, это самая маловероятная версия, – добавил помощник капитана Торан, –  для этой цели нужно было собрать либо очень много кораблей либо несколько больших кораблей. Мы точно знаем, сколько и какие корабли входили и покидали систему. И даже если бы они просто приблизились к станции, они бы оставили изменения в электромагнитном поле, а у нас есть снимки полей того периода. Да и к станции надо ещё вплотную подобраться, так чтобы на станции тебя не заметили, и хотя бы не отправили сигнал SOS. вы посмотрите, тут же открытый космос со всех сторон и рядом астероидное поле.
 
***
 
   В астероидном поле, прокладывал себе путь новейший корабль авианосного класса. Корабль был специально спроектирован так, что не оставлял никакого излучения при своём движении. Благодаря новейшим материалам используемым в его обшивке и своей форме он почти не  изменял структуру окружающего магнитного поля. Основные маршевые двигатели были ионного типа, с относительно малой тягой, очень высоким КПД, и крайне малым расходом топлива. Из-за крайне ничтожного выброса рабочего тела в космос эти двигатели почти не создавали возмущения в  электромагнитном поле.  Для прохождения в астероидном поле использовались маломощные импульсные гравипушки в сочетании с мощнейшей навигационной и вычислительной системой. Всё это, а также ещё многие другие мероприятия позволяли избегать сколь-нибудь существенного влияния на магнитные и другие поля, а значит оставаться невидимым для систем наблюдения.
 
 
   Корабль подходил на близкое расстояние к станции, к местам разработки астероидного поля, команда готовилась к встрече с целью.
 
   – Третий, доложите о проверке систем.
 
   – Первый, зонды наружного наблюдения вернулись. Во всех измеряемых спектрах корабль не излучает больше расчётных величин. всё в норме.
 
   – Четвёртый, что с челноком?
 
   – Челнок передал, всё по плану, готовы, до контакта с целью окол трёх часов.
 
   – Отлично! Второй, готовность личного состава и техники?
 
   – Вся техника готова, проверка закончена. Тренировочная база разобрана, док готов принять груз, личный состав вооружен, техника готова. Люди ждут.
 
   – Очень хорошо! 75-ый, дай визор на меня и поставь на все каналы.
 
 
   – Готово, капитан, вы на связи.
 
   – Здорова циферки! Заканчиваются эти милые и спокойные 2,5 года. Пришло время оторвать ваши задницы от насиженных перин. Каждый из вас за прошедшее время вызубрил свою роль в нашем кардебалете, так что давайте без самодеятельности! Если что-то пойдёт не по плану, то все вы знаете, как действовать и как реагировать в таких случаях. И хочу донести до ваших голов, что с этого момента ужесточается контроль по секретности, выход из ваших кают, только в скафе, забрало должно быть затемнено, обращаться друг к другу только по номерам, в разговоры с пленниками не вступать, для них существуют только приказы и указания. За нарушение режима наказание одно - смерть. Тех, кто сделают всё правильно, ожидает хороший куш и безбедная старость!
 
***
 
   Гравизахваты взяли в свои крепкие объятья Любопытного и вели его к месту швартовки. Вокруг станции сновали дроны, проводившие тестирование её оболочки.
 
   – Друзья, – сказал Тор – верхний, бронированный корпус в очень хорошем состоянии, кроме одного места, вот здесь, на небольшом удалении от швартовочного узла, в районе складов.
 
 
   На экране отобразилось отметина, словно небольшая рана. Вмятый кусок брони сидел глубоко в корпусе станции, вокруг которого был виден быстротвердеющий материал, выбрасывающийся автоматическими системами станции, для предотвращения разгерметизации.
 
   – Как видите что-то очень сильно здесь приложилось о станцию, однако пробития брони не было, станция сохранила герметичность. Думаю одну из теорий Шена о проникновении с метеорита микроорганизмов, можно закрыть. Судя по описанию спасательной партии это и есть то место, где был пожар.
 
***
 
   Командующий станцией Жофруэ открыл портативный коммуникатор, его вызывал глава службы управления Оунпрэ.
 
   – В чём дело? Я слушаю.
 
   – Объект 757а выходит к расчётной точке, вблизи станции, прошу подтвердить разрешение использовать гравизахваты по утверждённой схеме, для корректировки движения астероида обратно в направлении поля.
 
   – Подтверждаю. Дальше сами.
 
   Он закрыл коммуникатор, и продолжил обсуждать планы переустройства биологического отсека с биологами, но уже через пару минут ему пришлось прерваться, т.к. на коммуникаторе горел сигнал срочного вызова.
 
 
   – Что произошло?
 
   – э-эм У нас тут, э-эм. – Оунпрэ выглядел очень растерянно.
 
   – Соберетись, что происходит!
 
   – Ну… на попытки захвата объект реагировал на удивление слабо, когда мы повысили мощность, вместо стабилизации, он изменил траекторию и направился к станции.
 
   – Так сбейте его.
 
   – Не можем, он был слишком близко к нам, и кроме того он пропал со всех наших радаров…
 
   – Чёрт, да что у вас с головой? Срочно задействуйте наружные камеры наблюдения, выпустите дронов, но найдите его и …
 
   Речь командующего прервал сильный гул удара, прокатившийся по несущим конструкциям.
 
   – Так, я в центр, за это время выясните, куда он попал, причинённый ущерб и вызовите...  –пошли помехи и связь прервалась. Заработали предупреждающие сигналы пожарной тревоги, красивый и спокойный женский голос объявил о блокировке всех секций, просил сохранять спокойствие и пройти к убежищам.
 
   Челнок произвёл максимально жёсткую посадку, имитируя  столкновение, с выпуском направленного небольшого электромагнитного импульса, кратковременно ослепившего автоматику станции. Десятки буров почти мгновенно врезались в броню и притянули намертво корабль к  станции. Абордажный шлюз открылся и к корпусу станции прикрепилась машина. Меньше чем через секунду, из сопел по периметру машины под огромным давлением в десятки тысяч атмосфер вылетели струи воды, прорезавшие броню корабля, словно нож тёплое масло. В разрез была тут же вставлена окаймляющая заготовка не дающая установить датчикам, что в этом месте образовалась пробоина. После чего машина быстро отъехала в глубину челнока, унося с собой выпиленный фрагмент брони. В открытую брешь был передан сигнал на аварийной частоте станции, запускающий внедрённый, ещё год назад, в систему аварийного обеспечения вирус. На всё ушло около трёх секунд. Через десяток секунд прозвучал сигнал пожарной тревоги. Из корабля внутрь станции выдвинулся трап, по которому устремились десяток хорошо вооружённых штурмовиков в средних боевых скафах и несколько боевых дронов, имевшие световую маркировку охранников компании. За ними выехало два небольших транспортёра, везущих оборудование для приёма планеров. Все они быстро направились к главному доку.
 
***
 
   – О, всемогущие, – изумилась Намиру, – да он просто огромен, ни чуть не меньше чем главный док нашей родной центральной. Правда отсутствие персонала, нормального освещения и раскиданные повсюду вещи делают это место жутковатым, у меня аж мурашки по коже от него.
 
   –  Боятся здесь не чего – Возразил Капин.
 
   – Правда, капитан? Поэтому мы и притащили с собой боевое отделение, да ещё и с боевыми дронами? Если бы знала, что здесь таится такая страшная опасность, то я бы настояла на том, чтобы вместо этих бесполезных вояк взяли бы учёных и больше оборудования, всё то, что нам так остро необходимо.
 
   – Намиру, это всего - лишь разумная предосторожность. Кроме того, ты же знаешь, что  в космосе не бывает ничейных объектов, а немногочисленные исключения лишь подтверждают это. – Заступился за капитана Торан. – Это стандартная процедура с такими объектами.
 
   Нач. По. Па. Обиженно надула  губки и некоторое время стояла отвернувшись,  – Всё таки здесь очень не уютно, капитан, такое ощущение, что они в панике убегали. Их точно не захватили какие-либо наёмники или пираты?
 
   Болдерман тяжело вздохнул, снисходительно улыбнулся, – Все факты которые у нас есть, и которые мы сейчас получаем говорят о том, что станция была покинута в спешке, но это было спланированный уход. Большая часть оборудования и припасов взята. Докуметаци и вся возможная информация по станции либо вывезена, либо уничтожена. Сейчас дроны заканчивают предварительный осмотр, но по полученной информации уже можно судить, что характерных следов боя нигде нет, а эти следы были бы обязательно, ведь на станциях всегда есть своя большая и хорошо вооружённая служба безопасности. Возьмём хотя бы этот док. Чтобы вывезти всё оборудование и всех людей со станции за столь короткое время, атакующей стороне пришлось бы использовать этот док. Обойти и напасть сзади они не могли, в корпусе нет ни единого абордажного проёма, прийти тихо, без боя с других, малых доков и шлюзов через всю станцию они не могли, значит проникнуть сюда они могли только прямо в лоб. Но это, не разрушив половину дока, не возможно. При первой же опасности, док бы закрыли броне-шлюзовой перегородкой, и потом посмотри наверх. Видишь, с двух сторон сверху имеются выступающие остеклённые комнаты, это бронепосты охраны. Под ними есть несколько точек подвеса, несколько для ближней самообороны внутри дока, и по одному для средних турелей. Ими можно и от крейсера отбиться и при удаче даже линкор здорово покалечить. На сами посты можно зайти только изнутри станции. Но заметь, здесь всё целое, нет ни каких видимых следов борьбы, а оборудование и даже вооружение всё снято и увезено. И последнее, чтобы вывезти это, им бы потребовалось много кораблей или несколько больших, их деятельность мы бы отследили по данным имеющимся от датчиков слежения. – Ннорет передал в руки девушки несколько снимков электромагнитных полей с расположением станции. – Вот, смотри за время от начала столкновения, до прибытия партии спасателей зафиксирован только одновременны выход со станции нескольких крупных кораблей. А это, капитан пнул ногой рядом лежащую жёлтую коробку, просто следы их поспешности.
 
***
 
   Из прибывшего очередного планера вышел 1-й в окружении охраны, отпихнул ногой валяющуюся жёлтую коробку и быстрым шагом направился к недалеко стоящей группе офицеров, активно что-то обсуждающих.
 
   – Мои поздравления 35-й, молодцы! Действия вашей штурмовой команды были просто великолепны, благодаря грамотной нейтрализации охраны дока, всё идёт по плану. Ваш бонус будет удвоен.
 
 
   Офицер, 35-й, довольно улыбался. – Спасибо, также со своей стороны хочу отметить, что без действия вируса, нам было бы очень сложно реализовать наш план.
 
   – Хорошо. 24-й, как обстоит дело со взятием под контроль сети станции?
 
   – Как и планировалось, нам удалось полностью нарушить целостность работы системы, до того, как их программисты успели вычислить и выловить вирус. Отключить же полностью всю систему и ввести в ход резервную рабочую версию они почему-то не решились, действуем по первому плану.
 
   – Хорошо! 25-й и 26-й – отчёты.
 
   – Док, шлюзы и ближайшие объекты намеченные планом взяты под контроль. Катапульты и якоря под планеры продолжают устанавливаться. Отставание от плана на 2,5 минуты, пришлось расчищать место под них. Высадка первой волны прошла успешно. Вторая идёт успешно. Внешние угрозы нейтрализованы, все внешние турели под контролем. Дальнейшие мероприятия по обеспечению безопасности высадки приостановлены, инженеры перенаправлены в расположение 26-го. Всё. – Отрапортавал 25-й.
 
   – Передовые штурмовые отряды захватывают главные цели согласно плану «а». В связи с накопившейся задержкой чуть более 5-и минут, вторая волна действует согласно плану «б». Инженерная группа передана штурмовым подразделениям согласно плану. Охрана и персонал в соседней складе под надзором. Всё. – Закончил рапорт 26-й.
 
   – Хорошо. Молодцы! Только что вы делаете тут вместе? Тут кружок девочек по интересам? У каждого есть своё место, общаться можете и по средствам встроенным в скаф и вам в головы.
 
   – Место отведённое для штаба оказалось занято, выбирали новое, – бодро ответил за всех 25-й. – Разрешите начать развёртывание?
 
   – Хм, молодцы, разрешаю!
 
***
 
   Болдерман нашёл капитана с командиром отделения десантников в помещении недалеко от центрального поста управления.
 
   – Привет! Чего это вы тут прячетесь?
 
   – Да вот, интересное помещение, на имеющееся у меня планах. Судя по всему, его построили незадолго перед эвакуацией. Похоже на оружейную комнату-убежище, бронированные стены, трёхуровневая защита. В таком можно и отсидеться если что, как думаешь, Легерин?
 
   – Можно, место хорошее, но не долго, выбьют. Винфри, пока мы здесь прячемся, как происходит ваше исследование?
 
   – Хорошо, даже лучше, чем надеялись. Всё же в большой спешке они покидали станцию, подчистили плохо. Часть информации мы даже смогли восстановить. Выходит, что и Шен и Лоурент бьыли правы, здесь явно производили и слежку и биологические опыты. К тому же они ещё и занимались контрабандой добытых материалов в астероидном поле. В общем ребятам было, что скрывать, поэтому и свалил от комиссии. Забор проб с астероидного поля дал обнадёживающие показания к дальнейшей разработке. Станция в прекрасном техническом состоянии. По возвращении в столицу, я дам рекомендации к рас консервации данной станции
 
   – И здесь снова будут жить и работать люди, всё начнётся снова. Да? – Спросил ННорет.
 
   – Да, и на этот раз это будет честный труд, а не воровство и наркоторговля.
 
   – Я думаю, что для многих людей работающих здесь и раньше, труб был честный. Просто им нужен был начальный капитал. Большинство первичных капиталов в этой вселенной, так или иначе, но имеют криминальные истоки.
 
   Но ведь вы, вы родоначальники корпорации, ставшей стержнем нашего государства , ведь вы же честно заработали свой. Почему же они не могли? А всё это жажда лёгких денег и наживы, никогда мне не понять их, никогда!
 
   Да, ты прав, – сказал немного задумчиво Болдерман старший, – действительно мы очень много и тяжело работали.
 
 
***
 
   Капитан подошёл к переходу, где уже несколько часов безуспешно пытались подавить единственный возникший очаг сопротивления. Вокруг дверного проёма, за которым укрепилась охрана станции, стены были искорёжены попаданиями тяжёлых плазменных снарядов. Рядом валялись развороченные останки нескольких средних дронов и обозжёные части тела в тяжёлых скафах. Второй тут же подошёл к капитану и они зашли в ближайшее подсобное помещение, охрана встала снаружи.
 
   – Шесть часов назад, мы полностью блокировали станцию и взяли под контроль её жизненно важные центры, четыре часа назад ты сам мне докладывал, что вся станция у нас в руках и что все, кто мог оказать нам организованное сопротивление у нас в руках, – Говорил капитан 2-у. – Так кто тогда там сидит, и почему мы не захватили этот арсенал, находящийся к тому же недалеко от центрального поста управления?
 
   – Не заводись. Не было на наших планах этого места. Они его недавно построили на месте учебных классов и подсобных помещений. Там их начальник безопасности Ллегра Гриндуэ, с ним более полусотни хорошо вооружённых человек, есть тяжёлое оружие.
 
   – Ну и имена у них, жуть, нет чтобы назваться каким-нибудь Легерин Гриндин. Думаю всё происходящее, это для  них расплата за наши сломанные языки.
 
 
   – Да паршивые у них имена, да и сами они ..., хотя этот ни чего, молодец. Просёк, что дело худо, успел сюда стянуть народ. Но пока вооружились поздно было. Сидели тихо, пока отряд зачистки на них не напоролся. Когда поняли, что просто их оттуда не выкуришь, подтащили наших, но эти козлы отбились. Ещё потом раненых наших предложили за право переговоров.
 
   – Согласились? Провели?
 
   – Да, сам проводил. Говорил с этим, с-сс Ллегра. Говорит у них там оборона в три уровня, что есть тяжёлое оборудование, и что их больше 50-и. К нам относится с пониманием и хочет себе и людям своим жизнь и работу у нас, а иначе будут до последнего нам нервы трепать и мешать.
 
   – Это несколько часов ты будешь стягивать силы, сюда, потом отсюда, потом надо будет ещё как-то это всё починить.
 
   – Да уж, чинить нужно будет много, разнесём всё здесь основательно.
 
   – У нас и так осталось только 13 дней, нет нельзя нам столько времени тут возиться. Соглашайся с его условиями. За приведение этого места в порядок отвечаешь лично ты. И посмотри, если там всё и правда так, как этот, Легерин говорит, берём их себе, такие нужны. Если блефовал и ни чего там нет, избавься от них, такие не нужны.
 
   – Да ладно тебе, мараться ещё о них. Если что не так, продадим, как остальных.
 
   – Нет, и точка! – Первый сжал кулаки, голос его выражал угрозу.
 
   – Ну в расход, так в расход, не велика морока. Ты лучше скажи, что за дрянь ты в руке таскаешь? – Перевёл разговор 2-й.
 
   – Это, – Капитан поднял правую руку, в ладони его был зажато украшение в виде верёвочки с нанизанной на неё чёрными, как уголь шариками. – Это чётки, мне командир станции любезно подарил, он решил что им у меня будет сохраннее – 1-й широко заулыбался, развернулся и пошёл.
 
 
   Перед выход из помещения 2-й окрикнул его.
 
   – Так зачем нам охранники-то нужны?
 
 
   – Скоро понадобятся, – Серьёзно ответил тот.
 
   – Значит, всё же надумал. Хм, ну и хрен с ним, считай, что я тоже надумал, на ту сторону. Нам капитала, то хватит на начало?
 
   – Теперь хватит.

Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 21:32

  • 0

 


#14
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:16

  • 0

... loading ...


#15
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

"Параллели"

 

Впервые за несколько десятков лет пространство рядом с заброшенной станцией дальней связи было потревожено выбросом энергии. Это вышел из прыжка курьерский шаттл. Пилота звали Казарий Дакта. Многим в седьмом секторе это имя было известно - одни его ненавидели, другие считали расчетливым подлецом, третьи героем... правда, последних было слишком мало, а будь их побольше — вряд ли этот шаттл появился бы на самой окраине обитаемого космоса у давно забытой стации.

 

Пилот выглядел устало. Он был стар, но крепок телом и силен духом, хотя недавние события потрепали его сильнее, чем он ожидал. Казарий Дакта перешел на ручное управление и направил свой кораблик на сближение. «Как же все поначалу было просто, — подумал он, — тебе дали приказ, ты его выполнил»...

 

 

Выпускник военной академии Казарий Дакта, только-только получивший офицерское звание и взвод штурмовой пехоты под свое командование, стоял в штабе гарнизона и слушал свой первый боевой приказ.

— Эти мохнатые ублюдки, краули, сожрали пятерых геологов на Саранте. И даже попытались поменять их вареные головы на порох в ближайшей миссии. Местные обошлись бы своими силами, но среди съеденных был племянник губернатора системы. Поэтому тот потребовал устроить показательный геноцид. Хотя, думается, есть и другие причины для освобождения этого леса от всякой мыслящей живности. Но ближе к делу! Приказываю...

 

В течении двух дней взвод Дакты истребил всех краули в окрестностях леса. Сколько  племен сгинуло в той операции — никого не волновало, приказ выполняли охотно и со всем возможным рвением. Хотя потом славу героев попытался подпортить некий журналист местной газетенки, публично назвавший Дакту мясником. Журналиста звали Руфус Луб. На глазах его дочери солдаты спалили из лучевиков трех аборигенов, пытавшихся сбежать из леса, и он возненавидел их за то, что маленький ребенок стал свидетелем столь ужасного зрелища. Однако успеха публикация не имела — колонисты были благодарны за истребление дикарей, тем более, что наступившее в регионе спокойствие открывало для них новые перспективы работы и заработка.

 

За образцовое выполнение этой операции Казарий Дакта получил очередное звание и приятное повышение — должность командующего комендантским гарнизоном планеты Саранта.

 

 

На экране бортового компьютера зажглась надпись: «Назначьте стыковочный маршрут. Грузовой ангар — да \ нет. Пассажирский док — да \ нет. Примечание: в грузовом ангаре отсутствуют причальные узлы для кораблей типа шаттл». Старик выбрал пассажирский док и усмехнулся. «Вот так же и у меня тогда появился выбор. Небольшой. Якобы выбор».

 

 

Маленький суетливый человечек с бегающими глазками, по виду жулик и пройдоха, беспрестанно потирающий свои ладони, сидел напротив Казария в темном углу бара «Жаренный краули».

— Мистер Бого просит проинформировать вас, что ему намекнули, — фальцетом пропищал он, — что никому в администрации губернатора нет дела до того, кто и каким способом станет мэром Саранты.

Человечек двумя руками взял большую кружку с пивом, втянул в себя больше половины (Казарий удивленно приподнял бровь) и продолжил:

— У вас на выбор два варианта. Вы либо присоединяетесь к нам на улицах, либо остаетесь верными этому извращенцу и взяточнику, мэру Калопулосу. Мне говорили, вы умный человек и понимаете, что раз там, — представитель профсоюзов многозначительно поднял костлявый указательный палец, — всем плевать, что тут происходит, то выбор очевиден. По рукам? — он протянул Казарию ладошку, густо поросшую черными волосками.

— Я дам ответ позже, мне надо переговорить с командирами взводов. — с трудом сдерживая отвращение, ответил Казарий.

 

Несколькими днями позже комендантский гарнизон выехал за город на учения, оставив лишь минимальную охрану на складах с оружием. Как потом выяснилось, по нелепой оплошности интенданта гарнизон получил боевое оружие, а учебное осталось на складах. Вернувшись по тревоге в город, солдаты легко справились с подавлением вспыхнувшего в их отсутствие мятежа, инициированного профсоюзами.

Образцово-показательное спасение здания мэрии и самого мэра (кстати, внезапно для Казария оказавшегося тестем сына губернатора) вошло в учебники по тактике действий в городских условиях. Газеты и телеканалы восхваляли отважного молодого капитана Казария Дакта за решительные действия и личное, в первых рядах, участие в подавлении мятежа. Никто не упоминал о том, что в бою с обученным и вооруженным комендантским гарнизоном у мятежников просто не было ни единого шанса. Никто, кроме независимого журналиста Руфуса Луба. В том мятеже погиб его отец.

 

За грамотное руководство подавлением мятежа Казарий Дакта получил звание подполковника и должность куратора Особого отдела на планете Саранта. И лишь тогда узнал, что мятеж был организован именно оттуда, сверху, и десант спецназа для его подавления был уже на пути к Саранте, когда неожиданное вмешательство Казария обеспечило тот же результат и даже с меньшими затратами.

 

 

Состыковавшись со станцией и соединившись с ее центральным компьютером, Казарий принялся за расконсервацию. Отправил оживших ботов на ремонт внешних повреждений, запустил очистку воздуха и разогрев генератора. По монитору перед ним побежали строки отчета о проверке механизмов и систем. Раз за разом нажимая на «ОК», старик, казалось, управлял всем процессом, ежеминутно решая, какая операция будет выполнена следующей и устраивает ли его отображенный на экране результат выполнения предыдущей. На самом же деле алгоритм действий был стандартным и весь процесс, в принципе, мог быть запущен нажатием одной кнопки и проведен в автоматическом режиме, с привлечением внимания пилота только в случае обнаружения проблемы. Но Казарий Дакта привык во все вникать и во всем разбираться. Доверяй, но проверяй.

«Да, тогда, на Саранте, я ведь тоже вникал во всё. — вспоминал он сейчас, — Политика, экономика, социалка, информации столько, что голова пухла. Разбирался... потому что не хотел больше оказаться перед таким вот выбором без выбора».

 

 

Он постарался вникнуть во все. Что-то понял, что-то не очень. Понял главное — быть одиночкой сложно, нужны свои люди и нужны покровители.

С командой получилось просто: некоторые сослуживцы из комендантского гарнизона подали рапорты на перевод, и он их удовлетворил; нашлись те, кто, не будучи ранее знаком с Казарием, принял решение присоединиться к нему теперь; были и старые знакомые, ушедшие из армии, но не потерявшие армейских связей. К примеру, бывший интендант комендантского гарнизона, ставший теперь довольно успешным бизнесменом.

С покровителями тоже сложилось. Сын губернатора по достоинству оценил способности молодого офицера и однажды, пригласив его к себе, как бы случайно обмолвился, что, несмотря на любовь к своей жене, ее отцу он не особенно симпатизирует. Он рассуждал о том, что обществу нужны свежие идеи, свежая кровь, что в политику должны приходить молодые, такие, как, например, он сам или вот хоть Казарий. Да-да, он, конечно, понимает, что Казарий отнюдь не политик, но политикой у нас есть кому заняться, а Казарий Дакта — это фигура, символ, национальный герой, который знает нужды и чаяния народа, который готов за благо народа бороться и за которым в этой борьбе пойдут и военные, и гражданские. Ведь так? Не согласиться с ним было трудно.

 

Вскоре одна молодая восходящая звезда журналистики по имени Патриция опубликовала полученную, разумеется, из конфиденциальных источников информацию о коррупционных схемах, в которых фигурировал мэр. Скандал вышел хилый и большого общественного резонанса не имел — кого можно удивить коррупцией в наше время? Зато когда спустя несколько месяцев та же журналистка опубликовала снятое скрытой камерой видео, где некто, похожий на мэра, участвует в сексуально-наркотической оргии, бабахнуло по полной программе. Воруют-то все, но чтобы вот так (и вот так, и даже ого-а-как-это-они-так) — это уже слишком! Конечно, реальным доказательством эта нечеткая запись служить не могла, но кресло под мэром закачалось уже всерьез.

 

А потом Патриция исчезла. Последняя запись в ее блоге гласила: «Мэр пригласил меня взять у него интервью. Будет каятся!))». Общественность потребовала расследовать это дело со всей тщательностью, и куратор Особого отдела Казарий Дакта лично пообещал, что преступник будет найден и предан суду.

Тело девушки обнаружили вскоре в загородном доме мэра. Она была изнасилована и задушена, а потом закопана на заднем дворе, но так неглубоко, что сначала ее обнаружила собака, а потом и прибежавшая на лай прислуга. Мэр Калопулос был арестован, но до суда не дожил, умер от инфаркта. А Казарий неожиданно стал национальным героем, который осмелился арестовать одного из самых влиятельных людей на планете. Он стал часто мелькать на телеэкранах, рассуждая о справедливом переустройстве колонии, о борьбе с коррупцией и честном правительстве. Он говорил о том, что старая система насквозь прогнила, что ее пора менять и что лучше других это сделают молодые, живущие сегодня и строящие лучшее завтра для самих себя. Горячо поддерживал его в этом сын губернатора, молодой амбициозный политик, учредивший фонд поддержки гласности и независимой журналистики имени Патриции Луб.

 

Единственным, кто шел в этой реке славословия против течения, был отец погибшей девушки, Руфус Луб. В блогах и на форумах он спрашивал — как мог мэр, умный человек, выстраивавший сложные схемы по отмыванию денег, так глупо проколоться? И мог ли он вообще убить ее — старый и не очень здоровый человек, молодую и сильную женщину? И кто, кстати, были те источники, которые снабжали Патрицию информацией, и можно ли этим источникам доверять?

Но это был глас вопиющего в пустыне. Мэр — коррупционер, вор и распутник — давно уже не пользовался народной любовью, поэтому, даже если и предположить, что он мог быть невиновен в этом конкретном преступлении, в глазах народа он все равно был негодяем и заслуживал смерти.

 

Итогом этой истории стала отставка престарелого губернатора, который заявил, что уступает место молодым, готовым и способным работать на благо всего нашего общества.

Его сын радостно принял бразды правления и занял кресло губернатора колонии.

Мэром Саранты стал Казарий Дакта.

 

 

Пилот закончил предварительную расконсервацию станции и вошел в приветственно открывшийся перед ним шлюз.

— Дальнейшие действия по расконсервации станции возможны только с командирского пульта. Пожалуйста, следуйте по указанному маршруту. — прозвучал голос из динамиков. На полу загорелись полоски указателей. 

«Вот так же и в жизни — ты думаешь, что ты главный, а тебе рисуют маршрут, и ты должен идти по нему. Иначе нельзя, если ты хочешь чтобы эта станция работала на тебя, выполняй ее указания, соблюдай ее правила. Так же и мэр — вынужден следовать указанием тех, кто обеспечивает ему возможность сидеть в мэрском кресле».

 

 

Первым, что понял новоиспеченный мэр, было то, что ему, как и прежде, предстояло быть лишь пешкой в чужой игре и выполнять указания тех, кто назначил его на этот пост. Такое положение дел было Казарию не по нутру, и он, вдохновленный воспетыми ему в недавнем прошлом дифирамбами и собственными многочисленными идеями об улучшении жизни народа, решил это изменить. Верные люди пошли за ним из старой команды в новую, и душу Казария согревала мысль, что он может на них положиться. Как, например, на бывшего успешного бизнесмена, ставшего теперь советником мэра по экономическим вопросам.

Но, окунувшись в работу, Казарий быстро понял, что управление планетой — это игра, в которой невозможно выиграть, невозможно угодить всем, потому что, удовлетворяя интересы одних, ты неизбежно ущемляешь других. В результате не было хорошо никому, и народ, еще вчера ликовавший по поводу назначения «народного мэра», все чаще стал говорить о том, что Казарий Дакта не выполняет своих обещаний, что власть испортила народного героя, что герой-то, может, вовсе и не герой был...

 

Во главе пиар-компании, направленной против мэра Дакты, стоял Руфус Луб. Теперь его статьи стали печатать ведущие издания, а своим мнением он делился с публикой в самых популярных телешоу.

 

Многих проблем можно было бы избежать, будь у Казария поддержка сверху, но новый губернатор говорил хорошо, а делал плохо, хотя чаще не делал вообще никак. Вероятно, пользы от губернатора не было не только колонии, которой он якобы управлял — верный человек шепнул однажды Казарию, что «там» хотели бы видеть в губернаторском кресле кого-то более деятельного...

 

Это был действительно сложный выбор.

Сделать вид, что не понял намека — и тогда его просто отправят в отставку, напоследок повесив на него всех собак, или принять предложение — и тем самым перейти на другую сторону, начать играть по их правилам и делать то, что выгодно «им»... а ведь он даже толком не знал, кто эти «они». Хотя теперь это было, пожалуй, уже не важно.

Казарий Дакта не хотел уходить из политики. Он почувствовал ее вкус, вкус власти и силы, которая была намного больше и мощнее, чем тогда, когда он шагал по лесу с лучевиком в руках. Даже если бы ему гарантировали безопасность, дали бы уйти на покой — он не хотел покоя.

 

Ему очень помогли накопленные связи и старые навыки особиста. Черный пиар Руфуса продолжал работать, но теперь появились и другие журналисты и блогеры, которые хвалили «сильного и решительного политика», призывали «поддержать нашего мэра», и все чаще намекали, что на него давят сверху, что именно «кое-кто наверху» не дает «народному мэру» работать на благо народа. В результате никого не удивило снятие губернатора с должности «в связи с неспособностью осуществлять дальнейшее руководство». Все те, кто мог бы претендовать на его место, к тому времени погибли в случайных авариях, были скомпрометированы в связи с разного рода скандалами, ушли из политики по причине пошатнувшегося здоровья или вообще переехали на другой конец галактики. Бывший военный и сотрудник Особого отдела умел добиваться своих целей, и лишь Руфусу Лубу все-таки удалось от него ускользнуть, хотя и его поимку Казарий Дакта считал делом времени.

 

Свое назначение на пост губернатора колонии он воспринял как должное.

Мэром Саранты стал бывший советник по экономическим вопросам.

 

 

В коридорах станции было сумрачно, часть светильников не работала, стены покрылись где-то ржавчиной, где-то плесенью. У самой пультовой под ногами хрустнули какие-то кости. «Ну, теперь я в буквальном смысле иду по трупам к своей цели», — усмехнулся старик.

Он сел в командирское кресло, и смертельная усталость навалилась на него. Как и тогда, когда стал губернатором, Казарий явственно почувствовал, что это предел его возможностей. Если он не остановится сам, то его остановит кто-то другой.

 

 

Господин с лицом, которое забываешь сразу, как только отведешь взгляд, в костюме, черном, как космос, сидел напротив губернатора Дакты в его кабинете.

— Есть мнение, что колонии могут существовать вполне самостоятельно. Это мнение не только о колонии Саранты, но и о других системах седьмого сектора. Метрополия слишком далеко, и она слишком слаба, чтобы возражать против назревших изменений. В любом случае, люди, которых я представляю, окажут вам любую поддержку. Как делали это до сего момента.

— Разве?

— Не сомневайтесь, — человек улыбнулся одними уголками рта.

— Я могу вам доверять?

— Доверять нельзя никому, можно только выбирать, на чьей стороне быть.

 

Казарий отказал таинственным покровителям, думая, что снова, как и много лет назад, угадал с выбором. Но к последствиям этого выбора он оказался не готов — ни к тому, что убить его попытаются так быстро и так откровенно, даже не пытаясь выдать его смерть за несчастный случай, ни к тому, что часть его команды внезапно предаст его, решив, что лучше быть подлым и живым, чем честным, но мертвым. Чудом избежав смерти, Казарий понимал, что следующая попытка не заставит себя ждать. Он никому больше не мог доверять, а в одиночку невозможно было выжить. Поэтому он практически не раздумывал, когда мэр Саранты на правах старого друга предложил ему бежать — прямо сейчас, купив у проверенного человека координаты заброшенной станции дальней связи, где его точно никто не найдет, и курьерский шаттл. Правда, за это Казарию пришлось отдать всё, что у него было, став не просто беглецом, а еще и нищим, но что значат деньги в момент выбора между жизнью и смертью...

 

 

Казарий Дакта, бывший губернатор колонии Саранты, сидел в кресле командира станции и вспоминал обо всех событиях своей жизни, которые в конце концов привели его сюда.

— И что же, это конец? — он не сразу понял, что произнес это вслух. И почему-то даже не удивился, когда его затылка коснулся ствол лучевика. Ствол ходил ходуном, потому что тряслись державшие его слабые руки измученного многолетней борьбой человека.

— Здравствуй, Руфус. — тихо сказал Казарий.

 

 

Бывший интендант комендантского гарнизона, нынешний мэр Саранты и будущий губернатор колонии сидел в своем кабинете. Услышав сигнал полученного сообщения, он нажал на иконку вложенного файла. Перед ним развернулось видео — в кресле командира станции сидел один старик, а второй стоял у него за спиной, дрожащими руками сжимая  пистолет. Через минуту оба были мертвы — застрелив первого, второй старик прожег лазером и свою собственную голову.

Он смотрел на застывшую картинку, пока она не сменилась надписью «Это видео было автоматически отправлено со станции N47B9658 по вашему запросу».

Он поставил точку в этой истории, которую создавал много лет. Он управлял ею исподволь, незаметно, не преследуя никакой практической выгоды, и сейчас чувствовал себя режиссером, блестяще поставившим захватывающую пьесу. И пусть два его главных актера никогда больше не выйдут на сцену — у него, у режиссера, все еще впереди.


Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 22:49

  • 0

 


#16
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:16

  • 0

... loading ...


#17
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

"Осколок"

 

Неладное я почувствовал ещё на подлёте к станции. И нет бы послушаться интуиции и убраться подобру-поздорову, но под пятой точкой висел реактор, барахливший уже вторую неделю, и каждую секунду я рисковал обратиться в облако пыли. Собственно, перед каждым прыжком корабль бесстрастно показывал вероятность взрыва и столь же бесстрастно уточнял, действительно ли я собираюсь пойти на это безумие.

Под конец я даже бояться почти перестал. Во всяком случае – внешне. Брови уже не поднимались, холодный пот не заливал спину. Даже ругаться не хотелось. Я просто напоминал себе, что до обитаемых миров ещё пилить и пилить, а другого корабля у меня всё равно нет – и соглашался на очередной прыжок.

Перед последним, например, вероятность взрыва была семьдесят три и одиннадцать.

Учитывая, что предпоследний был почти восемьдесят шесть, в этот раз я даже не размышлял.

Поэтому, заметив в системе станцию, я уже не размышлял над мелочами вроде "откуда появилась станция в жопе мира и хрен знает скольких световых от обитаемых систем" и "можно ли будет здесь отремонтировать мой корабль".

Хуже уже не будет. Во всяком случае, я так думал.

Пока интуиция орала, требуя немедленно лететь дальше, я, взглянув на экран (вероятность взрыва в случае прыжка – девяносто три), молча повёл корабль в док.

Автоматика сработала чётко, хоть и не идеально – станция подхватила корабль лучом и, периодически потряхивая, повела внутрь. Цифры вероятности взрыва заметались, сменяя друг друга, на секунду я увидел "сто три", после чего корабль вздрогнул в очередной раз и замер. А на экране красовалось зелёным "Сорок восемь и шестьдесят два".

И – тишина. Ни "Добро пожаловать", ни "Вы прибыли на…". Ни даже "Убирайтесь вон". Корабль слегка похрустывал и поскрипывал, снаружи не было видно не только ничего подозрительного – там вообще ничего не было видно. Док старой серии, на шестнадцать, кажется, мест, но кроме моего корабля не было никого.

"Фрегат "Вихрь" нуждается в ремонте. Прошу выслать ремонтников. Фрегат "Вихрь", серийный номер 3-18-944-11, рассинхронизация реакторного блока, частичная потеря связи с блоком навигации…"

И – ничего.

Я битый час талдычил эту тарабарщину с цифрами, но никто не отозвался. То ли не нужны были деньги, то ли не было ремонтной бригады, то ли вообще никого не было.

После этой мысли я похолодел – впервые за последнюю неделю. Мне стало страшно. Огромная махина, в которой могут заблудиться несколько линкоров вместе со всей командой – и пуст?

Почему-то только теперь я запросил у станции технические данные. Воздух на станции почти в норме, гравитация почти в норме, жилые отсеки, доки, автоматика, энергия – всё "почти в норме". И от этого "почти" мне отчего-то стало ещё страшнее. Зачем-то оглядевшись вокруг, словно рубка моего корабля могла куда-то деться, я подал запрос на отстыковку.

"Отстыковка невозможна. Реактор заглушён. Запущена диагностика. Перед запуском реактора требуется ремонт".

"Ах ты… железяка глупая!" – от злости у меня не хватало слов. – "Кто дал команду глушить реактор?"

И тут я вспомнил, что сам, вот этими руками, отдал команду, радуясь, что наконец-то могу это сделать.

Ну, что. Всё сделал правильно. Теперь нужно – всего-то – починить корабль и лететь дальше.

Вздохнув, я наконец-то встал с кресла и пошёл за скафом.

 

***

 

Корабль в системе он заметил не сразу. Свист плазменного резака и грохот кувалды заглушали звуки, идущие от станции, а когда Ник остановился передохнуть и увидел на одном из экранов тревожный сигнал, крохотный фрегат уже подбирался к станции.

Восемь лет Ник провёл на станции в одиночестве. Когда-то давно некая могущественная корпорация сделала себе форпост на границе безумных территорий, собираясь исследовать неизведанные системы и, несомненно, приумножить богатство. Но что-то пошло не так, и однажды была объявлена эвакуация. Собственно, персонал вывозили в метрополию уже несколько месяцев, но в один не самый прекрасный день от руководства пришёл приказ о немедленной эвакуации, и в несколько дней станция опустела.

А Ника просто забыли.

Ну и кому какое дело, что он именно в те несколько дней беспробудно пил, забравшись в самый дальний угол на станции, а потому пропустил всё. Но найти и пинками затолкать в какую-нибудь отчаливающую посудину можно было?

Первый год он ещё пытался дать о себе знать, затребовать помощи. Но все его запросы не получали ровно никакого ответа. То ли система передачи не работала, то ли он не умел ею правильно пользоваться. И в итоге Ник прекратил бесплодные попытки связаться с метрополией, но продолжал тем не менее следить за системой, надеясь, что сюда прилетит хоть какой-нибудь корабль. Однако и этим надеждам не суждено было сбыться.

Корабль, который заметила станция и о котором пыталась рассказать своему единственному обитателю, был первый за последние восемь лет.

До ближайшего центра управления нужно было бежать минут сорок, но Ник успел за тридцать четыре. Плюхнувшись с разбегу в кресло, он активировал луч и повёл корабль в док. Буря эмоций захлестнула его, и он вёл корабль вручную, отчего-то забыв, что можно передать управление автоматике.

Только когда корабль стоял в доке, радостное возбуждение схлынуло, и Ник наконец-то осмотрел гостя внимательнее. Увиденное его слегка удивило, и он стел смотреть внимательнее, запросив у станции полный отчёт по пришельцу.

Вмятины в корпусе, мощное, хоть и изрядно обтрёпанное вооружение ("Оборудование двойного назначения, может быть использовано как оружие, так и в качестве шахтёрского оборудования", пришёл ответ от сканирующей аппаратуры), двигатель повреждён, реактор течёт, в трюме…

Зрачки у Ника расширились, и он рефлекторно, даже не успев сообразить, послал приказ на блокировку дока.

Огромные бронепластины, способные выдержать столкновение с титаном, медленно задвигались, отсекая док от остальной части станции. И оставляя там, в доке, пирата вместе с его кораблём.

 

***

 

Всё-таки хороший у меня скаф. Не зря я перед полётом выложил за него круглую сумму. В нём хоть в вакуум, хоть в реактор. Именно благодаря скафу, который глушил все внешние звуки, о том, что входы и выходы из дока блокируются, я узнал по чистой случайности - задумался о чём-то, повернулся взглянуть на корабль... И едва успел увидеть, как громадная плита окончательно заблокировала док.

Я оказался настолько обескуражен, что даже забыл выругаться. Так и стоял несколько минут, глядя в сторону плиты, перекрывшей мне даже гипотетическую возможность убраться отсюда. Пусть даже я и взорвусь при этом.

Но, чёрт побери, я бы сам принял это решение!

Зачем-то подойдя к плите, я провёл по ней рукой, словно надеясь, что она откроется. Потом посмотрел по сторонам в поисках какого-нибудь пульта управления. Потом взял в руку бластер, направил его в сторону плиты.

Рука дрожала. Я смотрел на перекрытый выход и не знал, чего я на самом деле хочу – открыть вход в док, убраться отсюда как можно быстрее, починить реактор… Прямо сейчас мне хотелось стрелять. Несколько раз едва не взорвавшись, я нашёл, как мне казалось, спасение – и тут на тебе! – мне тут не рады!

Медленно опустив бластер, я огляделся по сторонам. Так. Если это сотрудник этой грёбаной станции, я вышибу ему мозги. Если это автоматика, её можно перепрограммировать или на худой конец заставить делать то, что нужно мне. Если это взбесившаяся автоматика…

Нет, лучше об этом не думать. Пусть это будет человек. И я вышибу ему мозги.

С бластером наизготовку я направился вглубь станции. Должен же тут быть командный центр!

 

***

 

Всё-таки кто-то успел выбраться из фрегата и теперь бродил где-то по станции. Ник обследовал пиратский корабль со всех сторон, послал в его сторону сообщение (наверное, "Чо надо?!" не очень вежливо, но другого он не успел придумать), и только после этого обнаружил на одном из экранов сообщение о чужом.

Когда-то давно Ник настроил автоматику на отслеживание людей. Ему казалось, что он может пропустить прибытие корабля; люди появятся, пройдутся по станции, никого не найдут и полетят дальше. А он всё это проспит, так и не узнав, что спасение было рядом. Он давно забыл про эту давнюю настройку, и теперь с удивлением наблюдал на одном из многочисленных экранов в центре управления сообщение "Чужой на станции" и светящуюся точку.

Ник ткнул на одну из кнопок, и точка приблизилась, преобразовавшись в человека в боевом скафандре с оружием наизготовку. Освещение в том коридоре давно было выключено, но мощный прожектор показывал человеку дорогу. Несколько раз тот выжигал камеры, следящие за ним, но полностью скрыться от слежки он не мог.

Залы, коридоры, комнаты – человек пробирался вроде бы хаотично и безо всякой цели, но создавалось впечатление, что он знает, куда идёт. Ник присмотрелся внимательней, потом проанализировал его путь, прикинул, подумал… и злость пополам с негодованием захлестнули его с головой. Ник бросился к ближайшему шлюзу, захватив по дороге плазменный резак.

Человек пробирался в сторону склада, где хранились запасы ресурса, который помогал ему выжить все эти годы. И его надо было остановить!

 

***

 

Многочисленные ряды ящиков почти перекрыли мне путь. Узкий проход вёл куда-то вперёд, а ящики, ящики, ящики – от пола до самого потолка – заполняли огромное помещение, едва позволяя двигаться вперёд.

В конце концов я не выдержал и аккуратно взломал один из ящиков. Ну, точнее, попытался взломать. Ящик оказался прочнее псевдомускулов скафа и даже не погнулся. Я удивился и направил на один из ящиков анализатор. Анализатор долго шипел, потом пискнул и сообщил, что получить данные о содержимом невозможно.

Мои брови непроизвольно поползли вверх. Что здесь, в этих чёртовых ящиках? Какого хрена они тут делают? Почему я тут торчу битый час и ничего не делаю?!

Я не без труда вернулся ко входу в это странное помещение, вышел наружу и, спрятавшись за угол, направил на один из ящиков внутри ствол бластера.

Если эта дрянь взрывается, так пусть взорвётся к такой-то матери!

И я нажал спуск.

 

***

 

Вот кому, кому могло понадобиться уничтожить его, Ника Семеняку, кто уже восемь грёбаных лет кукует на заброшенной станции в одиночку, не имея возможность убраться отсюда? И зачем так сложно? Можно было просто послать робота, запрограммировать его на поиск и убийство – так нет, кому-то потребовалось уничтожить стратегический запас жизнеобеспечения! Чтобы он, Ник, потом просто сдох от голода и обезвоживания! Или от удушья?

Ник изо всех сил бежал в сторону склада, к которому пробирался пират, надеясь, что он успеет. Если вторженец уничтожит запасы, хранящиеся на складе, то можно будет просто снять скаф и шагнуть в шлюз. Говорят, смерть от недостатка кислорода не самая приятная. Но, наверное, раньше закончится питьевая вода. Он, конечно, успел сделать некоторые запасы, но надолго ли их хватит?

Когда до входа на склад, к которому пробирался человек, оставалось несколько сотен метров и пара поворотов, Ник попытался бежать ещё быстрее. В висках стучало, в боку кололо, а плазменный резак тянул к полу и пытался выбраться из руки.

Человека в скафе Ник увидел, едва попав в коридор, ведущий к складу. Тот стоял у входа и целился внутрь из бластера.

"Неееет!" – только и успел крикнуть Ник, прыгая человеку на спину и включая плазменный резак.

Бластер, выпав из руки пирата, сверкая лучом, полетел внутрь, а вслед за ним последовал и резак, который таки вырвался из руки Ника.

 

***

 

Два человека стояли у входа в склад и смотрели на учинённый ими локальный апокалипсис. Множество ящиков оказалось разбито, на пол лилась коричневатая жидкость, пенясь и заполняя всё вокруг.

- Кто ты такой? – человек в старом потрёпанном скафе откинул шлем и с тоской смотрел на жидкость у себя подногами. – Сволочь…

- Это ты кто такой? – человек в скафе военного образца тоже откинул шлем и смотрел в упор на первого. – Совсем ненормальный? Убить меня хотел?

- Тут запасов было ещё лет на шесть. А теперь… Не знаю. Может, на несколько месяцев хватит. И что теперь делать? – человек в стареньком скафе повернулся ко второму и схватил его за плечи, - что теперь делать, а? В шлюз?

- Да кто ты такой, чёрт тебя дери?! – "военный скаф" обернулся к первому и попытался освободиться из его хватки, - зачем стрелял? Убить меня хотел? Это ты док запер?

- Док? А как мне ещё от пиратов спасаться? Оружия нет, помощи нет… - первый сел прямо в лужу и, закрыв лицо руками, добавил, - а теперь и ресурса нет. Ни топлива, ни воздуха, ни еды.

 

***

 

Центр управления был огромен и пустынен. Многочисленные экраны, пульты управления, разнообразное оборудование непонятного назначения – и рядом никого. Ну, если не считать меня и Ника.

- Я ж не настоящий химик. И инженер тоже… Я техник. Ну, пришлось изучить кое-что – жить-то хочется. Но мне удалось настроить преобразователь работать только вот с этой дрянью. Но зато могу получать почти всё, что угодно, - и Ник махнул головой в сторону откупоренной бутыли тёмного стекла, стоящую перед нами на столике.

- Ээх… - я вздохнул и отпил из стакана, - только продукт переводишь.

- У меня этого продукта! – начал было Ник и осёкся.

- Ну ладно, ладно. Извини. Я ж не знал! – я наклонился к Нику и похлопал того по плечу, - ты лучше скажи, можно ли починить мою колымагу?

Ник молча включил экран.

- Взгляни.

На экране красовался мой фрегат. Сильно побитый, в обшивке кое-где дыры, но в целом мне доводилось летать и на более разбитых кораблях.

- И что? Я всё равно не понимаю, почему он готов был взорваться каждую секунду.

- А ты сюда посмотри, на реактор, - и ник, приблизив камеру, ткнул пальцем.

- Что это? – я судорожно икнул, увидев огромный осколок, торчащий прямо из центра реакторной камеры. Как я не взорвался тогда, когда этот осколок проделал в реакторе дыру?

- Иридий. Почти без примесей, девяносто семь процентов чистого металла. За такой кусок… - начал Ник и замолчал.

Я тоже промолчал. За такой кусок можно получить флотилию кораблей, побольше моего. Вместе с персоналом.

- Починишь реактор – половина твоя.

- Починю. Или не починю. Но если я вытащу из твоей колымаги этот осколок, попрошу вытащить из другой колымаги другой осколок и взять с собой.

Я непонимающе посмотрел на Ника:

- Ты о чём?

Ник не ответил. Просто показал на себя.


Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 22:49

  • 0

 


#18
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:17

  • 0

... loading ...


#19
keylover

keylover

    Clone Grade Iota

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 1454 сообщений
2302
  • EVE Ingame:KeyLover
  • EVE Alt:KeyTycoon
  • Corp:WYDME
  • Ally:BOT
  • Client:Рус

"Твердая НФ"

 

Торговая станция на орбите четвертой планеты системы Жита региона Форж была для меня вторым домом. Первый дом на одинадцатой станции в системе Кхерам сгорел в войне человесчкой расы против расы Скитальцев. Техническое помещение размером почти с коробку на станции Жита стала моим нелегальным пристанищем. Бутылка "Спиртуса", купленная в местном баре "4х4", помогает вечерами забыть цифры купли-продажи космических кораблей и связанные с этим риски. Мрачный свет каюты, пустые бутылки и одиноко свисающие с потолка два провода, которые иногда освещают стену искрами, стали для меня мебелью. Грузовой корабль, набитый корпусами крейсеров третьего уровня и подсистемами, завтра отправится к следующей торговой системе. Этот рейс крайне важен. Чистая прибыль составит около 1 млрд. иск и будет результатом моей работы за месяц, что позволит выжить и протянуть хоть как-то еще две недели. И я не намерен потрерять все это в вонючем космосе! Изучая новостные таблоиды и боевые рапорты Конкорда, я создал личный список имперских преступников, именуемых себя суицидниками. В списке не мало пилотов кораблей поддержки, которые скрывают сигнал захвата цели от систем обнаружения, собираяя информацию о стоимости груза еле заметным лучом магнитных полей. Суицидники организуют засады преимущественно в одних и тех же системах, используя для атаки на гипервратах два типа кораблей, оружием которых всегда были стационарные дроны и баллистические снаряды с максимальнвм уроном за один залп. Неминуемое возмездие Конкорда почти сразу глушит и уничтожает агрессора. Начинающему торговцу не сложно посчитать и чистую "прибыль" пиратов. В среднем она составляет 1 млрд. иск ежедневно. Теперь и вы задаетесь вопросом: зачем работать больше и получать в разы меньше, торгуя кораблями? Сегодня, смотря на два провода в грязной комнате, я был готов стать суицидником, но не тем, который стоит в засаде у гиперврат. Перейти через черту нравственности мне не позволяют воспитание и моральные принципы. Третья бутылка "Спиртиуса" была лишней, сейчас оборву провода от греха подальше и высплюсь перед опасной дорогой.


Проснулся на полу от дикой боли в голове, в шее и с ожогом на ладони левой руки, сжимающей те самые провода. Во время посещения медицинского отсека красные мигающие пятна на мониторе электроэнцефалографа сообщали о потере имплантов к скорости варпрежима и маневренности транспортника. Следующая строка со знаком "ВНИМАНИЕ!" буквально парализовала на несколько минут: "тело капсулира по причине нейронного сбоя способно к управлению электросистемами только линейных крейсеров". Корабль суицидников? "Так не бывает!": думал я и поспешил к транспортнику. Подключение к капсуле - "готово", подключение капсулы к Виатору - "отказ". Повторно - "отказ". Еще и еще раз - "отказ". Купил Торнадо, подключение капсулы к кораблю выполнено как обычно, но по радару сразу же побежали цифры: "Тип Виатор. Пилот Отсутствует. Груз Локи х5 1 млрд. иск. Маскирующие подсистемы минматарской расы х100 10 млрд. иск. ИТОГО 11 млрд. иск. Объем 55 000 м3."


Это невозможно, так как экранирование грузового отсека транспортных кораблей типа Виатор, оборудованных всережимными системами маскировки, не позволяет сканирующему оборудованию получить информацию о перевозимых предметах. А какой-то блядский калькулятор в моей голове, подключенный через капсулу к линейному крейсеру, делает это на раз-два без оборудования и в обход научных знаний? Отличный повод напиться. Шагая к дому увидел за одним из иллюминаторов лазерную проекцию киллборда и сотни комментариев под рапортом Конкорда о потери транспортника на андоке станции. Суицидники не редко атакуют вслепую, вскрывая потом в основном пустые экранированные ящики в разрушенных остовах кораблей. Но сегодня очень повезло одному из них и выигрыш составил 5 млрд. иск. Два выстрела из десяти компенсируют потерю десяти Торнад и почти каждый одиннадцатый выстрел срывает джекпот от двух до пяти миллиардов.


Прошло три месяца с того момента, как случайные провода не оставили выбора в способе заработка, а побочные эффекты короткого зслучайны продолжали накручивать цифры моего баланса межгалактической валюты. Теперь имя Харакири на гипервратах региона Форж, как удар тока, сжимает сердца и ускоряет сердцебиение пилотов транспортных кораблей. А каждый одиннадцатый грузовик на киллборде был пустой, чтобы не вызывать лишних подозрений.


Громкий стук в двери моей новой капитанской каюты класса люкс поднял бы и с криосна. Особь женского пола вся в слезах и губной помаде просилась внутрь. Отказать ей в гостеприимстве было бы верхом невежества. После двух или трех кругов по комнате она села на диван и рассказала истории своей жизни.
- Почти месяц я высасывала газ из 320-х и 540-х облаков в червоточинах смертельного космоса, рискуя каждую секунду клоном. Члены корпорации оказывали помощь в сканировании газовых аномалий и зачистки от Слиперов. И вот, когда первый транспортный корабль был собран к отправке в торговую станцию, один из знакомых охотников за головами Слиперов попросил вывезти древние чертежи расы Толокан стоимостью несколько миллиардов межгалактических кредитов. Я была уверена в защищенности сенсоров корабля и отправилась по маршруту на автопилоте. Ты уничтожил этот корабль, я прошу тебя вернуть уцелевшие чертежи. Иначе аренда омега клона закончится и мною будут пользоваться все члены корпорации, смеясь в лицо с Проспекта. Я и сейчас для них как игрушка в голосовом чате, которая только и способна женским голосом скрасить рабочие будни.
Она была крайне сильно взволнована и говорила в захлёб. Когда уткнулась в плечо мокрым носом, я было решил вернуть ей деньги. Но прежде посчитал возможным успокоить и чуть расстегнуть ей блузку только для того, чтобы легче дышалось. Неприятная твердая деталь чуть ниже пряжки ремня её штанов тут же выдала всю сущность этого персонажа. Грёбанные трансгендеры! Они были для меня научной фантастикой. Я даже предположить не мог, что окажусь так близко к самой твердой её части.
По статистике только 3% женщин Нового Эдема не являются трансгендерами. А ведь в далеком прошлом светлые головы на каждом научном форуме предупреждали об опасности продуктов с ГМо сомнительного качества и публиковали графики, штампуя по три буквы даже на пачках с Крекерами, но никто им не верил.


Сообщение отредактировал keylover: 29 July 2017 - 22:51

  • 0

 


#20
Мейер

Мейер

    Форумный бредогенератор

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPip
  • 2663 сообщений
1371
  • EVE Ingame:Dives Armenicus
  • Corp:-MED-
  • Ally:DRF
  • Channel:Локал
  • Client:Eng

Рекламное место сдается.

 

Движок форума при добавлении постов от одного человека объединяет их вместе, так что это пост - разделитель.


Сообщение отредактировал Мейер: 29 July 2017 - 23:17

  • 0

... loading ...





0 посетителей читают тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users

Куратор(ы) темы