Перейти к содержимому

Donate
На хостинг
ISK за переводы
до 75kk за 1000зн.
Хроники EVE
Сборник
Новичкам
Полезная информация
Фотография

Eve-Лит-ru: рассказы


  • Закрытая тема Тема закрыта
15 ответов в теме

#1
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Маневр уклонения.


А он еще кричал - "Держись!"
А они еще живы были...
И земля взорвалась огнем
Когда в воду они уходили

(С) Голубые береты, Экипажу 561


Транспортный корабль, натужно завывая маршевыми двигателями, пытался покинуть гравитационный колодец планеты. Корпус мелко вибрировал, свет то и дело моргал, заставляя людей, жмущихся друг к другу в холодном отсеке грузового трюма, вздрагивать от страха за свою жизнь, страха перед безбрежной пустотой, от которой их отделяла лишь изношенная обшивка старого транспортника.

Война не оставила этим людям ничего. Ничего, кроме постоянного ужаса и пакета с личными документами. Для нормальной эвакуации Калдари Прайм, их былой родины, не хватало ресурсов – все более-менее исправные боевые корабли патрулировали «Дорогу жизни» - разгонный коридор от планеты до звездных ворот системы Люминари, системы, которая отныне не принадлежала им...

Звездные корабли и их пилоты работали в четыре смены. Люди падали от усталости за пультами управления, двигатели взрывались от перегрева, ремонтники засыпали прямо в скафандрах, но у них не было другого выбора – боевая армада Федерации Галленте могла ударить с минуты на минуту, блокируя пути отступления для отстающих. Сейчас их сдерживали всего две вещи – тупая бюрократическая машина Федерации, полная трусов и перестраховщиков, и отчаянные рейды боевой группы адмирала Товил-Тоба, вторую неделю изводящей своими безумными, самоубийственными атаками наступающий флот. Поэтому все транспорты, покидающие систему, шли с чудовищным перегрузом, пилоты сжигали себя и машины, пытаясь вывезти как можно больше гражданских. Орбитальные бомбардировки Калдари Прайм еще слишком ярко стояли в их памяти...

В кабине транспорта царила тишина. Вместо пятерки штатного экипажа за пультами находились лишь двое молодых калдари – Акиро Товил-Тоба, сын знаменитого генерала, так и не успевший поступить в летную академию на Калдари Прайм, исполнял обязанности командира экипажа и старшего пилота. Его невольный боевой товарищ – Кирио Юни, сидел за креслом штурмана, прокладывая разгонный курс и одновременно пытаясь следить за показаниями сканеров окружающего пространства. Оба парня едва успели закончить последний курс общеобразовательной школы, оба готовились к карьере космических пилотов, но случилась война...

До выхода на устойчивую скорость убегания оставалось совсем немного, как вдруг в полумраке кабины тревожно запульсировал датчик гравиметрического сканера. Кирио встряхнул головой, тяжелой от многочасовой бессонницы, переводя внимание на показания прибора. Еще пара секунд потребовалась для их считывания осмысления:

- Черт... Акиро, левый борт, верхняя полусфера, вижу парную сигнатуру! Крейсеры, предположительно класс Вексор, идут по вектору сближения. Как они тут оказались?!

- Уже неважно... - пальцы молодого Товил-Тоба стремительно выбивали на пульте какую-то комбинацию, взревели маневровые двигатели, пол покачнулся под ногами, несмотря на гравитационные компенсаторы:

- Кири, сигнал «СОС» по всем каналам, я попытаюсь перейти на сверхсвет...

Штурман кивнул, стараясь не смотреть на командира, Юни знал, что выход на сверхсветовую скорость на их корабле возможен лишь после точного наведения на цель и длительного разгона. К тому же гравитационное поле планеты создавало чудовищные помехи для старого варп-привода... Короче – у них просто не было шанса, вся надежда была лишь на патрульные истребители.

- Патруль, я «Барсук-12», Патруль, я двенадцатый, атакован двумя Вексорами по координатам... - Юни скороговоркой повторял одну и ту же фразу, получая в ответ лишь шипящую тишину помех.

Крейсера противника уже давно заметили лакомую цель, и теперь шли на сближение со скоростью, в разы превышающей скудные возможности транспорта. Дистанция неумолимо сокращалась, штурман невольно напрягся, в любой момент ожидая залпа рельсовых орудий галлентов. Но внезапно звезды в обзорном экране резко рванули в сторону, перегрузка вжала в кресло.

- Акиро, что ты делаешь? - Кирио почти услышал крики ужаса людей, швыряемых в трюме как безвольные кегли...

- Нам не выйти на разгон, попробуем использовать гравитационный нырок...

- Ты с ума спятил?! Нырок на ЭТОМ?

Через полминуты они выйдут на дистанцию удара, а у нас даже щит неисправен, есть другие варианты? - Акиро злобно сжал зубы, глядя напарнику в глаза

- Я лучше сгорю в атмосфере и сожгу корабль, чем позволю этим тварям расстрелять нас, как мишени!

Штурман молча опустил голову, соглашаясь с решением командира. Гравитационный нырок – сложный маневр, при котором корабль проходит по крутой параболе буквально по верхним слоям атмосферы, набирая скорость за счет её притяжения, вкупе с собственными двигателями. Но корпус при этом должен выдержать титанические нагрузки, также, впрочем, как и нервы пилота – одна ошибка, и корабль войдет в атмосферу. Тогда – смерть, быстрая и яркая. Кирио был уверен, что их корыто не выдержит даже начала маневра, не говоря уж о устойчивом выходе из него, но выбора действительно не было – корабли галлентов уже взяли их в прицел , хотя стрелять пока не торопились, видимо хотели гарантированно положить цель с залпа, как на учениях...

В этот момент динамики переговорника ожили. Уверенный, четкий голос звенел сталью кадрового военного:

- Барсук 12, это патрульная группа шесть, сигнал принят, идем к вам, парни, продержитесь три минуты! - Юни покачал головой, хотя собеседник и не мог видеть его:

- Патруль шесть, я двенадцатый, Вексоры почти на оптимале, пытаемся уйти атмосферным нырком по координатам... - пилот патруля выслушал штурмана и, помолчав еще несколько секунд, произнес севшим голосом:

- Удачи, парни... Храни вас Космос...

Связь щелкнула, отключаясь. Дальнейшие слова были лишними, обе стороны прекрасно понимали, что у одной их них шансов практически нет. Акиро, прищурившись, выводил машину на самоубийственный курс, Кирио следил за показаниями датчиков. В обзорном экране стремительно вырастала родная планета.

Юни помнил её еще до войны – глубокие синие небеса, невысокие сопки, покрытые изумрудно-зеленой травой, заснеженные пики гор... Сейчас все изменилось – леса выжжены орбитальными бомбардировками, небо стало свинцово-серым от взвеси пепла и перегретого пара, моря обмелели... Лишь у горизонта виднелись огни одного из последних исправных космопортов планеты, откуда ежеминутно стартовали челноки, увозящие беженцев на орбиту, к транспортам. От бессильной ненависти хотелось рвать, грызть проклятых галлентов зубами, но что они могли – старый транспорт против двух, великолепно вооруженных, крейсеров? Только бежать... Бежать, пытаясь спасти сотни людей, находящихся на борту.

Корабль вздрогнул, на контрольном пульте вспыхнули тревожные огни. Акиро процедил сквозь зубы:

- Держись, грань атмосферы, закручиваем траекторию... Еще минуту, дайте минуту, сволочи... - Кирио видел, как галлентские корабли прекратили сближение, видимо пытаясь понять их безумные маневры. А может быть – просто желая понаблюдать, как глупые калдари сами себя сожгут.

- Минуту... Через минуту корабль выйдет на разгонную траекторию, центробежный эффект и сила притяжения планеты сама вышвырнет его за пределы гравитационного колодца. Хотя Кирио был слишком молод для суеверий, в мыслях он просил: «Духи Космоса, пусть они не стреляют... Еще полминутки... Пусть пожалеют зарядов... Пожалуйста...»

Акиро вслух вел отчет:

- Сорок пять... Сорок четыре... Сорок три... Сорок две... Давай, давай, родной, держись... Тридцать восемь... - обшивка транспорта нагревалась, вибрация усиливалась, на пульте контроля повреждений все больше и больше огней приобретали пугающий желтый цвет, кое-где виднелись и красные, но их было мало – корабль выдерживал!

- Тридцать три... Тридцать два... - губы Кирио тронула робкая улыбка, похоже галленты действительно не хотели лупить впустую, а когда они осознают свою ошибку – будет поздно...

- Двадцать восемь... - в эту секунду транспорт тряхнуло так, что штурман едва не потерял сознание, ощутимо приложившись затылком о жесткую спинку кресла. На пульте вспыхнула тревожная гроздь красных огней.

Повреждение левого маршевого двигателя! Потеря тяги тридцать процентов, отклонение от курса пять градусов... - Кирио осекся, дальше можно было не зачитывать. Один из галлентских крейсеров все же выстрелил, разрушив все их надежды на спасение. Плечи штурмана бессильно опустились, но тут в сознание, падающее в черноту паники, ворвался злой голос Акиро:

- Статус грузового отсека! - штурман безразлично взглянул на приборы:

- Разгерметизации нет, температура в пределах допустимой... Да какая уже разница? Они сгорят вме... - сын адмирала прервал его:

- Они не сгорят! Маршевые заглушить, двигатели коррекции – разворот на сто восемьдесят градусов, приготовиться к экстренному отстрелу грузового отсека! По команде включай носовые корректирующие на всю! - штурман не сразу разгадал дикий маневр командира, но его руки автоматически повторяли команды для бортового компьютера.

Транспорт, разогнанный до безумной, для своего класса, скорости, внезапно озарился резкими вспышками маневровых двигателей. Удивленные экипажи галлентских крейсеров наблюдали, как тот крутанулся вокруг себя и, еще до окончания этого бессмысленного маневра, словно разломился надвое. Меньшая, головная часть, полыхнув напоследок тормозными двигателями в сторону планеты, потеряла скорость, углубляясь в смертоносную атмосферу. А другая... Большая часть, в основном состоящая из грузового трюма и маршевых двигателей, получив напоследок импульс ускорения, помчалась дальше, не убегая из гравитационного колодца планеты, но оставаясь на устойчивой орбите...

В этот момент на детекторах галлентов появилась патрульная группа из десятка малых истребителей калдари, и капитаны «Вексоров» решили ретироваться, не рискуя добить грузовой отсек...

Три тысячи сто двадцать восемь человек беженцев с «Барсука-12» были сняты с орбиты службами спасения Калдари и распределены на другие эвакуационные корабли.

Кабина транспортного корабля сгорела в атмосфере через семь минут после расстыковки. Средств спасения экипажа на подобных машинах не было предусмотрено...

Через пять дней, потеряв весь флот поддержки, адмирал Якия Товил-Тоба повел свой флагманский носитель класса «Химера» в атмосферу планеты Галленте Прайм, уничтожив крупный город Федерации. Это событие сделало его бессмертным героем в истории Калдари и вселило панику и ужас в галлентов, позволив полностью завершить эвакуацию Калдари Прайм.

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 14 April 2008 - 18:19

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#2
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Звезда


- Смотри, звезда падает!
- Загадала желание?
- Да, а ты?
- Нет.
- Почему?
- Мне нечего загадывать. У меня есть ты. Разве можно желать большего?
- Нужно! Я тебя люблю.
- И я тебя очень люблю, мы ведь никогда не расстанемся?!
- Никогда… Я должна тебе кое-что сказать…
- Подожди, полюбуйся, как красива твоя планета, в эти часы она особенно хороша.
- Калдари Прайм? Я прописана на ней, но родилась я в космосе, к твоей, - она сделала ударение на слове «твоей», - планете ближе на несколько световых лет.
- Ты считаешь себя галенткой?
- А ты нет?!

Он промолчал. Это был старый ни к чему не ведущий спор. Молча, держась за руки, они прошлись по краю озера к шатлу. Она заглянула в кабину и ее безмятежное лицо стало серьезным.

- Что-то случилось?
- Экстренное сообщение.
- Война! Всем срочно прибыть на военные базы расположенные… - она выключила передатчик.
- Учебная тревога?

Мысли неслись у нее в голове, снежным пронизывающим вихрем, - милый, любимый, нет, это не учебная тревога, это настоящая война. Как сказать тебе это?!

- Полечу, узнаю.

Он поцеловал ее.

- Возвращайся скорее.

Она села в шатл пристегнула ремни, он отошел на безопасное расстояние, двигатели заработали.

- Какое имя ты…
- Что?
- Какое женское имя ты любишь?
- Твое!
- А кроме него?!

Он задумался. Она кричала с надрывом, казалось, она просила его принять самое главное решение в жизни.

- Мишель!

Люк захлопнулся, шатл рванулся с планеты.

* * *

- Как нам испытать новые истребители?
- Мы задействуем твои наработки боевого интеллекта.
- Это хорошо, но нужны пилоты.
- Будут пилоты.
- Это опасно! Мы не можем жертвовать людьми.
- Ничего, у нас есть калдырские военнопленные летчики, мы введем их в транс, а датчики будут снимать показатели, этого будет достаточно.

- До старта один час.

Он обходил красивые легкие машины, делая последние проверки. Лица калдырских летчиков не имели выражения, это были растения, жертва во славу Федерации.

И тут воспоминания волной нахлынули на него, - «разве можно желать большего? Нужно!», - за два года он почти забыл ее прекрасное лицо, запах волос. Руки сами открыли блок управления, он наспех, полный отчаянья, менял микросхемы и переписывал базовые команды. Потом, открыв люк он вколол ей транквилизатор из своего спас-набора.

- Что там?

Холод волной мурашек пробежал по телу.

- Все нормально, страховочный ремень сорвал один из датчиков, я поправлю.
- Хорошо. Старт через пятнадцать минут, лучше тебе поторопиться.

* * *

- Итак, ты не знаешь, почему один из истребителей вышел из-под контроля и улетел в неизвестном направлении?
- Никак нет!

Почему следователи всегда так противно выглядят? Неужели их специально подбирают? Значит, истребитель все же ушел, только бы она осталась жива.

- А у меня есть свидетели, которые утверждают, что вы крутились у того самого корабля.
- Я поправлял датчики.
- Признаваться не хотите? Впрочем, я навел справки, эта девушка-пилот была вашей возлюбленной. Ваши слова уже ничего не значат.
- Я поправлял…
- Да перестаньте вы валять дурака. Если бы не ваши достижения в науке, был бы трибунал и пиф... – следователь выставил вперед указательный палец, - а так, придется отправить вас в ссылку на рудники. Возможно, кому-то будет необходимо поковыряться в вашей сумасшедшей голове.

Его колотило, он почувствовал, как начало содрогаться все тело. Обморок. Маленькая комнатка закрутилась. Он видел все сверху, следователя, оравшего: «Врача», вбегающих людей, пожилого врача, сказавшего: «Инфаркт», врач делает укол, медленно поднимается и начинает орать на следователя, комната наливается серым дымом и постепенно меркнет.

* * *

Тогда он солгал. Тогда, когда упала звезда. Он загадал такое простое и глупое желание: «Жить» и звезда исполнила. Один за другим, за последние двадцать лет, на рудниках умирали его друзья и знакомые. Смерть выбирала лучших. Война шла. Для него война была не там, а здесь. Каждый день, каждый час, каждый вздох… Выдох. Обеденный перерыв. Здесь не было людей, здесь были рабы, которых кормили два раза в день по расписанию и не важно кто ты, галент или калдырь. Галентов, правда, было не так много.

Завыли сирены. Охранники суетились, кухня закрылась, представив заключенных самим себе.
Он подошел к окну. Тюрьму штурмовал отряд специального назначения. Одна фигурка бросилась ему в глаза, по всей вероятности это была девушка. Командир отряда. Отряд молниеносно снял всю охрану и ворвался в здание. Во дворе появился второй отряд, он занял оборону, солдаты развернули тяжелые турели. На этаже послышался шум. Приглушенные крики. Он видел, как заключенные небольшими группами покидали тюрьму. Кто-то легко тронул его за плечо. Он обернулся. Она была точной копией своей матери.

- Отец!
- Мишель?
- Да! Пойдем отсюда.

По его щекам потекли слезы, он обнял девушку.

- Как мать?
- Умерла, пять лет назад, пойдем же!

Он позволил волочь себя по лестнице. Вниз, на волю.

- Как она умерла?
- В бою, одна из первых стычек с дронами.
- Интеллект дронов создал я… какой же я был идиот.
- Это не важно, поторопись, я не хочу потерять тебя!

Он стоял рядом с транспортным кораблем, группа сворачивалась после успешно выполненного задания. Свист истребителя он знал лучше всех, это был его истребитель. Свалить Мишель на землю ему стоило большого труда, стрекотала очередь. Он видел сверху, как вращается транспорт, как Мишель без единой царапины рыдает над его телом. Как его дочь и его тело солдаты заволокли внутрь транспорта. Транспорт улетел. Мир вокруг него медленно кружился.

"Мы ведь никогда не расстанемся?! Никогда…"

Вот он видит звездное небо, падающую звезду. Нет, ни каких желаний, только истеричный крик, голосом полным боли, который он слышал лишь однажды при жизни: "Оте-е-е-ец! Будь проклята эта война!"
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#3
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Ничтожно малая вероятность.


Сообщение из командного центра: «Стерилизация завершена, господин Корпоратив-Адмирал. Гуманоидный показатель полностью нулевой. Вероятность погрешности – ничтожно мала».
Хлопнуло шампанское.

- За Каладри, за Особую Флотилию, за новое слово в галактических спецоперациях, господа!
- Ура, господин Корпоратив-Адмирал!

Полыхнув маневровыми огнями и огласив свои внутренности сиренами, флагман калдарской Особой Флотилии начал долгий разворот в зенит. Пока он совершал этот маневр, все оцепление планеты успело покинуть позиции, и выстроиться в конвой вокруг его лощеной туши. На мгновение вся флотилия замерла, презрительно направив сопла на сжавшуюся в комок планету, а потом беззвучно ухнула в разверзшийся континуум. Пустота равнодушна заняла ее место и продолжала спать, непотревоженная многие сотни лет...


Знаете, единственный вопрос, который остался во мне с той поры – «почему я?». За многие годы одиночества я согласился смириться со всем – с поражением и победой, республикой и олигархией, правыми и левыми. Теперь мне на них наплевать. Теперь я поклоняюсь огню и завишу только от него.

Но вот «почему я?»

Это не отпускает.

Мы так тщательно готовились к обороне. Мы хотели сражаться и погибать, не сдаваясь, как наши далекие предки на полях Ватерлоо, с криком «Дерьмо!» и рычанием гренадер. Мы бы руками стягивали их бомбардировщики с небес на землю и разрывали их на мелкие клочья. Мы бы втоптали их в нашу планету столько, сколько смогли, и даже больше! В тот день мы были живы, как никогда! Мы были Воинами-Галленте! И мы бы умерли так, как подобает воинам.

Бы...

Нам не дали такой возможности. Все закончилость в несколько часов. Ни бомбардировки, ни обороны, ни проклятий побежденных, ни издевательств победителя.

Я провел это время, мечась по космопорту в поисках хоть кого-нибудь, кто мог бы поднять меня со дна гравитационного колодца в холодные чертоги тишины, где яркий свет битвы должен затмевать звезды. Но небосвод был темен, а весь космопорт – усеян безмолвными дергающимися телами, пускающими слюни на блестящие полы.

В тот момент я думал, что это целенаправленный удар по стратегическим точкам. И, слава огню, я не знал истины. Иначе я покончил бы с собой безо всяких колебаний.

Потом, судя по всему, они подавили крупные источники электромагнитного излучения и убрались восвояси. Мне не оставалось ничего другого, как отправиться на поиски выживших. Это было лет семьдесят назад. Через неделю скитаний я заподозрил худшее, через пол-года я логически вывел это, через пять лет я прекратил поиски. Иногда меня все еще посещает надежда, и я играю с ней, как с любовницей – нежно и страстно. В эти часы я смакую в душе подробности нашей встречи, прокручиваю сценарии. В одних они приходят за мною с неба и забирают с собою. В других же – я нахожу их колонию, собравшую всех выживших на планете, и становлюсь ее особым членом – «последним найденным». Я хочу быть «последним найденным», потому что никто больше не должен так страдать.

Но лучше всех на этой планете я знаю, что я один. И здесь, и наверху. Нет больше никого. Планета пуста, и космос пуст. Потому что будь иначе – я бы увидел их, заметил бы движение среди звезд, инверсионные росчески в атмосфере, услышал бы грохот звуковых переходов! Проклятье! Проклятье...

Помню, как я кричал, срывая горло, в городское небо, утыканное тысячаметровыми шипами готических небоскребов. Несколько лет я не мог вырваться из этого стального ада, воспетого Данте, который прозрел судьбы душ на много веков вперед. Я боялся холода, голода, природы и дикой красоты. Боялся перестать быть человеком в стальной оболочке цивилизации. Боялся стать разумным зверем, встретиться с самим собой. Да, больше всего я боялся самого себя. А кого еще оставалось бояться?

Раньше я плакал, когда смотрел на звезды. Никогда не думал, что они могут стать такими далекими. Я был прикован гравитацией к скале, и одиночество выклевывало мою печень день за днем. Теперь я смотрю только на огонь. Там где я, там - огонь. Он стал моим богом, моим другом и моим домом. А я стал его жрецом. Вся планета храм, кострище – алтарь, а природа – и жертва, и паства, и еретик-отступник. Вот эта псина, привязавшаяся ко мне пяток лет назад, кем она хочет стать в здешней иерархии? Обладает ли она амбициями, хочет ли быть ближе к огню, чтобы не попасть в него, и иметь возможность отправлять в него других? Кому какое дело. Мы выживаем. Псина исправно носит с полей кроликов, а я исправно приношу их в жертву огню и поедаю, чтобы иметь возможность возжигать новый огонь. И кто сказал, что звезды устроены иначе? Я давно перестал плакать.

У меня есть две основные версии ответа на вопрос «почему я?». Первая – тривиальная. Она не годится для меня. И все же я ее приведу.

Я не был пилотом в обычном смысле. Большинство пилотов, единожды поднявшись со дна, никогда больше не заглядывают в гравитационный колодец, с радостью обрекая себя на жизнь и смерть в храме пустоты. Я же проводил много времени здесь, где поверхность всегда притягивает с одинаковой силой. Я занимался отбором, консультациями и разработками каких-то там проектов. Во мне сидело вдвое больше имплантантов, тренингов и химических соединений, чем в обычных пилотах. Я до сих пор чувствую, как технологии покидают мое тело, одна за другой. Бог ты мой! Да когда они умирали, обреченно уставившись в одну точку, я даже тошноты не почувствовал. В этом есть смысл, верно?

А я вам скажу – в этом нет никакого смысла. Вот что на самом деле истинно.

Думаете, они вершили с небес судьбу планеты? Черта с два! Они вершили мою судьбу. Только мою, и ничью больше. Будь рядом со мною еще кто-то, он бы сказал «приятель, да ты эгоист». А я бы ему ответил, что это не эгоизм, а антропный принцип. Но рядом со мною никого нет, кроме огня, который говорит мне «да, ты прав, мой верный последователь». Это моя жизнь, моя планета, и моя судьба. Они создали все это для меня. Они создали меня самого и сгинули навсегда, стали прахом, межзвездной пылью, простым материалом для нового...

Я благодарен им, как раньше был вполне благодарен судьбе. Только потеряв все, я понял, что из ничтожно малого я стал бесконечно большим. Я перестал бояться смерти и познал красоту. Да, меня зовут Прометей, но мне некому нести свой огонь. Я просто сижу на скале, и кормлю одиночество с ладони. Дайте-ка, поворошу угли...

Гид: "Эта планета осталась единственной, которую стерилизовала Особая Флотилия Калдари во время войны. Как вам известно, после войны ее Корпоратив-Адмирал был признан военным преступником, осужден и казнен. Он не признал своей вины, и не назвал имен тех, кто отдал ему приказ о стерилизации. До сих пор на эту тему ведутся многочисленные дебаты, и многие признают Адмирала невинно осужденным.

В результате стерилизации, за несколько часов на планете прекратилась вся гуманоидная жизнь. Вероятность выживания при подобной операции, по утверждению специалистов, ничтожно мала. Технологии стерилизации были уничтожены, а информация засекречена сразу после первого возникновения общественного резонанса. До сих пор об этом инцеденте известно только узкому кругу ученых. Планета признана мемориалом, и любые посещения ее карантинной зоны запрещены до особого решения.

На этом наша экскурсия окончена. Еще несколько часов мы будем оставаться на максимально близкой разрешенной орбите. А сейчас, господа ученые, вас ждет банкет в Лазурном зале флагмана Федерации, откуда открывается прекрасный вид на эту трагическую достопримечательность."

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 14 April 2008 - 17:06

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#4
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Два часа


Система Luminaire, Калдари Прайм, город Ассай.

Кэйл Райлен посмотрел на хронометр: 19:15 – самое малоприятное время в этой части города, когда вокруг начинают сновать бездомные и торговцы дурью, которые в нынешнее неспокойное время совсем обнаглели. А во всем, как обычно, виноваты политики... Какая-то корпорация заняла пустую систему, так нет – они раздули из этого такую историю, будто у каждого калдарийца есть по планете. Как следствие - волнения, теракты (один взрыв Nouvelle Rouvenor чего стоит), блокада, рост преступности и желающих «расслабиться» на синтетическом… Тут взрывная волна сбила Кэйла с ног.

С неба дождем сыпались энергетические шары, которые, преодолевая атмосферу, раздувались до невероятных размеров. Тот тут, то там звучали взрывы. Мимо пробежала группа рабочих, крича что-то про уничтожение муниципалитета и десантников Федерации.

«Все, кто хочет жить – за мной!!!» - проорал Кэйл, стараясь перекричать грохот бомбардировки.

Калдари Прайм и Галленте Прайм и так неудачно соседствуют в одной системе, да ещё эти конфликты из-за колоний… Ох, не зря Кэйл заранее приобрел последнюю разработку калдарийского индустриального флота - новенький фрегат Bantam, управление которым было возможно всего двумя пилотами. В его планах было заняться разработкой кернитовых астероидов в нескольких прыжках от Калдари Прайм, но, похоже, этому не суждено было сбыться.

Система Luminaire, Калдари Прайм, город Ассай, 19:50 по местному времени.

Группа новоиспечённых беженцев, перебегая от одного полуразрушенного здания к другому, продвигалась к самой окраине города, где располагалась мастерская Кэйла. Поскольку ангары находились внутри горы, бомбардировка могла их не задеть, но оставалась ещё одна проблема – десант. На него они и наткнулись всего в сотне шагов от входа в мастерскую. Их было человек десять: все в новенькой броне и до зубов обвешанные оружием, рядом парил ховеркрафт. Похоже, они остановились, чтобы подлатать раненых и перезарядиться. Надолго ли?

Система Luminaire, Калдари Прайм, окраины Ассая, 20:10 по местному времени.

Галленты так и не ушли, поэтому было решено воспользоваться оружием, заимствованным у погибших, чьи тела обильно усеивали путь до ангара. Среди спутников Кэйла оказался бывший офицер Службы Безопасности Калдари по кличке Стиф.

- Стиф, ты хороший снайпер? Держи, нашел стреломет. Смог бы вон тех двух у ховеркрафта снять? – спросил Кэйл.
- Вполне, а что будешь делать ты?
- У меня есть план, как избавиться от оставшегося мяса, но это рискованно, так что успех предприятия полностью на тебе.
- Спасибо за доверие, я тебя не подведу, тем более что уже тебе должен за спасение из Ассая. Считай этих парней уже мертвыми!
- Стиф? Думаю, я дам тебе порулить моей красавицей, если выживем…

Как и планировалось, Стиф меткими выстрелами положил пилотов ховеркрафта. В ту же секунду Кэйл выбежал на площадь и, ловко кувырнувшись, оказался за перевернутой эвакуационной платформой, снабжённой магнитным лучом. Солдаты открыли шквальный огонь по нему, но сразу же были вынуждены залечь из-за снайперски метких выстрелов бывшего офицера и пары гранат, вылетевших из-за угла, где спрятались беженцы.

Этих секунд Кэйлу хватило, чтобы притянуть лучом к себе здоровую тританиумную балку, попутно размазав по грунту площадки несчастных галлентов.

Система Luminaire, Калдари Прайм, 20:35 по местному времени.

Bantam запустил двигатели и вылетел из ангара. В кабине пилота сидел Стиф, а беженцы и Кэйл на скорую руку разбирали вещи, которые успели забрать из мастерской. Среди всякого хлама нашлись записи о ближайших населённых системах и координатах астероидных поясов. Именно они должны были послужить картой отступления из Калдари Прайм.

Корабль сотрясли несколько взрывов: очевидно, ракетные суда безуспешно пытались попасть во фрегат, на котором, ко всему прочему, был включен ускоритель последней модели. Его Кэйл припас на случай появления пиратов.

- Стиф, ты проскочил к воротам в Pettinck? – задал Кэйл вопрос по внутренней связи.
- Почти, только что вышли из туннеля. Нас сканируют калдарийские ВКС. Что делать?
- Подай сигнал бедствия, вышли ИД корабля и груз… Надеюсь, они не будут стрелять.
- Все нормально, мы не одни ушли с планеты, сейчас у ворот наблюдается около 50 кораблей, очевидно, сумевших прорваться сквозь блокаду.
- Погоди минуту. Похоже, у нас проблемы. В системе за этими воротами…

Он не успел договорить, как на мониторе, установленном в ангаре, стали появляться красные точки, обозначавшие преследователей федерации. Недолго думая, Стиф задействовал гиперпрыжковые ворота, и фрегат исчез из системы.

Система Pettinck, прыжковые врата в Luminaire, 20:40 по времени Калдари Прайм.

Поле невидимости, скрывавшее корабль, исчезло. Вокруг появлялись корабли Федерации и корпораций Калдари, сразу же открывая огонь по противнику и взрываясь огненными цветками.
Кэйл рванулся в кабину и занял место второго пилота, приняв на себя управление фрегатом. Из кокпита открывался прекрасный вид на сражение: вокруг прыжковых ворот висели три генератора гравитационного поля, мешавших отпрыгнуть от них. Видимо, они были установлены разведчиками Федерации сразу с началом штурма планеты. А над воротами висел - страшно подумать! – Erebus, галлентийский титан. Эта громадина явно собиралась воспользоваться своим уникальным оружием, называемым «Судный день». Войска Калдари были обречены…

«Врубай ускорители и стабилизатор! Сейчас нам важно выйти из зоны действия гравитационных ловушек!» - корабль дернулся и начал разворот в сторону ближайшей луны, в то же время боевые крейсера и более тяжелые суда прикрытия Федерации начали уходить обратно в ворота.

Запуск «Судного дня» произошел неожиданно – видимо тактики галлентов запаниковали, что могут упустить шанс уничтожить блокадные войска Калдари и решили пожертвовать и частью своего флота.
Первичной электромагнитной волной были выведены из строя гравитационные ловушки, и Кэйл стал дико стучать по клавише запуска прыжкового двигателя. Когда поле ловушек, наконец, исчезло, вместе со щитами и добрым куском брони корабля, двигатели сработали и вывели фрегат на орбиту пятой луны восьмой планеты системы Pettinck.

Спустя долю секунды место, где только что находился фрегат, достигла основная электромагнитная волна, уничтожившая все корабли в пределах двухсот пятидесяти километров от титана.

Система Pettinck, орбита одной из обитаемых лун, 21:10 по времени Калдари Прайм.

- Сканер показывает наличие жизни на луне, - заметил Стиф.
- Я вижу, предлагаю посадить нашу малышку и подлатать её.
- Поддерживаю, она и так спасла нам жизнь. Думаю, денег на её ремонт наскребём. Но куда мы отправимся потом?
- Ты слышал когда-нибудь о Caldary Navy и адмирале Товил-Тобе?
- Конечно, о них не слышал разве что младенец, да и тот мог просто не понять…
- Так вот, я думаю пойти к ним на службу, не хочешь со мной? Из нас вышла бы замечательная команда. А беженцев можем оставить местным властям. Думаю, никто из них не будет против.
- Договорились, а теперь сажай нас поскорее. Мне не терпится навестить местную кантину и выпить чего-нибудь крепкого за души погибших от Большого Взрыва.

Кэйл посмотрел на хронометр: прошло всего два часа, как началась бомбардировка Калдари Прайм, а все так изменилось... Недавно он был обычным предпринимателем, а теперь собирается вступить в борьбу за свободу народов Калдари.

***

Спустя три недели их имена попали на доску памяти и почета, когда флагман адмирала Товил-Тобы, где они служили, рухнул на Галленте Прайм, уничтожив несколько тысяч её жителей и оттянув контрнаступление Федерации.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#5
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Про Калдарию, Войну и Героев.


Однажды к одному из Героев Калдарии пришел юноша. Он спросил: «А скажи, о Великий Герой, как все было? Ведь не зря на галлентов в хрониках гонят?»

Окинул юношу Герой взглядом своим горящим из-под бровей своих нахмуренных и говорит синтезированным голосом: «Да... Про войну, значит, хочешь узнать? Война... А ведь на самом деле все не так было, как в публичных хрониках пишут. Ну да ты не жалей, налей мне Quafe в цилиндры. И садись, я расскажу тебе истинную правду, ибо сам я лично вот этими имплантами обязан...» - Он вдруг забулькал и из Аппарата Поддержания Кайфа потянуло озоном - «Ух, йошкин кот, как меня прет... Ну слушай, сынок, историю Калдарии...»

Хроники:

Всё началось, когда галлентский исследовательский корабль наткнулся на одну из скрытых калдарских колоний. Сенат потребовал полного расследования вопроса и немедленного присоединения всех тайных колоний к Федерации.

История про начало войны, рассказанная Героем.

Ну да, была одна небольшая планетка, мы там с ребятами организовали свой бизнес. Тюнили корабли... ну знаешь, растачивали движки, ставили хромированные дюзы, фотонную подсветку в салон. Понятное дело, что незаконно, но многим нравилось, да и нам копейка капала. Пока однажды не нагрянули эти двое из Сената на своем убогом Тристане.

Сказать по правде, они случайно завалились к нам с орбиты... наглотались, видать, синтетики и с танцовщицами на борту прямо вот так и шарахнулись возле нашего ангара замаскированного. Тристан, ясное дело, в лепешку. (мы потом то место бронзовой краской закрасили, типа памятник галлентам), а эти двое хоть бы что, бодро вскочили и стали шататься по округе. Хорошие делали раньше скафандры, крепкие. В момент удара или какого другого катаклизма тебя бросает в Гиперпереход и ты как огурчик. Не то что сейчас, когда от малейшего чиха тебя размазывает по обшивке, потом enjoy afterlife и гони бабки за клон.

Ну вот стали эти федералы ходить вокруг по болотам, беспомощно так бошками крутят и фонариками в темноте светят. Кому такое понравится? Но нам с братьями что, спасать их, что ли? Это ж галленты — гребаные лягушатники! Кому они нужны, вообще?

Как потом выяснилось, у них отказала система Всеобщего Понимания. Они остались без Техподдержки и вообще поначалу думали, что попали к Джовам. Забористая, видать, синтетика была.

Ну а когда они стали ломиться к нам в ангар, да еще требовать какой-то сатисфакции и перезарядить фонарики, то Петрович их просто послал. Это брат мой, Петрович — Герой Безо Всякой Причины Третьей Степени, между прочим. У нас там все как на подбор, Герои...

И все бы было ничего, но когда эти французы спилили у нас Генератор Идей, мое терпение лопнуло. Мы их поймали, привязали к Самоходному Доставщику Пиццы и направили в сторону самой яркой звезды. Туда бы им и дорога, но мимо пролетал лайнер с туристами на триале и капитан решил, что пицца будет в тему.

Естественно, как только эти двое из Сената подключились к Сети Всеобщего Понимания, они сразу настучали в свою долбаную Федерацию про шабаш и бесчинства в Калдарии. Тут уж на нас повесили и тех танцовщиц, и контрабандную Пиццу, и незарегистрированный Генератор Идей. Для объявления войны этого оказалось вполне достаточно...

- Ну что, сынок, не уснул? Добавь мне резкости и я расскажу тебе про купол, - он снова забулькал и из Аппарата Поддержания Кайфа потянуло горелыми тряпками. - Итить-перекрыть, тряпки уже не выдерживают нагрузку... - заворчал Герой Калдарии и продолжил свой рассказ.

Хроники:

Поворотным пунктом стала диверсия калдарских партизан в куполе галлентского подводного города Nouvelle Rouvenor. С того момента стала неизбежна затяжная и кровавая война двух рас. И единственный вопрос был: каким будет ответ новообразованного Государства Калдари?

История про купол, рассказанная Героем.

Каким будет ответ? Да у нас с Петровичем только один ответ! Галленты, идите в... Джовию!

Вообще, согласен, некрасиво тогда с куполом вышло... Видит бог, мы не хотели... То есть, мы конечно честно партизанили с Петровичем, тут все верно. Бывало, что зависали под куполом до самого утра в партизанском угаре. Но в тот раз мы вообще разошлись не на шутку. Решили оторваться по-страшному в борьбе Калдарии против Галлентии.

Собрались мы с Петровичем в тот вечер, значит, партизанить. Распечатали на Специальном Кибернетическом Принтере листовки с призывом немедленно сдаваться, а так же пообещали многим сохранение Сертификатов Беспечности в случае Беспрекословного Повиновения.

Ты зря смеешься, ведь для многих сохранение Беспечности очень важно. И многие готовы не то что Беспрекословно Повиноваться, но даже и Собственноручно Не Сопротивляться! Как говорит наш Генератор Идей: «Отключите таким мозг, сэкономим кислород.»

Надели мы свои парадные скафандры и полетели повыше под купол, чтобы побольше площадь охватить, разбрасывая листовки. Только собрались было начать партизанить, как Петрович говорит: «Погоди-ка, Саня, давай примем на грудь сначала!»

Я напомню, что Петрович — Герой Безо Всяких Причин. Таким не отказывают в ответственные моменты, к таким обычно прислушиваются. Ну я и сказал: «Петрович, дык я и сам хотел предложить! Конечно, давай накатим, а потом как дадим!..»

Кстати, если ты еще не знаешь, за что у нас дают Героев, то я тебе расскажу. Героев у нас дают по трем причинам:

1. Если ты сделал что-то такое, что не может придумать Генератор Идей. И тогда ты — Герой Кто Сделал Генератора. Генератор, кстати, очень обижается и грубо шутит по этому поводу. Даже если незарегистрированный, совсем страх потеряли эти железки.

2. Если ты поступаешь настолько отвязно, сурово и даже беспощадно по отношению к врагам, что все вокруг говорят — да дайте ему Героя, а то он не успокоится! И тогда ты — Герой На Покое Но Все Еще Ого-го.

3. Ну и наконец третье - когда ты настолько крутой, что даже невозможно придумать причину, чтобы не дать тебе Героя! Вот тогда ты — как Петрович. Но у Петровича - Герой Безо Всякой Причины Третьей Степени. То есть, чтобы ты понимал, я и Второй Степени героев еще не встречал! Это - Ваще!

И вот висим мы с Петровичем под куполом, готовимся к отчаянной борьбе с галлентскими предателями, страшно вращая глазами. Первая пошла, вторая... затем и третья пошла... четвертая... Ты не думай, мы не совсем дураки, чтобы скафандр открывать ради опрокидывания стаканов вовнутрь. Мы принимаем подготовительные напитки через Систему Быстрого Внедрения. Этой системой оборудованы все наши парадные скафандры.

Мне от такой подготовки как-то хорошо и спокойно на душе стало. Знаешь, все эти людишки внизу такими мелкими показались. Возятся там в этом своем вонючем подводном городе, а мы словно две гордые птицы, парим красиво над ними и высматриваем жертву, чтобы отобрать Сертификат Беспечности. Я даже непроизвольно руками помахал в стиле орла... ну, знаешь, пореял немного...

А Петровичу, видимо, было совсем хорошо. Он включил ранцевые движки, прижался к самому куполу шлемом и любовался рыбками, бормоча какие-то слова, с которыми я даже не знаком. Что-то типа: «Вы ж мои гарни котятки...» Петрович иногда чудной...

Вдруг он оглянулся на меня, посмотрел так задумчиво, затем сделал движение рукой, словно оттягивая ворот и со словами: «Что-то душно мне и тоскливо...» дернул рычаг Экстренного Сворачивания Купола. Усилители скафандра сделали свое дело, все защитные механизмы сорвало к черту... там была даже какая-то лопата, но и она не спасла. Вода со страшной силой обрушилась вниз, буквально взрывая подводный город... Как его там называли... Какое-то дурацкое такое название было... В общем, не важно уже.

После этого Петровичу присвоили звание — Герой Нереальный И Все Такое, а мне дали пожизненную премию, бесплатный апгрейд клона на любой калдарской станции и наградили Атас Партизаном Второй Степени.

Герой посмотрел на юношу: «Вот так-то, сынок... А ты говоришь хроники... Ладно, иди поиграй в игру про космос, а мне нужно пройти Техническое Обслуживание...»
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#6
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Как рождались герои


Орбита Галленте Прайм, флагманский корабль Калдарских ВКС

Лайен медленно закрыл глаза. Уставшее тело требовало покоя и отдыха, но мозг продолжал прислушиваться к звукам, проникавшим через деформированную переборку каюты. Сегодня было особенно жарко, из последних сил остатки эскадры отбивали атаки Галленте, не давая им отвлечься и обратить внимание на то, что с родной планеты сотнями стартуют корабли с беженцами.

…После попадания тяжелой торпеды в жилой сектор внутрикорабельная трансляция частично вышла из строя, бронированную плиту, защищающую реакторный отсек расплавило хэви лазером, двигатели повреждены и выдают не более 30% мощности, генератор силового поля вышел из строя…несмотря на нечеловеческие усилия ремонтных бригад, приведение корабля в боевую готовность затягивается…Потери личного состава эскадры составляют 8545 человек, кораблей малого класса 287… - доклады главного инженера-механика и других специалистов, краткое подведение итогов боя адмиралом с офицерами, всё это медленно уходило на второй план. Темнота окутывала сознание и поглощала, Морфей тихой поступью наступал на сознание, загоняя его в ловушку беспокойного сна…

- А ты помнишь, как мы познакомились? – тихо спросила Элея.
- Ага… до сих пор стыдно,… ты же знаешь, я не люблю вспоминать этот случай – с наигранной раздражительностью ответил Лайен.
- Но, однако, это помогло нам найти друг друга, и нет ничего страшного в том, что человеку может стать плохо при виде собственной крови. В конце концов натуральных доноров сейчас почти не осталось, а тут такое геройство…- она нежно провела рукой по его волосам.
- Да уж… мужчина называется, а ещё пилот ВКС…зато какую мед сестричку ухватил – Лайен улыбнулся, глядя ей в глаза – давно это было, а может это из-за твоей красоты мне плохо стало, а? Интересно, смог бы я за красоту жизнь отдать, а вдруг война и…
- Лайен !! – перебила его Элея – не говори чепухи, какая война…

Боевая тревога. Личному составу занять места согласно штатному расписанию. Пилотам дежурного звена приготовиться к вылету – сухой голос информационной системы авианосца, казалось, распространился в каждый уголок корабля, заполняя пустоты. Топот ног и звук ревуна заставили молодого пилота подскочить с койки и броситься к ангару. Сердца тысяч человек, обслуживающих этого израненного, но не сломленного гиганта, учащённо бились, подгоняемые впрыскиваемым в кровь адреналином.

- Машина готова, сэр! – отрапортовал механик. Лицо его было серым от усталости, глаза впали, комбинезон почернел от масла, ладони покрывали кровавые мозоли.
- Спасибо, Ялоба, спасибо… - с каждым вылетом Лайен проникался всё большим уважением к этому, невысокого роста калдари. Его нечеловеческая выносливость, мастерство и скорость, с которой он ежедневно восстанавливал, повреждённый в боях истребитель, воодушевляли пилота, придавая ему силы для борьбы с врагом.
- Я горжусь тем, что имею честь сражаться рядом с тобой Ялоба. Таких мастеров мне ещё не приходилось встречать…
зашипела гидравлика, колпак кабины плавно сдвинулся с места, отгородив пилота от внешнего мира.

…Ведущие – зелёный свет…готовность 30 секунд. Ведомые – интервал 3 секунды… Обслуживающему персоналу покинуть стартовую площадку, аппарель будет открыта через 10, 9, 8, …

Лайен остановил взгляд на индикаторе модуля связи, воспоминания с новой силой нахлынули на него…

- Отец, может не сейчас?
- Сынок, ты взрослый человек, у тебя скоро выпуск. Всем пилотам Академии ВКС вживляют имплантанты, отслеживающие биометрические показатели. К тому же я,
как ведущий специалист отделения медицины, могу тебе просто приказать. Моя модель идентична стандартной, за исключением наличия передатчика, подавшего мне сигнал если с тобой случиться беда.
- Ну что со мной может случиться!?
- Кадет Лайен! Отставить разговоры! Процедура обязательна и не займёт много времени! Точка! После можете следовать по своим делам – голос отца смягчился – та новенькая медсестра, с которой ты не сводишь глаз, сейчас на пункте переливания…пойми, мой мальчик, я просто хочу всегда знать, как ты себя чувствуешь. Ты всё, что у меня осталось после смерти мамы. И ещё…я тут поговорил с кем нужно, тебя распределят на авианосец под командованием адмирала Товил-Тоба. Он мой давний друг и командир от Бога…

Космическое пространство было усыпано обломками, спасательными капсулами и мёртвыми телами. Яркий свет на мгновение ослепил Лайену глаза. Тяжелая артиллерийская платформа Галленте, ощерившись стволами, медленно заканчивала разворот на цель. Мгновение и пучки вырвавшейся на свободу всеразрушающей энергии рассекли космос, превратив огромный транспортный корабль сопровождения Калдари в сгусток расплавленной плазмы. Мелкими точками, не в силах повлиять на исход боя, кружили вокруг гигантских кораблей противника остатки истребительного звена, поливая их огнём. Система наведения закончила захват цели, и Лайен бросив свою машину в крутой вираж, нажал на гашетку. Ракеты разворотили бронеплиту отсека управления корабля противника, не причинив ему особого вреда. Боеприпасов больше не было.

Неожиданно, сквозь какофонию боя, в динамике шлемофона зазвучал твёрдый голос – Внимание личному составу, говорит адмирал Якия Товил-Тоба… Мы умираем, но не сдаемся…принимаю решение таранить планету противника Галленте Прайм…да здравствует независимая Калдария! Прощайте друзья…

Флагман, тяжело развернувшись, направился на сближение с планетой. Орудия платформы Галленте медленно разворачивались в сторону раненого исполина. Мгновенно оценив замысел врага, Лайен на полной скорости направил свой истребитель на таран, туда, где зияла брешь от его последнего залпа…

…в душной каюте транспорта, уходящего от Калдари Прайм, вздрогнула молодая девушка. Она нежно погладила рукой упругий живот, успокаивая обеспокоенного в утробе ребёнка, а у пожилого мужчины, сидевшего рядом, тихо запищал брелок-приёмник с голографической фотографией молодого пилота ВКС…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#7
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Ведьма Джи.


Жанара с детства грезила космосом. Когда ее ровесницы галдящей стайкой собирались у витрин с кукольными домиками, она с восхищением взирала на миниатюрные модели звездолетов. В ее воображении разыгрывались сцены потрясающих космических сражений, канонада орудийных платформ и бесконечные путешествия к новым, неизведанным мирам. Однако, ребенку из не очень процветающей семьи в то время было трудно добиться подобных целей. Сообщество калдари признавало только строгую корпоративную иерархию, не позволяющую детям мелких клерков получить приглашение сесть за штурвал звездолета. В лучшем случае - грузопассажирские межпланетные перевозки по маршруту Калдари Прайм – Галленте Прайм. Единственным выходом для Жанары были академии, где подготавливали экипажи кораблей патрульной службы. Путевку туда получали только дети крупных корпоративных боссов, дети друзей корпоративных боссов, и те счастливчики, которым природой был дарован талант водить звездолеты. Причем талант, подкрепленный дипломами с высшими отметками.

Жанара осмотрела приборную панель своего истребителя. С того момента, как отец привел ее к директору корпорации, прошло много лет. Отличный диплом и ошеломляющие биометрические данные девушки отправили ее прямиком на секретную колонию калдари, где обосновалась одна из лучших военных академий. Не секрет, что не бывает плохих истребителей, бывают плохие пилоты. Современные одноместные истребители калдари были разработаны для преодоления любых задач, но основным препятствием к использованию всех возможностей этих кораблей, была физическая невозможность пилотов противостоять колоссальным перегрузкам и балансированию на грани отключения сознания. Но только не Жанара «Ведьма» Джинатама, которая водила истребитель по кольцу «препятствий» за рекордное время. Она навсегда запомнила первый урок – жизнь истребителя зависит от его скорости и маневренности.

Легким движением руки она вывела на экран последнее сообщение своего отца: «Джей Джи, у нас все хорошо, не переживай. Продовольствия хватает, мать здорова. Хочу передать тебе печальную новость, Тоби, твой друг детства, погиб неделю назад вместе со всем своим отрядом, когда выходил на поверхность принимать поставки. До встречи, доченька!». Тоби… Малыш Тоби сражался в партизанском отряде на блокированной Калдари Прайм. Теперь и он погиб. Внезапно зажужжал коммуникатор:

- Ведьма-1! Говорит Малыш. Возвращайтесь, код ноль-три, расчетное время патрулирования истекает.
- Надоело ждать, - сквозь зубы проговорила она, и, включив связь по звену, сказала, - Ведьмы! Домой.
- Хорошо, Джей Джи, следуем за тобой, - послышалось из коммуникатора. Ее пилоты, истребители звена ТХ-32 «Ведьмы», были отличными друзьями и боевыми товарищами, нисколько не смущавшимися тем фактом, что их лейтенант была девчонкой, да и к тому же, моложе чем некоторые из них. Они знали, как она получила позывной «Ведьма».

Тот астероидный пояс был только обнаружен, и его промышленная важность для недавно образованного государства Калдари была велика. Для его защиты планировалось перевести туда целое соединение, но кровопролитные бои в родной системе не давали возможности освободить хотя бы часть сил для этой задачи. Поэтому к астероидному полю был отправлен носитель «Кагавири» с несколькими звеньями истребителей, среди которых оказалась и Жанара. Задача была проста – отстрел вражеских шпионов и сопротивление проникновению в сектор крупных кораблей галлентов.
Жанара так и не узнала о том, как галленты проведали про астероидный пояс. Когда на мониторах «Кагавири» появились вражеские корабли и красный код сиреной пронесся в ее ушах, ей было не до этого. «Враг близко, и это не учения» пронеслась мысль. Понятное дело, как любому выпускнику академию первая схватка с настоящим врагом будоражила кровь, а страх накатывал волнами, вызывая приступы тошноты. Но Джей Джи умела использовать собственный страх, повышая собственную чувствительность к окружающему миру. «Контроль разума – первое, чему учится пилот» - также один из начальных уроков.

Она, как и многие другие «зеленые салаги» была прикреплена к звену СХ-11 в качестве «баллоника». Так назывались истребители, оснащенные одной торпедой для поражения крупных кораблей противника. Чтобы избежать потери маневренности и скорости, с таких истребителей снималось практически все оборудование, вплоть до банальных средств защиты в виде ракетных установок и автопушек. Это определяло роль истребителя в схватке – держаться подальше, в безопасном месте. Вполне подходящее положение для салаги, пока ведущий не определит цель для удара.

- Пилоты! В сектор вторглись четыре галлентских корабля. Это хорошо вооруженные платформы, предназначенные специально для штурмовых миссий. Вы знаете, что нужно делать, - донеслось из коммуникатора сообщение с «Кагавири».
- Все слышали? Давайте, в строй. Курс уже у вас. Джей Джи, займи место в хвосте, - распорядился ведущий звена, и истребители рванулись к точке возможного боевого контакта.

Жанара медленно погружалась в боевой транс. Методика пилотирования, смысл которой заключался в полном единении с истребителем. И, к сожалению, многие пилоты ею либо пренебрегали, либо не умели использовать. Словно сквозь туман она посмотрела на другие звенья, разрезавшие космос рядом с ней. Калдари были готовы к схватке. Калдари, ранее не знавшие свободы, теперь почуявшие ее вкус. Люди, превратившиеся в машины-убийцы, ведомые волей жадных корпораций.

Все произошло стремительно, галленты знали о присутствии калдари и неплохо подготовились. Истребителей встретили орудийные залпы и раскиданные по всему пространству космические мины. Трассы снарядов чертили вокруг них замысловатую сетку, и только чудом их звено еще шло вперед. Повернув чуть-чуть голову, Джей Джи краем глаза заметила взрыв, после чего ее истребитель тряхнуло. Из соседнего звена вывалился объятый пламенем истребитель, оглашая общий эфир леденящими душу криками. «Еще чуть-чуть» напрягалась Джи… Преимущество истребителя калдари проявляется в ближнем бою, и галленты знали это, издалека легче навести прицел орудия на хрупкий калдарский кораблик.

Жанара удивлялась халатности и небрежности их ведущего, который направлял звено по прямой к врагам. Не используя ни хитрую «спиральную» технику подхода к врагу, ни даже глупую, известную всем первокурсникам, технику «зигзага». Он просто вел звено вперед, в лобовую атаку, полагаясь, видимо, только на удачу.

Джи в этой свистопляске не понимала практически ничего, но то, что галлентских корабля было всего три, сразу бросилось ей в глаза.

- Ведущий! Галлентов всего трое! – немедленно сообщила он командиру, который видимо попросту от этого отмахнулся.
- Ведущий! Надо вернуться к «Кагавири», носитель в опасности! – повторила она.
- Джей Джи! Мы потеряли треть пилотов, пытаясь приблизиться к врагу! С ума сошла? Мы потеряем еще треть пока будем уходить, носитель в безопасности… - голос ведущего прервался. Бортовая система сообщила об атаке «Кагавири», галленты совершили обходной маневр для уничтожения носителя.
- Мать их! Отступаем! Отступаем! – донесся из коммуникатора сдавленный голос ведущего.

Но было уже поздно, «Кагавири» не спасти. Учитывая способность командира тактически мыслить, поражение было неминуемым. В этот момент в истребитель ведущего попал снаряд и взрыв разрезал его напополам. Калдари хаотически разлетались в разные стороны, становясь жертвами галлентских стрелков, метко бивших на дальних расстояниях. Жанара посмотрела на монитор боевых систем, обозначила яркий цилиндр торпеды, и вздохнула.

Тот полет единственного истребителя к самому тяжелому из трех галлентских кораблей, калдари пересказывали как легенду. Некоторые говорили, что Джей Джи во время полета выкрикивала в эфир страшные заклинания, некоторые – что она отключила сознание. Но что бы там ни было, ее истребитель, преодолев все залпы орудий, минные поля и злой рок, сбросил «баллон» прямо в энергетическую шахту флагманского корабля. Как она умудрилась пролететь сквозь нее остается неизвестным, в шахте даже истребителю было слишком мало места. Взрыв флагмана отбросил ее боевую машину и повредил всю электронику, но соседним галлентским кораблям досталось еще больше. Оставшись без флагмана, с двумя сильно поврежденными и одним единственным боеспособным кораблем, галленты поспешили покинуть сектор. А калдари укрывшись на астероидах взывали о подкреплении и пытались спасти жизнь Жанаре.

Так родилась Жанара «Ведьма» Джинатама – боевой пилот, командир звена «Ведьмы». Она включила автопилот, и со вздохом откинулась в неудобном кресле. Она мечтала увидеть отца и мать, и не подозревала, что будет одной из тех, кто буквально через несколько дней прорвет блокаду Калдари Прайм.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#8
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Новые технологии


Повышение по служебной лестнице в современных ВКС или получение очередного звания очень долгий и трудоемкий процесс. Скучное патрулирование астероидных поясов или хорошо известных торговых маршрутов, редкие совместные учения с соседями по Вселенной и еще более редкие настоящие столкновения с пиратами. Вот то немногое где молодой выпускник многочисленных космических академий может проявить себя, если он решил служить своей родине, а не выслуживаться перед вышестоящим начальством. Но все это в мирное для космических держав время. А оно закончилось для Галлентской Федерации и Калдарских корпораций более двух лет назад.

Космический бой с применением современных военных кораблей явление достаточно скоротечное. И если младший лейтенант, недавний выпускник Высшей Академии пилотов ВКС на Калдари Прайм, смог пережить многомесячную оборону своей родной планеты и эвакуацию мирного населения, то тем самым он доказывал свое везение и заслуженные оценки в выпускном аттестате. Или потеряв множество опытных офицеров в боях с ВКС Галлентской Федерации, молодой флот Калдарского государства нуждался в молодых пилотах управляющими не только истребителем, но и своими товарищами.

Лейтенант Ким Массарос, прошедший горнило боев за Калдари Прайм в качестве пилота истребителя, теперь командовал всеми малыми кораблями авианесущего боевого крейсера «Мастифф». На его борту и проводился заключительный брифинг перед очередной боевой операцией.

- Господа офицеры! Минуточку внимания, - адмирал ВКС Калдарских корпораций прохаживался перед аудиторией из офицеров «Мастиффа» и нескольких других кораблей. – Основной целью вашего сегодняшнего рейда будет космическая верфь Галлентской Федерации в системе Стоун. Имея преимущество в количестве кораблей входящих в ВКС, галлентам приходится распылять их для обороны всех своих систем. Они просто не знают количество систем входящих в Калдарскую коалицию и откуда в следующий раз ждать наших рейдеров. Поэтому в очередной раз напоминаю капитанам кораблей, что в случае угрозы захвата корабля десантом противника компьютерные базы данных уничтожаются в первую очередь. А наше главное преимущество, я говорю об истребителях, вы должны использовать на полную мощность. В боевой ордер войдут «Мастифф», тактический крейсер «Оррибур», два ракетных крейсера «Ватин» и «Татин» и десантный транспорт «Кардуф». Для подавления пассивной и активной защиты верфи этих сил вполне достаточно. После уничтожения защиты десант захватывает верфь для получения информации о новых галлентских разработках в вооружении и установке зарядов для ее уничтожения. Капитаны кораблей позднее ознакомятся с данными разведки, я прикреплю их к копиям приказов по вашим кораблям. Будьте готовы к неприятным сюрпризам. За последние три месяца ВКС потерял пять разведывательных экспедиций. Что случилось с кораблями и экипажами неизвестно. Командование предполагает использование галлентами нового вооружения, но что оно из себя представляет, остается тайной. Объявляю двадцати четырех часовую готовность по ордеру. Удачи вам всем.

Во время перелета до системы назначения Массарос гонял своих пилотов на компьютерных симуляторах, в которые загрузили всю информацию, полученную от разведки. Вход в Стоун ознаменовался быстрым уничтожением двух стационарных лазерных турелей устаревшего образца. По кораблям ордера объявлена боевая тревога. Последний прыжок на расстояния ста километров от верфи и светопреставление начинается.

- Капитан! С «Оррибура» пришла информация. Выявлена активная защита верфи два крейсера класса «Thorax» и пассивная защита: ракетная турель и две лазерных,- оператор-тактик считывал информацию со своего монитора и озвучивал ее капитану «Мастиффа».
- Хорошо! Разведка не ошиблась. Что-то еще?
- Сенсоры улавливают многочисленные пассивные сигналы. Компьютер распознает их как минное заграждение вокруг нашей цели.
- Вот это уже хуже, мин здесь раньше не было. Тяжелые корабли сквозь минное поле не пройдут, только истребители. Передайте на «Ватин» и «Татин» их цели три галлентские турели. После их уничтожения помогают истребителям разделаться с крейсерами противника,- капитан повернулся к монитору прямой связи с командиром своих истребителей.- Лейтенант! Ваша цель два «Thorax» и обеспечение безопасного прохода десантных ботов. Выполняйте.
- Есть, сэр!- Массарос отключил связь и уже по внутренней обратился к своим пилотам, - Вперед ребята!

За пять минут, что понадобились двадцати истребителям для вылета с корабля носителя и разбивки на два звена калдарские крейсера тяжелыми ракетами уничтожили свои цели и успели дать залп по кораблям противника. Истребители устремились на свои жертвы. Постоянно маневрируя чтобы избежать вражеского огня и уклоняясь от пассивных мин, они начали свой танец смерти вокруг двух крейсеров. Галлентские операторы-стрелки не успевали за столь скоростными целями. Потеряв щиты, защитники верфи развернулись и стали удалятся вглубь минного поля. Отрядив тройку истребителей для прикрытия десантных ботов, лейтенант Массарос прикидывал, хватит ли его звену ракет, чтобы прикончить убегающий крейсер.

- Капитан! Мины поменяли пассивный сигнал на активный. Они движутся!- тактик даже вскочил со своего места.
- Что за бред. Мины не могут двигаться. Успокойся и перепроверь данные.

Когда до истребителей дошла информация о новой опасности, было уже поздно. Движущиеся мины были полной неожиданностью для калдарских пилотов. Галленты применили новую разработку военных лабораторий – боевых дронов первого поколения. На мины, которые плохо зарекомендовали себя в этой войне, и которых скопилось на складах огромное количество, были установлены маломощные двигатели и компьютерная начинка для связи с кораблем и распознавания кода «свой-чужой». Они не обладали маневренностью и дальностью полета калдарского истребителя, но скоростью его превосходили. Каким бы асом не был пилот истребителя, но увернутся от десятка дронов - камикадзе невозможно. За две минуты было уничтожено три десантных бота и двенадцать истребителей, оставшиеся восемь на форсаже отступали к кораблю носителю. Калдарские ракетные крейсера, находившиеся ближе остальных кораблей к минам, тоже подверглись нападению. Не имея вооружения для борьбы с малыми целями, они оказались легкой добычей дронов. Почти одновременно в космосе расцвели два огненных цветка.

- Сэр! Оба наших крейсера уничтожены, - бледное лицо оператора повернулось к командиру «Мастиффа». – Десантный транспорт уже совершил прыжок к вратам. Мы дожидаемся истребителей и тоже отварпываем.
- Хорошо! Поторопите их и передайте на «Оррибур» чтобы не дожидался нас, пускай уходят.
- Капитан! – в голосе офицера тактика звучала паника. – Из прыжка вышел галлентский корабль. Он очень большой и наши компьютеры не могут опознать его.

Новейший батлшип галлентов класса «Dominix» был новой разработкой противника, как и дроны второго поколения стартовавшие с него. В результате скоротечного огневого контакта калдарским пилотам удалось сбить восемь из десяти дронов, но все истребители были уничтожены. «Мастифф», потеряв щит и частично броню, сбил оставшихся дронов и подобрав выживших пилотов ушел в прыжок. Галленты не стали ему препятствовать.

Лейтенант Массарос не запомнил своего спасения кораблем носителем. Во время последнего боя ему удалось сбить два малых корабля галлентов, но получив критические повреждения, катапультировался. После возвращения, раненого, его отправили в космический госпиталь на поправку. Через два месяца после неудавшегося рейда молодой капитан Массарос провел рукой по своей новенькой форме. Рука задержалась на уровне сердца, где во внутреннем кармане лежал приказ о его назначении командиром экспериментального корабля нового класса «фрегат».
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#9
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Стек де Грасси


Четвертую пусковую снесло прямо при мне. Невидимая фреза прошлась по боку станции, срезая ажурное переплетение антенн, по пути сковырнув нарост пилонов пусковой установки БЧ-4. Автоматика вовремя схлопнула мембраны люков отсечения, но кессонкой все равно шарахнуло так, что на миг почудилось, будто глазные яблоки выскочили прямо сквозь окуляры визора.

Захлопнув забрало шлема и щурясь от рези в глазах, я нажал подбородком тангету переговорника. В мониторе появился командир базы флаг-майор де Грасси – в отутюженном парадном кителе, к которому не прилипло ни единой пылинки. Уголок рта командира чуть заметно кривился в свойственной ему бесстрастно-скучающей манере. И офицерский стек столь же привычно похлопывал по голенищу сапога.

Словно и не было этих кошмарных часов, словно всё только начинается: будто еще ревет, выворачивая желудок, баззер боевой тревоги и голос дежурного навигатора, срываясь на фальцет, дублирует бегущие в правой части монитора строки: «шестнадцать кораблей, из них восемь класса линкор… восемнадцать кораблей… двадцать четыре…» И ты, не успевая испугаться, натягиваешь скафандр, крутишь задрайки наплечников и все равно не веришь, что это уже всерьез, это уже не бесконечные, сидящие в печенках, тренировки. И что не хлопнет по забралу стек де Грасси и не рявнет в шлеме ненавистное «Отставить, малёк» с обычными презрительными интонациями бесящегося от безделья баронета, сосланного на богом забытую орбитальную батарею за какие-то прегрешения.

Но от этого бесконечно далекого прошлого нас уже отделяет четыре часа времени и восемнадцать жизней. Четыре часа, наполненных дробными рапортами боевых частей, гулом непрекращающейся стрельбы, криками в переговорник и борьбой за живучесть станции. И восемнадцать жизней одна за одной, восемнадцать потухших маркеров на планшете командного пульта. Остались лишь два огонька. Командира станции и мой.

Де Грасси чуть повернул голову и в хрустале монокуляра, закрывавшего левую глазницу, на миг отразилась панель мониторов рубки. Я невольно подобрался и с легким удивлением понял, что пытаюсь одернуть комбинезон прямо сквозь скафандр.

– Господин флаг-майор, – сипло пролаял я, слизнув каплю крови с губы, – четвертый пускач уничтожен, на третьем клинит поворот, но стрелять можно. Только оператора нет. Разрешите мне?
Командир надменно дернул уголком рта. Мне на мгновенье показалось, что сейчас прозвучит проклятое „Отставить, малёк“.
– Отставить, малёк, – невозмутимо бросил он и небрежно ткнул куда-то стеком, отчего по всей станции завыли колокола громкого боя. – Аварийная эвакуация.

У меня аж в селезенке зазудело, так захотелось двинуть этому напыщенному болвану. Всё зря! Восемнадцать жизней! Станция достанется узкоглазым, а этот самодовольный ублюдок спустится на планету не просто целым и невредимым, но и „настоящим героем“!

На бегу к секции спасательных капсул я с неописуемой сладостью представлял, как хрустнет под моим кулаком челюсть де Грасси, как он будет отфыркиваться кровавыми пузырями и отплевывать крошево зубов, как я наступлю на отлетевший в сторону офицерский стек и он громко треснет под ребристой подошвой ботинка…

Но секции спасательных капсул не было. Вернее, никто бы не решился назвать так металлопластовую мешанину обломков – результат прямого попадания калдарской торпеды. Я зажал тангету вызова и перекинул на монитор рубки картинку с камер шлема.

– В медблок, – незамедлительно отреагировал командир. – Готовность – две минуты.

Медблок, по сути, представлял собой гигантскую спасательную капсулу, которую можно при необходимости спустить на планету вместе со всем находящимся в нем оборудованием и пациентами. Беда в том, что запаливание пиропатронов для отстрела блока происходит снаружи. Одним из нас двоих. Я даже догадывался кем именно. И мне потом уже не удастся впрыгнуть в «отходящий последний фиакр».

Как я ни торопился, надсаживая дыхалку, а де Грасси уже прохаживался перед люком медблока, раздраженно поигрывая стеком. Не успел я остановиться, как стек уже обидно хлопнул по забралу и из шлемофона презрительно рявкнуло: «Живее, дохлятина! Марш в блок. Бегом!». Я рванул было к люку, но тут же недоуменно тряхнул головой и развернулся в сторону командира, вернее, попытался развернуться. Он собирался отстрелить отсек сам?! «Бегом, я сказал!» – рыкнул флаг-майор и хорошенько пнул меня пониже крестца, придавая ускорение в сторону диафрагмы люка.

И вот тут-то я ему врезал. Хорошо врезал, с разворота, от всей души. И за бесконечные ночные побудки, и за издевательское «отставить, малёк», и за вечное презрение его, за морду холеную, надменность баронскую, и даже за проклятый стек офицерский. И за всех ребят тоже врезал, кто сам не успел. Скотину эту высокомерную аж приподняло слегка. И даже послышалось, как сладко хрустнула челюсть.

А потом я закинул обмякшего де Грасси в медблок, задраил люк и отстрелил пиропатроны. Подобрал отлетевший в сторону стек и, похлопывая себя по бедру, понаблюдал, как гигантская спасательная капсула уходит в сторону планеты. Затем устало встряхнулся и тяжелой трусцой направился в сторону реакторного отсека станции.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#10
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Знание убивает.


Сигнал экстренного вызова проник сквозь сон. Отогнав остатки дремы, Коул Одер - командир галентского отряда эсминцев, подошел к интеркому и нажал на кнопку ответа.

- Капитан, у нас снова прорыв.

В голосе говорившего проскальзывали напряженные нотки. “Чертовы яйцеголовые” - подумал Коул - “Никогда не учатся на своих ошибках”.

- Сектор, маяк и код опасности – запросил он. Кроме этой информации ученые больше ничем не могли помочь ему.
- Сектор “9-Z”, маяк “FRBLG-1”, код опасности “красный” – скороговоркой выдохнул взволнованный ученый.

Первой реакцией Коула было удивление. Красный код опасности последний раз был использован несколько лет назад, да и то оказалось, что неопытный дежурный преувеличил степень угрозы. Однако пальцы, опытного командира уже забегали по клавиатуре интеркома, пробуждая корабль и приводя его в состояние боевой готовности. Также, по приказу командира, сигнал экстренной тревоги получили все корабли отряда. Быстрый взгляд на карту показал, что ближе всего к сектору прорыва находится его команда.

- Красный? Что Вы там снова устроили? Повесили на свои игрушки новое оружие?
- Эмм…, ученый замялся, - Командир, это экспериментальная модель, он существенно крупнее тех, с которыми Вам приходилось сталкиваться ранее. Его вооружения теоретически достаточно чтобы уничтожить одиночный эсминец.
- Это все? - с иронией поинтересовался Коул.
- Он оснащен новой разработкой системы Искусственного Интеллекта. Мы трудились над ней два года и теперь …

- Что еще? – прервал его офицер. Про себя Коул уже сообщил этому представителю нелепого семейства ученых все, что он думает о нем, его братии и искусственном интеллекте. Если они действительно надеются, что компьютеры, когда-нибудь смогут заменить человека в бою – что ж это их право. Он офицер вооруженных сил Федерации Галенте точно знает, что даже если на бумаге эта игрушка ученых “теоретически способна” уничтожить его эсминец, то на практике шансов у нее нет.

- Ээ… капитан, еще одно ... мы поставили на него микропрыжковый двигатель …
- Черт… - вырвалось у Коула. Похоже, что его маленькая личная охота, рискует превратиться в затянувшее общее сафари.
- Надеюсь, опознавательный модуль для прохождения ворот Вы ему не вмонтировали? -осторожно и с угрозой в голосе поинтересовался офицер.
- Нет, нет… что Вы... - явно с облегчением ответил ученый.

Коул Одер разорвал связь и направился на мостик корабля. День предстоял нелегкий, но интересный. Служба на этой станции, максимально удаленной от столицы Федерации, была скучна и рутинна. Ситуации, подобные сегодняшней, случались не часто и решались силами одного корабля, ближайшего к точке прорыва. Похоже, что ученые придумали им новое развлечение.

Проходя мимо кают экипажа, он с удовлетворением отметил, что за время его короткого диалога с дежурным, вся команда оперативно заняла посты, предписанные боевым расписанием, и уже заканчивала общую проверку систем корабля. Отличные ребята, большая часть служит с ним с момента его прихода на эту станцию.

Продолжая свой путь на мостик, он вспоминал, как попал в эту ссылку на дальнюю научную базу. После выпуска из академии, он за несколько лет дослужился до звания капитана и получил под свою команду звено эсминцев. В составе Федерального таможенного флота его подразделение участвовало в борьбе с контрабандистами на всей территории государства.

- Да, веселые были деньки. - Улыбаясь своим воспоминаниям, Коул отметил мягкую вибрацию, пробежавшую по всему корпусу судна – это включились маршевые двигатели. Теперь его корабль готов стартовать по первому приказу.

“Его корабль!” – это чувство невозможно описать. Оно рождается, когда ты первый раз вступаешь на мостик командиром и уже не оставляет тебя никогда. Корабль, командир, команда – именно таков рецепт, смертельно опасного для врага коктейля скорости, тактики и огневой мощи. За этот корабль капитан готов, не задумываясь, отдать жизнь, и лучшей наградой для капитана является осознание того, что его команда – самая лучшая во флоте.

И похоже, именно это желание видеть флот Федерации и свой эсминец максимально боеспособным, привели его сюда – в это болото рутины. На службе в таможенном флоте он стал замечать, что корабли контрабандистов становятся все быстрее и маневреннее. Как правило, это были легкие суда, произведенные ОКК (Объединенными Корпорациями Калдари). Его подразделению становилось все труднее решать поставленные перед ним задачи. Кораблям требовалась модернизация, а флотские чиновники продолжали тратить деньги только на разработку новых видов вооружений. И продолжали закупать дешевые, но устаревшие модели эсминцев производимых в Федерации. Он припомнил, как много раз вступал в дискуссию на эту тему с вышестоящими командирами. И в результате, кто-то из них поставил жирный крест на его карьере, отправив служить сюда, на эту богом забытую секретную исследовательскую станцию.

Для сохранения тайны место подобрано идеально. Окраина Федерации - система с единственными прыжковыми воротами и размером в пару сотен астрономических единиц. Достаточно расположить станцию на достаточном удалении от известных астрономических объектов и найти ее, если не знаешь координат, будет почти невозможно. Именно так поступали контрабандисты, которых он ловил в прошлом. Конечно, ради одной станции никто не будет закрывать всю систему целиком - здесь есть торговая станция Федерации и несколько баз ОКК на лунах, но никто пока не проявлял интереса к району космоса, который охранял Коул Одер. Служба, в основном, сводилась к поимке “беглецов”.

Пару раз в баре на станции, ему приходилось выслушивать рассказы слегка подпивших ученых о важности и перспективности работы, которой они здесь занимаются. Изначально, на этой станции создавались новые модели космических мин. Мины обучили опознавать вражеские корабли и двигаться в их сторону, а при подлете активировать заряд. Со временем, мины модернизировали в небольшие корабли, которые должны помещаться в трюм корабля и при необходимости, выполнять роль самостоятельных боевых единиц. Оборудованные маршевыми и маневровыми двигателями, а также собственными системами вооружения, эти аппараты могли бы представлять существенную угрозу противнику. Однако, ученые так и не смогли разработать программное обеспечение, которое позволило бы этим автономным кораблям действовать эффективно на поле боя. Тогда к делу были подключены специалисты по искусственному интеллекту. И почти сразу начались новые проблемы. Получившие свободу мысли и практически неограниченную автономию, аппараты, оснащенные ИИ, часто переставали реагировать на управляющие ими команды и, осознав себя самостоятельной личностью, пытались вырваться за пределы базы. Не ограниченные моральными принципами, они использовали вооружение и иногда пробивали себе дорогу на свободу.

Вот тут-то и подключался отряд Коула. Даже со всей своей недальновидностью, ученые никогда не забывали установить на своих творениях автономный и неотключаемый маяк с индивидуальным кодом. Это позволяло без труда найти, догнать и уничтожить ренегатов в окрестностях базы. Однако, сегодня “яйцеголовые” снова отличились. Оснастив своего первенца микропрыжковым двигателем, они дали ему возможность быстро перемещаться на огромные расстояния по всей системе. Похоже, поиск и отлов беглеца в этот раз будут интереснее, чем обычно.

- Командир на мостике – Голос вахтенного вернул его от размышлений к действительности. Коротко кивнув присутствующим, он начал отдавать команды своему отряду.

16 часов спустя, после того как беглец совершил почти двести прыжков по случайным координатам, эсминцу Коула удалось выйти в одну точку с ним и заблокировать его двигатели. Некоторое время автономный аппарат отстреливался и пытался укрыться в небольшом астероидном поле но, не обладая достаточным опытом, был быстро уничтожен. Совершая облет обломков, командир задумался: “Как же эти умники собираются доставлять корабли такого размера к месту сражения? Ведь он не поместится ни в один из боевых кораблей …”. Однако мысль его была прервана яркой вспышкой внутри астероидного поля. Такие небольшие поля обычно не фиксировались на звездных картах и сканерах. Если бы не случайный прыжок корабля с маяком, найти эту точку не удалось бы никогда. Форма астероидного поля также привлекла внимание опытного космолетчика. Складывалось впечатление, что астероиды специально собрали в сферу, чтобы спрятать какой-то объект в центре.

В состоянии полной боевой готовности эсминец начал осторожное движение к центру обнаруженной аномалии. Неожиданно на сканере начали появилятся отметки других кораблей.

- Два…шесть…восемь кораблей класса истребитель. – этот доклад прозвучал на мостике одновременно с докладом связиста о том, что приближающиеся корабли передают опознавательные сигналы Федерации. Коул позволил себе слегка расслабится. Появившиеся из-за астероидов корабли принадлежали союзникам - ОКК. Он с восхищением наблюдал за грациозными формами истребителей Калдари. Именно такие быстрые и маневренные машины он хотел бы видеть на службе флота Федерации…

Последнее, что увидел в своей жизни командир Одер – это появившиеся из-за астроида, незарегистрированные ни в одном звездном каталоге, прыжковые ворота. Все восемь кораблей Калдари одновременно открыли огонь по его эсминцу.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#11
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Перед войной


За три месяца до начала боевых действий.

Планета Галленте Прайм.

В галлентском Сенате царило оживление. Недавно полученная новость о том, что Объединённые Калдарские Корпорации скрывали факт колонизации большого количества систем, чем указывали в своих отчетностях, произвела эффект разорвавшейся бомбы. На несколько дипломатических нот протеста, направленных автономному правительству Калдари Прайм, ответа не последовало. Лишь на последнюю, самую гневную ноту протеста пришел по-калдарски сдержанный ответ о готовности к переговорам.

А галленте было из-за чего волноваться. Согласно полученным разведданным, на скрываемых планетах находились огромные запасы минеральных ресурсов и промысловых видов животных. В этих сокровищах очень нуждалась галлентская промышленность, которая, как и всякая развитая промышленность, задыхавшаяся от недостатков сырья. Кроме того, новые планеты априори становились новыми рынками сбыта для огромной промышленности галленте.

Именно поэтому было огромно нетерпение галлентских министров и депутатов, собравшихся в главном здании всей Федерации, символизировавшей мощь цивилизации.

С минуты на минуту должна была прибыть группа калдарских дипломатов, посланных для урегулирования конфликта. Хотя, все понимали, что в лучшем случае всё закончится требованиями калдарцев дать автономию новообретённым системам, Что случиться в худшем случае, все прекрасно знали, но предпочитали помалкивать.

-Дело-то всё в том, что набирающая, как это не прискорбно, мощь калдарская государственность нуждается в новых колониях, а мы их должны отобрать – говорил один депутат другому.
- Да ты смотри, потише, а то загребут…- отвечал ему товарищ.

В этот момент отворилась дверь, и в зал заседаний вошла группа в составе трёх подтянутых военных дипломатов и одного секретаря посольства. Именно им поручили попытаться урегулировать возникший конфликт с галленте. Пройдя на свои места, калдарский посол занял трибуну. Переговоры начались.

- Мы рады приветствовать вас на нашей гостеприимной планете - начал вступление МИД Галлентской Федерации. Дело было настолько важное, что сенаторы решили не использовать Министерство внутренних Дел для такого сложного случая.
- Давайте сразу к делу – прервал посол – Итак, вы вызвали нас для того, чтобы пояснить ситуацию с новоколонизированными системами?
- Именно так. Нам не нравиться то, что вы скрываете факты колонизации. Если вы забыли, то вы входите в состав федерации, и соответственно, все открытые вами земли тоже должны войти в её состав.
- Теперь мы больше не входим в состав вашей Федерации.

Это заявление громом прозвучало в зале Сената. Повисла звенящая тишина

Планета Калдари Прайм.

Пока в Сенате федерации шли бессмысленные по своей сути дебаты, на родине Калдари вовсю шло обсуждение планов подготовки к будущей войне. Собрались главы ведущих корпораций, министры. Велось обсуждение плана эвакуации населения в случае блокады и подготовка к переводу промышленности на военные рельсы. Выступал Ярошек Мирдоков, министр военного хозяйства.

- Итак, господа промышленники, как идет работа над сборкой военных фрегатов и их усовершенствование?
- Всё идет отлично, господин министр. На первые месяцы конфликта того количества истребителей, которыми располагают наши ВКС должно хватить с лихвой, особенно если не вступать в лобовые стычки с превосходящими силами противника.
- Это хорошо - сказал министр – Когда примерно мы будем готовы начать военные действия?
- Месяца через три, не ранее. Поэтому пока самое разумное – отдать инструкции дипломатам затягивать переговоры и исходить из того факта, что ОКК- полностью независимое государство.
- А что вы думаете относительно того, куда мы будем эвакуироваться в случае блокады?
- Наиболее рациональное – в новые, неизвестные противнику системы. Для этого необходимо обеспечить оборону прыжковых врат.
- Какая к черту оборона! Выкрикнул в негодовании командир 7-й эскадры Калдарских ВКС – Лучшая оборона – наступление, и если мы начнём сами прессовать галленте, то они сами вскоре пойдут на уступки.
- Угу, а к тому времени, когда они пойдут на уступки наши планеты будут раскатаны в 20 миллиметровые пластины,- сказал командующий ВКС.- Нет ребята, спешка сейчас противопоказана, затягивайте переговоры. Через три месяца проведем диверсию, которая даст начало войне. А пока – наращиваем потенциал. Задание ясно?
- Так точно! – громыхнул зал.
- Хорошо. Заседание объявляю закрытым.

До начала войны осталось три месяца…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#12
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Родное небо.


Звезды.… Еще с детства они манили меня к себе … Поздними вечерами мы с Витом смотрели на них и мечтали. Мы представляли черные неисследованные глубины космоса, жаркие схватки с пиратами. Одним словом – романтика. Неудивительно, что мы с моим другом, Витаймом Кенда, поступили в летную школу и вскоре стали пилотами ВКС.… Как давно это было! Словно в другой жизни! Война.… Эти пять букв навсегда изменили судьбы миллиардов. Я был на Калдари Прайм, когда Галенты начали ее блокаду. Мое звено находилось на отдыхе, на планете, но ему не дали подняться. Командование считало, что удастся мирно договориться с Галентами. Но диверсия в куполе подводного галентского города перечеркнула все мирные переговоры. Федерация отреагировала мгновенно, начав орбитальные бомбардировки и высадив десант. Почти все наши военные базы были разрушены бомбардировками, и десант на планете пришлось встречать практически голыми руками. Силы были не равны, и нам пришлось отступить в горы. Уже несколько лет мы продолжаем партизанскую войну. Уже несколько лет я не был в космосе…

Корабль-разведчик вышел из Варпа в 15 километрах от флагмана. 43 эскадрилья “Скорпион” уже две недели находилась в свободном поиске. Скоро возвращаться за боеприпасами на базу, короткий отдых – и снова в бой. Капитан Витайма Кенда задумчиво смотрел, как разведчик почти приблизился к флагману их эскадрильи.

“Значит, сейчас начнется”- подумал капитан. Возле развед-корабля возник контейнер, который тут же подхватил флагман.

- Внимание, всем кораблям, начинаем разгон в сторону V луны! – разнесся по рубке голос командира эскадрильи, майора Шистален Войрас.

Пальцы Вита привычно пробежали по клавиатуре управления кораблем, и фрегат начал разгон в указанном направлении. Он уже привык к этому новому классу кораблей, но все же скучал по своему старенькому истребителю. В нем он чувствовал себя намного увереннее. Там он отвечал только за себя – теперь он все время подсознательно чувствовал ответственность за экипаж “Ночной Звезды”. Но орудия убийства продолжали совершенствоваться в ходе этой долгой войны, и вооружения одноместных истребителей уже не хватало для эффективных боевых действий.

Вит почувствовал легкое головокружение и понял, что эскадрилья совершает варп-прыжок. Разведчик поработал на славу – “Скорпион” вышел из варпа в 15 километрах от галентского линкора. Скорость, теперь главное – скорость. Легкие фрегаты закружили свою смертельную карусель вокруг вражеского корабля. Но вот у линкора раскрылся дрон-бэй, и в битву включились новые персонажи – боевые дроны. Вит всегда сравнивал их со сторожевыми собаками – такие же злые и верные своему хозяину. Лицо Вита исказила злая улыбка – жить этому “хозяину” оставалось считанные секунды, и его “псы” ничем не могли уже ему помочь. Пока дроны не были серьезным противником для фрегатов, но Вит понимал, что вскоре по эффективности они вполне смогут сравниться и с ними.

- Внимание, говорит Скорпион -13, в систему входит вражеское крыло!

“Пора смываться”, – подумал Вит, – “с тяжелым вражеским крылом нашей эскадрильи легких кораблей не справиться”. Экраны осветила яркая вспышка – вражеский линкор рассыпался на атомы.

- Отходим! – короткая команда командира была тут же выполнена всеми кораблями. Через несколько секунд на поле битвы появились пузатые линкоры Галентов, но воевать им было уже не с кем – легкие корабли Калдарцев покидали систему…

43 эскадрилья возвращалась на базу. “Сколько еще будет продолжаться эта война?”- думал Вит, - “Федерация все еще остается сильным противником, а у нас не хватает сил для окончательной победы, сражение при Йен-Ауста прекрасно это доказало. Чертовы Галенты! Слишком гордые, чтобы принять нашу независимость!”…

Операция была разработана прекрасно. На этот раз нашей целью был космопорт. Для такого масштаба мы должны были скоординировать действия пяти партизанских отрядов. На интеркоме замигал зеленый индикатор вызова. Странно, связь с командованием должна была состояться только завтра, после успешной, как я надеялся, операции. Лишний вызов был ни к чему. Галенты, конечно, те еще электронщики, но все же лишний раз давать возможность запеленговать их местонахождение ни стоило.

- “Надежда”, “Надежда”, я “Рекс-17”, на связи, - ответил я на вызов.
- “Рекс-17”, я “Надежда”. Примите код “три девятки”, ждите дальнейших распоряжений, как приняли?
- “Рекс-17”, я “Надежда”!!! Как приняли код “три девятки”?!!

- “Надежда”, я “Рекс-17”, код “три девятки” принял! – сказал я дрожащим голосом и отключил связь. “Три девятки” означали приостановление боевых действий! Неужели мы отстояли свою независимость?! Судя по обрывочным данным, которые доходили до нас, война продолжалась с переменным успехом. Ни одна из сторон не хотела идти на компромисс. Что же изменилось? Ответ мы узнали на следующий день. Нам дали координаты эвакуации с планеты. Компромисс был найден. Мы отстояли свою независимость, но за это мы дорого заплатили. Мы оставляли свою родную планету Врагу…. Ту планету, за которую мы держались из последних сил…. Ту планету, с которой меня впервые позвали к себе звезды…

На эвакуационном корабле меня ждал приятный сюрприз - мой друг детства Витайма Кенда. Когда началась война, он был в дальнем патруле, и, в отличие от меня, он всю войну провел в космосе. Он всегда старался держаться нашей родной системы, и одним из первых вызвался помогать эвакуации оставшихся на Калдари Прайм Калдарцев. Вит и рассказал мне, что помогло помириться двум цивилизациям. Оказывается, разведчики Федерации натолкнулись на еще одну цивилизацию.

- Представляешь, гуманоидная раса религиозных фанатиков с имперскими замашками! – рассказывал мне Вит,- да еще постоянно твердят о своей Избранности. А еще, говорят, у них есть рабы! Какая-то раса темнокожих…

Но я уже не слушал своего друга. Я прощался со своей планетой. А в душе у меня еще тлела надежда…. Надежда на то, что мы еще вернемся сюда, и Калдари Прайм снова станет нашей...
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#13
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Катализатор


Выдержка из аналитической записки Департамента информации Службы безопасности Галлентской Федерации, гриф ОВ, только для сведения Директора СБГФ, Руководителей Департаментов СБГФ, а также замещающих их лиц.

"…Таким образом, резюмируя результаты проведенного анализа, можно сделать следующие выводы:

1. Происходит активное расслоение населения Федерации по национальному признаку и принадлежности к структурам ОКК. Данные факт обусловлен, в первую очередь, проводимой руководством Калдари политикой обеспечения преференций при зачислении в штат корпораций лицам т.н. "титульных калдарских" национальностей – немцам, австрийцам, потомкам выходцев со Скандинавского полуострова, а также тяготеющим в последнее время к ОКК японцам (с учетом наций-сателлитов).

2. Имеются веские основания предполагать, что руководством Калдари в тайне от федеральных властей проводит масштабные работы по исследованию прилегающих к территории Федерации звездных систем, а также по созданию в них незаконных планетарных поселений, преимущественно носящих промышленный характер. Не вызывает сомнений причастность Службы внутренней безопасности ОКК (самоназвание "Немезида") к организации данных работ.

3. …"


- Что Вы видели, Гюнтер? Вы отдаете себе отчет, что и десятой части Вашего рассказа может с лихвой хватить для отстранения от полетов и обеспечения Вас пожизненным бесплатным питанием в желтом доме?
- Докладываю - в 13:40 по внутрекорабельному времени 17 октября, в ходе проведения планового исследовательского рейда разведывательного фрегата Heron-13b8 в системе "Obe" мной, капитаном Гюнтером Ньемененом, установлен контакт с кораблем неизвестной принадлежности...
- Стоп, стоп, стоп! Это мы уже слышали. У Вас нет абсолютно никаких доказательств своих слов - носители всех фиксирующих устройств корабля чисты, как помыслы младенца! А я напомню Вам...

Седеющий мужчина в строгом костюме, сидящий во главе авторитетной комиссии, начинает заметно повышать голос. Указательный палец обвиняюще устремляется на меня, а затем в потолок. Может быть его владелец хочет пробить дыру, чтобы посмотреть в темнеющее небо Калдари Прайм и хоть там отыскать так необходимые почетному собранию доказательства моей вменяемости.

Но мне, по большому счету, уже наплевать. Я уверен в своей правоте и готов пойти на все, чтобы отстоять свое имя.

- Да!
- Что Вы сказали? Я не спрашивал Вас, Ньеменен! Потрудитесь проявить хоть немного уважения к руководству "Немезиды"!

"Немезида", тайная служба ОКК. Где они только откопали это словечко? Из архивов "Эпохи Открытых Врат"? Говорят тогда Землю можно было потрогать руками. И что она обозначает, эта Немезида?

- Да, я согласен на ментоскопирование!

Тишина. Они удивлены, очень удивлены. Я бы и сам удивился, если бы услышал, что кто-то добровольно согласился испытать несколько часов адской боли приправленные не сильно отличной от единицы вероятностью последующего безумия. Ну и хрен с ним.

- Я, капитан Гюнтер Ньеменен, добровольно выражаю согласие на прохождение ментоскопирования в целях установления полных и достоверных деталей инцидента, произошедшего в системе "Obe".
- Вы понимаете, на что идете?! Вы осознае... А, черт с Вами! Честно говоря, Вы порядком всех нас упарили. Дел невпроворот, контрразведка СБГФ кругами вьется, скоро голова закружится, и Вы еще тут со своими загадками.
- Я полагаю...
- Помолчите. Властью, данной мне руководством Конгломератов Калдари, назначаю проведение медицинской процедуры "Ментоскопирование" в отношении капитана Ньеменена на 10 часов утра по времени Калдари Прайм 25 октября сего года. И не для протокола - ты все-таки дурак, Гюнтер.
- Так точно!

Вне очереди. Гриф ОВ. Только для сведения Директора СБГФ, Руководителей Департаментов СБГФ, а также замещающих их лиц.

"Согласно полученной оперативной информации, пилотом разведывательного фрегата Калдари в системе "Obe" установлен контакт с неопознанным кораблем. Первичная оценка конструкции корабля позволяет сделать вывод, что имел место контакт с Джовианцами. В регионе "The Forge" Службой контроля пространства ВФ зафиксировано стягивание крупных сил корпоративных флотов Калдари, в том числе нескольких соединений новейших фрегатов ракетной поддержки класса Kestrel, к системе "Obe"

...Больно что-то. Вроде не пил вчера. А что делал? Не знаю. А зовут как? Николай? Что за имя такое, откуда взялось. И кто так кричит громко? У-у-у-у! Может в ответ покричать? А-а-а-а-а-а!

- Что ты вопишь, капитан?! Отошел? Отличненько. Стенд ап, плиз, как галленты говорят. Вставай, вставай, по стеночке, аккуратно. Одежду видишь? Ну вот и хорошо, значит зрение не отказало. А то уж думали хана, три дня валялся как бревно.
- Кто кричит? Пусть потише кричит. Не могу.
- Это не кричат, капитан, это сирену включили, чтобы нам сообщить, что сматывать пора. Как у нас говорят: Доминиксы с орбиты сошли - к бомбардировке.
- Куда? И что со мной теперь будет?
- А что будет? Все нормально будет. Полетаешь еще, повоюешь. Результаты процедуры твои слова подтвердили. Из-за этого считай и заварилось.
- С кем воевать?! Какие слова?! ЧТО ЗАВАРИЛОСЬ?!
- Тихо, тихо. Кричать вредно тебе пока. Быстро собрался и за мной, для тебя специально выделили спасательный бот, на орбите ждут. Ты пока единственный, кто встречался с Джовами, поэтому тебя ценят, любят и, по возможности, будут лелеять. Но для того, чтобы тебя лелеяли, сначала убраться с планеты надо. А то не увидишь ты своих весталок, понял, капитан?!

...Может и не увижу. Доминиксы еще и дронов имеют, быстрых таких сволочей, мелких. А спасательный бот ничего не имеет кроме движка и варпстаба. 1:0 в пользу Доминиксов. Точнее 0.5 к одному. Потому что я жив еще. А бот нет. Лежит и горит, бедолага. Зато я выбрался. От удара голова перестала болеть. Да еще сигареты нашел в кармане комбеза. Кругом сплошные плюсы.

Еще пару затяжек и пойду куда-нибудь. К горам нельзя - там грохотало сильно минут 10 назад, галленты отбомбились наверное. Пойду в другую сторону, вроде озеро там блещет. Озеро навряд ли бомбить будут. Хотя кто их знает.

Но, думаю, все равно Федерации спокойной жизни теперь не будет. Да и нам, наверное, тоже. Я ведь хорошо запомнил знак на корме корабля Джовов.

Белый прямоугольник, а внутри крест накрест синие полосы. Где-то видел я его, в архивах что-ли...
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#14
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Сдайте оружие.


- Сдайте оружие.

Каждый раз он немного вздрагивал от этой фразы. Откуда в нем этот страх? Дурацкая формальность на выходе из базы. Дурацкая формальность в мире, где убить можно тысячей способов, куда более изящных, чем эта железяка, давно являющаяся просто частью мундира. Ее сдача - часть традиции, не более того.

Но почему он каждый раз вздрагивает?

***

Непроницаемая пленка растаяла на мгновение и в его кабинку хлынул вечерний коктейль из звуков, запахов и смешения массы оттенков. Нет ничего красивее, изящнее галлентских клубов. Свобода, легкость, мягкость, раскрепощение. Иногда ему казалось, что рано или поздно это должно заполнить собой всю Империю. Как идеальное решение. Идеальный подход. Идеальный ответ на большинство вопросов.

Иногда ему так казалось. Но не сейчас.

Вместе со всем остальным, картинка внешнего мира, хлынувшая секунду назад в его уединенное пространство, принесла напряженное лицо диктора на мониторе. Не было слышно, о чем тот говорил, но с таким выражением лица сегодня можно было говорить только об одном. Да, собственно, о другом сейчас и не говорили. Сам он здесь был по той же причине.

Знакомая фигура заслонила и диктора, и большую часть бара. Он и забыл, каким здоровым детиной был этот парень. Даниэль решительно шагнул в полумрак кабинки, вытянув руку в старомодном, как и его имя, приветствии:

- Давно не виделись.
- Да уж, вас, штабных крыс, не разыщешь просто так.
- Это точно. Особенно сейчас.

Оба заметно помрачнели. В воздухе зависла неловкая пауза. Лучше уж перейти прямо к делу.

- Спасибо, что пришел. Я знаю, что сейчас тебе тяжело и не до меня...
- Не выдумывай.
- ...но мне очень нужен твой совет, как человека, обладающего информацией.
- Есть некие границы.
- Я о них знаю и злоупотреблять дружбой не собираюсь. Мне нужно от тебя ровно столько, сколько ты можешь дать.
- Слушаю.
- Что будет дальше?
- Неплохое начало.
- Даниэль, мы бомбим Калдари Прайм. Мы, все из себя самые свободные, самые цивилизованные, самые лучшие, бомбим Калдари Прайм.
- А чего ты хочешь после Ноэлля?

Он присел, взглянув на меню, но затем снова перевел взгляд на собеседника.

- Не знаю, все это ужасно, но хотел я не этого. Поэтому мы и здесь.

- Послушай. Какими бы цивилизованными мы себя не представляли, все это слетает в мгновение, когда ты окажешься там, в Ноэлле. Слетай. Впрочем, не советую, на самом деле.

- Я был там с первого же дня. Две недели в спасательном отряде. Неважно. Это ничего не меняет. Смерть не может быть мотивом для другой смерти. Если бы ты был там, не с министерским визитом, а в завалах, с ночевками, по-настоящему среди всего этого, ты бы понял. Смерть может быть только причиной предотвратить другие.

Даниэль пристально посмотрел на него, откинувшись на спинку дивана. Совсем как в те долгие вечера в академии. Только взгляд его стал другим.

- Я спрашивал тебя тогда, спрошу и сейчас - зачем ты стал военным?
- Мой ответ с тех пор не изменился - чтобы защищать.
- Да уж. Не изменился ни твой ответ, ни ты сам.
- Так вот, защитить всех тебе не удастся. Впереди много крови. В том числе и крови наших людей. Считай это секретной информацией из штаба. Тебе будет кого защищать.
- Если калдари уже не наши, то за что мы с ними воюем? Почему бомбим города?

Даниэль кажется был застигнут врасплох такими вопросами после атмосферы прямолинейной и безапелляционной правоты, царившей в галлентских высших военных кругах. Похоже, единственное, что мог вызвать у него сегодняшний разговор, это раздражение. Все аргументы разбивались как об скалу. Он не слышал. Не хотел слышать. Наконец, раздражение его достигло предела. Он явно не это хотел услышать сегодня вечером.

- Послушай, времена студенческих споров давно в прошлом. Зачем ты позвал меня? Ты так ничего и не спросил. Если я захочу, чтобы мне попытались промыть мозги антивоенной пропагандой, я включу ящик. Если ты хочешь поговорить о деле... ну, не знаю... вопросы карьеры, перевода в хорошее место...
- Собственно, у меня к тебе один очень важный вопрос. Всего один.
- Ну, так-то лучше. Слушаю тебя.
- Сколько стоит одна человеческая жизнь?

- Тьфу ты, черт тебя дери. Ты издеваешься, да? Отпроситься на вечер в нынешнем режиме, лететь полтора часа, сидеть здесь, так ничего и не заказав поесть и выпить, чтобы слушать это. А?! У тебя совесть есть? Как ты мог скатиться до такой банальной ерунды? Мы в мыльной опере?

- Для меня это очень важный вопрос. Возможно, самый важный вопрос в жизни. И ответ на него можешь дать только ты.

- Вот только льстить не надо, ладно? Боже, как это все беспомощно, как это по-галлентски, ты уж меня прости. Хочешь знать мой ответ? На фоне орбитальных бомбардировок, когда счет идет на солнечные системы с десятками планет и сотнями лун, цена человеческой жизни ничтожна. Уж извини за прямоту. Песчинка. Пыль. Ничто. Есть интересы миллионов, миллиардов, рождающие энергию для принятия действительно важных решений. Чем я и занимаюсь. Ты удовлетворен?

- Вполне.

Даниэль раздраженно поднялся. Было видно, что он крайне разочарован и спешит поскорее покинуть клуб. Впрочем, это уже не имело никакого значения.

- Прекрасно. У меня еще куча дел. Тогда до скорого.

- Прощай.

На лице Даниэля застыло удивление. Не очень понятно, когда именно оно появилось. В момент последней реплики или после резкого удара, больше походившего на пощечину. В современном мире есть столько изящных способов убить человека. Безжизненное тело Даниэля рухнуло обратно на диван. Весьма неудачно, что с учетом его веса затруднило извлечение идентификационного чипа.

***

Связаться с нужными людьми было не так и сложно, учитывая тот простой факт, что калдарские Корпорации взяли к себе многих людей из государственных военных структур. Раскол прошел через, возможно, не самое монолитное, но довольно переплетенное связями общество. Они спросили, что они могут для него сделать.

- Спасите как можно больше людей.

Передав информацию, он отправился на службу. На душе было паршиво. Он думал станет легче, но не стало.

***

Вечером, подходя к посту, он сразу заметил две группы, которые помимо стандартных часовых ждали его, всячески пытаясь не светиться. Подойдя ближе, он устало улыбнулся молодому парню на посту, руки которого сегодня слегка дрожали.

- Сдайте оружие.
- С удовольствием.

Впервые он ждал эту фразу.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#15
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng

Блокада


Shiko Kogamari вот уже который час пытался взять себя в руки.

Быть старшим связистом на флагмане калдарского флота сопротивления подразумевало огромную ответственность, необходимость постоянно вслушиваться в радио-эфир и быть готовым тут же доложить адмиралу о донесениях с других кораблей, равно как и самому быть готовым передать донесения от адмирала. И каждый раз он находил невозможным для себя на долго сосредоточится только на своей работе.

***

Еще каких то 2 месяца назад, он лейтенант в отставке, провожал лично вместе с женой своего сына в военную академию. Уже тогда способности мальчика были замечены. Неудивительно что однажды агенты федерации прислали официальное письмо с многообещающим предложение поступления в одну из лучших военных академий федерации на Галленте Прайм. Академии приписанной даже не ко флоту, а к военной разведке.

Через неделю вся семья уже садилась на лайнер до системы Luminaire. Но конечной точкой на удивление рекрутеров стала не 6ая планета, а ее сосед - 7ая планета в системе.

Как старый вояка Shiko знал толк в военном обучение, и когда сын решительно выразил желание следовать по стопам отца, не осталось никакого сомнения в том кому учить сына военному искусству.
Дипломатические отношения между республикой Акура и Объеденными Корпорациями Калдари развивались стремительно. И хотя и те и другие входили в состав федерации Галленте, отношения между ними развивались особенно тесно и независимо.

Сразу несколько корпораций вызвалось завершить терраформинг родной планеты Акура, сделав жесткий климат суровой планеты куда более мягким благоприятным, а в последствии стартовал и террафоминг других планет в системе. Не удивительно, что и новые колонии начали образовываться сразу после в соседних системах.

Стремление, эффективность, преданность своему делу. Все это так было близко его родной республике, и самому Shiko лично. Ну и конечно же военные традиции. Калдари издревле славились своей военной дисциплиной.

И когда Shiko объявил своему сыну что тот поступает в военную академию на Калдари Прайм, секундное удивление тут же сменилось молчаливой улыбкой в знак солидарности. Еще через секунду оба уже безобидно хохотали над нерадивыми рекрутерами федерации.

***

Теперь же Shiko не мог простить себя самого за принятое решение.

Новость о том что Калдарские Силы Сопротивления якобы провели диверсию против населения галленте на Калдари Прайм, и федерация ответила на это орбитальной бомбардировкой, повергла Shiko в шок. Конечно федерация не стали бомбить мирные поселения калдари, но академия в которой обучался сын была приписана к военной базе далеко от любых населенных пунктов.

Вынужденный сдерживаться перед женой, когда к новости о бомбардировке планеты добавилась еще его решение вернутся во флот, Shiko тем не менее молчаливо терзал себя сам за двоих.

Пребывая на мостике, "Стекляными" глазами Shiko глядел в черную бездну космоса. Одной из точек в этой бездне была та самая планета.

Уже 4ый день их флот блокировал врата в систему Pettinck, и несмотря на кажущуюся невозможность небольшому флоту корпораций противостоять огромному флоту федерации, они тем не менее все так же занимали свое место блокады на вратах. 7 подразделений галлентского флота уже пытались уничтожить блокаду, и каждое следующее включало в себя все больше кораблей, и все более тяжелые единицы. И раз за разом атакующие несли огромные потери. Среди калдари же был потерян только один крейсер-логистики.

Казалось будто адмирал Yakiya Tovil-Toba был ясновидящим, по тому как хирургически точно он принимал каждую следующую волну пытавшуюся прорвать блокаду. Результат обороны был просто ошеломляющий.

Как старший связист Shiko получал больше информации чем кто либо другой на мостике, и так же постепенно начал понимать почему федерация не пытается уничтожить блокаду много большими силами.

Новообразованый флот Калдари, состоящий из военных подразделений 6 крупнейших корпораций, нынче был разбросан по всему созвездию. И короткими рейдами на военные базы федерации, так же заставлял федерацию держать свой флот разделенным на более мелкие подразделения.

Контрольный центр всей военной операции располагался, прям тут, на этом самом мостике.
Сейчас Yakiya стоял неподвижно, заложив руки за спину, и как и Shiko вглядывался в тьму космоса.

Кульминацией напряженного молчания стал шум в наушниках Shiko. Через мгновение послышался и голос на калдарском: - Говорит тушканчик у фермы, последняя черепаха покинула болото!. - Shiko на автомате перевел кодированное сообщение, и уже через мгновение доложил адмиралу: - Сэр, скаут на вратах к Algogille докладывает что последнее резервное подразделение федерации покинуло систему через врата.

Это означало, что в системе оставалось только 2 военных подразделения. Их блокада, и галлентское подразделение осаждающее, бомбардирующее, и высаживающее десант на Калдари Прайм.

- Отлично. Всем кораблям взять разгон на Калдари Прайм, - отдал распоряжение адмирал. - Транспортам пропрыгнуть в систему и быть готовым к прыжку на орбиту Калдари Прайм!

Томительная минута последовала после. Shiko отдал распоряжение адмирала по связи всему флоту, связисты на каждом корабле доложили о сообщение своим капитанам, капитаны дали распоряжения своим пилотам и навигаторам, и только потом запоздало каждый корабль начал разгоняться, выполняя приказ адмирала... Даже в нынешний век космически полетов и отличных систем связи, аннулировать такие задержки никак не получалось, и каждый понимал, что с этим надо просто мириться, как оно есть.

Когда последний корабль вышел на разгон, и капитаны доложили о своей готовности, последовала команда к прыжку.

Первым, разумеется, был сам флагман, с различной задержкой за ним последовали и остальные.

***

Та сама крохотная точка в космосе постепенно выросла в планету занимающая почти все видимое на мостике пространство.

Флот был на затемненной стороне планеты, и можно было свободно видеть на темных материках признаки огромнейших мегаполисов... а так же краснеющие "шрамы" от орбитальной бомбардировки.
На близкой орбите планеты стройными рядами расположились "точки" флота федерации.
Все стандартно, все по доктрине космических баталий федерации.

Ближе всего к планете располагалось звено Доминиксов, которое одновременно выполняли роль бомбардиров, и десантных транспортов. На каждом доминиксе было по 6 350-миллиметровый рэилгана, а стандартное звено из 5 пилотируемых файтера сейчас заменяло звено десантных транспортов.
Следующим рядом шло артиллерийское звено мегатронов, каждый экипированный 7ю 425мм рэилганами, и напиханный вспомогательной электроникой и дополнительными сенсорами по самое не балуйся.

Заключительным рядом было еще одно звено доминиксов, на этот раз с полноценым звеном файтеров на борту, и тяжелыми нейтронными бластерами, готовых аннигилировать любого глупца посмевшего сунутся в близь.

Глупцов галлентам сегодня никто не преподнес.

Калдарский флот "вырос" чуть более чем в сотни километров от доминиксов.

Первыми "стенкой" дружно крыло к крылу стояли raven'ы, чуть поотдалее за ними звено blackbird'ов, и еще чуть дальше звено osprey'ев.

- Торпедным расчетам - фронтовое звено доминиксов ваша цель, готовьтесь брать в цель файтеры как только они появятся на ваших радарах, крылатым ракетам - первичные цели файтеры доминиксов, вторичные - сами доминиксы. Blackbird'ы - мегатроны первичная цель вашей электроники, вторичные цели - файтеры доминиксов. Осаждающее звено доминиксов пока игнорировать. Osprey'и, будьте готовы откачивать щиты флоту по ситуации.

Очередная задержка в командах, и вот в черноте космоса понеслись первые торпеды.

Почти тут же в наушниках у Shiko раздались жуткие помехи, а на экране радара Shiko так же мог наблюдать присутствие небольших помех. И это было "цветочками" для союзных сил, для врагов все было куда плачевнее.

Звено мегатронов, которое по логике должно было сейчас поливать флот калдари тоннами снарядов разогнанных до неимоверных скоростей, все так же тихо висело и не проявляло никаких признаков активности. Капитаны мегатронов должно быть чуть ли не кипятком щас писали от беспомощности.

Еще через короткое время от боковых шлюзов доминиксов начали отделяться крошечные точки, и с приличной скоростью начавших сближение с флотом.

Наши raven'ы и blackbird'ы не заставили себя долго ждать, встречная делегация из крылатых ракет понеслась вслед за более шустрыми тяжелыми ракетами с blackbird'ов. Еще на половине пути все файтеры были уже уничтожены.

Тем временем первые ряды торпед уже достигли сами доминиксы, слизав в мгновение тощие галлентские щиты, они принялись грызть им броню.

Спустя считанные минуты все было закончено. Осаждающий флот галленте был разгромлен в сухую.
Почти сразу же близь орбиты стали всплывать другие корабли. Все больше и больше, и вот уже казалось бы вся корона атмосферы планеты усажена маленькими точками. Но то было вовсе не подкрепление от федерации, это наши транспорты были готовы высадить десант для эвакуации всего населения планеты.

Впервые за 4 дня Shiko позволил себе вздохнуть с облегчением. И тут же вознес молитву предкам: "Только бы мой сын был жив...".

***

Шаттл стоящий в доке, казалось бы целую вечность не собирался открывать люк шлюза. Наконец когда он открылся, по трапу быстро начали спускаться люди, вперемешку гражданские и военные.
Несмотря на то что корпорации выделили ВСЕ свои транспорты для эвакуации населения Калдари Прайм, позже выяснилось что на транспортах не хватает места, и тогда людей начали принимать и на другие корабли флота.

Впервые Shiko использовал свои связи во флоте ради собственной выгоды, а именно распорядился, что б шаттл на котором окажется его сын, был переправлен на флагман.

И вот сейчас он пытался разглядывать лица всех новоприбывших пассажиров. Казалось было уже отчаявшись что его сын почему то не оказался на этом шатле, Shiko наконец таки уловил что-то знакомое в толпе.

Момент спустя Shiko одолело смятение. Лицо, в которое он вглядывался, безусловно, принадлежало его сыну, но казалось, будто его сын вдруг постарел лет на 5. Два глаза так же озабочено ищущих кого-то в толпе не были глазами юнца, так знакомых Shiko. То были глаза сильно повзрослевшего мужчины.

Иллюзию и смятение разрушил момент, когда оба взгляда, наконец, встретились, и из уст юноши вырвалось радостное и взволнованное, - Папа!...
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#16
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
Обсуждение рассказов - в этой теме.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.




0 посетителей читают тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users