Перейти к содержимому

Donate
На хостинг
ISK за переводы
до 75kk за 1000зн.
Хроники EVE
Сборник
Новичкам
Полезная информация
Фотография

Eve-Лит-ru #3: рассказы


  • Закрытая тема Тема закрыта
21 ответов в теме

#1
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
1. Перегрузка

Вечная тьма космоса. Далёкий диск звезды. Окраина слабозаселённой системы…

В ожидании приказа Рофус обследовал себя, а вернее то, частью чего он был. Линейный крейсер Амарр, воплощение мощи, как и любой корабль Священной Империи. Тяжело бронированный, отлично снаряжённый, готовый к настоящему бою – не только лишь к предстоящим тестам, изничтожению беспомощных мишеней. Рофус чувствовал мощь двигателей, ощущал цепкость систем наведения, мысленно менял фокусировку лазеров – всё работало во славу Господа, - ни единого сбоя, ни малейшей неточности. Сам он плавал в контактном геле управляющей капсулы – стоило привыкнуть к этому ощущению, и более никаких неудобств пилот не испытывал, капсула полностью обслуживала его, вводила в кровь питательные вещества, выводила продукты жизнедеятельности, и даже позволяла управлять кораблём едва ли не во сне.

Кроме него на борту линкора не было никого. Это было первое серьёзное испытание джовианской капсульной системы на корабле, крупнее обычного крейсера. О, как долго Рофус ждал этого момента! Быть может, амаррианцы выбрали в качестве испытателя его, ханида, подразумевая его «второсортность» - пусть! Ему больше по душе приходилась мысль, что амаррианское военное руководство припомнило: именно благодаря Ханидскому Королевству Империя обзавелась столь удивительной технологией. Джовиане раздавали свои капсулы всем желающим, даже грязным Минматарам, лишь бы получить взамен интересные знания – нечто, что было упущено из виду их собственными учёными, что-то для их собственных социальных изысканий, да мало ли, для чего ещё?

Но Империя Амарр, разумеется, в который раз проявила свою приверженность традициям. Людей для военного флота хватало, джовиане же были и оставались с точки зрения Министерства Войны весьма опасными потенциальными противниками. А их капсулы… Что за богомерзкое явление – превращение человека в машину, пусть даже лишь на уровне восприятия? Насколько угодно Всевышнему применение подобной технологии? Теологические споры пылали всюду, высказывалось даже мнение, что решение о приобретении джовианских капсул должно быть принято самим Императором, помазанником божьим, и никак иначе. Мнение, с точки зрения амарриан, логичное, но с точки зрения ханидов – довольно смешное. Как машина, сколь бы хитроумной она ни была, может быть неугодной богу? Машина – суть творение человеческое, и не более того. Результат усилий множества учёных и инженеров.

И Ханидское Королевство решилось выйти на контакт с джовианами. Рофус не знал, что загадочная раса требовала взамен, зато ему было прекрасно известно, что вскоре после проведённых испытаний Император объявил использование капсул во славу Господа праведным делом, и все споры мгновенно пресеклись.

Вначале капсулы испытывались на малых кораблях. Осторожные ханиды начинали свои изыскания с шаттлов, затем постепенно переходили к фрегатам и крейсерам. Амарриане внимательно следили за всеми испытаниями и особенно интересовались причинами разнообразных технических сбоев и несчастных случаев.

Рофус был одним из тех счастливчиков, что успешно пережил все тесты на фрегатах и налетал несколько стандартных суток на крейсере. Успехи испытателя были замечены, его семья ни в чём не нуждалась, сам он был на отличном счету в военном ведомстве. И вот, наконец…

- Рофус, вы готовы?

Отлично. Выходит, контрразведка уже закончила обследование системы и ничего подозрительного не нашла.

- Да, сир. Все системы работают идеально.

- Разумеется. Сейчас мы выпустим в космос звено дронов, они будут имитировать сигнатуры минматарских кораблей. Вы должны сбить их!

Конечно, Рофус и без напоминания знал порядок испытаний. Движение он уже отработал по пути на полигон, орудийные системы требовалось испытать сейчас. Затем амаррианцев интересовало поведение капсулира и его корабля в условиях активного электронного противодействия.
Рофус сконцентрировал своё внимание на «Вестнике» - линкоре амаррианского флота, принадлежащем к знаменитому типу «Апокалипсис». Из его отсеков выплыли в космос довольно крупные машины, отлетели на сотню километров и закружили вокруг линкрея на высоких орбитах.
Внезапно в сознании Рофуса зажглись их сигнатуры – минматарские крейсера!

Уничтожить их!

Лазеры стали пальцами Рофуса, пальцами, извергающими смертельное излучение, длинными пальцами, касающимися каждого вражеского корабля. Дроны вспыхивали один за другим, но, как казалось Рофусу, их становилось всё больше – неужели «Вестник» продолжал выпускать новых? Но как? Он не видел этого, а дроны меж тем всё прибывали… Или… Это не дроны?!
Внезапный удар сотряс сознание Рофуса. Дроны не могли быть вооружены, это минматары! Смерть грязным бунтарям!

Двигатели выбросили мощные плазменные струи, Рофус стремился выйти на удобную позицию, атакуемый со всех сторон. Почему молчит «Вестник», вот же он, всё на том же месте?!
Он всё равно, что один. Связи нет. Лазеры, фокусировка на ближнюю дистанцию, активация боевых дронов…

Что такое… дроны отказываются атаковать цели!

Ну, ничего! Смерть минматарам!

Ярость заполнила Рофуса целиком, он даже не заметил этого.

***

- Что он делает?!

Ничего не понимающие техники пытались связаться с линкреем, но испытатель не отвечал. Через иллюминаторы «Вестника» в непроглядной тьме были видны лишь далёкие звёзды, но радарные системы говорили, что Рофус будто сошёл с ума: его корабль носился по рваным траекториям, стрелял в никуда, при том, что все мишени давно были уничтожены.

- Сир, связи по-прежнему нет, но телеметрия… - один из техников повернул к капитану побледневшее лицо, затем робко посмотрел на адмирала, наблюдавшего за ходом испытаний. Его лица не было видно под капюшоном, он смотрел в иллюминатор.

- Докладывай, - отрывисто бросил капитан.
- Судя по медицинским показателям… Испытатель спит.
- Спит?! – Капитан быстро подошёл к экрану, но данные телеметрии были для него понятны не более чем джовианские каракули.

- Да. У него галлюцинации. Кроме того… Его сенсорика подавлена. Слуховой, зрительный отделы головного мозга перегружены…

- И при этом он спит, - буквально прошипел капитан, и тоже бросил взгляд на адмирала.
Но тот стоял неподвижно и лишь слушал.

- Это данные телеметрии, - пробормотал техник, обливаясь потом. – Сир, что прикажете делать?
- Его возможно разбудить? – Внезапно спросил адмирал, и капитан поспешно закрыл рот, не вымолвив ни слова.
- У нас нет обратной связи…
- Насколько его состояние стабильно?

Техник слегка помедлил, затем торопливо принялся изучать показания датчиков.
Рофус продолжал бесчинствовать.

- Корабль слишком велик, слишком большое количество данных перегрузило его мозг… Видимо, нужно внести какие-то изменения в конструкцию капсулы… Сейчас же - испытатель всецело связан с капсулой… пока он в ней…

- Ясно, - Адмирал повернулся спиной к иллюминатору и техник увидел жёсткие, иссушенные черты его лица. Но глаза адмирала были редкостно живыми, по ним сразу можно было определить глубокую задумчивость, в которой он пребывал.

- Данные телеметрии нужны мне на отдельном носителе. Оригинал необходимо уничтожить, - сказал адмирал и медленно пошёл прочь с мостика.

- Что делать с испытателем, сир? – робко поинтересовался капитан.
- С испытателем? – Адмирал на секунду остановился. – Кто сказал – «с испытателем»? Как называется человек, не выполняющий приказов и отказавшийся выходить на связь? Возьмите курс на его корабль. Дождитесь, пока он нанесёт удар по «Вестнику» - случайно или нет, меня не интересует. Затем – уничтожьте бунтовщика.

В гробовом молчании адмирал вышел с мостика, затем стряхнувший оцепенение капитан отдал приказ.

…Рофус продолжал изничтожать врагов Империи и Королевства. Минматары, грязные животные, бунтари, и да будете вы очищены священным пламенем, я уничтожу вас всех!
Смерть врагам!

Смерть…

И тишина…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#2
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
2. До конца

Голова. Как же болит голова. Почему так плохо и тяжко? Что я делал вчера и где был? Ах, да, вчера был день рождения у Абины, у моей прелестной Абины.

Мы остановились у нее в Альтринуре, в ее новой и большой квартире на пятом уровне станции. На вечеринке были все наши друзья и приятели, было много выпивки и рату. Ох, зачем я принимал эту дрянь, она целых два дня выводится из организма, а сегодня еще будет медосмотр и проверка. Полковник засунет мне не одну ракету в кишечник, если я не оправдаю его надежд.

«Если твои чувства и инстинкты слабы или заглушены, ты начнешь колебаться в нужный момент. Ты не убьешь врага, и станешь мертвым космопехотинцем, который окажется по уши в говне», - так он любит муштровать салаг, которые попадаются на дури. Мне он устроит настоящий День Мрака, и вот тогда мне настанет конец, конец Адаттеру Алпуру, Капитану второго ранга Минматарского Республиканского Флота, конец карьере и уважению, которые я так хочу.

Хотя я же ни в чем не виноват, ведь он связался со мной уже в самый разгар нашей вечерники. Я просто не мог не веселиться: день рождение Абины и мое новое назначение так удачно совпали. К тому же я не видел свою любимую и друзей больше года из-за тех дурацких учений, которые так внезапно начались. В последнее время главы корпораций и штабные крысы так и посходили с ума, устраивают учения, какие-то тесты, проверки, осмотры и все сообщают в самый последний момент. На нашего Полковника Мантраха это не похоже, неужели он решил избавиться от меня, понизить по службе? За что, я же всегда был лучшим в своем корпусе еще в Академии, потом входил в десятку лучших пилотов и получил медаль Республики 6-ой степени? Не может этого быть, это мне кажется. Правильно говорит Мантрах, колебаться вредно, всегда начинаешь нервничать и совершать ошибки.
Тут телеком запищал, и приятный женский голос компьютера сообщил о входящем сообщении. Это был Полковник.

«Явиться к 12:00 в офис корпорации Boundless Creation, система Амо. Пропуск получите на месте».
Коротко и ясно, в этом весь он. Знакомая система, что же там может быть такого? Точно! Там же работает Богекур, как же я мог забыть. Сколько я его уже не видел, два, три года? Не важно, может быть и встречу его. Обязательно встречу, иначе и быть не может, побывать в тех местах и не заскочить к родному брату было бы верхом цинизма и невоспитанности.

Адаттер был на первом уровне станции Корпорации за три минуты до назначенного времени. У входа стояли вооруженные охранники. Обычно охрану не ставят, подумал он. Зачем научной корпорации вооруженная охрана, неужели сегодня ожидаются гости, кто знает. Он подошел к дверям, и было уже открыл рот, чтобы доложиться, но один из охранников молча открыл дверь своим ключом безопасности и пропустил его внутрь. Войдя внутрь, он услышал звук закрывающихся на магнитный замок дверей. Холодок пробежал от затылка до его паха. Обычно такое бывает, когда Абина пытается доставить мне особое удовольствие своими пухлыми губками, подумал Капитан.
Дойдя до стойки секретаря, он обнаружил за современными компьютерами миленькую девушку лет 18-19 с большой грудью.

- Здравствуйте, меня зову…

- Капитан второго ранга, Адаттер Алпур, - быстро произнесла девушка холодным голосом.
Ого, - пронеслось в голове капитана, - такое горячее тело и такая холодная душа. Интересно, какой у нее размер груди.

- У вас что-то с глазными мышцами, капитан? Позвать врача?
- Нет, все нормально, я сильный человек и не нуждаюсь во врачах, а что с моими глазами?
- Они обращены ниже моего лица.
- Порой даже сильные телом слабы духом. Извините.
- Ты не меняешься, - произнес четкий и сильный голос откуда-то сзади. – Твои похождения всегда доставляли матери головную боль.
- Богекур! Твой голос я узнаю из миллиона.

Братья обнялись, капитан последовал за своим старшим братом. Следуя по коридору, он мог разглядеть его, его могучую фигуру, сильные руки и ясный, чистый взгляд. На нем был костюм серо-зеленого цвета, с открытой шеей и кармашками. Брат всегда олицетворял для Адаттера сильного и успешного человека. Рост и стать старшего брата говорили скорее о том, что он занимается физическим трудом, а не интеллектуальном. Но он занимал одну из ведущих должностей в корпорации и обладал незавидным умом и интеллектом.

Капитан даже не заметил как они прошли коридор вдоль метров на сто, потом свернули в холодный проход и зашли в лифт. Всю дорогу брат-ученый молчал, да и вообще выглядел не сильно обрадованным.

- Что-то случилось? – интересовался Адаттер, когда лифт начал подниматься на один из верхних уровней.
- А … нет, просто очень устал. Сам знаешь, работы очень много, и она требует непосредственного участия и сил.
- А над чем ты работаешь?
- Полковник и ученая группа ждут нас на 18-ом уровне, - отрезал брат.

Что-то не так, - мгновенно возникло в голове капитана. Неужели со мной что-то случилось, может быть один из моих старых имплантов вызвал закостенение тканей? Тогда мне конец, я умру через пару месяцев, и ничто мне не поможет.

Двери лифта открылись и впустили их в большую лабораторию. Все было стерильно белым и ярким. Для огромного помещения в нем находилось очень мало людей: полковник, двое людей в белом, пара солдат и Богекур с Адаттером.

- Садись в кресло, - произнес Богекур. Полковник сейчас все объяснит.

Мантрах подошел к капитану вместе с вооруженными солдатами.

- Капитан, Адаттер, тебе повезло. Ты – лучший пилот во всей Республике. Как тебе известно, последний год наши ученые и специалисты проводили тесты и осмотры. Согласно им они составили сводную таблицу, куда были записаны все данные по всем пилотам нашего флота. После некоторых подсчетов и анализа они установили, что именно ты получил лучшие результаты среди более чем 28 миллиардов пилотов в возрасте от 22 до 35 лет.

- И поэтому мы должны провести один медосмотр и некоторые операции с твоим телом, - продолжил человек в белом, - Не бойся, не надо так пугаться. Никаких серьезных вмешательств. Просто хотим взять образцы твоей ткани и вставить один имплант, который будет собирать все нейронные данные твоего организма. Это поможет нам установить, что же делает тебя лучшим из всех.

Богекур предательски молчал и осматривал инструменты для перечисленных вмешательств. Холодный пот пробил лоб капитана.

- Это не займет много времени, - начал успокаивать человек в белом, - в конце всех этих … мучений мы все съедим по тортику. Ты же любишь вечеринки и тортики.
- Что за? – вырвалось сдавленным криком из Адаттера.
Что-то защелкнулось вокруг запястий, острие игры медицинского пистолета проникло под кожу руки и ввело какую-то жидкость.
- Прости, - прошептал Богекур, опустив глаза.

Голова закружилась, тьма ударила в глаза. Его тошнило, и мозг начинал пульсировать в ритм сердечных сокращений. Его никогда так не тошнило, может быть только тогда, в детстве, когда он с товарищами курил какую-то дурь на одной из планет дальнего рубежа, куда его и семью привез отец. Отец, он был идолом, лучшим из всех. Всегда добрый и отзывчивый, всегда мог сказать что-нибудь одобряющее. Мать. Ее голубые глаза и невинная улыбка навсегда будут в его памяти. Она никогда не хотела, чтобы младший из ее сыновей становился военным летчиком, чтобы он рисковал своей жизнью. Богекур, старший, сильный и мудрый. Почему, зачем он отдал его этим врачам? Что они на самом деле хотят? И откуда они знают про вчерашнюю вечеринку? Что происходит?

- Что происходит, - прошлось эхом у него в голове.

Он попытался открыть глаза, но все без толку, голову как будто втиснули в оболочку из металла и стекла. Холодно и гулко. Трудно дышать.

- Дышать, - опять знакомым голосом отдалось в голове.

Кричать, брыкаться, попытаться выбраться. «Прости», слышались последние слова брата. Или это только сон? Нет, он не сдастся! Никогда!

- НИКОГДА!

Он узнал этот голос. Это был его голос, звучащий откуда-то издалека.

Через два часа после введения препарата и импланта в спинной мозг капитана его поместили в какой-то чан, напоминавший сферу. Чан был наполнен сине-зеленой жидкостью, по вязкости напоминавшую кисель. К импланту подключили датчики и кабели управления. На голову одели специальное устройство, шлем с множеством шлангов и синапсов, которые обеспечивали мгновенный и наиболее тесный контакт между органикой и механикой. После двух лет невероятных усилий и трудов, ученым Республики удалось создать прототип новейших технологий, которые имели невероятное значение для развития цивилизации. Эти технологии были переданы расе Калдари необычными представителями развитой расы Джовов. Как эти технологии попали в руки корпорации, Богекур не знал, но в один день к нему на стол попала папка от СЕО корпорации, где было сказано, что необходимо в кратчайшие сроки построить первый прототип «капсулы», как его назвали в отчете, и испытать на подходящем пилоте. Последнее было тщательно подчеркнуто.

Более года ученые вели наблюдения, анализ и опыты с целью найти «подходящего пилота». И вот пару недель назад капсула была готова к испытаниям. А три дня назад статисты закончили анализ данных всех пилотов в возрасте от 22 до 35 лет. Папку с результатами принесли на стол старшему инженеру, вице-президенту корпорации Boundless Creation, Богекуру Алупуру. Когда он увидел фамилию «счастливчика», то потерял дар речи. Его родной брат, Адаттер был лучшим из множества, элитой флота. А должен был стать подопытным, винтиком, смертником. Но это была цена победы в тяжелой войне, которую вела Республика.

Две долгих недели капсула не подавала признаков активности. Это значило, что она не приняла биологические ткани носителя-пилота. Все усилия по выяснению причин не увенчались успехом. Всем стало понятно, что испытания провалились и нужно начинать все заново. Но только не для Богекура. Он целыми сутками находился в лаборатории в надежде на чудо. Но время подходило к концу, а обратной связи с капсулой и пилотом не было. Пилот был жив, но не подавал признаков психо-соматической активности. Он был отрезан от мира, отключать его от капсулы было уже поздно: организм потерял возможность самостоятельно обеспечивать жизнь без активности мозга.

- Мне жаль, Богекур, - сказал Мантрах, положа руку на плечо, - Он был мне как сын.
- Я знаю, - угрюмо ответил ученый.
- Пора принимать решение. Ты готов его отключить?

Долгая минута молчания воцарилась в этом маленьком и скорбном мирке.

- Пожалуй, что да. Это нужно сделать рано или поздно.

Через несколько минут Богекур подошел к капсуле, наклонился над ней и прошептал «прости, брат».

- НИКОГДА! НИКОГДА не сдамся! - кричали динамики капсулы.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#3
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
3. Легенда о пирате

Прах к праху,
Пыль к пыли,
Пока звезды,
Не остынут.


Рауль проснулся от крика охранника, как и в любое другой утро, этот вопль поднимал всех заключенных секретной колонии для особо опасных преступников. Некогда красивый, статный, высокий юноша голубой крови, а сейчас заросший щетиной и волосами Рауль Эртаг уроженец Республики Amarr встал со своей койки, одел тюремную робу и подошел к решетке.

Охранник по имени Бак подошел к камере номер 703. Рауль внимательно наблюдал за его приближением из своей камеры.

- Здорова, сосунок - процедил сквозь зубы Бак.

Рауль сплюнул на пол.

- Какого черта тебе надо, Бак? Я же сказал что не буду сливать тебе информацию.
- А я не за этим здесь, выродок ты королевский!
- Вот как? Зачем же тогда?
- Выходи, - ответил Бак, открывая дверь, - Начальник тебе все расскажет.

Да уж, думал Рауль, идя по узким тюремным коридорам. Не очень то весело с утра идти к начальнику на ковер, интересно какого дьявола я ему понадобился? Наверняка опять будет требовать данных о моих ребятах, что ж пусть попробует, ему нечего из меня не вытянуть.

- Если услышу от тебя хоть одну дерзость при начальнике, Рауль, пеняй на себя, ты понял меня скотина?
- Да-да... Слушай Бак, как там твоя стерва жена? Я слышал, что все твои друзья спали с ней в твоей же койке?
- Заткнись, урод, - Бак врезал Раулю кулаком в челюсть.

С наглой улыбкой Рауль вошел в кабинет начальника.

- Заключенный Эртаг прибыл, сэр!
- Да-да Бак, можешь идти.

Развернувшись на пятках, охранник вышел из кабинета.

- Привет, Рауль! - улыбнулся начальник.

Вот же дрянь, он еще и лыбится, проклятая крыса, подумал Рауль.

- Знаешь, зачем ты здесь?
- Если это по поводу моих ребят, то я ничего не скажу.
- Нет-нет, ты здесь не для этого. Скажи Рауль, - начальник подошел к Эртагу - ты хотел бы вновь увидеть звезды?
- Разве это имеет какое-то значение?
- Отвечай на вопрос, пират!
- Да, я хотел бы увидеть звезды, начальник.
- Тогда завтра за тобой приедет Капитан Сонгс.
- Капитан Сонгс? За мной? Какого черта?
- Заткнись и слушай, тебя больше нет, Пират, по всем документам ты скончался в карцере, отбывая наказание за побой заключенных. Ты понял? А теперь вали отсюда.

Выйдя из кабинета, уже, будучи в камере, Рауль представлял, что с ним будет завтра. Наверняка эти скотины в погонах вывезут меня в какую-нибудь лабораторию, вытащат мне мозг и будут искать информацию о ребятах... Надо как-то обезопасить свой разум.

Рауль достал из под подушки заточку, и положил в ботинок.

- Вот так то, если начнется что-то подозрительное, я просто перережу себе горло.
Эртаг лег спать очень поздно, в голову лезли разные мысли о друзьях, и налетах на торговые караваны.

- Интересно, думал Рауль, как там поживает Эрл... Наверняка пьет с остальными парнями, спускает краденые деньги, хм, а что если это команда заплатила за меня выкуп? Ладно, утро вечера мудренее, пора бы и поспать...

Эту ночь Рауль провел без сновидений.

***

Сержант Макин поднялся на капитанский мостик.

- Сэр, до пункта назначения три часа полета, мы прибудем раньше назначенного срока ровно на четыре часа.
- Отлично, сержант, так будет даже лучше. Вы в курсе кто такой этот Рауль Эртаг?
- Конечно Сэр, это самый неуловимый пират известной части галактики, он был пойман шесть месяцев назад, и переправлен в эту колонию для пожизненного заключения.
- Совершенно верно, а кроме того что он пират, он также является одним из самых лучших пилотов, даже лучше чем легенда нашего флота Адмирал Эйц.
- Не знаю, сэр, я не видел в бою ни того, ни другого.
- Поверьте мне сержант, этот парень лучший. Он словно одно целое с кораблем.
- Я вам верю, сэр, у вас есть какие-нибудь приказы?
- Нет! Вольно сержант, отдохните перед контактом.
- Есть, сэр!

***

- Встать! - рявкнул Бак.
- А это ты, сын миниматорской бабы.
- ЗАТКНИСЬ ЩЕНОК!

Рауль рассмеялся.

- Да ладно тебе Бак, не нервничай, а то не доживешь до того, как твоя дорогая родит тебе сына от твоего друга.
- Заключенный Рауль Эртаг, выйти из камеры!

Хм надо же, когда это он научился соблюдать устав, - подумал Рауль.

- Капитан Сонгс, вот человек которого вы хотели видеть!
- Спасибо, сержант Бак, вы можете идти. Рауль, пожалуйста, следуйте за мной.
- Есть сэр, - с усмешкой сказал Рауль.

***

- Как думаешь, он подходит для испытания?
- Определенно, Кэйт, как и говорит капитан - он лучший.
- Ладно, пойду готовить к вживлению имплантант.

***

- И все-таки капитан, с какой целью я вам понадобился?
- Рауль, тебе выпала огромная честь, ты будешь первым испытателем, хм, ну скажем кое какой новой технологии.
- А что я получу взамен? А? Капитан, вы же знаете что такие как я, редко делают что то просто так.
- Разумеется Рауль, если ты выживешь, ты получишь Свободу.
- А какие шансы, что я выживу?
- Примерно двадцать процентов.
- Матерь божья!
- Вот именно Рауль...
(спустя 10 минут)

- Добро пожаловать на борт, Рауль Эртаг.
- Капитан, как ты летаешь на такой посудине? Она же абсолютно не боеспособна.
- Вот как? Хм, надо же, я приму это к сведенью, а сейчас тебя ждут в мед. отсеке, для операции.
- Надеюсь, это не промывка мозгов?
- Нет, что ты, просто вживление имплантанта.
(спустя 4 часа)

- Черт как же чешется этот имплантант, - думал Рауль, - Проклятый Доктор Кейт, она совсем ничего не умеет, да моя бабушка оперирует лучше.

Двери мед отсека открылись, на пороге стоял Капитан Сонгс, доктор Кейт и сержант Макин.

- Пришло время тебе узнать, зачем ты здесь Рауль, - сказал капитан.
- Я весь в внимании. - улыбнулся Рауль.

- И так, слушай. Наши разведчики перехватили данные из архива Калдари, о каком-то новом устройстве. «Капсула», вроде бы так... В свою очередь Калдари получили эту информацию от какой-то неизвестной расы, очевидно человеческого происхождения, наши специалисты немного доработали это устройство, с первым испытателем Калдари произошла неприятная история... Он ... Хм... В общем его разум заперся в себе... Иными словами он стал овощем, Рауль... С тобой может случиться то же самое, но выхода у тебя все равно нет. Ты готов?

- Я всегда готов, Капитан.
- Рауль, - вмешалась Кейт, это не просто испытание новой техники, это абсолютно неизвестная доселе технология, ты понимаешь?
- Конечно док, - снова улыбнулся Рауль.
- Чип, вживленный тебе в позвоночник, - продолжала Кейт, - позволит управлять этим устройством.

С помощью него ты сможешь один управлять кораблем боевого класса.

- Дьявол....
- Именно Рауль, сказал капитан, ну что ж приступим, корабль для теста подойдёт через несколько минут, собирайся Рауль.

***

- Кейт, он сможет?
- Не знаю капитан, но у него очень сильный разум, если не он, то никто... - Ясно, что ж будем верить в него.

***

Устройство выглядело устрашающе, из него во все стороны торчали какие то трубки, и заполнено оно было жидкостью, непонятного состава.

- Вот оно, Эртаг, - сказал Капитан.
- Что же это за хреновина-то такая?
- Залазь внутрь...

Доктор Кейт подключила Рауля к устройству. Дышать он мог только носом, через специальные трубки, стоило открыть рот, и солоноватая мерзкая жидкость заполняла его. Ну и гадость же на вкус, - думал Рауль.

- Начинаю отсчет, капитан: 10... 9... 8... 7... 6... 5... 4... 3... 2... 1... Старт произведен. Будем надеяться на лучшее...

- Матерь божья! Я вижу корабль со стороны... Я... Я... Я чувствую его... Я словно и есть корабль! Это прекрасно! Я могу управлять им своей мыслью! Капитан, вы слышите меня?
- Да Рауль, я слышу. Как ощущения?
- Великолепно, черт возьми...
- Капитан! Он взял нас на прицел!
- Черт возьми, Рауль, что ты делаешь?
- Прости Кэп, я не верю военным... А с этой штукой, я смогу разорвать целый флот ваших кораблей.
- Одумайся, Рауль! Ты не сможешь выжить без нашей помощи!
- Черта с два, я знаю, где находятся мои ребята! у нас есть прекрасные ученые, поверьте, капитан. Ладно, завязывай трепаться, Кэп, пришло время умирать.

Корабль класса Линкор, принадлежащий капитану Сонгсу, был уничтожен, в районе звезды R2341, по непроверенным данным это было совершенно Раулем Эртагом, пиратом, осужденным на пожизненное заключение, и якобы скончавшимся в карцере три месяца назад... Эртаг скрылся в неизвестном направлении... По прошествии восьми часов с момента преступление, о нем нечего не известно, оставайтесь на нашем канале.

Рауль летел к логову своей банды, он был счастлив, он сам был кораблем, слышал рокот двигателей, чувствовал щит, броню, структуру...

Прах к Праху, - вспоминал Рауль гимн своей шайки, - Пыль к Пыли, Пока Звезды, Не остынут.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#4
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
4. Новое поколение

Несколько десятков юных лиц уже около двух часов томились в ожидании. Среди них были самые юные и выдающиеся умы «CAS». Открылись огромные двери и в них показалось несколько фигур.

- Всем встать!

Воцарилась тишина в огромной аудитории. В кабинет зашли несколько людей в белых костюмах, которых раньше никто из присутствующих в зале не видел. Наверняка они были учёными из отдела логистики, думали студенты.

- Всем вам, тем кто присутствует здесь выпала великая честь! Скажите мне, хотели бы вы обрести бессмертие и прославлять нашу славную Федерацию? – заявил один из научных сотрудников

Все студенты посмотрели друг на друга в недоумении…

- Так точно! – все как один находившиеся кадеты высказали своё мнение
- Мы завладели технологиями, о которых и не могли мечтать ваши отцы! Вы можете обрести вечную жизнь. Вы будете принимать смелые решения. Вы будете уничтожать ваших врагов без боязни умереть! Но ничего не бывает просто так. Мы избрали вас в этот достаточно маленький круг, потому что вы гордость наших дней. Вы – новое поколение…

И в таком духе речь продолжалась ещё несколько часов. Всем хотелось испытать чудо новых технологий. Небольшую группу «избранных» отправили на шатле на станцию в нескольких прыжках. Станция находилась в укромном уголке космоса и была защищена турелями, которые начинали стрелять без предупреждения по неопознанным судам.

- А теперь вы должны пройти специальные курсы. Также вам будут установлены специальные имплантанты.

И так продолжались тренировки. Шли дни. Целыми днями кадеты сидели за специальными голографическими интерфейсами и изучали особенности управления и командованием кораблями. И вот спустя три недели зашёл один из учёных…

- Поздравляю вас, вы вышли на конечный этап обучения! Завтра вам предстоит операция по вживлению специальных имплантантов и микрочипов, которые повысят ваши умственные характеристики и сделают вас более устойчивыми к разным родам ситуациям.

Наступил следующий день. Операцию проводили специальные машины «боты». Они вживляли маленькие чипы в кору головного мозга. По показаниям приборов все операции были успешно завершены. Всем участникам операции был дан отдых в несколько дней. Эти дни летели очень медленно, так как боль и шумы в голове были настолько сильными, что их было невозможно игнорировать. Но со временем боль утихала. И через тройку дней всё подразделение уже чувствовало себя в полном порядке. И пришло время, которое они ждали. Их отвели в ангар, где стояла большая установка. Раньше никому из них не приходилось видеть ничего подобного.

- Вот это установка построенная по новейшей технологии Калдари. Мы незнаем, создали ли они её совместно или с кем-то, но факт что она работает. Так же мы получили и большое количество чертежей. С помощью чертежей мы создали имплантанты, которые установили вам. Каждому из вас предстоит провести значительную часть своей жизни вот в этих «капсулах». Пока мы не придумали им названия – уточнил учёный.

В ангаре стояло шесть «капсул». Студенты разбились на две группы. Первыми пошли более старшие кадеты. На их головы надели специальное оборудование. За каждым из них следили научные сотрудники, сидевшие за специализированным оборудованием. Все шестеро будущих капсулиров зашли в «кабины» без страха и боязни. Началась предварительная проверка оборудования…
Сотрудники пристально следили за показаниями приборов. У одного из испытуемых были повышенные электронные сигналы, но учёный не обратил на это внимание. И начался запуск оборудования. Все пилоты чувствовали некоторый дискомфорт. Но уже через мгновение они видели и ощущали корабль. Тесты продолжались несколько часов. После извлечения пилотов из кабин, перед глазами учёных предстала страшная картина. Пятеро пилотов просто лежали, неспособные пошевелиться. Лишь по их бегающим глазам можно было увидеть, что они что-то пытаются сказать. Шестой пилот скончался. Его имплантанты дали сбой из-за сильного стазиса, и сердце просто не выдержало нагрузки. Вся эта картина происходила на глазах у второй группы. Сразу стало понятно, что они морально подавленны и не собираются попросту умирать…

- Подготовить растворы для «капсул» - скомандовал старший научный сотрудник
Сразу за этими словами последовали возражение и гул. Только один самый младший член команды вышел вперёд.

- Я готов отдать жизнь за Федерацию! – произнёс он

Его погрузили в «капсулу». Юный капсулир почувствовал столько новых ощущений, о которых он и не мог раньше подумать. Испытания проходили несколько часов. И когда время начало подходить к концу. Он собрал всю свою волю в кулак и приказал «капсуле» слить раствор. Инженеры и учёные находились в недоумении. И вот открылся люк и все окружающие поняли, что перед ними стоит первый капсулир Федерации…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#5
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
5. Адмирал и герой.

- Адмирал, это решительно невозможно! – Голос доктора Кенли был тих, но твёрд.

- А меня не интересует наличие или отсутствие возможностей! - контр-адмирал Гелис, почти кричал. – Мы уступаем в технологии, мы уступаем в численности, скоро нам останется только собрать всё население Федерации на Галленте Прайм и подорваться на собственных водородных бомбах.
Контр-адмирал прохаживался по лаборатории – руки за спиной, военная выправка, высокий, красивый мужчина. Стоящий напротив него доктор казался тщедушным существом – маленький, седой человечек в очках с золотой оправой. Главный Ум Федерации.

- Адмирал, поймите, нечто не получится из ничего. За последние 50 лет наиболее передовым скачком технологии была разработка фрегатов Калдари. Наш ответ – дроиды – всего лишь попытка сохранить баланс. Мы разработали новые системы обнаружения, новые типы оружия, но всё это лишь следование старому пути развития. Ничего принципиально нового у нас просто нет.
Доктор подошёл к столу и взял в руки портативный компьютер, - Адмирал, вы слышали что-нибудь о технологии капсулирования?

- Разумеется, разработана Джовами, кажется?
- Да, следуя ей можно получить человека, способного в одиночку управлять, например, линкором. Да любой машиной, требующей большого экипажа.
- И что это нам даёт? Я слышал, что пользоваться ей могут только сами Джовы.
- Это верно, но не совсем… Джовы ведь почти на треть машины, этакий сплав человеческой сущности и электронного сознания. Для них не требуется, каких либо специальных процедур – погрузил пилота в капсулу и летай на здоровье. Мы – иные, Джовы это понимают, хотя, наверное, по-своему. Не так давно они продали Государству Калдари технологию слияния сознания?
- Эээ, что это?
- А вот это подводит нас к возможности того самого технологического прорыва. Для управления кораблём вам требуется мощный бортовой процессор – технология капсулирования позволяет заменить его и весь экипаж одним человеком, но человек этот должен обладать некой частью электронного сознания, как у Джовов…
- А слияние позволяет создать такого человека? И у Калдари это есть???
- А с недавних пор и у нас, я уже неделю изучаю наработки моего коллеги из корпорации Ишуконе. Кстати они уже провели пробный эксперимент, не очень удачный, к сожалению.
- Вы хотели сказать, к счастью. – Адмирал мрачно взглянул на учёного.
- С точки зрения науки – к сожалению, а как патриот Федерации – к счастью. – Доктор слегка улыбнулся.
- Хорошо, я вас понял, у нас есть и технология капсулирования и это самое слияние сознаний, что мешает провести эксперимент по созданию пилота-капсульника?
- Во-первых, нужны добровольцы – люди с очень высоким показателем психологической устойчивости и отменным здоровьем…

Адмирал поморщился, достал из кармана кителя наладонник и нажал несколько кнопок, компьютер Доктора тихонько пискнул. – Здесь медицинские данные всех моих подчинённых, изучите и подберите наиболее подходящего, он будет добровольцем. Ещё что-то?

- Да, это более прикладная проблема, вернее две. Первое, как вы понимаете управление кораблём штука сложная. Пилот будет это делать через симбионта-партнёра – ту самую электронную часть сознания, но симбионт должен знать, что и как делать – управление двигателями, вооружением, энергосистемами – в обычном случае это делает экипаж и у капитана корабля не присутствует специальных навыков для этого.
- Я вас понял, что вы предлагаете?
- Это довольно старая разработка, уверен вы сами ей пользовались, когда учились в университете – мнемоимплантация!
- Да, помню, после этой дряни зверски болит голова.
- Ну, это не худшее из того, что может случиться, поверьте мне.
- Хорошо, а вторая проблема?
- Сам процесс капсулирования зверски дорогая процедура, добавьте сюда слияние сознаний и имплантацию сотен миллионов байт данных в голову пилота – выходит кругленькая сумма. Как вы думаете, не накладно ли потерять подобную голову в бою?
- Война, доктор, это такая штука, где люди гибнут, и с этим нельзя ничего поделать.
- Можно, адмирал, можно. А что если каждый человек, прошедший нашу процедуру превращения в супер-человека получит пожизненного клона с возможностью обновления? Кстати в Ишуконе так и хотели поступить, но их подопечный… в общем он сошёл с ума. Это я вам сразу сообщаю, вот почему мне требуется доброволец!
- Плевать! Мало их у нас в психушниках, будет ещё один. Но если всё получится, то мы обретём самое сильное оружие в галактике! Изучайте список кандидатов, хочу иметь рекомендации завтра, и сразу начнём эксперимент!

Первое ощущение – боль, боль везде, в каждой клеточке… чего? Темнота, черт, почему здесь так темно? Где вообще я? Кто? Я? «Вы адмирал Эррандо Гелис, командующий 3-й эскадрой Федеративного флота и начальник отдела специальных разработок». А кто ты? – мысли текут ровно, как расплавленный металл – «Я ваш партнёр-симбионт, вы находитесь на ложементе в лаборатории доктора Кенли». Почему я? Почему так темно, ни черта не чувствую! «Вы были выбраны из 2235 кандидатов на эксперимент и добровольно согласились участвовать в нём. Потеря чувств осязания, обоняния, зрения связана с потерей кратковременной памяти, которая, в свою очередь, связана с перестроением вашего мозга, для слияния со мной. Память восстановится, со временем» Сколько я тут? «Около 3х часов, плюс порядка 5ти часов с момента вашего разговора с доктором о новых технологиях». Откуда ты о нём знаешь? «Вы о нём помните, и значит, я знаю о нём». Но я не помню о том, что согласился на эксперимент. «Подозреваю, что я получила эти данные из лабораторного компьютера» «смешок?». Получила? Да ещё смеёшься? «Подозреваю «снова тихое хихиканье», что это вы выбрали женскую личность борт-партнёра, а эмоция радости мне доступна в рудиментарном наборе эмоций, полученном при создании. Часть эмоций мне придётся выработать самой, общаясь с вами» «и снова смех». Хорошо, и как мне тебя называть? – Действительно, теперь голос казался женским. Какой, к чёрту голос, это у меня в мозгу! Шизофрения??? «Обижаете адмирал, я честный электронный разум с возможностью обучения и переноса сознания, а имя, я полагаю, вы выберете мне сами. Я же теперь как член вашей» Семьи? «Да, мне знакомо это слово, теперь. Может быть дочь?» Дочь? «Ага, прямой потомок женского пола… Как интересно». Что, начала самообучение? «Скорее осознание себя в этой системе координат». Похвально. Слушай, а чего у меня так башка болит? «Последствия мнемоимплантации». Ах да. И чему меня научили? «Заполнили пробелы в классическом, техническом и гуманитарном образовании – История, математика, философия… В общем всего понемногу».

- И что я сам подписал Это? – Гелис был в ярости. – Какого чёрта вы мне не отказали?
- Адмирал, вы же сами сказали – можете использовать любого офицера из указанного списка, а когда узнали, что вы наиболее подходящий кандидат, сами направились в лабораторию и легли в ложемент.
- Тогда я ещё не знал, на что подписываюсь. А теперь Эта, Это… оно же постоянно говорит со мной! «Вам что не нравится мой голос? Я оскорблена!» - Не мешай!
- Вы кому, адмирал?
- Не вам Кенли, не вам! Ей!

Уже 3 часа в сознании Гелис пытался осознать, что же с ним случилось. Как она там сказала? «Осознание себя в этой системе координат! И больше не смейте кричать на меня!» Боже мой, какие мы нежные! Между прочим, раз уж тебя из моей головы не вынуть, привыкай и ты ко мне! Когда я взбешён я ору на всех подряд! «А меня, между прочим, тоже не спрашивали – хочу я к вам в голову или нет». Чёрт, я спорю с искусственным интеллектом о проблемах этики, дурак! «Точно, ещё какой». Пошла ты! «Сам пошёл!» - Гелис осознал всю нелепость и курьёзность ситуации и, не удержавшись, расхохотался. Неуверенный смех у него в голове вторил ему. Доктор Кенли смотрел на Гелиса, как на умалишённого.

- Не бойтесь доктор, я не сошёл с ума, пока «Что значит пока? «смех»», и думаю, что сойти с него у меня уже не получится. Это интересное ощущение, когда у тебя в голове живёт ещё кто-то. Вроде и не мешает, но чувствуешь себя странно.
- Нда, ну я и сам, в общем-то, не мог предположить, что у нас получится и получится ли вообще. Пока я даже затрудняюсь предположить, что же на самом деле получилось. Одно ясно – прорыв в науке мы совершили.
- Ну и когда же я смогу приступить к своим непосредственным обязанностям – адмирал, пилот-капсульник, это же замечательно!
- Мнемоимплантация процесс небыстрый. Как вы понимаете вам и вашему борт-партнёру придётся освоить множество навыков. Даже для управления фрегатом. Не говоря уже о линкоре.
- Догадываюсь, у меня на борту Лира тысячи поторы экипажа – канониры, инженеры, техники. Со всем их хозяйством придётся управляться мне одному «Нам вдвоём, адмирал». Да, конечно же, вдвоём. Итак, доктор, приблизительное время подготовки пилота?
- Думаю для пилота фрегата – несколько дней.
- И несколько дней мигрени потом?
- Ну что же делать, возможно, мы придумаем как сделать процесс имплантации менее болезненным и, возможно, более быстрым, но пока имеем то, что имеем.
- Замечательно, я составлю подробный доклад в верховное командование и…
- Простите адмирал, но перед началом эксперимента вы уже отослали доклад наверх. Ваше начальство следило за ходом операции, думаю, они с нетерпением ждут вас… за этой дверью…

«Адмирал, просыпайтесь!» Какого чёрта ты всё ещё зовёшь меня адмиралом Алира? Я уже 5 лет как не служу во флоте, да и вообще в Федерации. «А может мне нравится, что мой борт-партнёр – бывший адмирал и герой». Ну да, конечно герой, первый капсульник Федерации Галленте никем иным и быть не может. Но ты же помнишь, как нас использовали – бомбёжка мирных граждан это точно не мой выбор. «И всё равно, адмирал вам подходит». Ладно, что у нас? «Донесение от группы разведки, обнаружен множественный контакт на входных воротах Молден Хита, до 10 единиц». Связь! «Сделано!»

- Что там, Спарки?
- 6 Линкоров, и 4 единицы поддержки, господин Гелис. Ожидаем ещё 3 или 4 единицы.
- Кто такие?
- Корпорация «Псы Войны», первый раз о такой слышу.
- Я тоже Спарки. Но это их проблемы. Что у тебя в звене?
- 6 перехватчиков, 2 штурмовика и рейдер Редигана.
- Маяк поставить сможете?
- Так точно начальник.
- Тогда ставьте по моей команде и начинаем пляску.
- Принято!

Гелис, бывший адмирал флота и герой Федерации, а ныне исполнительный директор пиратской корпорации, потянулся всем своим телом, закованным в рукотворную многометровую броню мазершипа Хель. Алира, бортсистемы? «Норма». Энергия? «Норма». Снос поля? «В пределах допустимого».

- Спарки, начинаем!

Алира, прыжок! Понеслась!
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#6
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
6. Преданные Слову

Шифровка № 25\3.
Верховному инквизитору Империи Аруану Ниираду.
Сверхсрочно.
Сверхсекретно.

Ваше Святейшество, довожу до вашего сведения, что объект прибыл в сектор. Неверные прибывают в неведении относительно наших планов на их счет. Прошу разрешения на начало операции «Слово Императора». Да хранит наши души Император.

Истфар.

Шифровка № 25\4
Истфару.
Свехсрочно.
Свехсекретно.
Начать операцию «Слово Императора».
Храни тебя Император.

Аруан.

**

Где то в Минматарской республике.

- Брито, мать твою, ты на сканеры смотришь? У тебя через врата сейчас мог бы весь амарский флот пройти. Доклад о системе жду через пять минут. Конец всязи.

Молодой Брутор посмотрел на старшегопомощника и, поправив перевязь с ритуальным мечем прошел к комплексу сенсорной разведки

- Ну что, довыпендривались?
- Брито, ну ты же знаешь, в этих галиентских модулях разобраться могут только шаманы и то не с первой попытки, - парировал сидящий за пультами инженер – вот у них к примеру система сканирования совсем другая, они сканируют на предмет возмущения…

- Так и скажу сейчас Адмиралу, возмущения у нас другие. Он как раз в духе. Такое возмущение нам устроит.

Капитан уставился на мониторы.

- Вот это что? – он постучал по экрану в том месте, где пульсировала маленькая желтая точка.
- Это…секунду… ох ты ж. Это баржа Амаров. Стоит в 4м астероидном, в нашей системе. Стояла скрытая, видать обломком метеорита выбило из маскировочного поля.
- Всему экипажу боевая тревога, код желтый. Рассчитать траекторию полета, абордажные группы по местам. Связь с штабом!

Завыли сирены, по коридорам крейсера затопали воины в тяжелых скафандрах внеатмосферного боя. Экран у кресла капитана пошел помехами.

- Брито, докладывай!
- Адмирал, мы засекли амарскую баржу в десяти единицах от нас, идем на перехват.
- Понял тебя капитан, действуй.

Крейсер республики выпрыгнул из варпа всего в 5 километрах от баржи. С первого взгляда стало ясно, что это архаичный индустриальный корабль, переоснащенный для разработки метеоритных поясов. Многочисленные заплатки на корпусе свидетельствовали о том, что служила баржа уже не первый десяток лет. Двигатели были заглушены, сканеры не фиксировали не одного сигнала с корабля. Баржа была мертвой, покинутой. Но Брито не привык доверять железу.

- А ну ка, дайте по нему залп.

Замигал свет, палубу ощутимо тряхнуло.

- Докладывайте, - Капитан посмотрел на инженера колдовавшего над пультом.
- Цель поражена, судя по сканерам мы попали в отсек маршевых двигателей.

Инженер вытер пот, выступивший на лбу.

- Что, головастый, первый бой?
- Да, Брито, только-только из академии, распределился на капер по собственному желанию. В семье денег нет совсем, а мне надо кормить троих детей и старушку мать.
- Мать говоришь. Ну молись Богам, что бы трюм этого корыта был забит рудой. Получишь свои пять процентов с добычи.

Крейсер начал сближение с баржей. Дав еще один залп по рубке, и уничтожив антенны передачи, Брито начал чувствовать себя хозяином положения. Прожекторы выхватили из мрака открытые стыковочные люки вакуум доков. Сделав еще несколько маневров и пристроивших напротив них,
капитан отдал приказ готовиться к захвату. От минматарского корабляотделились четыре десантных модуля. Проводив их взглядом, и после того как они скрылись в глубине, отдав приказ о полной готовности, Брито закурил сигару. Теперь от него ничего не зависило.

Прошло десять минут. Командир штурмового отряда наконец вышел на связь.

- Кэп, ну тут чисто, почти все отсеки разгерметезированны, экипажа нет, энергосистема работает на минимуме. В районе основного энергоблока только есть задраенные отсеки, сейчас мы движемся туда.
- Хорошо, докладывайте о том что найдете. Пошлите одну группу в грузовой отсек, посмотрим, что вез наш маленький друг.
- Есть Кэп, исполним в лучшем виде.

Еще пять минут Брито жевал сигару, прежде чем на затянутом помехами мониторе проступило изображение. То, что показывала камера закрепленная на шлеме командира штурмовиков повергло капитана в шок. Вспышки автоматных очередей освещали туннель, в конце которого он
увидел…

- Откуда там десантники Амаров? Командир! Доклад!
- Нас атаковали… их тут слишком много, Кэп это… – штурмовик не договорив упал, трансляция прервалась.
- Всем постам боевая тревога, красный код, отходим! Связь с штабом, срочно!

Бледный как снег инженер посмотрел на Брито.

- Нас глушат, что-то с баржи, я не знаю что это, но мы не можем выйти на связь, Варп двигатели выбиты из строя, мы не можем уйти! Нас поймали.

Выплюнув сигару, Капитан начал отдавать приказы, став похожем на разъяренного медведя.

- Артиллерии, огонь по барже! Стрелять по готовности! Разнесите это корыто в клочья! Машинное отделение, полный вперед, уходим к планете! Механики, активировать активную защиту! Поднять
щиты!

Серена надрывалась, Корабль затрясло от залпов бортовой артиллерии.

В то самое время, когда взбешенный Брито отдавал приказы, молодой амарр с красивым лицом мысленно потянулся к небольшому спутнику, скрытому в глубине астероидного поля. Перезапустив спутники установив связь с ближайшей станцией Амарской империи, он послал короткую шифровку, содержащую всего одну фразу.

«Они услышали слово Императора».

Затем, отстрелив фальш-надстройку баржи и распределив энергию корабля на два лазера, скрытых в глубине корабля, он отдал приказ на атаку корабля. Хватило всего лишь четырех залпов, что бы пробить защиту крейсера республики. Последний залп пробил остов корабля минматаров насквозь, поразив при этом двигатели корабля.

Вспышка озарила светом баржу.

Остатки Минматарских штурмовиков медленно пробирались сквозь техническиетуннели к центру управления кораблем. У них оставался единственный шанс на спасение. Если они успеют перебить
команду и заблокировать вход, если они продержатся еще хотя бы пару часов до прибытия флота республики…

Первый из десантников вошел в просторный зал, посреди которого находилась странная капсула, от которой уходи лисиловые кабели во всех направлениях. Крадучись, стараясь даже не дышать,
минматарские воины занимали оборону в зале. Командир подразделения вошел последним, и, глянув на капсулу, начал отдавать приказы выжившим воинам.

- Заблокировать все двери, Фархан, проверь, что это за дура стоит тут, Гроттар, Кадиф, на вас главный вход, если увидите хоть какое то движение – стреляйте. Наша задача продержаться тут
как можно дольше.

Бойцы начали исполнять приказы. Фархан, самый рослый, с черной, словно эбонит, кожей подошел к капсуле и, видимо не придумав ничего другого, несколько раз ударил по ней прикладом.

- Э, командир, она похоже полая внутри. Ну, или заполнена какой-то жидкостью. Не долго поразмыслив, командир отряда сорвал с ремня одну из гранат и приказал:
- В укрытие!

Кумулятивный заряд, предназначенный для вскрытия заблокированных дверей и пробития переборок, сорвал верхнюю часть капсулы. Когда рассеялся дым, слегка оглушенные воины подошли к остаткамкапсулы. Внутри они увидели иссеченное осколками тело молодого амарра.

- Интересно, это этот задохлик тут делал?
- Какая разница, командир. Помер он.

Человек, покоящейся на дне капсулы, издал стон. Выхватив из-за спины пистолет, Фархан несколько раз выстрелил в умирающего, и тот затих навсегда.

- Хороший амарец – дохлый амарец. А всего через несколько мгновений одна из дверей раскалилась от выстрелов амарских штурмовых лазеров. Десантники Республики и Империи завязали последний бой вокруг остатков странной капсулы, даже и не подозревая о том, что со смертью
Истфара запустилась система самоуничтожения корабля. Слишком ценной была эта Джовианская технология, слишком сильны были амарские амбиции, и слишком малой была цена жизни нескольких верных императору десантников.

После того как взрыв баржи уничтожил спутник связи, тем самым прервав трансляцию, Аруан Ниирад, облачился в парадную мантию и, введя сложный код личного допуска стал ожидать ответа.
Всего несколько минут понадобилось, что бы на экране терминала возникло лицо Императора.

- Святейший, вы видели запись? Это потрясающе! Технология, которую нам предоставили Джовианцы, действительно превосходит любые наши разработки в этой области. Если даже старая баржа смогла уничтожить крейсер варваров, то что говорить о настоящих, боевых кораблях? О
Крейсерах? О Флагманах? Это настоящий дар, Святейший!

- Аруан, Мы не довольны тем, что ты посмел потерять корабль…

Грудь инквизитора сковал холод.

- Святейший, но мы же победили их! И я уверен в том, что на месте боя не осталось ни одного свидетельства о новой технологии! А запись боя ясно показывает, что если бы не минматарские варвары, пробравшиеся на борт корабля, то все ровно баржа не смогла бы уйти своим ходом, Святейший.
- Ты будешь указывать Нам, на то, что мы неправы?
- Святейший, как могу я… - инквизитор склонил голову.

Связь прервалась. За спиной Аруана послышалась тяжелая поступь личной гвардии Императора,
присланной для того, что бы исполнить последнюю часть операции. Империи, постоянно прибывающей в состоянии войны, не нужны слуги, знающие слишком много.

Двери в покои верховного инквизитора распахнулись и на пороге возникли несколько фигур закованных в сияющую броню.

- Инквизитор Аруан Ниирад, Словом Императора вы низложены. Сложите свое табельное и ритуальное оружие и следуйте за нами.

***

Окраина Амарской империи, невольничийрынок имперской рудной компании

- Шевелитесь свиньи! Не то отведаете моего хлыста! Живее, плевки императора!

Колона ободранных рабов медленно выходила из транспортного корабля. Скованные цепями, словно звери они смотрели на песчаную поверхность планеты, где им предстояло провести остаток своих дней. Несколько рабов в самой гуще толпы в пол голоса переговаривались.

- А еще эта штука позволяет управлять кораблем мыслями, представляешь один пилот на один корабль! Республика уже поставила такие вот штуковины на несколько своих линкоров. – минматарец посмотрел на своего собеседника

- Да, я слышал, - пожилой галиент, оглянулся по сторонам, но не заметил как побледнел грязный старик с тощим лицом.

Капсулы! Эти грязные варвары говорили о них!

Хлыст щелкнул над головой Аруана.

- Живее! А то останетесь подыхать прямо тут! – надсмотрщик, погладив по голове одну их гончих, которая лежала у его ног, посмотрел на грязных рабов. Безликая, серая масса медленно ползла в сторону бараков.

Внезапно, один из рабов побежал к надсмотрщику. Гончие зарычали, почувствовав, как напрягся их хозяин. Как этот оборванец снял цепи?

- Я Инквизитор Аруан Ниирад! Я должен связаться с Императором! – кричал раб.

Лазерный луч пробил грудь Аруана, страж опустил винтовку.

- Еще один инквизитор. Храни нас Император, и прости этого безумного. Не ведал, что творит он. – погонщик рабов закинул винтовку за спину - Шайа, Урза, обед!

Гончие, лая, побежали к дымящемуся трупу.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#7
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
7.

День 1 - боль

Боль, невыносимая, сложная, переливающаяся, боль, кажется, это все что сущность могла чувствовать. «Как будто к всем нервам подключили электрические контакты, и пустили по ним ток», - могла бы объяснить эту боль сущность, если бы ей были понятны такие понятия как нервы,
электричество. Но нет, для нее существует лишь боль.

День 3 – память

Наконец боль ослабла, и к сущность в реальность кроме боли пришли вопросы «что я?», «где я?», наконец начала пробуждаться помять. «Неужели это и есть ад? Похоже, я когда-то было человеком. Хотя нет, не было, был. Да, я был мужчиной, майором вооруженных сил федерации Галэнтэ.

Когда это было? Вчера? Год назад? Может столетие? Со временем боль начала стихать, похоже, скоро останется лишь пустота и вопросы». Сущность начала скучать по боли. «Никогда не думал, что буду скучать по боли, но лучше боль, чем эта пустота».

День 4 – контакт

В пространстве появилось что-то чужеродное, черную пустоту пронзил луч света. До сущности донесся голос:

«Здравствуйте, майор Фернанд Бэнета, слушайте внимательно и не перебивайте, пока разговор с нами будет слишком утомительным для вас, я отвечу на вопросы, которые вас скорее всего мучают, мы не уверены в целостности вашей памяти, потому расскажу все самое важное. Ваше имя – Фернанд Бэнета. Вы служите в вооруженных силах федерации Галэнтэ. Ваша должность – майор, неделю назад вы командовали спецоперацией по обезвреживании пиратов из так называемой «картели ангелов», во время операции ваш крейсер был сбит и ваше тело было серьезно повреждено, в
том числе и мозг. Как раз в то же время в этом регионе проходила секретная операция по контакту с Джовами и получению у них некоторого оборудования и технологии по его воспроизводству. Это секретная информация с грифом 0+, но вы имеете к ней доступ, так как совет, ответственный за исследование технологии, решил провести эксперимент над вами, и потому оплатил дорогостоящую операцию по восстановлению вашего мозга, к сожалению не все участки удалось восстановить, но вы должны к этому времени быть в сознании и способны воспринимать информацию. На сегодня это все, но нам нужно провести еще один тест, попробуйте произнести что-то, так, как вы это делали раньше голосом».

«Так я жив!?», - чуть ли не вскрикнула сущность.

«Да, ты жив», - ответил голос, - «на сегодня я тебя покину, тебе нужно отдыхать, а завтра мы подключим к твоему мозгу искусственные сенсоры, которые те помогут общаться с внешним миром».

Радости майора не было предела: «так я все-таки жив, странно, как меня могли сбить пираты? Надо будет разобраться». Хотя вдруг в памяти всплыла фраза «голоса» о том что у него поврежден мозг, и не все участки восстановлены. Потому он решил не спешить радоваться и посмотреть на развитие событий.

Его не взволновало то, что над ним поставили эксперимент без его согласия, Фернанд всегда был прагматиком и патриотом, тем более что без эксперимента он наверняка был бы уже мертв.

День 6 – прозрение

Опять появилось чувство присутствия посторонних.

- Сегодня мы подключим к вам внешние системы и больше не будем общаться напрямую с мозгом, готовьтесь, после пробуждения вы будете снова среди людей, кхм, - вдруг замялся голос. – Ну, можно сказать и так…

Через пару минут сознание поплыло куда-то в сторону и растворилось. Это был первый сон майора за 2 недели.

Пробуждение было довольно неприятно, глаза резануло светом, та и мозг очевидно отвык от зрения за время нахождения в вынужденной изоляции. Хотя наверное Непривычно было смотреть не из-за этого, а из-за того что глаза было не 2, глаз было 6, причем майор почувствовал в себе знание, как активировать другие глаза. Он увидел пару людей в медицинских халатах и человека в форме генерала СБ. Потом он подвигал глазами и не увидел тела, только странную яйцеобразную капсулу радиусом около пятнадцати метров.

- Оно внутри, Фернанд, - сказал один из врачей, самый старший из них, с изрядно поседевшими волосами, - точнее то, что осталось от вашего тела, теперь эта капсула – ваше новое тело, а вместе с ней и любой корабль. Эта уникальная технология позволит вам управлять любым кораблем от перехватчика до титана в одиночку, при чем управлять лучше, чем команда в тысячу человек, так как вы будете чувствовать этот корабль своим телом, и управлять им с той же легкостью. И да, еще одно, это именно я тогда говорил с тобой, если теб это интересует.

Доктор, вернее сказать, ученый замолчал и слово взял генерал СБ, человек с ястребиными чертами лица:

-Сынок, но есть один нюанс. Изначально данная технология подразумевает подключение к полностью здоровому телу, тогда бы ты смог покидать капсулу. Но, к сожалению повреждения твоего тела и, главное, мозга не позволят тебе жить вне капсулы, поэтому это действительно твое новое тело, привыкай к нему, ближайшую неделю мы проверим все системы, а потом подключим тебя к фрегату, который сейчас стоит в ангаре, так что не огорчайся, твоя жизнь не закончена, все только начинается. А теперь приказываю проверить все системы.

- Так точно, генерал, - вырвалось у Фернанда, он услышал явно синтезированный голос, донесшийся с аппарата связи, - разрешите задать вопрос?
- Задавай.
- Ответьте честно, что осталось от моего тела?
-Это нужно спросить у команды, которая занимается проектом, профессор Анэдо, ответьте на все его вопросы, я пока удалюсь, я еще проведаю тебя перед испытанием на фрегате.
- На счет твоего тела, - ответил все тот же седой доктор, его не удалось спасти, твой мозг щас находится в отдельной капсуле внутри этого подключенный к всем интерфейсам капсулы. Ах да, еще одно преимущество твоего тела, да, я знаю, тебе непривычно это слышать, но придется привыкать, так что я буду называть капсулу только так. Оно само по себе является кораблем и оборудовано двигателями и варп-драйвом и компенсационные системы на нем выдерживают взрыв корабля, в котором оно находится. Ладно, проведем тесты систем и интерфейсов.

День 17 – испытание

Сегодня предстоял первый вылет, капсулу подключили к фрегату, но испытание отложили на сегодня, но майор думал не о этом, он уже возненавидел это тело, он не мог пройтись по коридорам станции, он был заперт в «этой чертовой жестянке», как стал называть капсулу он сам. «ты же сильный, привыкай», - подбадривал себя он, но с каждым разом выходило все хуже, в конце-концов он сорвался и накричал на профессора, а при мощности внешних динамиков это произвело ошеломляющий эффект. Возможно, именно после этого и отложили испытание. В ангар вошла уже знакомая команда врачей, профессор Анэдо и все тот же офицер СБ..

-Ты готов?
-Да.
-Ну что ж, давай, удачи, делегация вышла из ангара, и открыли шлюз.

«Как я ненавижу это яйцо», - в очередной раз пронеслась навязчивая мысль.

-Мы включили все системы капсулы, можете осваиваться, пришла передача профессора с рубки.
-Так точно, вылетаю.

Майор осторожно поднялся и залетел в шлюз, после открытия внешних врат, сразу же разогнался и понесся в сторону от станции. Вдруг он вышел на связь с рубкой и в рубке раздался безумный смех:

- Вы лишили меня тела, вы лишили меня моей жизни, а теперь я лишу жизни вас, - сказал он и резким виражем направил фрегат к торпедным аппарелям станции.

- Блокировать все системы капсулира, включить автопилот для дока к станции, - выкрикнул офицер в пространство, - фрегат резко остановился и на низкой скорости направился к шлюзу, - эх, профессор, все-таки я был прав, он психически неуравновешен, приведите его в адекватное состояние и проведите следующее испытание когда он будет в состоянии выполнять приказы.

Эпилог

Месяц спустя во время следующего испытания Майор Фернанд Бэнета Случайно задел астэроид и разбил фрегат, несмотря на то, что капсула уцелела, она резко разогналась на солнце и задействовала варпдрайв в него, судя по заключению экспертов она вышла с варпа в короне солнца, где за доли секунд сгорела. По заключению психологов, скорее всего самоубийство –
следствие химических нарушений в мозге после восстановления, вследствие чего изменился психопортрет подопытного.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#8
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
8. Гордость республики.

Если бы у Херринга были лёгкие, он бы сейчас задыхался от восторга. У него дрожали бы руки и бешено стучалось сердце. Но не было у него ни рук, ни сердца. И он ни сколечко об этом не жалел. Он жалел о том, что пришло время покидать космический полигон и возвращаться в док. Возвращаться в своё ничтожное, крохотное тельце, лишённое даже сотой доли процента того, чем он обладал сейчас. Он ненавидел его.

- Капитан! Вы меня слышите? Возвращайтесь на станцию! Тренировка окончена!

"Какой же ты болван! – подумал Херинг, но эфир остался пуст, - ты не понимаешь, ты ничего не понимаешь! Ты думаешь, что твои звание, должность, твои бесполезные награды, которыми увешан китель, дают тебе право мной командовать? Да ты червяк! Обыкновенный червяк, как и все люди! Крохотное создание, не ведающее что такое настоящая сила. Что такое настоящая власть!"

А он знал. Он знал, каково это лишь мыслью превратить вражеский корабль в груду металлолома. Он прочувствовал это. Он понял, что значит быть наделённым мощью огромной боевой машины. Нет, не управлять с мостика железным корытом, неуклюжим, ограниченным возможностями команды маленьких слабых людишек. А самому быть этой машиной. Чувствовать работу каждого механизма, каждой системы и со скоростью мысли управлять ими как собственными руками.

- Капитан Херринг, я приказываю вам немедленно покинуть пространство полигона и направиться в док. Иначе… - Херринг отключил связь, лишь подумав об этом. Его ужасно раздражал голос этого напыщенного генерала. Он не спеша начал разворачиваться в сторону группы кораблей, застывших в нескольких сотнях километров от него. Один командный корабль, два крейсера и кучка фрегатов.

- Одного моего желания хватит для того, чтобы стереть вас всех в порошок. Превратить в космическую пыль! Осознаёте ли вы это?

Огромный остов линкора начал медленное движение к ближайшему из кораблей. Величественный, сияющий в лучах красноватого солнца, он внушал уважение и страх одним лишь своим видом. Гордость республики, основа её боевой мощи. И совсем скоро эта мощь должна была многократно возрасти, благодаря таким людям, как капитан Херринг. Триллионы кредитов, жизни сотен людей были вложены в проект, который обещал вывести управление космическими кораблями на абсолютно новый уровень. Но самым сложным оказалось не заполучить джовианскую технологию, а адаптировать её для использования людьми. Он, Херринг, один из очень небольшой группы людей, которые смогли успешно использовать капсулу. Но лучший из этой группы. Он первый, кто управлял кораблём класса линкор, оснащённым капсульной технологией.

***

- Я же говорю, он не отвечает. По моему, он умышленно отключил связь, - голос связиста командного корабля звучал взволнованно и слегка напугано.
- Так по твоему или так и есть? – рявкнул генерал. Вся эта ситуация начинала его порядком раздражать.
- Он точно отключил связь, сэр!
- Капитан Хамиди, надеюсь, вы хорошо изучили данные вам инструкции и будете неукоснительно их выполнять. А я пойду лично доложу о ситуации командованию.
- Так точно! – ответил Хамиди. Генерал тем временем направился к выходу из командного мостика.

Как только дверь за ним с шипением закрылась, капитан потянулся к передатчику.

- Херринг, ответь! Ответь, мать твою! Ты что спятил? - с надеждой прокричал он, - Жить надоело?

Это очень неудачная шутка!

- Капитан, - перебил его связист, - он вас не слышит. Передатчик его корабля выключен. Он сам его выключил. Здесь не может быть ошибки. Он не хочет говорить.
- Проклятье, - прошипел Хамиди. Ему вспомнились рассказы Херринга о первых испытательных полётах на фрегате, оснащённом джовианской капсулой. Как он с нескрываемым восторгом рассказывал об ощущениях полного единства с кораблём, абсолютного контроля. Он помнил огонь в его глазах. Тогда он завидовал ему, хоть и сам мог принять участие в проекте, но отказался. Теперь же он всем сердцем жалел о том, что не отговорил друга от этого безумства.

***

Ближайший из кораблей оказался в зоне прицеливания орудий Херринга. Задумавшись на несколько секунд, Херринг отдал мысленный приказ сенсорам прицеливания захватить цель.

- Фрегат с оборудованием для слежения за ходом тренировочного полёта, - про себя отметил он, - на нём даже нет вооружения. Нет, мне нужна цель покрупнее! Вот, командирский корабль, с него то и начнём. Цель захвачена. Через минуту она будет на оптимальном расстоянии для стрельбы. Интересно, о чём они сейчас думают? Догадываются о моих намерениях? Конечно! Они даже не пытаются удрать, знают, что не смогут. А я не могу оставить их в живых. Я не могу вернуться! Я не хочу быть таким как вы! Ни секунды не хочу!

Внезапно всё провалилось во тьму. Холод, теснота, мерзкая жидкость, окутывающая тело.

- Это конец, - пронеслось в голове капитана. – Как же я не подумал сразу? Конечно, они не могли пойти на риск. Предохранитель. Дистанционное отключение капсулы. Только лишь отключение? Чёрт!!! Я не хочу!

Раздался приглушенный хлопок, и голова Херринга превратилась в кровавую кашу, медленно растворяющуюся в питательной жидкости капсулы.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#9
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
9. Стать Богом Космоса.

- Подъем юнцы!! К лоботомии готовы? - Хриплый и отрывистый смех капитана медицинской службы ворвался в тревожный сон Дана. Вот уже, который день, грубый юмор этого солдафона будит их небольшую группу. И каждый новый день все сильнее и сильнее желание сомкнуть руки на горле этого шутника.

- Завтра! Я придушу его завтра … - эта мысль проходит лейтмотивом через весь его день. Смотреть на товарищей по эксперименту невыносимо - они хотят отобрать его славу и его успех. - Но у них ничего не выйдет, ведь только я останусь победителем, я один, Я!

**

Когда ему, молодому лейтенанту, выпускнику военной академии с отличием, предложили место в государственном исследовательском проекте под патронажем флота империи, он не был удивлен. Семья готовила его к этому. Дан Конит получил лучшее образование из возможных. И теперь ему выпал шанс укрепить славу семьи и сделать успешную карьеру.

Три недели, отобранные в группу, четыре молодых офицера провели на исследовательской станции. Ее удаленность от основных трасс создавала прекрасные условия для соблюдения секретности. В потоке информации, который выливали на них новые преподаватели, особый акцент делался на теоретических занятиях по биохимии мозга и нейромодуляции. Молодые люди сдружились и увлеченно обсуждали в свободное время причины столь странного выбора предметов обучения.

- Как думаешь, Кен. Запрет на развлечения включает в себя ту блондинку? – Лейтенант Майто задал вопрос самому старшему в их группе Кену Варру.

В полумраке бара, каждый из их четверки уже не раз помянул крепким словцом медиков, которые отпустили их в увольнительную на торговую станцию, но строго настрого запретили употребление алкоголя и наркотиков. Это был их последний день в этой богом забытой системе. Завтра за ними прибудет транспортный корабль, чтобы доставить их к месту службы на флагмане амаррского флота. Слухи уже просачивались сквозь завесу секретности. Им предстояло принять участие в испытаниях новой системы управления кораблем. В рамках этого эксперимента, Империя готова установить своим первопроходцам самые современные имплантанты, поговаривают даже, что к их созданию приложила руку недавно открытая, древняя раса джовиан. Первый этап имплантации провели на базе, а основной ждал их на флагманском корабле. Вот почему медики были так непреклонны – никаких развлечений, которые могут повлиять на самочувствие испытателей.

- Молодые господа не выглядят счастливыми … - от вдумчивого созерцания траектории движения бедер симпатичной официантки их отвлек голос владельца заведения. Пройдоха просто светился от желания оказать любезность представителям Великих Домов, пусть еще и очень молодым. В трясущихся руках он сжимал небольшую коробочку яркого цвета с забавной сетчатой антеннкой. Ажурная конструкция казалась невесомой.

- Вы не пьете сегодня вина и не курите табак. Я мог бы предложить господам уникальное развлечение - “формирователь впечатлений”. Это конечно грубый перевод с джовианского … - на этом месте торговец сделал многозначительную паузу, которая, по его мнению, должна была подчеркнуть значимость сказанного.

Не увидев ожидаемой реакции, он заторопился – “Все, кто приобрел его у меня, оставляют только лестные отзывы. Достаточно включить его на ночь у изголовья кровати и настроить нужное “впечатление” и в Ваших снах будет ВСЕ!!! От невероятных путешествий до чувственных переживаний. Товар конечно контрабандный, и требует наличия хотя бы простенького имплантанта, но у Вас, как я вижу, есть и возможности и …” – каменные лица аристократов заставили бедолагу замолчать. Он медленно попятился к своей стойке, продолжая лепетать – “п-п-привыкание п-практически исключено, и если Вы п-п-пожелаете …”

- Последнее время только ленивый не делает деньги на популярности слухов про джовиан. Увольнительная закончена господа, пора на базу – с этими словами Дан поднялся и, бросив на стол несколько банкнот, отправился к поджидавшему их на улице челноку.

Исполинский корабль адмирала амаррского флота находился на орбите вокруг единственного спутника недружелюбной планеты на окраине империи. Сердце планетной системы - огромная желтая звезда расцветала на огромных обзорных экранах лепестками протуберанцев.

- Сколько еще времени Вам нужно? – Военный советник адмирала задавал этот вопрос командиру медицинской службы флагманского корабля каждый день, и второй месяц не получал на него вразумительного ответа. Вот и в этот раз, медик начал выкладывать на стол данные психологических тестов экспериментальной группы и водить пальцем по графикам мозговой активности. Адмирал стоял спиной к подчиненным, в очередной раз, наблюдая на мониторах процесс погружения одного из претендентов в желеобразное нутро капсулы.

- … сейчас, на тренажерах, мы даем на их рецепторы только часть нагрузки. Они описывают свои ощущения, а мы анализируем возможность их мозга получать и анализировать такие объемы информации. Никто и никогда еще не проводил подобных исследований. Трудно предсказать, как поведет себя мозг, когда все привычные ощущения будут заменены искусственными. К тому же, тесты показывают, что их психологическая стабильность уменьшается, и я не могу связать это ни с чем другим, кроме проводимых экспериментов…

- Достаточно – адмирал повернулся лицом к медику – Джовиане отдали новые технологии не только нам. Эти грязные рабы с планеты Матар, продажные Галенты и целеустремленные Калдари тоже получили в свое распоряжение джовианские секреты. И в настоящий момент, первый кто сможет применить эти открытия, останется на карте галактики, а остальные уйдут с нее раз и навсегда. Мне не нужны отговорки, мне нужны результаты. У Вас есть неделя, а затем полевые испытания.

- Но вы не понимаете, они находятся в состоянии постоянного стресса. Каждый из них показывает признаки психологической нестабильности и беспричинной агрессии. Вы закрываете глаза даже на проявленное одним из них нарушение субординации и воинской дисциплины. Продолжать эксперимент в таком темпе это безумие… – медик в волнении размахивал руками, стоя перед адмиралом – я опасаюсь …

- Неделя! И через неделю у меня должно быть четыре пилота для новых кораблей стоящих в ангаре – отрезал адмирал.

***

Этот день наступил. Дан стоял на взлетной палубе, положив руку на чуть теплый борт своего корабля. Уже неделю он не видел остальных участников эксперимента и не общался с ними. Так и должно быть! Они все неудачники. Достойный славы первооткрывателя только один. И этот один это он - Дан Конит. Капитана, который доставал его своими шутками, в один из дней он вышвырнул за дверь. Теперь медслужба сторонится его. Зато он стал много общаться с техниками, которые готовят к полету его корабль. И сегодня он полетит.

Гель мягко обхватил его тело, на лицо и голову легла маска с рецепторами и подводящими трубками. Все это он неоднократно испытывал во время тренировок. Информация стала тонкими ручейками стекаться в его мозг. Он мысленно сформировал и отправил запрос диспетчеру на взлет. Внешними датчиками почувствовал как буксировочные поля двигают корабль к выходу из ангара. Мягкий толчок отстыковки и вот уже внешние силовые поля подхватили легкий фрегат и отвели на безопасное расстояние от корпуса флагмана. Теперь нужно подключить все доступные ему системы и …

Сколько бы он ни представлял это, имитируя поступление данных на тренажерах, действительность оказалась шокирующей. В первый момент поток информации буквально ослепил его. Но постепенно мозг адаптировался и в какой-то момент Дан почувствовал, что может быть не только наблюдателем, он может управлять кораблем. Привычные органы чувств получили замену, которая дезориентировала их и в то же время стимулировала особым образом. Человек буквально слился с кораблем в единое целое. Мысленно он вытянулся как пловец в воде и попробовал отправить корабль в дрейф вдоль борта флагмана. Это далось ему абсолютно без усилий. Лучики далеких звезд покалывали оптические рецепторы на поверхности корабля, он ощущал их всей поверхностью своей кожи. Или корпуса? Стресс, державший его в постоянном напряжении последние месяцы, уступил место опьяняющей эйфории всемогущества. Он сделал насколько витков вокруг мостика, выпустившего его на свободу, корабля. Разогнался до максимальной скорости и отправил корабль в прыжок к ближайшей звезде. Он ощущал, как становится горячее поверхность его корпуса, повернутая в сторону светила. Отметил, как заработали тепловые насосы, перегоняющие тепло на противоположный борт. Больше не было человека, был только корабль. Его догоняли приказы вернуться, но ему уже было все равно. Он властелин пространства, он всемогущ и он не нуждается, в чьих бы то ни было приказах. Теперь он может сделать то, что раньше казалось невозможным, богам космоса доступно ВСЕ! Эти глупые людишки-медики и представить себе не могли масштабности произошедшей с ним перемены. Они говорили, что мозг человека не способен быстро адаптироваться к огромным объемам проходящей через него информации. И вот теперь он один способен одновременно видеть каждую заклепку на корпусах фрегата и флагмана, рассчитать орбиты всех небесных тел в системе, управлять каждой системой своего великолепного корабля…

Адмирал, не отрываясь, смотрел на данные с радаров и сканеров. Маленький кораблик сжимал орбиту вокруг звезды. Огромный протуберанец, в своем ленивом движении лишь слегка пересекся с траекторией фрегата. Чуть заметная вспышка подтвердила самые худшие ожидания персонала мостика флагманского корабля.

- Это четвертый сэр – доложил оператор и немного помолчав, добавил – Последний. Мы потеряли их всех. Похоже, они все просто сошли с ума.

- Свяжитесь с джовианами, им нужно многое объяснить нам.

***

Двенадцатью палубами ниже раб-минматарец старательно вытирал пыль в каютах бывших участников эксперимента. Закончив с этой работой, он принялся за уборку пола. Отодвинув прикроватные рундуки в каждой из кают, он достал из-за них маленькие коробочки с ажурными антеннами и спрятал их под своей одеждой. Эти устройства, в отличие от тех, которые предлагал владелец бара на торговой станции, не были яркими внешне и имели явно армейское происхождение. Над ними немало потрудились минматарские спецслужбы. Усмотрев незащищенность первых вариантов джовианских имплантантов к воздействию извне, они создали уникальный тип устройств. Человеку нельзя внушить мысли, но можно воздействовать на его эмоции. Не нужно уничтожать его физически, достаточно просто разбудить в нем гордыню, гнев, зависть или алчность и он все сделает сам, не оставив следов и улик. Возведенные в степень и усиленные приборами, терзающие мозг пороки способны свести с ума любого.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#10
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
10. Эксперимент 79.

В медицинском отсеке царил холод и тишина, прерываемая лишь легким гудением и пощелкиванием механизмов. Мертвенно-белый свет заливал отсек, почти всё свободное пространство которого занимала машина, сильно напоминающая огромного паука, чьи многочисленные лапки сейчас бегали по обнаженному телу человека, лежащего без признаков жизни на хирургическом столе.

«Наверное так должен выглядеть Ад…» - Альден Ардишапур, наблюдающий за работой машины из-за спины оператора, едва заметно передернул плечами и прищурился, пытаясь осмыслить биометрические данные, потоком выводящиеся на мониторы слежения. Альден был военным, а не ученым, и его чрезвычайно раздражало то, что из всей информации, пролетающей перед его глазами, он мог понять лишь малую часть. Но отказываться от личного поручения главы семьи, доверившего ему контролировать этот эксперимент, было бы форменным безумием…

Время тянулось как желе, Альден уже почти потерял ему счет. Наконец оператор диагностического комплекса устало откинулся на кресле и покачал головой:

- Альфа-ритмы в нитевидном режиме, Высокородный, признаки контроля тела отсутствуют. Объект снова «замкнулся»… Мне жаль... – Ардишапур раздраженно процедил сквозь зубы:
- Вызовите охрану, пусть подберут следующий объект.
- Пусть Высокородный простит мои сомнения, но это уже семьдесят восьмой случай. Возможно, разум этих животных попросту неспособен работать со столь сложным оборудованием и нам нужно набрать добровольцев… - Альден едва заметно покачал головой, прищурив глаза:
- Животными их делает образ жизни и нечестивая вера, но отнюдь не строение тел. Священное рабство призвано отобрать тех из них, чьи далекие потомки станут достойны гражданства в Благословенной Империи Амарр. Жаль только, что они этого не понимают… Жертвовать же подданными Императора до окончательной отработки теории нейроконтроля – есть пустая трата священный жизней наших граждан. Постарайтесь запомнить это, и больше не задавать подобных вопросов – голос Альден был спокоен, но оператора не обманывало это спокойствие, он сжался в кресле и торопливо кивнул:
- Простите мне мое невежество, Высокородный… - дворянин сделал ленивое движение пальцами, показывая что инцидент исчерпан
- Ведите следующего…

***

Двери тюремного блока с шипением разъехались в стороны, двое охранников в экзоскелетной броне слаженно скользнули внутрь, держа лучеметы наперевес. За ними вошел человек в форме научного корпуса ВКС Империи Амарр. Оглядев пленников, сбившихся в кучу, он указал пальцами на одного из них – невысокого молодого парня из племени Себестиор и, слегка коверкая слова минматарского языка, произнес:

- Ты. Идешь со мной. Неповиновение – смерть тебе, наказание остальным. – раб лишь стиснул зубы и обреченно сжал кулаки, он понимал, что сопротивление тут действительно не имеет смысла, настал его черед купить остальным немного жизни, ценой своей…
- Стой! Возьми меня. Я сильнее! – стволы лучеметов охраны мгновенно нацелились в грудь здоровенному брутору, медленно выходящему из кучки пленников с поднятыми, в знак повиновения, руками:
- Возьми меня, этот дохляк просто умрет, а я сильный! – ученый прищурился:
- Ты хочешь умереть первым, раб? – брутор белозубо оскалился:
- Раб тот, кто смерти боится! Фьйорн – свободный человек! – амарр кивнул головой:
- Хорошо… Охрана, этого в стартовый отсек… - через несколько секунд двери вновь сошлись вместе, оставляя остальным пленникам лишь неведение и томительное ожидании своей судьбы.

***

В экспериментальном ангаре базы было шумно, пахло металлом и сгоревшим топливом. В центре находился небольшой фрегат, с характерными чертами амаррских кораблей – обтекаемые формы, широкие сопла ускорителей, тускло мерцающая золотистая броня. Все, что отличало его от обычных звездолетов – уродливая надстройка над пилотажным отсеком, напоминающая раскрытый хищный цветок, ждущий свою жертву.

Альден Ардишапур разглядывал пленника, пока ученые облепляли его могучее тело многочисленными датчиками. Минматарец, тем временем, с каким-то дикарским интересом разглядывал ангар, не мешая им делать свое дело.

Вельможа шагнул ближе. Охранник попытался вклиниться между ним и пленником, но поймал недовольный взгляд хозяина и тут же отпрянул. Альден был подготовлен на уровне штурмовых паладинов и ничуть не опасался за свою жизнь – военная аристократия Империи основана на жестком отборе, те, кто послабже, просто не выдержат изнуряющих физических упражнений, которыми истязали будущих приближенных Императора, начиная с самого раннего детства. Пленник заинтересовал его, еще ни один из рабов не вел себя так… Независимо.

- Ты знаешь, что это такое? – рука вельможи указала на фрегат в центре ангара. Брутор усмехнулся:
- Модернизированный фрегат класса «Каратель», 3 лазерных орудия, неплохая броневая защита, правда скорость никудышная…
- Ты был пилотом, раб? Отсек службы, звание?
- Капитан ударного крейсера. – Альден удивленно приподнял бровь:
- Хм… Назови мне свое имя, раб – минматарец оценивающе оглядел его и, будто что-то решив про себя, пророкотал:
- Фьйорн Рангар
- Хорошо… Фьйорн. Тебе вряд ли удастся покинуть эту станцию, поэтому я расскажу, зачем тебя сюда привели. Это поможет нам быстрее перейти к делу. Мы испытываем новую технологию управления кораблем. Эта технология позволит значительно сократить экипаж, тем самым увеличивая полезную загрузку корабля и облегчая его управление. Капитан должен контролировать корабль вот из этой капсулы. – рука Ардишапура указала на матовый объект, напоминающий бронированное яйцо, перевитое жгутами силовых кабелей:
- Внутри капсулы находится компенсирующий гель, он позволяет пилоту быть… Кхм… Несколько свободнее в маневрах. Но главная часть – здесь! – Альден указал на массивный шлем с дыхательной маской.
- Это нейросенсорный коммуникатор. Он соединяет твой разум с кораблем, позволяя тебе… Позволяя тебе стать кораблем, управлять им так, как ты управляешь собственным телом! – пленник с интересом взглянул на амаррца, но ничего не сказал, продолжая внимательно слушать.
- Ты займешь место внутри капсулы, тебя соединят с кораблем. Разумеется, все оружие демонтировано, защита снижена до предела, пространство полностью контролируется поэтому даже и не думай о побеге. Если тебе удастся провести корабль по полигону и уцелеть – я лично обещаю тебе… Более приемлемые условия существования для тебя, и твоих возможных потомков. – брутор пожал могучими плечами:
- Я капитан звездолета, и космос – моя стихия. Если ты позволишь мне летать и дальше – я буду испытывать всё, что ты пожелаешь. – Альден нахмурился, уверенный тон пленника не нравился ему, но вельможа сдержал свои чувства, кивнув:
- Возможно я позволю тебе летать и дальше. Приступайте… - брутор усмехнулся и сам шагнул к капсуле. Компенсирующий гель с влажным чавканьем принял тело минматарца, ученые же, тем временем, быстро закрепили на его голове шлем. Капсула захлопнулась, подъемник стремительно понес её к стыковочному узлу фрегата…

Альден резко развернулся и покинул ангар, отправляясь в сектор наблюдения.

***

- Альфа-ритмы в нитевидном режиме, Высокородный… Признаков контроля тела нет. Прикажете готовить следующего испытуемого? – оператор диагностического комплекса виновато пожал плечами, как будто в том, что подопытные не могли выйти из комы, могла быть какая-то его ошибка.
Альден отрицательно качнул головой. Он устал, трое суток на стимуляторах подкосили даже его выносливое тело. Виски ломило, к тому же настроение портило то, что последний пленник действительно выглядел действительно многообещающе. Фрегат под его управлением не просто перемещался – нет… Он скользил сквозь препятствия полигона, проходя их на такой скорости, которую не показал бы даже лучший экипаж из «Лазурных Ангелов» - элитного пилотажного отряда семьи Ардишапур. Где-то в глубине души Альдену было немного жаль минматарца. Также как жаль убивать хорошего скакуна, повредившего ногу и более теперь ни на что не годного.

- Унесите его тело к остальным… Я отправляюсь отдыхать, продолжим завтра. И попытайтесь, наконец, проанализировать – какую часть мозга выжигает это дьявольское устройство! Джовиане управляют кораблями с их помощью, а их ДНК практически не отличается от нашего, так же как и от ДНК калдари, галленте и даже этих животных! Мы ДОЛЖНЫ освоить эту технологию как можно быстрее! – ученый послушно кивнул, провожая взглядом разгневанного вельможу, после чего отдал приказ киберам о транспортировке тела и покинул медицинский отсек.

***

Киберы доставили саркофаг с телом брутора, в большое затемненное помещение, где вдоль стен располагались подобные устройства, поддерживающие жизнь в семидесяти восьми таких же, недвижимых телах, и покинули отсек. Как только эксперимент будет закончен - из них извлекут органы для трансплантации и утилизируют… Амарр практичны.

Внезапно у одного из тел чуть дрогнули веки…

***

Волчья вахта. Вся огромная база спит, пользуясь тем, что этот чертов Ардишапур наконец-то решил передохнуть, а ты вынужден тут сидеть, следя не пойми за чем. Куда денутся эти грязные звери… - было последней мыслью оператора мониторов слежения, перед тем, как огромное тело, выбив фильтр системы воздухопровода, рухнуло на него сверху,. Шея амаррца хрустнула как сухая ветка и его сознание поглотила чернота. Капитан диверсионного отряда «Коготь Локи» Фьйорн Рангар усмехнулся, поспешно выстукивая на пульте команды отключения охранных систем станции…

***

Шлюзовые створы ангара распахнулись, выпуская модернизированный фрегат класса «Каратель» в открытый космос. Ни одна из многочисленных систем безопасности не подняла тревоги. Сторожевые корабли у прыжковых врат системы приняли личный код допуска Альдена Ардишапура и выдали на прощание сигнал «Чистого неба». Фрегат просигналил благодарность и ушел в скачок…

***

Альден Ардишапур покончил жизнь ритуальным самоубийством, дабы отвлечь от своей семьи гнев Императора. Офицеры базы были приговорены к смертной казни, рядовой персонал – сослан на рудники…

Фьйорн Рангар благополучно добрался до территории, контролируемой флотом республики Минматар. Теперь все 4 крупнейшие империи обитаемого космоса владели капсульной технологией.
Спустя три месяца молодой ученый из Гедионского университета вычислил участок мозга, ответственный за эффект «мозгового коллапса». И настала новая эра…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#11
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
11. Двадцать первая.

Она шла из своей каюты на верхние ярусы станции, предпочтя пешую прогулку подъему на лифте. Времени было достаточно даже для того, чтобы поразмышлять, зачем ее вызывали, но думать сегодня не хотелось ни о чем. Вчера Дэйв пригласил ее в ресторан, заехал за полчаса до назначенного времени, заикался, сбивался, весь вечер смущался, как мальчишка… Боевой пилот, в одиночку не боявшийся ввязаться в неравный бой, краснел и терялся. Айрата улыбалась. Их последний разговор, происходивший на повышенных тонах, преобразил близкого человека. Возможно, он даже…

- Проходите лейтенант, коммандер уже ждет вас, - слова секретаря командира штурмового подразделения станционной службы охраны матарской системы Эмолгранлан вернули Айрату к действительности. – Он уже трижды спрашивал о вас.

- Спасибо, что предупредили, но я, кажется, не опоздала, - Айрата взглянула на миловидную девушку, у которой на лице было написано, что у начальства давно кончилось терпение.
Секретарь вымученно улыбнулась и поспешно открыла дверь в кабинет.

- Лейтенант Хардис! – абсолютно седой, коренастый человек повернулся на звук открывающейся двери и быстро подошел к посетителю своего кабинета. – Присаживайся, Айрата, любое кресло к твоим услугам.

- Спасибо, коммандер, - девушка села в ближайшее кресло, и её взгляд остановился на лице командира.

- Итак… Айрата, ты уже наверняка знаешь, что два первых звена успешно завершили обучение и практические полеты на кораблях, оборудованных капсулами, изготовленными по технологиям любезно предоставленным нам джовианами?

- Разумеется, коммандер, об этом не говорит на станции разве что немой.

Мужчина сел в кресло напротив девушки, закинул ногу на ногу и задумчиво произнес:

- Хм… Кто бы мог подумать, что секретные сведения у нас для всеобщего пользования!
Девушка вежливо улыбнулась в ответ.

- Айрата, принято решение о дополнительных испытаниях. Информации для аналитиков слишком мало, - командир без всяких предисловий перешел к делу. – Тебе решать, кто из твоего звена нырнет в капсулу первым.

Девушка встала и без тени сомнений произнесла:

- Разумеется я, командир. Без вариантов.
- Окончательное решение? Как всегда хочешь быть первой?
- Так точно!
- И первой женщиной-капсулиром будет моя дочь. Кто бы мог подумать!
- Папа, не переживай. Это не самое страшное, что могло бы со мной случиться, - девушка снова улыбнулась. - Уже двадцать человек летают на новых фрегатах я просто буду одной из. Всего лишь двадцать первой.
- Хорошо, лейтенант, я отдаю распоряжение немедленно. Дэйву скажешь?
- Не сейчас. Впрочем, ты сам прекрасно знаешь, что через пять минут это будут знать все, не только лейтенант Треверд.
- Как знаешь, – коммандер Хардис рассмеялся. – Приступай!
- Слушаюсь! – Айрата развернулась кругом, оглянулась и подмигнула отцу. - Папа, все будет в порядке.
- Удачи, дочка…

Капсула вблизи оказалась гораздо больше, чем она себе представляла. Снаружи она была порядка двух метров в диаметре и около трех в длину, но часть объема занимали двигатель и системы жизнеобеспечения. Да, это кресло было с моторчиком.

- Забавная лошадка, - Айрата положила планшет на стойку с приборами и прикоснулась рукой к серовато-зеленой поверхности капсулы. – Надеюсь, мы с тобой подружимся.

- Лейтенант, ваша учебная задача вывести фрегат по указанным координатам, зафиксировать местоположение, отправить нам отметку с контрольного пункта и вернуться в док. Мы выбрали для вас законсервированную сторожевую платформу в двух единицах от нашей станции. – Полетный директор Лекир Сотми не был настроен на то, чтобы зря терять время. – Вам дается на выполнение задачи пятнадцать минут. По мне, так за это время можно слетать до Ренса.

- Слушаюсь! – Айрата резко вскинула руку к виску. – Разрешите приступать?
- Разумеется, - директор удивленно вскинул брови. - Время уже идет.

Девушка развернулась, схватила планшет и бегом бросилась в комнату предполетной подготовки. Экипироваться в данном случае совсем не требовалось, скорее, наоборот – в капсулах пилоты находились в минимуме обмундирования. Айрата быстро освободилась от верхней одежды и села в кресло.

Автоматический манипулятор аккуратно водрузил ей на голову неимоверную конструкцию в виде чудовищной формы шлема с уймой проводов и трубок, и подключил его к нейрошунту Айраты.

- Лейтенант Хардис, сейчас вас поместят в капсулу, капзахваты активируются в момент полного погружения и позволят вам нормально дышать в компенсационной жидкости. Система интеграции с кораблем активируется после герметизации капсулы. – Личный полетный инженер скороговоркой проговаривал стандартные фразы. - Мы полностью контролируем все процессы, ждите от нас дальнейших указаний.

- Принято, - сердце Айраты забилось быстрее. Сейчас ее жизнь изменится.
Загудели сервомоторы платформы, кресло опустилось во чрево раскрывшейся капсулы. По мере наполнения внутреннего пространства вязкой компенсационной жидкостью твердая опора исчезала – загрузочная платформа аккуратно извлекла кресло из пространства капсулы, оставляя Айрату наедине с чудом инородной технологии. Одновременно с этим капсула стала закрываться.

Она только подумала, что достаточно забавно оказаться в огромной банке киселя, и в этот момент с отчетливым щелчком капсула закрылась, погрузив девушку в полную темноту.
"Ну вот, приплыли", - подумалось некстати, и тут же в голове раздался ответ:

- Нет, плавание только начинается. – Все тот же инженер продолжал инструктировать свою подопечную. – Помещаем капсулу во фрегат и включаем систему интеграции. Доброго полета, лейтенант. И, кстати, звено лейтенанта Треверда сейчас на дежурстве и некоторые из них считают, что вы не справитесь.

"Определенно, тут принимали ставки. Хоть кто-то рискнул своими деньгами в мою пользу?" - Общаться, не открывая рот, становилось все интереснее.

- Разумеется! Но, не отвлекайтесь. Активация, включаем внешний обзор. Запуск таймера миссии по отстыковке.

И Айрата увидела свой корабль в доке. Она почти охнула от неожиданности – с высоты пятидесяти метров над палубой ее фрегат казался незначительной частью интерьера шлюзового дока. До этого момента в теории ей все было понятно, но на практике восторг от увиденного превзошел любые ожидания:

"Вот это да! А можно…"

- Практически все ментальные команды твой корабль претворяет в жизнь. Внимательно и аккуратно с пожеланиями. Старт разрешаю, - это уже директор полетов. – Расчетное время задания шесть минут двадцать четыре секунды.

Фрегат вышел из дока и, набрав максимальную скорость, стал удаляться от станции. Пора приступать.

"Стоп машина! Крен право тридцать, поворот девяносто. Курс восемнадцать – тридцать четыре. Расстояние – две единицы. Выход в восьмидесяти километрах. После выхода – движение в автоматическом режиме".

Корабль выполнял команды молниеносно. Пока Айрата мысленно произносила следующие команды, предыдущие уже были выполнены. Управление боевой машиной из капсулы оказалось на удивление легким и удобным. Пожалуй, надо будет привыкать не проговаривать команды, а просто думать. На фрегате активировались прыжковые двигатели, начался стремительный разгон.
"Гиперпривод активирован. Изображение покрылось оранжевыми всполохами. Диспетчер, так и должно быть?" – девушку это немного смутило, но такой вид ей понравился. И в этот момент переливы изображения взорвались яркой вспышкой, после которой Айрата оказалась в полнейшей темноте и тишине.

Дернувшись, она инстинктивно попыталась схватиться за рычаг управления. Понимание того, что тут ничего нет, только капсула и жидкость внутри нее, ввергло ее в панику. Страх заполз в душу, волосы на голове встали дыбом, а все тело покрылось мурашками. Сердце хлюпнуло в груди, а в следующий момент оно уже бешено колотилось где-то в горле. Все, что Айрата смогла – мысленно пискнуть: "Мама!"

А в голове вдруг зазвучало: "Отсоединение интерфейса капсулы от корабля. Аварийные системы пытаются восстановить контакт с вашим кораблем. Методы восстановления не повредят вашему организму. Отсоединение интерфейса капсулы…"

Баззеры в диспетчерской взревели, как только фрегат вывалился из свернутого пространства.

- Неизвестное излучение от нашего корабля! – Диспетчер пытался перекричать воющие аварийные сигнализаторы. – Телеметрия от пилота не поступает, сбой оборудования интерфейса капсулы.
- Пик-сигнал с платформы. Режим консервации снят, оборудование в рабочем режиме. Переход в режим охраны через тридцать секунд, - другой диспетчер доложил о новой нештатной ситуации. – Видимо, излучение так повлияло.
- Кто ближайший к зоне задания? – рявкнул Сотми. – И выключите эту чертову сирену!
- Квадрат пуст, - моментальный доклад. И шепотом окончание - Только наш учебный…
- Высылайте спаса…
- Несанкционированный старт! – регистратор стартов добавил масла в огонь. - Борт четыре-двадцать, направление – в точку аварии.
- Тр-р-евер-рд! – взревел директор, – Чтоб тебя! Куда?!!

Лейтенант Дэйв Треверд даже себе не смог бы объяснить, зачем он, услышав сообщение об аварии фрегата с его Айратой на борту, нажал на кнопку старта. Он находился в боевом корабле, не оборудованным практически ничем для спасательных операций, зато его истребитель был одним из самых быстрых кораблей в мире, он мгновенно стал в разгон на координаты из аварийной базы данных.

Грудь Дэйва сдавило, кровь шумела в голове – избыток адреналина не способствовал и так не очень логичному потоку мыслей. И мыслей ли? Все на эмоциях, чувствах, образах: "Спасти! Он первый раз обнимает ее на закате… Уберечь! Они бегут под проливным дождем… Закрыть от всего на свете! Что угодно, лишь бы не потерять ее! Разгон! Скорее!"…

В центре управления на первый взгляд хаотичное движение, все же, подчинялось определенным законам. Люди работали, выкладывались по максимуму.

- Выслать спасательную группу, - директор Сотми отдавал распоряжения быстро и четко. – Технической группе взять платформу под контроль. Доложить о ЧП коммандеру Хардису. Что с аварийным кораблем?
- Фрегат запросы игнорирует, скорость константная, расстояние до платформы пятьдесят километров.
- Борт четырнадцать-двадцать?
- До зоны аварии тринадцать секунд.
- Спасатели?
- Уже в космосе. Время прибытия – одна минута.

Пауза продлилась не больше мгновения:

- Платформа активировала системы наведения. – На диспетчера было жалко смотреть. – Лок цели через десять секунд!
- А, черт! – Сотми взорвался. – Техники, какого …! Я приказал взять платформу под контроль! Сколько еще?
- До конца загрузки новой программы управления - двадцать три секунды.
- Не успевают!
- На учебных кораблях система автоматической расстыковки не установлена, - решился напомнить полетный инженер. – Если не вывести капсулу – платформа разнесет ее вместе с кораблем.
- Приказ на отстрел капсулы! Немедленно! – директор полетов как будто вылез из бассейна. Напряжение достигло предела.

В космосе с бесшумным хлопком сработали катапульты, а уже через пару секунд сдуревшие лазеры охранных турелей превратили в пыль красавец фрегат. Капсулу, как неизвестный боевым системам предмет, мозг платформы проигнорировал.

- Борт четыре-двадцать?
- Вне радиуса захвата, на курсе к капсуле.
- Да что же он делает!!!
- Техники!!! Что там?!!
- Работаем! Сейчас…
Баззеры смолкли. Также неожиданно, как и начали свой рев.
- Платформа деактивирована. Полеты в зоне могут проходить в базовом режиме. – Ожил автоинформатор.
- Борт четыре-двадцать, это директор…
- Коммандер на палубе! – офицер охраны оповестил присутствующих.
Хардис почти бегом метнулся к директору, забрал у него гарнитуру и, сжав ее до хруста пальцев, тихо попросил:
- Дейв… Привези мою девочку домой!
- Диспетчер, захват капсулы, замки зафиксированы. Идем домой. - Борт самовольно вылетевшего корабля впервые вышел в эфир. – Командир, готов понести любое наказание.
- Ты давай возвращайся, умник. – Лекир Сотми откинулся на спинку кресла и дрожащей рукой вытер пот со лба. – Все вылеты запрещены до особого распоряжения. Техники, проверить все защитные системы станции и охраняемых объектов!

Айрата, завернутая после душа в огромное полотенце, сидела в раздевалке и мелко дрожала. Ощущение того, что капсула почти физически до сих пор давит на нее, не проходило.

- Айри, - Дэйв обнял ее за плечи и тихонько шептал на ушко, - меня вызывает твой отец. Я не знаю, что он со мной сделает, но хочу до этого сказать тебе, что я тебя безумно люблю!
- Дэйв, - девушка подняла взгляд усталых глаз, - я тоже тебя люблю… Знаешь, боюсь, мне придется уйти с полетов. Я не думаю, что хоть раз еще полезу в эту капсулу. Ты не представляешь, как я испугалась. Просто животный ужас…
- Не торопись рубить с плеча, тебе просто нужно успокоиться. Никто от такого не застрахован. Глядишь, может знак какой узреешь… А пока ты отдыхаешь… Вот.

С этими словами Дэйв сунул в руку Айраты коробочку, густо покраснел, чмокнул в щеку и выбежал из раздевалки.

- Эээх! Прервется полет Дэйва Треверда на самом взлете… - Последние слова слышались уже из-за угла коридора.

Айрата открыла коробочку. На синем бархате лежало кольцо, а к крышке коробочки была прикреплена сложенная записка.

Кольцо из белой платины с искусной витиеватой гравировкой тускло блестело в неярком свете плафонов. Залюбовавшись, девушка вынула его и поднесла к глазам. Снаружи по периметру кольца сверкала надпись: "Делай что должно", а внутри продолжение: "И будь что будет".
Айрата усмехнулась: "Ну, вот тебе и знак дорогая".

А в записке было всего три долгожданных слова: "Выходи за меня!"

Улыбка вернулась на измученное лицо девушки:

- Ради этой минуты стоило залезть в эту чертову капсулу!

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 11 May 2009 - 17:55

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#12
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
12. Ab Ovo*

СТРОГО КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

Заведующему отделом
практических когнитивных
нейроисследований
«Duvolle Laboratories»

Ситалиру Бениксу

Carirgnottin–X, DL HQ


От: Зав. лабораторией
позитивной евгеники
отдела инновационных
и экспериментальных технологий
«Duvolle Laboratories»

Альцерор Арели

Maire-IV, DL Innovation Centre


Тема: Проект "Ab Ovo"

Уважаемый коллега! Не удивляйтесь, пожалуйста, столь официальному заголовку. Без этой бюрократической ереси служба безопасности просто не позволила бы мне посвятить вас в детали весьма интересного эксперимента, над которым мы в отделе сейчас и работаем. Пришло время обратиться к вам не как к другу, но как к доктору патопсихологических наук.

Всё началось с неделю тому назад. Бравый вояка, наш генерал Мокарайл, не побрезговал лично явиться в лабораторный комплекс (отчего все мы как-то сразу насторожились), и тщательно проинструктировал всю верхушку, прямым текстом заявив про важность возложенной на нас миссии (это встревожило всех окончательно). Суть проекта, с его слов, сводилась к испытанию новой системы управления космическим кораблем. Техническая сторона была поручена отделу Айтеда, подготовка испытуемого – Гринакану и его шайке, а моим людям досталась самая легкая часть - психологический мониторинг пилота. Проще говоря, нужно было, во-первых, задавать каждый день ряд стандартных вопросов, а во-вторых, время от времени помогать бедняге выговориться (на время эксперимента его изолируют от внешнего мира). Теперь уже ясно, что надо было с самого начала не спускать с него глаз, но тогда я, к своему стыду, допустил два серьёзных промаха.

Во-первых, то, что солдафоны снова откопали для своих опытов героя с безупречной репутацией и послужным списком, заставило мен потерять на время бдительность. Ну какие могут быть проблемы с головой у безупречного человека? И я, старый дурак, поручил мониторинг Дэлиену, младшему научному сотруднику.

А во-вторых, в первые дни всё у военных пошло как по маслу, рапорты, что приносил Дэлиен, были скучны и банальны. И вместо просиживания на станции я позволил себе съездить на планету – давно хотел посмотреть на горизонтальную радугу (да, дорогой друг, в нашем возрасте только и остается, что осматривать достопримечательности, кстати, будете у нас – не поленитесь, слетайте, зрелище того стоит).

Именно в течение этих двух дней сознание испытуемого претерпело изменения не просто серьёзные, а такие, что «это вам не кота по пузу мокрым полотенцем хлопать», как выразился бы наш покойный учитель. Друг мой, возможно, через несколько лет этот случай будет упоминаться в учебниках; во всяком случае, на учебники по патопсихологии он претендует точно.

Но хватит рассуждений. Не хочу излишними комментариями повлиять на ваше восприятие, поэтому нижеследующий рапорт Дэлиена, который лежал на моём столе по возвращении, привожу в его первозданном виде.

Читайте, я не стал ничего править.

Maire-IV, DL Innovation Centre
Проект «Ab Ovo»
ЗАПИСЬ РАСШИРЕННОЙ ПРОЦЕДУРЫ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА
16.12.27(23263)
Вопросы задавал: Ардалли Дэлиен
Отвечал: Гарру Севел

Д. – Назовите своё имя, фамилию, возраст, корпорацию.
С. – Гарру Севел, 29 лет, Флот Федерации.
Д. – Какова ваша роль в проекте?
С. – Мне поручено опробовать новую технологию пилотирования кораблей класса крейсер.
Д. – В чем заключалась подготовка к эксперименту?
С. – Физически – вживление имплантатов и разъемов. Кроме этого был проведен тщательный инструктаж, совершенно бесполезный. В первые дни все эти штуки (указывает на разъёмы для подключения трубок, расположенные на его запястьях) очень неприятно было ощущать.

(прим. Дэлиен – лёгкая имплантофобия при таком количестве вживленных предметов неудивительна; по статистике, процент испытуемых, ощущающих неудобство от имплантатов в первые дни, приближается к 53)

Д. – Что вы чувствовали во время испытаний?
С. – Трудно описать. Не вдаваясь в подробности - в какой-то момент я полностью почувствовал корабль, которым управляю. Меня учили отдавать команды напрямую каждой из систем.
Д. – Это удобнее, чем самому находиться на мостике?
С. – Быстрее и четче. Открываются новые, чрезвычайно интересные возможности.
Д. – Какие, например?
С. – Мгновенное управление и контроль всех систем одновременно. У нас на флоте при прочих равных возможностях побеждает тот, кто быстрее.
Д. – Контроль систем… это и есть «почувствовать корабль»?
С. – Нет, это только часть. Остальное не имеет отношения к боевым действиям.
Д. – Расскажите подробнее.

(пауза)

С. – Мне трудно подобрать слова. То, что я ощущаю в капсуле – по сравнению с этим обычное человеческое восприятие, мягко говоря, бедное и блеклое.
Д. – Что вы имеете в виду?

(пауза)

С. – Хотите подробностей? Там, внутри, было неприятно. Когда страх темноты и замкнутого пространства отступает, на смену ему приходит пустота. Она не страшна: все наши представления о страхе зиждутся на том, о чем мы имеем хоть какое-то представление. Чем обычно пугают детей? Монстрами. Внешне они не люди, этого достаточно. Человек взрослеет, взрослеет и его страх. Теперь он боится не столько внешних несоответствий, сколько внутренних. Например, маньяков. Внешне они как люди, но понять их мотивы невозможно. Логика, противоположная человеческой, то, что разрушает, рвет на части твою милую, спокойную, упорядоченную реальность, которую ты строил всю свою сознательную жизнь. Но всё это – лишь оттенки нашего понимания. Всё это – описываемое словами.

А там, внутри, слов для описания нет. Просто нет. Это не не-человеческое, и не чуждое нам, это пустота. Не просто исчезает зрение, слух, растворяется тело. Нет, всё это можно представить. А там не становится тебя, какой-то глубинной части. Самой сути твоей не остается. И самое страшное, что когда ты начинаешь это чувствовать, тебе уже бесполезно что-либо пытаться предпринять. Ты сел на этот поезд, вокруг была пугающая, необычная, но всё-таки реальность. А поезд поехал не просто в твои страхи. Он на крейсерской скорости выехал за них. За пределы. Нет в человеческом языке таких слов, которыми это можно было бы описать, потому что человек не может это преодолеть. Нет, не было, и не будет, потому что те, кто это переживает, или перестают быть людьми, или просто перестают быть. Я говорю с вами, а на самом деле говорю с вами совсем не я. Того я, который садился тогда в капсулу, обняло неведомое, удержало и оставило там навсегда. Там, внутри, стирается грань между человеком и космосом, а возможность прямого управления кораблем – не более чем обратная сторона превращения.

(пауза)

Д. – Но… Но при всем этом вы же остаетесь капитаном флота Федерации. Я хочу сказать… Вы же отдаёте себе отчет, что системы корабля продолжают обслуживаться командой, а вы всего лишь посылаете приказы?

С. – Системы… А что для вас значат внутренние органы? Вы рассматриваете клетки, из которых они состоят, как живых существ? Кто они, команда? Люди? А что должны значить люди для тех, кого не осталось? Я вынужден переоценивать всё, с чем имел дело. Понимаете, всё, что вы можете – попробовать надавить на людское во мне. Долг, служба. Клятвы. Семья, родные. Вам невдомёк, что это звук, бессмысленный, не вызывающий никакого отклика, потому что он проходит мимо цели. Там, где должен быть его резонатор, ничего нет; всё это вырвали с корнем, смололи, размешали и отлили в новую форму. Вот кукла, марионетка на ниточках… Вы привычно начинаете управлять ей и вдруг понимаете, что от куклы остался лишь материал, из которого она сделана, а сама она где-то вокруг вас, незримо видит вас одновременно со всех сторон, слышит каждый ваш вздох. Дергаете за ниточки?

Ну дергайте.

(пауза)

Д. – Я только хотел спросить – при выходе из капсулы все эти ощущения остаются?

С. – Так и не поняли, значит. Слушайте, давайте лучше я расскажу вам о том, что вы сможете понять. Этакую добрую сказку, которая понравится начальству. Записывайте. Ах, как это классно – лететь навстречу звездам не внутри механического ящика, нет. Самому лететь! Как здорово физически ощущать сверхсветовые скорости! Ах, это круче чем всё, что я чувствовал на планете! Приятнее чем секс, чем бустеры. Я никогда раньше не мог обернуться, чтобы взглянуть, как стягиваются в единую точку очертания станции за спиной при гиперпрыжке. Никогда не чувствовал, каково это, когда твой прицел сходится на вражеском корабле. Тадааа! Я - огромная машина войны, моя броня сверкает под звездами. Нет скафандра, нет грани разделяющей тебя и космос!

(пауза)

Тебя, и этот проклятый космос.

Д. – Извините, я просто не могу понять… Вы не допускаете, что Федерация знает, что делает? Что если эксперимент запустили – значит, в Вас есть необходимость.

С. – Ну, а что вы хотите услышать? Что я патриот Федерации, и верю, что у нашего правительства хватит здравомыслия для правильного применения технологии? Для дальних экспедиций и колонизации новых систем? Вам не хуже моего известно – любое прогрессивное изобретение первым делом приспосабливают для войны, вся история человечества тому пример. Вот и вся необходимость.
Федерация, конечно, знает. Знает и что делает, и даже то, что мне больше не нужна никакая Федерация. Так что мне можно расслабиться и ждать своей участи. Хватит разговоров, я устал.

(конец записи)


Вот так, дорогой коллега. Помню, тогда я наорал на бедного Дэлиена, что если он хочет чего-то добиться в науке – то должен уникальные случаи за версту чуять, а не кормить начальство отписками.

Что это? Неизвестная ранее форма психического расстройства? По неофициальным каналам пришла информация, что месяц назад подобные испытания начались в «Ishukone», в двух словах – их результаты схожи с нашими. Уж вам-то не меньше моего известно, что схожий результат в серии экспериментов – это уже закономерность, пока ещё неизученная, но определенно существующая.
Тогда что же? Новая ступень в развитии человечества? Кем станут такие пилоты для нас? Что для них будет значить наше общество? Насколько человек в капсуле будет отличаться от человека разумного? Кто знает, может быть это «яйцо» – колыбель нового человечества?

Время расставит точки над всеми глобальными вопросами.

Наша же задача – меньше пафоса; действовать здесь и сейчас. Поэтому, предлагаю Вам прибыть на Maire-IV для дальнейшего совместного анализа ситуации и проведения дополнительных исследований. В этом солдафоны, надо отдать им должное, предоставили нам полную свободу действий; лишь бы мы не лезли в их технологии.

Надеюсь, мне удалось раззадорить ваше научное любопытство.

В конце концов, никогда ещё граница между человеком и космосом не была столь тонка.

Во славу Федерации и президента Айдониса

Альцерор Арели

18.12.27(23263)


---------

* - Ab Ovo (лат., дословно «От яйца») - c самого начала, с основы.

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 13 May 2009 - 0:23

  • 1
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#13
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
13. Тщеславие.

Идет дождь. Пухлые капли с негромким звоном разбиваются о железный подоконник. Серое небо надменно наблюдает за копошащимися внизу людьми. Дождь… Обыкновенный, обыденный дождь. Но порой мне кажется, что во всей вселенной нет ничего величественнее.

“ - Дональд Мартин? Есть, как же, сейчас посмотрим. Ага, вот и досье:

Возраст: 27 лет. Рост: 175 см. Вес: 68 кг. Интаки. Уровень физической подготовки: A. Уровень эмоциональной стабильности: A-. Закончил среднюю школу с отличием. Высшее образование: юридическое, университет Каилле, диплом класса A. В течение двух лет работал в лабораториях Дюволле. Характеристика с места работы: энергичен, трудолюбив, деятелен, скромен, интеллектуально развит. Находится на действительной службе в ВКС Федерации. Звание: Лейтенант.

- Хм… Он и впрямь тот, кто нам нужен?.. ”.


Интересно, когда я впервые осознал, что наслаждаюсь восхищением окружающих? Наверное, все началось еще в школе.

“- Дональд, молодец! Как всегда, превосходно”.

Чтобы еще раз услышать это, я просиживал половину своего свободного времени за уроками. А вторую половину тратил на занятия в тренажерном зале и спортивные секции.

“- Смотрите, смотрите, это Дон! Сейчас он будет бить по мячу! Красавчик, правда?! *девичий смех* “.

О, да. Ловить на себе восхищенные взгляды, ощущать уважение и зависть окружающих… В этом есть что-то великолепное, вы не находите? Дальше – больше. Дональд Мартин – представитель класса. Дональд Мартин – победитель студенческой конференции. Дональд Мартин – добившийся превосходных результатов в текущем квартале. Дональд Мартин, Дональд Мартин… В этом весь я.

Конечно, у меня были планы. Сколько можно было заниматься этой мышиной возней? Пора было задуматься о чем-то более серьезном. Самое меньшее, на что я был согласен в перспективе – губернатор провинции. А в своих грезах я был, конечно же, Президентом Федерации. Вот уж где бы развернулась моя душа! Столько власти и внимания, всеобщего восхищения, что о большем не стоит и мечтать. Все изменилось в тот день. Тогда тоже шел дождь.

“ – Инновационная технология… Человек, заменяющий собой целую команду… Необходимо полное переосмысление оборонной доктрины…На острие прогресса, совершенные защитники Федерации… Непобедимые… Капсулиры”.

Это был удар. Серьезный удар по моему самолюбию. В тот момент я понял, что управляй я хоть всеми цивилизованными мирами, моя власть и близко не сравнится с существом, живущим в капсуле. И как бы ни уважали меня люди, восхищаться они будут совсем другим человеком. Этим чертовым капсулиром!!! Что же, судьба не оставила мне выбора, и я заключил контракт с ВКС Федерации Галленте. Вы не думайте, что я совсем законченный урод. Идеалы Федерации, столь ценимые и оберегаемые в войсках, отнюдь не были для меня чужды. Просто следуя им, я чувствовал себя еще более значимым человеком.

Не могу сказать, что пробиться в пилоты было легко... Впрочем, ничего невозможного в этом не было тоже, особенно учитывая мои положительные характеристики.

“ – Гармоники в норме. Нервные синапсы функционируют нормально. Пульс стабилизировался. Давление в норме. Произошло подключение систем объекта к сознанию пилота. Реактор: норма. Навигация: норма. Двигатели: норма. Центральный процессор: отклонение от нормы в размере 0,18%, в рамках допустимого. Вооружение: норма. Объект активирован, связь установлена. Уровень синхронизации колеблется между 63,5 и 64,9%.”

Это было восхитительно. Нет… Божественно. Блаженство от ощущения всемогущества. Стоило мне только подумать, и компьютер GNS A-04 EX “Thorax” рассчитал массу, вектор движения и подлетное время до пролетавшего вдалеке патрульного корабля. Я мог перемещаться в пространстве, лишь пожелав этого, на такие расстояния, какие мне не пройти и за всю жизнь. А система вооружения… Ах, эти милые игрушки. Количества антиматерии, находящегося у меня на борту, было достаточно для аннигиляции большей части населения Галленте Прайм. Власть. Вот она, власть в чистом виде. Ощущение собственности по отношению ко всему миру. Ведь по-настоящему обладает вещью лишь тот, кто может её уничтожить. Да, это, ЭТО – непередаваемо. И это было моим, моим, моим, МОИМ!!!

“ – Тревога! Пульс пилота замедляется! Артериальное давление падает!
- Уровень синхронизации начинает расти. 66%, 70%, 75%, рост неконтролируем!
- Активируйте психоблокираторы, сейчас!
- Нет эффекта! Синхронизация 84%, 91%, перешла критическую отметку!
- Пульс потерян! Повторяю, пульс потерян!
- Надо спасать пилота, форсированное отключение системы!
- Пульса нет, пилот не подает признаков жизнедеятельности… Но мы регистрируем его сознание… Внутри корабля”.


И вот я, Дональд Мартин, лежу в тесной, теплой, душной и немного вонючей квартирке. Наполовину парализованный. Выброшенный за ненадобностью властелин мира и объект всеобщего восхищения. Получающий социальное пособие. А за окном серое небо приобретает иссяня – черный цвет.

Наступают сумерки. Идет дождь.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#14
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
14. Последний полёт дюжины.

Полубоги нарекли именами звезды.
Полубогам нет до нас дела.


«Никто не знает настоящего имени этой планеты. Многочисленные письменные свидетельства старых дней и опросы старожилов не принесли результатов. Мегаструктурой она называется в сохранившихся документах. Мегаструктурой ее называли и наши отцы, и отцы отцов и прадеды. Завод, раскинувшийся по всей поверхности выжженной солнцем планеты — вот что такое мегаструктура. Наш дом. Дом нашего племени.»

Краеведческий Вестник. Начало главы 1. Республиканское отделение библиотеки Мегаструктуры.


***

Двое старцев сидели на верхней площадке теле-коммуникационной башни, самой высокой точки одного из крыльев мегаструктуры, территории одной из многочисленных судостроительных верфей на этой планете. С высоты полета ястреба они видели и плавильные котлы минеральной станции, и далекий свинцовый пар очистных сооружений, и даже постройку титанического Нидхёгга у самого края горизонта.

Оба старца были закутаны в жесткие плащи, оба смотрели в сторону закатного солнца. На этом их сходства заканчивались. Дальше — только различия. Когда то два непримиримых врага, сегодня — обыватели структуры, помеха молодым. И так же как песок полирует балки и перекрытия бесконечных сооружений, так и время сделало свое дело и затерло старые распри.

Белое Копье щурил свои старческие глаза, шептал заговоры и выбрасывал в воздух искрящийся порошок. Много десятков лет он читал свои заклинания каждый вечер, каждый заход Солнца, но сегодня впервые он был не один. Высокий светловолосый старик сидел поодаль.

Морщинистое лицо, старый отпечаток надменности, презрения проглядывали из дубленой кожи. Он тоже молился, и иногда на его беспристрастном лице проскакивала молния судороги, и губы раскрывались в порыве молитвы. Он вообще часто молился. В племени его называли Дюжиной. Молодые не знали кто этот чужак такой и от куда пришел, но догадывались. Старые знали, но не рассказывали — незачем разжигать потушенные жертвенные костры.

Ястреб кружил высоко над вышкой. Птица привыкла к ржавому блеску мегаструктуры, к рыжему воздуху, к шуму и гаму внизу. Привыкла выискивать грызунов, шныряющих по поверхности корпусов, строительных блоков, продовольственных складов. Неизвестная планета в неизвестной системе, один огромный завод. Металлический каркас, опоясывающий изъеденную туннелями и карьерами старую планету, доживающую свой век.

«Послушай структуру, Дюжина. - сказал Белое Копье. - Послушай внимательно, она хочет тебе что то сказать.»

Дюжина бросил короткий взгляд на шамана. Отвлекся от молитвы и был этому недоволен, но почему-то послушал шамана и прислушался. Он попытался сосредоточиться, и ветер донес хищный крик ястреба. Но он ничего не услышал, кроме желания насытиться. Тогда ветер принес ему шелест сборочных цехов внизу, и снова для Дюжины в них ничего не было, кроме умозрения бездушного конвейера.

«Что ты хочешь от меня, шаман? - процедил он. - Зачем ты привел меня сюда?»
«Тццц!!» - цикнул Белое Копье и указал вверх.

Дюжина сидел нахмурившись пару минут, но постепенно его лицо приняло новые очертания. Он услышал песню. Он помнил эту песню. Еще давным давно у себя в родном доме он слышал ее. Рабы пели песню всегда, когда день подходил к концу, и он знал, что это песня о чистом небе, о стервятниках, которые прилетели на заре темных времен, и о том, что сколько бы птицы не вились, ястреб очистит небо от них, и небо вновь будет чистым, и завтра наступит новый день.

Дюжина жил здесь уже пятый десяток и часто слышал эту песню, но только сегодня он услышал, как эту песню поет не печально-прекрасная минматарка, а вся планета целиком.

-Ты понял.- сказал Белое Копье. -Хочешь вернуться в тот день, когда стал одним из нас?
-Нет, в другой день, в Тот.
-Зачем тебе Тот день?

Дюжина посмотрел на шамана каким то новым взглядом, полным понимания и спокойствия.

-Только тогда я не был рабом.

Белое копье лукаво улыбнулся, быстро подпрыгнул и выдохнул в лицо Дюжины густой зеленый дым.
Старый амарр повалился на бок. Он остался один на один с собой, со своими мыслями. Но он чувствовал и гиперструктуру, ведь когда то он был здесь надзирателем, и его детище помнило и чувствовало старого хозяина. Он знал, что ее еще хватит на постройку тысячи сверхкораблей, и последний заберет все племя с собой. Он вспомнил слова песни и ему представились все минматары по всему космосу, которые так же трудятся на благо республики и жаждут освободить своих братьев, жаждут чистого неба. Сознание начало туманится. Дыхание сперло. Разум не слушался. Он вернулся в свое детство, в семейный дом. Жестокий, вышколенный, преданный. Он всегда вспоминал свой дом, когда смотрел в небо, когда ветер уносил прочь ржавчину цехов, и взгляду открывался синий и бесконечный космос. Планету-завод опоясывало еле различимое кольцо астероидов — то, что осталось от его родной луны в Тот день. И он снова услышал песню, и она повела его вперед, через летную школу, через пилотский корпус.. минматары.. минматары..

МИНМАТАРЫ!!!!

что?

МИНМАТАРЫ!!!

и и и?? что дальше то? Черный фон..

МИНМАТАРЫ ПОДНЯЛИ ВОССТАНИЕ!!

«Повторяю! Минматары подняли восстание. Очаг в провинции ЭльдарСкрипт! Всему персоналу собраться для инструктажа», - разрывался интерком Интенданта-1. Негромко выла сирена, лунный орбитальный комплекс залился красным светом тревоги. Ординарная ситуация, на первый взгляд. Он быстро двинулся в сторону стратегической залы. Его группа была ударным звеном, элитой Империи. Но в тот раз командующий ему и еще одиннадцати пилотам приготовил новое задание. Через всю станцию на мобильной платформе они направились в корпус лаборатории.

«Произошло невозможное. Рабы получают технологию капсул от проклятых галлентов. Мы перехватили караван, везший капсулы на подконтрольную планету. Тринадцать работоспособных капсул. Вас — двенадцать, дюжина. Вы будете первыми воинами Амаррской империи, которые покажут на что способны эти дьявольские скорлупы. Помните! Сегодня вершится судьба Империи. Если вы не принесете в жертву всего себя, до самого дальнего и черного уголка вашей души, если не раздавите армию минматар, то империя никогда не примет эту технологию! Сегодня все зависит только от вас — падем мы от руки рабов, или дадим им отпор их же оружием! Вы УЖЕ отречены от церкви, но ваши имена УЖЕ высечены на стеле героев станции ИНТЕНДАНТ-1!!! помните это, и да не убоится ваша душа, и да прибудет с вами дух Его!» - напутствовал командующий.

Звено «дюжина» один за одним покинуло док на быстрых Чистильщиках и направилась в строну планеты. Ни времени на адаптацию к имплантанту, ни летной практики, ни тренировок. Только адская боль, интуиция, воля воина и наследство предков - машин убийств.

«Нас отлучили от церкви, -повторил Дюжина своему звену, нарушив устав эфирной тишины.- Если вы останетесь живы, и на трибунале вас спросят, чем вы помогли Империи.. Вы скажите.. Что сделали то, на что не был способен никто до вас.. Что вы открыли Империи дорогу в будущее!!! В золотой век славы!! Во имя Империи!!!»

Чистильщики вышли на орбиту мегаструктуры.

***

«Наша наживка сработала. Сегодня мы отобьем мегаструктуру, и этот день войдет в историю. Враг не превосходит нас числом, но превосходит по всем боевым характеристикам! Нам остается только надеяться, что яд сработает вовремя, и да останутся среди нас те, кто выживут и расскажут детям о том ,ЧТО сегодня произошло! Шпионы докладывают - от станции отшвартовалось двенадцать чистильщиков. Не щадите никого! И да прибудут с нами духи наших предков. - вещал Белое Копье.

- Вперед, вперед, пушечное мясо!!!»

Уже на подлете к мегаструктуре пилоты крыла Дюжины почувствовали действие нейротоксина. Слабые умерли в муках, быстро сгорев в атмосфере. Сильные сражались до последнего и уничтожали Отступников десятками. Нейротоксин пытался проникнуть в самый центр души зазнавшихся амарр, просачивался в каждый рецептор своим матарским прошлым, пел свою песню свободы. Сражение не затянулось надолго. Дюжина был единственным выжившим. Его чистильщик разбился о мегаструктуру, капсула спасла ему жизнь. Из последних сил он выбрался наружу, размахивал табельным оружием и проклинал тот день, когда империя связалась с варварами. Из за действия нейротоксина он был слаб и не смог выполнить инструкцию о самоликвидации. Племя хотело было его обменять, но империя объявила миссию проваленной, а всех пилотов погибшими. 13 капсула несла в себе ядерный заряд и сдетанировала в тот же день во время обратной разработки на орбитальной лунной станции, прекратив существование империи в этой солнечной системе и единственного естественного спутника мегаструктуры. Жителям планеты осталось вечное напоминание о пребывании амарр — еле заметный в хорошую погоду пояс астероидов.

25 дней спустя Империя подписала договор о прямых поставках капсул с корпорацией Ишукон. Это очень многого стоило империи. А о произошедшем на орбите мегаструктуры предпочли забыть.

Дюжина приходил в себя.

-Так почему именно тот день? - снова спросил его шаман.
-Тогда я почувствовал себя ястребом. Я бился за будущее своего народа, не за рабское преклонение перед императором, а за всех сынов империи, которые будут.. свободны. Хотя и останутся по сути стервятниками.

Высоко в небе раздавался клич хищной птицы.

-Все мы — стервятники. Ты уже знаешь что завтра тебя ожидает смерть? Это постановление совета племени. Твой век и так уже длится больше положенного.
-Да, знаю.

-Тебе есть куда идти?
-Теперь есть.

Если бы вы находились внизу смотровой вышки, то даже, наверно, не обратили бы внимание на приглушенный хлопок. Такое часто случается в производственных районах - что то летит, что то падает. Да и дуэт вечерней песни и шума сборочных цехов заглушает даже последний клич ястреба высоко в небе. Солнце зашло за горизонт. Завтра будет новый день.

«Если ты, читатель, когда ни будь станешь капсулиром, то узнай имя этой планеты и запиши его на страницах этой книги.»

Краеведческий Вестник. Конец главы 1.
Республиканское отделение библиотеки Мегаструктуры.


  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#15
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
15. Прости...

Тишина. Пустота. Холодный блеск звезд. Неповоротливые глыбы астероидов, продолжающие свое бесконечное путешествие из ниоткуда в никуда. И единственный гость в этом не меняющемся театре Вечности – замерший с выключенными двигателями фрегат.

Стремительные контуры его даже в полной неподвижности бросали вызов устоявшимся рекордам скорости, лепестки ракетных дюз неслышно вибрировали, готовые выплюнуть огненный цветок; похожий на породистого слэйвера, затаившегося на вершине холма, «Slicer», гордость имперских верфей ждал. Время тягуче капало условными минутами, незаконченная сцена ждала опаздывающих актеров.

И вот – вспышка! Нестерпимо яркая точка света проколола пространство, мгновенно разбрызгалась в тускнеющее радужное полотно, продавив которое в материальном пространстве возникли недостающие участники действия. Тройка минматарских кораблей, хаотичная конструкция которых была дополнительно искажена следами недавнего боя, неуклюже исполнила маневр «все вдруг», выходя на новый курс. И как будто воткнулась в стену. «Slicer», оказавшийся теперь напротив лобовой проекции беглецов, коротким выхлопом прогрел дюзы, заодно демонстрируя себя противнику.

После секундной паузы ожил эфир - короткими, скупыми фразами минматары прощались друг с другом. Грядущий акт космической драмы и их роль в нем открылись для них во всей своей обезоруживающей безысходности; классический сюжет оленя и королевской охоты лишь сменил декорации. А вокруг ставшего вмиг крайне популярным пояса астероидов уже вовсю сверкало и искрилось, тени скалистых утесов обезумевшими прыжками метались по поверхности космических скитальцев – прибывали загонщики, статисты и зрители этого мимолетного для Вселенной спектакля.
И – раз! Минматары атаковали! У оленей были зубы, и расходящиеся боевым трезубцем по разным векторам беглецы породили в огненных тюльпанах тысячи единиц убийственного высокоскоростного металла. Проскочив бестелесный конденсационный след двигателей «Slicera», металл грянул в оказавшийся на пути астероид, вздымая километровые столбы перемолотого в щебень камня. Один лишь след двигателей – вот и все что осталось в той точке, где секунду назад был имперский фрегат, теперь прыгнувший с места развив немыслимое для живого существа ускорение. Маневр уклонения оказался одновременно и атакующим маневром: исполнив изящную петлю охотник одним лазерным уколом превратил ближайшего минматара в безжизненный корабль-призрак.

И – два! Шипящие сквозь зубы ругательства темнокожие комендоры, отпихнув сошедшие с ума компьютерные терминалы, попытались зацепить неуловимый фрегат, до предела насытив весь сектор неприцельным беглым огнем. Беззвучная вспышка выбросила вперед сноп разнокалиберных обломков. Попытка не удалась, и остался только один беглец.

И – три! Натужно взвыли сервомоторы турелей, пытаясь успеть за фантомом, мелькнувшим вдоль борта. Щит, перегруженный лазерным импульсом, выпущенным в упор, схлопнулся, выдав напоследок ударный скачок напряжения в бортовую сеть. Это помешало минматарам, уже запустившим двигатели в перегрев, резкой сменой курса разорвать орбиту. Часть экранов в рубке взорвалась стеклянным крошевом. Операторы инстинктивно прикрылись руками. Это было последнее их движение в этой жизни.

И – четыре! «Slicer» вошел в ритм. Кольцо загонщиков молчаливо наблюдающих за боем разорвало и разметало в стороны. Хищник пошел «по головам», всаживая в неподвижные цели убийственные альфа-страйки. Стоящие борт о борт аммары взрывались, не успев даже запустить двигатели. Разогнанные до сверхзвуковых скоростей обломки неудачников хлестали по строю, увеличивая воцарившийся хаос.

Эфир равнодушно принял в себя все – отчаянные призывы, крики, стоны, вопли и панические команды растерявшихся капитанов. Энтропия в одной отдельно взятой системе праздновала победу…

Закрутилась карусель. Странная, совсем не приносящая радости сидящим на ней карусель. Карусель без звука и с регулярными поставками людей в лучший мир. Карусель боя, в котором стрелял лишь один из его участников. Изрядно поредевшие аммары разобрались в строю, и теперь пытались загнать и обездвижить своего собрата, впавшего в боевое безумие. Опутанный несколькими энергетическими сетками «Slicer», в принципе, представлял собой посильную цель даже несмотря на его феноменальную маневренность и точность стрельбы, но огня на поражение загонщики не открывали. В микрофон что-то успокаивающе рокотал старший по званию; успокаивающе, несмотря даже на то, что время от времени формацию аммаров раскрашивало взбухающее облако очередного взрыва. Карусель крутилась…

Когда корпус первого погибшего на этой сцене минматара исчез с экранов радаров, в эфире уже давно стало тихо. Оставшимся в живых пилотам и капитанам все было ясно, и требовалась лишь четкая команда, а также тот, кто готов взять на себя ответственность за то, чтобы такую команду отдать. Наконец старший лязгнул голосом. Приговор состоялся.

Дальше все пошло быстро. Смертельным разноцветьем блеснули лучи лазеров, полыхнули стартовые огни ракет, кольцо перехватчиков резко сжалось вокруг мятежного фрегата. И характерная пульсация выведенных в овердрайв ходовых двигателей «Slicerа». И его самоубийственный прыжок прямо в центр строя…

Время неслось скачками, рождались и умирали надежды, пот стекал по вискам. И также вдруг все закончилось.

Многочисленный космический мусор стал элементами декорации, а единственным гостем на сцене остался тот же, с кого и началось представление. «Slicer» изрядно поистрепался к финалу, но все так же хищно бросался из стороны в сторону в поисках противника. Его рыскание в пустоте продолжалось еще некоторое время. Затем фрегат остановился.

Космос выслушал возгласы недоумения, крик отчаяния и сдавленные рыдания. Он подождал, когда воцарилась тишина, он умел ждать. Он принял в себя сообщение, последовавшее позже. В послании было много технической информации, переданной сухим безжизненным голосом. Затем голос изменился, но космосу безразличны эмоции. Он оставался безучастным свидетелем и того, как разогнанный до максимальной скорости фрегат закончил свой путь на клыках астероида. Последняя фраза на этой сцене тоже космос не заинтересовала, возможно, она представляла интерес лишь для своего адресата.

«Прости меня, отец!» - понеслось в бесконечность, оставляя за собой быстро тускнеющее пятно взрывной волны.

Неповоротливые глыбы астероидов, продолжали свое бесконечное путешествие из ниоткуда в никуда. Холодный блеск звезд. Пустота. Тишина…

-----------

Само-рецензия:

Для начала, о задумке. Задумка подвела. Точнее я не учел того, что на поле «сдвига по фазе» и оттеняющих этот сдвиг активных боевых действий будет много пахарей. Надо было еще фантазию погонять, мда…

Про исполнение. Конкурсная работа, посему предпринята попытка максимально заточить ее под результат. Полное обезличивание, никаких названий, моделей и номеров. Все для того, чтобы избегнуть нестыковок с бэкстори, картой мира и замечаний типа – «да трех “рифтеров” он бы никогда не победил». А также для удобства оценивающих и просто читающих людей, так как после десятка рассказов на одну и ту же заданную тему просто лениво вникать в перипетии очередного опуса и кем там приходится Джеоффрей Монк адмиралу Радмиру из Тор Карнедда, и что они друг другу сказали пятьдесят лет назад на станции Мос-Эйсли XVII.

Попробовал изобразить чистый экшен, начал вроде бодренько, но последнюю треть уже вымучивал. Даже не знаю почему, однако напрочь писательский задор с вдохновением меня покинули. Усугубил этот провал тот факт, что писался рассказ в последний день (и даже последнюю ночь), поэтому ни на отчитку, ни на правку времени уже не оставалось. Лучше так не делать, это я понял..

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 16 May 2009 - 14:28

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#16
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
16. История Ниданая Ролье.

Президент Галлентской Федерации пристально смотрел на главу сената. Соуро Фойритан откинулся в удобном кресле.

- У тебя что-то еще. Я чувствую это.
- Да. Соуро, мне нужна помощь. По делу Ролье. - сказал Ментас Блак.
- Я помню это имя. Было в сводке.
- Приговорён к смерти. Измена, саботаж, экономическая диверсия.

Фойритан вопросительно поднял брови.

- Дальше.
- Принадлежит к знатному роду. Двоюродный племянник Игила Сарпати. Дальний родственник посла. Их ветвь долгое время жила на Калдари Прайм. Свободно говорит на диалекте интаки, калдари, маннаров. На допросах отмалчивался, на суде разглядывал небо сквозь алмазный потолок, от запроса о помиловании отказался.
- Пока ничего примечательного.
- А сегодня утром меня навестил посредник джовиан. Представитель Сообщества в светской беседе упомянул его имя. Случайно, вскользь.
- Джовиане любят получать информацию.
- И использовать ее как оружие.
- Ближе к делу, Блак, - казалось, президент настроен иронично, но глаза его были серьезны.
- Ниданай Ролье, создатель и первый руководитель оборонной лаборатории при университете Кайле, технический директор группы "Тень 2", был начальником научной ставки во время битвы при Йен-Ауста.
- Это я знаю из справки, дальше... Это он занимался тяжелыми дронами?
- Не только. Под его руководством были в кратчайшие сроки созданы тяжелые дроны второго поколения и снайперские беспилотные турели.
- Ну же... удиви меня. Чем он тебя так задел?
- У него нет наград. Даже за разработки для бойни при Йен-Ауста.
- Занятно, занятно.
- Он отказался. Наотрез. Вписал в наградной лист одного из своих заместителей.
- Звучит очень странно. И зачем?
- Пока не знаю. Я излагаю факты.
- Дальше. Только кратко.

- Шесть лет занимался технологией капсулирования. Во время экспериментов полностью разрушены прыжковые ворота на Лактирс Прайм. Мобильный лабораторный комплекс полуразрушен, флот поддержки распылен. Погибло 453 человека. Также стоит упомянуть 79 добровольцев - эти погибли во время испытаний.

- Ментас, напомни мне... когда мы получили от джовиан предварительный список технологий? - нахмурился президент.
- Шесть лет назад. Вместе с подробным описанием капсулирования. Ниданай Ролье знал об этом. Он работал с документом о технологии джовиан.
- Замечательно. Сумасшествие или злой умысел.
- Соуро, я хочу поговорить с ним. Здесь что-то не так. Мои люди изучили материалы по уничтожению прыжковых ворот. Есть признаки - гейт мог быть взорван под видом неудачного эксперимента. После повторного тщательного обследования обнаружены останки беспилотных мин легиона Морду. Как думаешь, что могли забыть наемники возле исследовательских лабораторий Ролье?

***

Галленте Прайм, борт рейдера "Хьюрмонт"

Заход ярко-голубой звезды за край планетного диска Ментас Блак наблюдал в обзорные экраны. В сторону от звезды, похожие на крылья, простирались слепящие протуберанцы. Сколько раз ты смотрел на Галленте Прайм во время стыковки? Не сосчитать. Посадки, стыковки, неторопливый разгон по стыковочным аппарелям, перегоны на безопасные орбиты. Тебе еще не надоело, спросил он себя. А может это усталость?

Его отвлек сигнал вызова. На экране появился капитан-навигатор.

- Стыкуемся, вскоре будем в посадочной нише, - отрапортовал он.
- Я видел пояс льда на подлете. А что было на самой луне?
- Все полезные ископаемые, пригодные для разработки, выработали еще сотню лет назад. На месте майнерских поселений "Quafe Corp" отстроила логистический центр для обслуживания шести звездных систем. После первой войны корпорацию серьезно ужимали в правах - они ведь торгуют со всеми, сами знаете. Всю собственность реквизировало правительство, оборудовало тюрьму и центр подготовки спецназа. После перемирия с калдари Куафе без лишней огласки получила определенную неустойку.

- Понятно, спасибо.

Величественная станция нависала над луной, медленно приближаясь. Уже можно было различить силуэты кораблей в посадочных нишах.

***

Луна Флоро, федеральная тюрьма.

- Все есть в досье, - сказал Ниданай Ролье.

Блак внимательно разглядывал собеседника. Седые волосы, стрижется коротко, бледная кожа, смотрит спокойно, глаза серые. Смотри-ка, приговорен к смерти, а держится без лишней нервозности.

- Я прочел. Местами скучно. И я понимаю, почему вас записали в диверсанты... Что за история с награждением ассистента?
- Какое это имеет значение?
- Давайте прямо, Ролье. Я не для того сутками копался в вашем деле, чтобы выслушивать тут истерику. Никакого значения. Я просто устал от чтения вашего скучного досье. Единственное что меня развлекло это отказ от заслуженной награды за выигранную битву при Йен-Ауста.
- Не было выигранной битвы, - сказал Ролье. - Мы получили временное преимущество. Калдари так же считают ее выигранной.
- Калдари могут считать все, что им угодно. Ваши дроны заставили их отступить и искать против них способы противодействия.
- Вы за этим приехали?
- Нет. Галленты производят лучших в обитаемом космосе дронов а их конструктор осужден с клеймом "государственный преступник". Вот что меня смущает.

Ниданай Ролье побледнел, но промолчал.

- Теперь о сути. Том 21, страница 28, допрос Мермолая Недде "Я проработал под руководством директора Ролье три года. Отвечал за создание и тестирование лабораторного оборудования.". Дальше. Том 93, страница 122, показания Регге-ни Кои - "Ниданай Ролье требовал троекратной проверки поступающего оборудования. В некоторых случаях нам приходилось изготавливать его самостоятельно". Послушайте, или вы сумасшедший и решили поиграть в старика-изобретателя из КреоДрона...

- Или? - угрюмо отозвался Ролье.
- Три года ушло на создание линии по производству и тестированию лабораторного оборудования. Вам тоннами завозили оборудование, ваши люди его разбирали, собирали или создавали заново и только после этого работали дальше. Это не саботаж, Ролье... Диверсанты не спят на койке в лаборатории годами. Лично я вижу нечто иное. В ваши лаборатории ни одна деталь не могла проникнуть, если только вы лично ее не обнюхали или не смастертили заново.
- Вам все равно не понять!
- Ну конечно. Ролье, наши враги ни не смогли пролезть в ваш комплекс, но смогли взорвать ворота и подставить вас. Мы нашли останки диверсионной техники легионеров. Есть мнение – в этом замешаны джовиане. Посланник Сообщества недавно так заразительно смеялся, упоминая ваше имя.
Ниданай Ролье молчал довольно долго. Затем он сказал.
- Нам пришлось заново готовить лабораторное оборудование.
- Зачем? Вы получали лучшее из возможного.
- Мне не нужно лучшее. Мне нужно предсказуемое. Оружие победы для Федерации должно создаваться галлентами на исключительно проверенном оборудовании. На досуге просмотрите отчеты о вскрытом оборудование... дублирование и логирование информации, объединенение в паразитарные системы и последующая передача данных. В основе лучших образцов оборудования лежат их продвинутые технологии. К сожалению - с наличием скрытых функций.
- Зачем было заново исследовать капсулирование?
- Я не верю в бескорыстность джовиан. Не бывает бесплатных подарков. Не бывает подарков судьбы. За все нужно платить. И лучше платить сейчас. Принимая их технологии мы лишаем себя контроля над развитием науки. Мы попадаем в зависимость от их подарков. А если они готовы передать эти технологии не только нам?

Президент стоял у окна и смотрел на разношерстную толпу, гуляющую на хрустальном бульваре. Ментас Блак закончил свой доклад и ждал реакции Фойритана.

- Сколько было испытателей? Каковы итоги? - спросил президент.
- 79 человек. Ни одного успешного запуска.
- Итак. От джовиан мы получим готовую технологию управления кораблем. Бери, значит, и пользуйся. Также есть упрямый сукин сын Ролье, который считает, что ее надо изобрести заново. Он, мол, уверен - джовиане шпионы и раздают технологии с тайным умыслом. Также он считает, что ни одну технологию джовиан нельзя принимать даром. Каждую необходимо проходить заново.
- В общих чертах так.

Президент повернулся к главе сената и сказал очень тихо. В глазах его была решимость.

- А знаешь Ментас, почему мне нравится подход Ролье? Он думает на десяток шагов вперед. Он готов пройти по шажку там, где другие бездумно несутся прыжками. Не верит в бесплатные подарки и верит в будущее галлентской науки. Самостоятельной науки, не зависящей от внезапных подачек. Именно это нам сейчас нужно. Осмотрительность и самостоятельность. Что именно хотел купить посланник Сообщества?
- Систему X343-H, а иначе тупик Морцо. Закрыта для посещения гражданскими судами. Используется как резервный полигон для хранения захваченных в конфликтах техники, - сказал Блак.
- Посреднику красиво отказать. Технологию джовиан получить, сказать спасибо и забыть о ней.

Официально Ролье казнен, родственники поражены в правах, сослать их в глушь. Я с ним согласен. Мы должны изобрести ее заново. Сам Ролье пусть отстраивает новые лаборатории в системе X343-H. Ужесточить системы безопасности, наводнить его окружение людьми федерального разведывательного управления. Но если он угрохает мне еще сотню пилотов без видимого результата - пусть лучше нежно поцелует себя в задницу на прощание и застрелится напоследок.

- Я завидую твоему самообладанию. А если он все же предатель?
- Зависть это плохо, - спокойно ответил Соуро Фойритан. - А за успех его дела теперь ты лично отвечаешь головой.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#17
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
17. Третий.

Вы никогда не стояли на краю действительно чего-то высокого и не смотрели вниз? Нет, не на крыше новеньких зданий, оборудованных уходящими вверх силовыми полями - верный знак нашей эпохи, помешанной на самоубийствах. Количество трупов в моргах это не уменьшило, зато на улицах стало чище. На станции, впрочем, остались здания, балансировать на краю которых было все еще действительно опасно для жизни. Именно в таком месте ты говоришь себе - не смотри вниз, не смотри вниз. И смотришь.

Иногда мне кажется, что внутри меня сидит кто-то другой, упрямый, делающий что-то на зло мне. Но я-то понимаю, что это просто часть меня.

***

Да, мне нужны были деньги. Но причина даже не в этом. За время моей, пускай и не самой долгой, жизни я понял одну простую штуку - шансы, которые дает вам жизнь, нужно использовать. Я не отказываюсь от интересных предложений. А это предложение было чрезвычайно интересным.

Достаточно молодой для того, чтобы они поверили в потенциал моего тела и мозга. Но не настолько, чтобы быть озабоченными моральными дилеммами, связанными с совсем уж юными созданиями, которых так оберегает Республика. Совсем недавно в разводе. Это, кстати, обратная сторона моей неуемной тяги использовать все шансы. Но в данном случае их такая деталь моей биографии вполне устраивала, так как неизбежная традиционность, присущая матарскому обществу в установлении человеческих связей через родственные отношения, в случае развода оставляла виновного в полном одиночестве. Виновным был, конечно же, я. Собственно, я и не отрицал. Я всегда считал, что лучше быть виновным, чем жертвой.

Когда я говорю "они", в разных случаях я имею в виду разные группы людей, придерживающихся, впрочем, довольно схожей модели поведения. Я не знаю, с чем это связано. То ли нас стало слишком много, то ли мы так быстро интегрируемся в общий социум с этой калдарской корпоративной культурой и бесконечными галлентскими упованиями на права человека, от которых мы чем больше открещиваемся, тем больше узнаем и проникаемся. Я не знаю. Также, как и не знаю, почему это не коснулось меня. Ничего особенного я для этого не делал. Но их я называю "они", потому что не вижу в конечном итоге за их действиями ни одного "я". А у меня оно есть. Во всяком случае, было до недавнего времени. Потом с этим случились... "неприятности". Но я ведь обещал по порядку.

Слово "неприятность" на протяжении работы в их проекте я слышал с самого начала. Теперь я только утвердился в мысли, что бесконечно говоря о неприятностях, вы их вызываете. Это никак не связано с суевериями. Я человек образованный и далек от всяких сплевываний и узелочков. Они, конечно, не обещали неприятностей, вы не подумайте. Напротив, все их действия и мотивы, приведшие в итоге к тому, где я сейчас нахожусь, заключались в "избегании возможных неприятностей". "Мы воздержимся от уничтожения промежуточных экземпляров до окончания полной и всесторонней диагностики результатов окончательного этапа". Хотя я, похоже, сам начинаю походить на них в этом спихивании ответственности на других.

Я сам отвечаю за то, что произошло и что еще произойдет. Если и не с самого начала, то с того момента, когда понял, что проект "свернут". Узнать это, очнувшись от анестезии в палате на совершенно пустом этаже из уст администратора помещения в холле центрального здания было забавно. Что-то там с пересмотром результатов тендера, рухнувшими акциями, бегством руководства и прочими прелестями так нелюбимой нами, но в случае опасности всплывающей на уровне рефлексов корпоративной культуры. Впрочем, это все равно не шло ни в какое сравнение с тем, что я увидел через несколько секунд.

Сначала я не узнал себя, но что-то резануло, вспыхнуло в мозгу и два плюс два сложилось. Даже смотря в итоге на свою же удаляющуюся фигуру со стороны спины, я понял, отчего весь покрылся гусиной кожей. Тот "я" видел меня и старался как можно быстрее ускользнуть. Я избегал самого себя. Вот это уже было действительно страшно.

Каким из этапов эксперимента был я, так и непонятно. Ясно одно - не первым, так как в памяти остался животный страх при "копировании". А судя по итогам нашего небольшого тараканьего забега, еще и самым безумным. Это оставляет во мне хоть какую-то уверенность в том, что победителем выйдет все же лучший.

На старте, правда, я уступил. В вопросе перевода денег со счета. Там, конечно, была только пятая часть причитающейся суммы, но все же это были все имеющиеся у меня деньги. Или лучше сказать "у нас"? Вот это действительно разозлило. Лишать шансов самого себя не входило в мои жизненные принципы. В тот момент меня впервые и прожгла та самая мысль. Кем я становлюсь?

А начиналось-то все с такой светлой и притягательной перспективы - иметь возможность прожить пускай и не вечно, но намного дольше других. Когда я был ребенком, я мечтал о том, что вот в моей жизни эта возможность точно будет. Мы ведь все верим в свою исключительность и неповторимость. И каждый ребенок, уверен, когда-нибудь перед сном впервые догадывается о том, что такое бесконечность. Думает он при этом не о звездах и галактиках. Он думает о том, что будет после его смерти. А главное - как долго это "что" будет длиться. И тогда ему становится очень страшно. Как мне. Только я уже не ребенок.

Отчего было страшно мне? Ну, кроме потери перспективы жить вечно, которой я, будем говорить правду, так и не успел проникнуться, мной поначалу овладела просто неконтролируемое чувство тревоги. Какое-то время я убеждал себя в том, что это просто шок от того, к чему человек не готов в принципе - от встречи с самим собой. Но потом до меня постепенно начал доходить смысл той тревоги, которая не давала покоя.

Жизнь забавная штука. Мне выпал шанс, достающийся единицам. Но при этом меня самого стало в три раза больше. А так быть не должно. И вот почему. Наша жизнь линейна. В ней события происходят последовательно, одно за другим. Я - это череда выборов, решений или даже слабостей. Это может быть полным хаосом и неразберихой, но это все равно некая железная последовательность событий. Чего я не хочу больше всего на свете, чего я действительно, по-настоящему не хочу, это дрожать над каждым своим решением.

Где-то там, за сотнями переборок станций, думают, едят или покупают билет куда подальше еще двое. Около восемнадцати часов назад это была одна цельная точка - я. Моя жизнь была пускай весьма ломанной, но линией. Теперь три поезда вышли из пункта "А" в неизвестном направлении, двигаясь каждый по своему пути. И меня это ни черта не устраивает.

Насколько мы отличаемся? Почему я, встретившись с самим собой, опустил глаза и сбежал? Я настолько труслив? Или все дело в том, что, согласно наведенным справкам, я - третий? Последний этап клонирования, сохранивший больше всего воспоминаний и проживший дальше других?

Впрочем, это не имеет никакого значения. Сколько бы я не уговаривал себя не смотреть вниз, в итоге я всегда смотрел. Сколько бы я не уговаривал себя не следить за жизнью двух других, я не смогу это не делать. И, зная себя, они тоже не смогут. То есть вся наша жизнь превратится в оглядывание на другие варианты. А человек не может так жить. Будет ли лучше, если я вернусь к жене, потому что одиночество меня совсем свело с ума и я в итоге ввязался в этот эксперимент? Что будет дальше? Куда я пойду? Перед человеком всегда открыты тысячи дорог, но ценность это возможности в том, что выбрать ты можешь только одну дорогу.

За время моей, пускай и не самой долгой, жизни я понял одну простую штуку - шансы, которые дает вам жизнь, нужно использовать. У меня есть шанс поступить правильно и попытаться все исправить.

***

Искусственный ветер здесь, на крыше, особенно силен. Интересно, тот упрямый, который был внутри меня, победил? Или я и есть тот упрямый, который когда-то сидел внутри одного человека? Будем надеяться на то, что это не просто упрямство, что в моем поступке будет логика и цель. Хотя на краю крыши меня эта уверенность покидает. И все же я надеюсь, второй сделает то же. Я оставлю ему подсказку. В конце концов, я самый старший. Шаг вперед. Навстречу искусственному ветру.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#18
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
18. Прорыв.

1. Серенис шел по коридору. Его голову закрывал сине-белый шлем Испытателя, поэтому встречные уважительно расступались - однако он чувствовал своей спиной направленные на него удивленные взгляды. Шлем надевался лишь перед входом в капсулу... Однако сегодня не тот случай. Пускай лучше они провожают недоуменными взглядами, чем спрашивают - с какой стати техник-программист, пусть и высшего уровня, напялил на себя биоскаф испытателя и направляется к ангарам. Из левого коридора показалась группа заправщиков - и он повернулся к ним, кивнув головой.

- Все готово сэр... Корабль к пуску готов... - пробормотал неуклюже один из них.

Чтобы Испытатель приветствовал кивком головы обслуживающий персонал - это было уже совсем чересчур, социальная стратификация у галлентов, несмотря на всю их демократичность, во многом строже чем у амарров. Ничего. Пятью шокированными служащими больше, пятью меньше - роли не играет, зато он удачно скрыл от них заляпанный в крови левый рукав костюма. Только бы добраться до капсулы, а там его уже не остановят. Даже если найдут тело настоящего Испытателя, поднять тревогу и отключить системы пуска они уже не смогут - полторы минуты назад главный компьютер переписал все управляющие программы Полигона. Единственное, что Серенис оставил во власти диспетчеров - это системы жизнеобеспечения. Сейчас он уже жалел об этом. Если они сумеют найти тело, и найдется кто-то слишком умный кто сумеет осознать угрозу - они смогут выкачать весь воздух из отсеков, или просто пустить усыпляющий газ. Биоскаф это не космический скафандр, он не изолирует от внешней среды. Шансы на подобное развитие ситуации были почти нулевыми, но Серенис ускорил шаг. Нервы. Нервы. Надо успокоится, а то начнешь делать ошибки. Серенис проделал несколько дыхательных упражнений, остужая лихорадочно скачущие мысли. Однако скорость ходьбы так и не сбавил.

Спустя минуту бесконечные бело-голубые коридоры Центра Управления закончились, и начались не менее бесконечные серо-металлические проходы Ангаров. Пятый, шестой, седьмой... Сворачиваем налево, проходим еще метров сто и за двумя переборками будут главные врата. Серенис вспомнил, сколько ночей он провел, изучая планы коммуникаций, представляя, как он будет шагать по ним в этот день. И вот день настал. И что же? Он слишком взволнован и напряжен чтобы осознать величие момента. Нервы. Нервы. Надо успокоиться, а то начнешь делать ошибки. А их делать нельзя - начинается самое важное. Он на месте.

Консоль приняла его карту, и герметичная дверь слабо пшыкнула, отодвигаясь в сторону. Серенис хотел было потереть ухо, чтобы избавится от неприятного ощущения в барабанных перепонках, но его рука стукнулась об шлем. Черт. Вот они, ошибки. Перепад давления был мизерным, настоящий Испытатель даже не обратил бы внимания, но изнеженный организм кабинетной крысы не был к нему готов. Ну и пытаться почесать ухо с надетым шлемом - это вообще идиотизм. Тем более на виду у двух охранников, стоявших по обе стороны от врат Ангара. В Серенисе что-то переломилось, и он почувствовал безразличие вообще ко всему происходящему. Заметут - и ладно. Наплевать. Он подошел к охранникам и приложил карту к консоли. Голубой индикатор сменился на красный и дверь начала открываться. Серенис украдкой глянул на стража, который стоял справа от него - тот спокойно стоял, созерцая пустоту впереди себя. Глядеть на второго охранника Серенис побоялся. Дверь открылась достаточно широко. Вперед.

Размеры Ангара не поражали воображение. Это было относительно невысокое помещение, метров десяти в высоту. Обычно экипаж поднимается прямо на борт корабля - вот это действительно величественное зрелище... Колонны, уходящие на километры вверх и вниз, и гигантская туша корабля, парящая в воздухе над стыковочным узлом. Для большинства это ежедневная действительность, но для Серениса это осталось в прошлом. А его настоящее было перед ним - скромное помещение, опутанное проводами и трубами, ступени ведущие к помосту, и красно-желтый зев открытого люка капсулы на нем. Там уже суетились техники. Здесь не должно быть проблем. К капсуле не допускался обслуживающий персонал низших рангов - все кто был у капсулы, имели должности не ниже первого ранга, что означало допуск в зону управления полетом. Он знал этот тип людей: для них он всего лишь кусок управляющей системы, который надо поскорее запихнуть внутрь, подключить и запустить в космос - чтобы начать, наконец, получать данные. Раньше он работал с этими людьми, знал в лицо и по именам всех до единого. Вот доктор Стейнвиц, начальник Полигона. Мешковатый скафандр техника кофейного цвета выглядит на нем смешно. За шлемом не видно глаз, но наверняка витает где-то в облаках, подсчитывая допустимые мощности для ментального усилителя. О... Надо же. Взял меня за руку. Да еще и подпихивает. Можно побиться об заклад, что он делает это неосознанно, просто для него погрузка Испытателя в капсулу - это полчаса бесполезно потраченного времени, и он спешит вернутся к себе в лабораторию. Ему даже данные полета неинтересны. Чистая теория, над которой он работает, не нуждается в таких низменных вещах как факты. Успокойтесь, доктор, я уже залажу... Через минуту вы будете свободны.

- Все в порядке? Заливаем?

А это кто? Неужели Лас? Надо же, а ведь совсем недавно только начал работать в расчетном отделе. А теперь уже программист первого уровня. Такими темпами может скоро занять мое место... Заливай, Лас, заливай... Серенис кивнул головой, и почувствовал некоторую грусть: он больше не глава программистов. После этой выходки хорошо будет, если его не посадят в одиночную камеру на весь остаток жизни. Впрочем, даже на это надеяться смешно, разве что если данные эксперимента окажутся очень удачными. Неужели он сомневается? Они ДОЛЖНЫ быть удачными. Он рассчитал все точно. Все точно. Да.

Вязкая маслянистая жидкость потекла по стенкам капсулы. Лас проверил последнее подключение, еще раз спросил все ли в порядке, и, получив еще один утвердительный кивок, закрыл люк. Темнота. Только слышно как журчит жидкость, заполняя все малейшие щели. Вот, наконец, она добралась до ног, плавно обжала ступни и уверенно взбирается дальше. Как будто тонешь в трясине. Ничего. Спокойно. Ничего страшного... Серенис глубоко вздохнул, и воздух послушно прошелся по трубкам до легких и обратно. Жидкость добралась до его головы и все звуки сразу же исчезли. И только удары сердца продолжали вязко бултыхаться в темноте.

2. - Как меня слышно? - раздался в голове Серениса немного приглушенный голос диспетчера. - Начинаем испытания номер 86, уровень ментального резонанса 15 десятых.

Серенис благоразумно не стал пытаться ответить голосом, и просто подумал:

- Слышу вас хорошо. Уровень ментального резонанса пятнадцать.
- Ээээ... Пятнадцать десятых, - уточнил диспетчер.
- Пятнадцать целых ноль десятых, - поправил его Серенис.
- Не понимаю вас.
- Испытание номер 86 будет проведено с уровнем ментального резонанса в 15 единиц, что тут непонятного?

Последовала пауза. Черт, как болит голова. Серенис криво усмехнулся, представив как диспетчер докладывает Стейнвицу что Испытатель говорит странные вещи. Сейчас на связь должен выйти либо штатный психолог, либо сам Стейнвиц.

- Адар? Что происходит? Что вы делаете? – раздался старый и немного сиплый голос Стейнвица. - Что за ерунда про 15 единиц?
- Это не Адар. Это Серенис. Адар лежит с пробитой головой в туалете А-13. Кстати, проведайте его. А сейчас я собираюсь провести испытание капсулы на себе. По моим данным. Уровень ментального резонанса я поставил на 15.
- Да вы самоубийца. Вы просто сожжете себе мозг.
- Нет, не сожгу. Поглядите на уровень напряжения эн-матрицы. Также я уменьшил плотность ментального потока. Нейроактивные манипуляторы матрицы примут на себя большую часть нагрузки.
- Это еще не доказано!
- Так вы решите - я самоубийца или просто делаю то, что не доказано?
- То, что вы делаете бесполезно.
- Да то, что я делаю, даст вам данных больше, чем вы наберете за пять лет работы! - взорвался Серенис. – Вы сами бесполезнее всех! Вы хотите и дальше проводить эксперименты на животных? Или собирать крохи, устанавливая значения на порядки ниже номинала? Да мы последние, кто еще не получил результатов от внедрения капсульных технологий!

Голова болела невыносимо. Капсула уже синхронизировалась с его мозгом, и он чувствовал, как в нем просыпаются новые ощущения – тяжесть брони, потоки энергии от ядра, мрачную силу заряженных рейлганов.

- То, что вы делаете – бесполезно. Мы давно могли провести испытания на полную мощность, но столкнулись с рядом побочных эффектов. Это было еще до вас.
- Ерунда. Главное чтобы заработало, а там уже разберемся с эффектами. Я уже чувствую это. Чувствую корабль. Откройте врата!
- Нет. Полет прекращен. Возвращайтесь.
- Откройте врата немедленно! Или я разнесу их!
- Ваши орудия не заряжены.

Серенис мог бы рассмеяться, но не сумел сделать это мысленно, поэтому просто сказал:

- Ты забываешь, что мы на военной базе, старик. И что снаряжение корабля осуществляется автоматически – при помощи программ которые написал я. Все семь рейлганов заряжены лучшей антиматерий что я нашел на местных складах. Откройте врата.
- Нет, возвращайтесь.

Голова, казалось, раскалывалась на части. Этот тупой старикашка не хотел выпускать его. Они хотят дальше мариновать его в этой консервной банке. Они наверняка уже вызвали патрули, и сейчас готовят ему веселую встречу… Они… Они… Голова болела так, что боль буквально материализовалась в виде завесы из тысяч красных переплетенных нитей. А затем завеса вдруг обрушилась, и все нити впились в его мозг и начали пожирать его изнутри. Боль. Оглушающий звук. Ослепительный свет. Красная завеса…

3. Сознание возвращалось долго. Нельзя было сказать, сколько прошло времени, и что из пробуждения было сном, а что – явью. Серенис плавал в воздухе, вымазанный в биожидкости, перед открытым люком капсулы. Голова все еще болела, но теперь уже гораздо меньше. Он плохо помнил, что произошло, лишь под самый конец, когда у него случился проблеск сознания, он смог остановить огонь по эвакуирующемуся транспорту и включить варп-двигатель. Интересно, спаслись те люди или нет? Память услужливо подсунула ему картинку удаляющегося пассажирского лайнера с разорванным бортом, в котором сканеры определяли тысячи единиц биомассы. Похоже нет… В любом случае он точно помнил, ЧТО осталось от Полигона – так что даже если транспорты и не выжили, общей картины это не изменит. Серенис хихикнул. Ничего. Это нервы. 15-минутный барьер для консервации боевых систем закончился, так что можно спокойно закрыть заслонки варп-двигателя и отключить все электронные системы корабля. Восемь планет... Пять отслеживаемых навигационными центрами астероидных скопления, и еще два ледяных поля. Теперь его корабль – просто еще один кусок мертвого железа, парящий в космосе. Ищите, если можете. А он пока поспит. В коридорах корабля тускло тлели светлячки аварийного освещения. Интересно, отменят ради него мораторий на смертную казнь или нет? Серенис снова хихикнул, и отправился искать план корабля, чтобы найти ближайшую жилую каюту. Ему надо поспать и многое обдумать. Многое обдумать. Да…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#19
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
19. Саботаж.

- Все факты говорят об этом, господин адмирал. – Кносс захлопнул папку с грифом «Совершенно секретно» и небрежно бросил ее на стол перед пухлым человеком, в военном кителе, сидевшим по другую сторону стола. Адмирал проводил ее взглядом, вытер пот со лба платком, и медленно встал со стула. Он был мрачен как никогда. Рассеянно побарабанив пальцами по столешнице, он сделал несколько шагов в сторону панорамного иллюминатора и остановился, глядя на бесконечные россыпи звезд.

- Господин Первый Советник Кносс, - сказал он после небольшой паузы, - факты изложенные вами не могут не вызывать беспокойства. Конечно, и ранее в нашем ведомстве имелись прецеденты измены в пользу других держав, постоянно приходится быть начеку, и вы знаете, что мы не сидим сложа руки, когда дело касается охраны государственных секретов. Но появление, да что там, активная деятельность агентов на проекте м-65! Это уже слишком.

- И тем не менее это так. Первая капсула не могла взорваться, если бы все три предохранителя не были бы выведены из строя. Эксперты Джовиан подтвердили это, и у нас нет оснований не доверять им. Следовательно, это было сделано намеренно. В материалах вы найдете результаты экспертизы. Второй случай...

- Разве не было установлено, - перебил его адмирал, - что остановка сердечной деятельности пилота была вызвана редким генетическим дефектом?

- Возможно господин адмирал, но при сердечных приступах у людей не стирается полностью память. Наши эксперты провели процедуру посмертного нейросканирования, - его мозг был чист как новый голокристалл. Ни бита информации, кроме того, имелись подозрительные повреждения нейронных связей...

- Возможно это реакция на джовианскую аппаратуру?

- Исключено. Вы знаете, что мы проводили тесты сигналов на животных - из 300 случаев ни одного похожего повреждения.

- Хм... Ну а как вы объясните нашу третью неудачу? Как вообще кому-то удалось незаметно проникнуть в систему управления двигателями, если мы ведем мониторинг изменений 24 часа в сутки? Вы знаете, что у нас нет дилетантов, господин Кносс. Да, правительство торопит нас, да, я допускаю возможность неудач, вы знаете, что это абсолютно новая для нас технология и ни одно серьезное дело никогда не проходило гладко, но…

- Я и не говорю, что ваши люди дилетанты, напротив, среди них есть настоящие профессионалы своего дела, ну а тот, кто все это устроил вообще уникальная личность.

Адмирал Лакруа развернулся к советнику, брови его слегка поднялись, скорее из уважения к собеседнику, нежели из удивления, и так были догадки, что это был кто-то из его людей, некто подобравшийся слишком близко... Советники первого департамента собственной безопасности не ошибались никогда, собственно адмирал все понял, как только ему доложили о прибытии на исследовательскую станцию людей с чрезвычайными полномочиями. Досадно конечно, но втайне он надеялся, что это положит конец полосе неудач, преследовавших их с начала испытаний. Тем более что люди из правительства требуют скорейшего успешного завершения тестов.

Абсолютно новая технология, корабль – как продолжение тела пилота, маневренность, простота принятия решений, скорость исполнения команд, снижение затрат на содержание корабельной команды... Десятки лет обучения, стоили немало для казны федерации, так что этот подарок Джовиан был как нельзя кстати. К тому же Джовиане не делали секрета из того, что эта технология досталась и остальным державам. Началась тайная гонка, быстрое внедрение технологии сулило многократное возрастание боевой мощи флота, и адмирал знал, что они не имеют права отстать, иначе существование мира Федерации Галленте окажется под большим вопросом. Последняя война… не должна повториться.

- Вам известно имя? – спросил он советника.
- Имена. У вас тут работает целая команда господин Адмирал. Могу сказать, что возглавляет ее начальник 2ой исследовательской группы капитан Луи Ксавье.
- Луи, преданный пес федерации, - и бровью не повел адмирал, - с чего бы ему затевать это грязное дело? Деньги? Да ему не на что их тратить – флот и так поставляет ему все что нужно, не смешите меня, Луи испытывал десятки кораблей, он герой, понимаете?
Кносс улыбнулся и тоже встал из – за стола, потянулся как ленивый старый кот и неспешно подошел к адмиралу.
- У нас есть неопровержимые улики. - Он достал из кармана пиджака голографию и протянул ее Лакруа. Тот принялся рассматривать изображение курносой девочки лет десяти, весело машущей рукой с карточки. Затем он отложил изображение в сторону и вопросительно посмотрел на советника.
- Есть кое-что такое, в чем он нуждается больше всего на свете, но федерация не может дать этого ему, господин адмирал. – сказал Кносс. – Его дочь больна вирусом Кахи-Тармуша и уже полгода находится в клинике на Галленте Прайм. Вы знали об этом?
- Это конечно очень печальная новость, мне не было это известно, но какое...
- Самое прямое, - перебил его Кносс, - это имеет самое прямое отношение к происходящему.

Он торопливо взглянул на часы, и продолжил:

- Видите ли, нашим медикам неизвестна вакцина от этой заразы. Девочка умрет в течение максимум полугода, если не оказать ей помощь. Врачи делают все возможное, но у них нет вакцины. По нашим данным только военные лаборатории Калдари владеют необходимым препаратом, и вряд ли они захотят делиться с нами этим чудом. И конечно мы уверены в связях капитана с агентами Калдари, за ним было установлено наблюдение и за последний месяц он 8 раз выходил на связь с неустановленными лицами по криптоканалу связи, к сожалению нам не удалось расшифровать текст беседы, но я уверен , что это будет сделано в ближайшее время.

- Вы принесли очень печальные новости, советник Кносс. Очень печальные... Ваши полномочия неоспоримы, на время расследования я вынужден вам подчиняться. Но я хотел бы знать, что вы намерены предпринять?

Кносс вместо ответа улыбнулся такой улыбкой, что Лакруа не решился переспрашивать.

***

- Луи Ксавье!

«Ааа? Что это за звуки?»

- Капитан Луи Ксавье!

«Пожалуй, не стоит просыпаться, я так устал за последний месяц».

Внезапная вспышка света и потоки холодной воды заставили его открыть глаза. Луи попытался вскочить, но обнаружил, что крепко привязан к стулу, на котором сидел. И тут он вспомнил свой арест и последующий допрос... Голова кружилась, он никак не мог сфокусировать зрение, что было обычным после сканирования памяти. «Все пропало, - подумал он. Франциск, Мартин, их наверняка схватили. Теперь Клер никогда не получит лекарства, меня казнят, а она умрет».

- Он очнулся, - донесся голос, откуда-то сверху.

Луи торопливо осмотрелся, щурясь от яркого света. Он сидел пристегнутый ремнями к стулу, в абсолютно пустом помещении с серыми стенами, сверху в него били мощные лучи прожекторов. Вокруг него летало несколько дронов ретрансляторов и из них, доносились голоса экзекуторов. При каждом их слове, в голове словно стучал кузнечный молот, сильно болела голова.

- Капитан Ксавье, судом военного трибунала вы приговорены к высшей мере наказания, за содеянные вами преступления против Федерации Галленте. Вы поставили под угрозу мир и существование миллиардов ваших сограждан. Однако, учитывая ваши предыдущие заслуги, вам дается шанс искупить свою вину. Вам предстоит испытать на себе технологию Джовиан, внедрению которой вы так настойчиво препятствовали. В случае успеха, вам будет дарована свобода, но вы будете лишены воинского звания, возможности нести службу, а также всех привилегий... От вас требуется только устное согласие.

«Мне нечего терять. » - подумал Луи, «Так у меня будет шанс увидеться с Клер еще раз, правда очень маленький шанс».

- Я согласен, - тихо сказал он.
-Вам будет предоставлена возможность испытать корабль класса фрегат, имейте в виду, что прыжковые двигатели удалены, и в любой момент мы можем перехватить управление, так что без глупостей. Вам все ясно?

Луи кивнул.

- Замечательно. Поскольку ваши медицинские показатели в норме, ваш вылет сегодня, скоро вас сопроводят. Да, и еще – возможно, у нас есть вакцина, так что мы ждем от вас только превосходных результатов. Вы все поняли? Очень хорошо.

***

- Результаты испытаний потрясающие, невероятные! Поражены 95% учебных целей, вы видели, какая маневренность? Вы понимаете, что это значит для федерации?

Адмирал возбужденно вышагивал по кабинету. Кносс, безучастно наблюдал за его восторгами, ожидая приглашения на шаттл, впереди была еще одна нелегкая поездка в систему Йель. Чертовы сепаратисты…

Адмирал остановился, энтузиазм его улетучился и он скорбно вглянул на советника.

- Но, какая ужасная смерть, господин Кносс. Какая ужасная смерть.
- Он был очень хитер, однако его хитрость обернулась против него, господин адмирал.
- Признаюсь, Советник Кносс, сначала я думал, что это ваших ребят рук дело.
- О нет, господин адмирал, нам это совершенно ни к чему. Мы и сами поняли, в чем дело только когда извлекли тело и осмотрели капсулу. Капитан намеревался устроить эту ловушку другому испытателю, но угодил в нее сам. Признаюсь, он был очень изобретательный малый. Так лихо перенастроить схемы. Мы даже не думали, что гидростатическое желе можно разогреть до таких температур…

- Как вы думаете, почему он не отказался? Вам не кажется это странным?

Кносс пожал плечами.

- Я не знаю, возможно, он стер себе память об этом событии намеренно, нейросканирование не выдало нам никакой связной информации об этом. Скорее всего, он заподозрил слежку и решил избавиться от компрометирующих воспоминаний. В любом случае он наказал себя сам.
Запищал коммутатор, оповещая о прибытии правительственного шаттла. Кносс, встал с кресла, переложил свой кожаный портфель в другую руку, и коротко кивнул адмиралу напоследок, намереваясь покинуть кабинет.

- Первый Советник Кносс! Подождите, я хотел спросить вас… а черт. – Лакруа неожиданно для себя замялся, как кадет перед экзаменатором. Советник нетерпеливо смотрел на него вполоборота из дверного проема, за ним с другой стороны были видны вытянувшиеся по струнке гвардейцы.

- Вы распорядитесь перевести девочку в военный госпиталь на Пти-Дебюсси? По-моему, ее отец заслужил для нее жизнь.
- Я солгал ему. Вакцины не существует. Впрочем, у Калдари ее тоже нет, как выяснилось…недавно. Всего доброго, адмирал Лакруа, советую вам уделять больше внимания личным делам сотрудников.
Дверь за ним мягко затворилась.

***

Через три месяца флот федерации пополнился новыми кораблями, управляемыми хорошо обученными пилотами – капсулирами. Равновесие сил было восстановлено, угроза технического отставания была отведена. Но Хрупкий Мир Нового Эдема ждали новые испытания и потрясения.

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 11 May 2009 - 12:33

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#20
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
20. Чужой путь.

Я проклят. Все мы прокляты... Прокляты точно также как эти заплесневелые чудовища, давно забывшие о том, что когда-то они тоже были людьми. И мы забудем. Уже начали забывать. Эти твари не хотели умирать в одиночку и решили прихватить нас с собой. С тех пор как появились капсулы, у каждого богатого идиота с подходящим типом нейро-отклика появилась возможность променять человеческую сущность на право бессмертия и нечеловеческой власти. Да... Именно нечеловеческой. Власть стать стальной машиной, которая может в одиночку сокрушить флот. Власть парить в космосе, чувствуя как лучи солнца греют твою обшивку, как искрится наэлектризованная космическая пыль на сенсорах твоих антенн. Чувствуя, как твои шестнадцать рук - шестнадцать дальнобойных гаубиц - медленно поворачиваются в своих суставах, ища, в чье бы горло вцепится... Раньше это могло показаться нонсенсом - когда человеку выдают бесплатный боевой фригат. Может быть, фракции думают что капсулир, разбогатев и обретя силу, останется лояльным им? Наивные. У капсулиров нет дома, также как нет и родины. Он подумал над последней мыслью и усмехнулся - вот так, походя, назвать все четыре фракции "наивными" мог только капсулир, для которого не существует никакого мнения кроме его собственного. Нет, наверняка они понимают что делают... Новая эпоха освоения космоса. Новые горизонты познания. Новое слово военных технологий... Он вспомнил тот ажиотаж, когда появились первые капсулы. Минматары овладели ей сразу после Калдари - без каких либо инцидентов, что удивительно. Если бы Алайский инцидент случился чуть позже, бог его знает - согласился бы он участвовать тогда в испытаниях или нет. Сколько там погибло? Кажется, больше 18 тысяч. Но даже это никого не остановило. Эти твари запустили маховик, который человечество оказалось не в силах остановить. Он помнил, как все начиналось...

"Ты нужен своему племени, сынок" - так сказал Старейшина, когда отправлял его на курсы подготовки. Дни тренировок, тестов, экзаменов - казалось, что он снова очутился в школе. Только вот подраться было не с кем. Если в школе он был лучшим, то тут, на фоне гориллоподобных бруторов с IQ больше чем у преподавателей в университете, или высоких себестиоров с этими чудовищными шипами - хотелось встать по стойке смирно и начать орать что-то очень патриотическое. А затем начались полеты. Это был шок - как будто ты рождался заново. Большую часть пилотов после полетов скручивало от боли и выворачивало наизнанку. Но как только мы очухивались, снова лезли в эти капсулы, зная, что после того как вылезем, снова наступит "похмелье". Да, очень точное определение - похмелье после бурного веселья, расплата за необузданность желаний. И первые звоночки были уже тогда... Когда одним из учителей на курсах стал калдарец. Раньше он воспринимал всех калдарцев как серых недочеловеков, которые ходили строем и продавали себя в добровольное рабство. Но учитель Ан оказался приятным старичком, с умными и хитрыми глазами, которыми он любил пристально рассматривать всех (особенно девочек-верокиорок, работавших лаборантами) под надежным прикрытием длинных седых бровей. А затем его вызвал капитан ВКС, и предложил поучаствовать в последней серии испытаний. Наиболее хорошо адаптировавшихся капсулиров собирались послать на выполнение боевых заданий, чтобы посмотреть на их мощь в реальных условиях. Тогда он ответил "Есть" и ушел. Так все и началось.

***

Легкий фригат класса Рифтер, одна из последних и самых удачных разработок МВКС на тот момент, летел по враждебной территории. Впрочем, какие они враждебные? Вереница пустых систем. Да тут можно даже транспорты без опаски таскать, а фригат с капсулой, кажется, здесь вообще бессмертен. Все пираты где-то глубоко в космосе, занимаются своими делами. Даже если и встретятся - справиться с ним будет трудновато, а поймать так и вовсе невозможно. Еще семь прыжков до места назначения. Захолустная система на границе обжитых территорий. Ни станций, ни центриганов - встреча с агентом была назначена в космосе. Еще пять врат. Четыре... Ого! А это кто? Во время прыжка сканер засек объект, быстро сузив луч и в прыжке просканив путь впереди себя он понял - корабль находится прямо перед ним, вероятно на тех вратах возле которых он выйдет из гиперпрыжка. Панишер - амаррский фригат! Что делает амарский фриг в этом секторе космоса? Местные пираты точно такими не пользуются.

Корабль действительно был возле врат. Его скромная фигурка терялась на фоне фундаментального нагромождения ажурных конструкций. Пират? Турист? Шпион? Диверсант? В любом случае, на запрос идентификации ответа не получено, так что это точно не дружественный корабль. Лок цели, залп... Ого! Панишер сорвался с места, и залп пушек прошел мимо. Второй залп тоже не достиг успеха - цель вышла за пределы зоны поражения. Какой резвый... Включив форсаж, Рифтер устремился было в погоню, но залп лазеров поумерил его пыл. Два фригата, форсируя двигатели и сжигая энергию, носились по орбитам, пытаясь достать врага на пределе дальности своих орудий. А команда этого корабля очень неплоха... Как они могут так быстро реагировать на изменения ситуации? Неужели перед ним вражеский капсулир? После еще нескольких неудачных заходов, фригаты бросились в ближний бой... Лучи лазеров линовали вдоль и поперек окружающий космос и близстоящие врата, пулеметы с не меньшим усердием дырявили все вокруг, в меру своих возможностей. Потом вспышки погасли, и два фригата выключили свои ускорители. Ядра варп-двигателей, постоянно связанные с подпространством, гасили инерцию дрейфовавших кораблей, и наконец те остановились.

Пробитый маршевый двигатель, казалось, ныл тупой пульсирующей болью где-то в районе лодыжки. Опустошенные пулеметы все еще двигались, отслеживая цель, хотя в этом уже не было необходимости - Рифтер истратил весь боезапас, а Панишер, похоже, либо сжег свои пушки, либо у него была серьезно повреждена бортовая энергосеть. Два фригата висели рядом, и казалось, что оба пилота меряют друг друга злобными взглядами. Первым не выдержал минматарец.

- Эй, ты... Чурка золоченная... Как тебя зовут-то хоть?
- Вообще я не привык отчитываться перед рабами... Но если тебе интересно, зовут меня Язер.
- Хехехе... А меня Деккер. Что, пушки-то пожег?
- Был бы у меня Арбитратор с запасом дронов... Я тебя на этих вратах бы растянул, чтобы просушился и научился уважать хозяев.
- Была бы у меня Руптура, я бы тебе твоих дронов затолкал бы в...

Через полчаса, когда оба пилота уже добрались до самых новейших разработок отечественных космопромов (Деккер обещался покарать врага при помощи секретного на то время Маельстрома, а Язер утверждал что если это корыто действительно такое как он ему рассказывает, то ему хватит и обычного Армагеддона), оба вдруг прекратили спорить и расхохотались.

- Ну и что делать дальше собираешься, Язер? Варп-двигатель-то работает?
- За меня не беспокойся. Починюсь. Ты лучше вон бок свой заштопай, а то так перекосило что даже разогнаться для отварпа не сможешь.
- Да за мной прилетят скоро... А до твоих друзей как я понимаю далековато? Или нет?
- До моих... Да, далековато. Да и в любом случае, учитывая, что они за мной охотятся, лучше мне быть от них подальше.
- О как. Зачем же с друзьями ссорился? С друзьями дружить надо!
- Я не ссорился. Просто они хотели меня убить, а меня это не устраивало. Вот и сбежал.
- Занятные у тебя друзья, Язер.
- Занятные, Деккер.
- Кстати, как я понял, ты капсулир? Вот уж не думал, что вы уже освоили технологию.
- Технологию... Технологию мы освоили уже давно. Сразу после того как ее получило государство Калдари.
- Почему же не применяете? То есть, почему пока еще об этом ничего не известно? И Калдари, и мы - заявили об этом сразу после успешных опытов.
- Потому что успешный опыт - понятие относительное. Вероятно, наше духовенство не устраивают полученные результаты и они держат все под замком.
- А тебя, как я понимаю, результаты устраивают?
- Меня устраивают. Да и всех капсулиров кто испробовал технологию тоже. Однако все кто побывали в капсуле и управляли кораблем - проходят специальные тесты. И если тесты проваливаешь, тебя приносят в жертву. Во имя бога. Ну и во имя Императора за одним.
- Что за тесты?
- Точно не знаю. Могу лишь догадываться, ибо меня предупредил мой друг, и я сбежал раньше, чем прошел его. Вероятно - тест на Веру. Каждый пилот Имперского Флота должен иметь непоколебимую Веру. Оказавшись в капсуле, я понял, что теряю ее... Ты, наверное, должен меня понимать... Чувство, свободы. Чувство власти над собой и всем миром. Будто сам становишься богом, и не принадлежишь уже ни своему народу, ни даже всему человечеству...

Деккер не отвечал, занятый своими мыслями. Чувство, будто сам становишься богом, и перестаешь принадлежать человечеству. Да, он знал его. Знал слишком хорошо.

***

Прошло шесть лет. Капсулы теперь стали комфортными мирками, в которых можно жить - без преувеличения - вечно. Многие так и живут, изредка наведываясь на станции для дозаправки, не покидая корабль даже на эти недолгие минуты. Мир бешеными темпами несется вперед - появляются корабли, о которых раньше даже и не думали. Со временем способность воспринимать новое притупляется. Когда капсулиров сделали бессмертными, Деккер даже не удивился. Ну, теперь можно не бояться умереть. Неплохо. Что сказал Старейшина, когда он заявил о своем уходе из племени?

"Ты потерял себя среди звезд". Это верно. Он потерял себя среди звезд - свой род, свое предназначение. Даже свою человечность. Деккер попытался представить, как он сейчас выглядит. Лысое покрытое слизью существо плавающее в капсуле. Конечно, он еще выходит на станциях и часто посиживает в баре, но это происходит все реже и реже. Он утратил связь с теми, кто послал его к звездам. А что он обрел? Свободу? Богатство? Власть? Деккер побывал в самых жарких сражениях, завоевывал нулевые сектора, создавал и разрушал корпорации... В итоге вернулся обратно в империю. Даже работал на агентов. Что он обрел? Он обрел проклятие, и потерял весь мир. Потерял возможность удивляться, потерял интерес к чему-то стремится. А ведь сколько надежд было в тот момент, когда он впервые залез в капсулу. Он помнил, как все начиналось - ослепительный свет, и еще, кажется, голос... Что он ему говорил? Он не помнил. Эти твари... Старые зплесневелые твари... Они прокляли нас. Они просто не хотели умирать в одиночку...

***

Ослепительный свет пронизывал все существо Деккера. Все его чувства как будто умерли - и родились заново, но совсем иные - новые и непривычные. И голос - мягкий, уставший и бесконечно мудрый голос, который баюкал его душу и успокаивал:

- Это не проклятье. Это лишь путь, который не смогли пройти мы, и который предстоит продолжить вам. Человечество - это колыбель разума. Но нельзя вечно жить в колыбели. И не надо бояться разлук, ведь все сущее живет вечно и уходит в глубины космоса вслед за светом звезд. И настанет день, когда вы найдете все то, что вы потеряли. Все, что потеряли мы. И те, кто был до нас. В добрый путь...
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.




0 посетителей читают тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users