Перейти к содержимому

Donate
На хостинг
ISK за переводы
до 75kk за 1000зн.
Хроники EVE
Сборник
Новичкам
Полезная информация
Фотография

Eve-Лит-ру #2: рассказы


  • Закрытая тема Тема закрыта
13 ответов в теме

#1
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
1. Свобода.

- Вольно.

Пилот в центре кабинета закинул руки за спину. Он был невысокого роста крепкого телосложения, затянут в синий мундир. Чёрные холодные глаза были прищурены, как от ветра. Лицо спокойно не напряжено. Чёрные прямые волосы зачёсаны набок. Ничто на лице не выдавало ни мыслей, ни чувств. Он был словно статуя.

- Вам поручено ответственное задание. Вам предстоит колонизировать одну из «ничейных» систем, - продолжил офицер, пытаясь заглянуть внутрь, под броню. Безуспешно. - К сожалению, у нас не хватает возможностей для полного её присоединения, однако мы надеемся использовать эту систему в качестве временной сырьевой базы. Вам предоставлены транспорты, снабженные всем необходимым для основания форпоста, а также эскорт из нескольких кораблей сопровождения, под управлением пилотов вашего подразделения. И ещё мы не можем распылять свои силы на защиту столь отдаленных систем, поэтому вам придётся надеяться только на себя. Всё ясно?

- Так точно, - ничто не изменилось в его лице, только злобный огонёк зажёгся в бездонной глубине его чёрных глаз.

- Подробности, координаты и позывные отправлены в бортовой компьютер. Вы свободны.

Пилот развернулся на каблуках и вышел из кабинета.

Крайт Зи – лучший пилот флота Кальдари, командир боевого крыла, образец субординации, крайне дисциплинирован, чрезвычайно предан. Вот как могло описать его начальство. «Верный пёс Кальдари»,- так говорили о нём враги. Он всегда оставался победителем. За годы службы он не потерял ни одного члена экипажа. Он сумел сформировать отряд, в котором все были не просто сослуживцами, но братьями. А над ними Крайт возвышался не как командир, старший по званию, но как отец. Но никто не знал и даже не мог представить, что скрывается под внешней бронёй, за спокойным холодным лицом.

Крайт был крайне свободолюбив; служба была ему в тягость; уставы, инструкции и правила давили на него. Но он был готов терпеть всё это на земле, ради той свободы, которая давалась ему в космосе. Он не просто любил летать, полёты были его жизнью, частью души. И он выполнял все своды только ради того, чтобы его не отстранили от полётов. И теперь его несколько ограничили.
Сейчас Крайт чувствовал разочарование… хотя нет, мягко-то сказано… ему хотелось выругаться или вернуться и наорать на вышестоящего офицера, но снова уставы, уставы, уставы. Он не штатский бюрократ, не водитель колымаги, которой кто-то с больной головы дал гордое имя «корабль». А ему всучили работу, с которой какой-нибудь третьесортный снабженец запросто справился бы, и ему не пришлось бы ломать себя. Может не стоило ему укладывать себя в рамки и скрывать свой характер? Он боевой пилот. Таки не удержался. Чей-то теперь уже помятый ящик полетел куда-то вперёд. Испуганный владелец выглянул из-за угла. Слабый огонёк в глазах Крайта разгорелся, теперь в глазах бушевал пожар.

И сейчас у него отбирали ту свободу, ради которой он терпел эти треклятые правила. Второй удар… Ящик скатился с лестницы. Хозяин передумал спорить и быстро нырнул обратно. «И правильно сделал, - проводил его глазами Зи». Его отправили к чёрту на куличики, где стрелять можно будет разве что по астероидам, потому что никто в здравом уме не додумался бы искать там, что-нибудь ценное. Как бы он хотел сейчас бросить всё, угнать корабль. Но это было бы самоубийством, ему даже не удалось бы покинуть док, не говоря уж о том, чтобы долететь до ближайших врат. И снова правила, правила, правила…

С такими мыслями и чувствами шёл к ангару, чеканя шаг, «верный пёс Кальдари». Руки были по-прежнему закинуты назад. Лицо по-прежнему окаменело. Только горящие глаза выдавали его чувства. После отстыковки ему всё таки удалось совладать с собой. Он всё ещё летает.

***

В центре системы горел красный гигант, окрашивая всё в алые цвета. Где-то далеко внизу светилась голубоватая туманность и смягчала резкие и глубокие тени. По экватору планеты двигалось красное пятно шторма. Вскоре оно исчезло в тени ночной стороны, на которой изредка вспыхивали молнии. Ни одна душа не появлялась здесь долгое время. Большинство жителей империи даже не подозревали о её существовании.

Только врата, оставленные древними исследователями, нарушали чистоту системы. Они были мертвы. Бортовые огни отключены. Все системы бездействовали. На холодном металле играли багряные блики. Внезапно они ожили, несколько вспышек, и снова мертвы. Из клоаки медленно появился, мёртвым куском железа, фрегат. В пространство отправились несколько проб. Спустя несколько минут на фрегате зажглись бортовые огни. Позади из клоаки вынырнул небольшой караван.

«Посмотрим, куда нас занесло»,- думал Крайт, просматривая отчёты проб. Вместе с этим он перебирал частоты эфира. Везде тишина, везде пустота. Ни Конкорда, ни полиции никого. Только канал связи с управлением подавал признаки жизни.

Внезапно на его лице, впервые за долгие годы, всплыла улыбка, она становилась всё шире и шире. В рот попала горькая поддерживающая жидкость, но она не смогла испортить его настроение. С его плеч свалился груз. Вот оно. Вот ради чего он всё это терпел, выстраивал вокруг себя броню из субординации, уставов и правил. Как будто он знал, что судьба предоставит ему такой случай. Они так и не докопались до его сути, не смогли раскусить его панцирь. Они, сами, не подозревая этого, вручили ему свободу. А вместе с ней крыло боевых звездолётов, которыми управляли преданные ему, как отцу, пилоты. И компенсацией, за долгие годы правил, рамок, границ, в их строю висели транспортники, нагруженные до отказа всем, что было необходимо для начала новой жизни.

«Значит, говорите у вас нет сил распылять силы на столь отдалённые системы», - с ехидной улыбкой передразнил офицера Крайт.

Тихий щелчок в шлемофонах. Канал связи умер. Вместе с ним умер пёс… Родился человек.

- С этого момента, я вступаю во владение данной системой, от своего имени,- Передал по каналу связи каравана.

***

Тот же сумрачный кабинет, полная тишина. Дверь с лёгким шипением отворилась.

- Мы потеряли связь с Зи. Боюсь, его больше нет среди нас, - доложил вошедший сидящему за столом офицеру.

- Очень жаль, он был верным сыном Кальдари, известите родственников.

***

Транспорты легли на стационарную орбиту. Их капитанам было всё равно, кто платит за банкет, главное, чтобы вовремя. Из раскрытого зёва трюма, ведомые лучами захвата, вылетали структуры. Юркие дроны собирали их вместе.

В систему всё пребывали и прибывали корабли самых разных классов и фракций. Слух, пущенный в империи, делал своё дело.

А над всем этим стоял Крайт, вкушающий свободу.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#2
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
2. Месть.

- И как оно, быть хозяйкой? – в глазах Вики блеснул огонек, Инна задумалась.

Казалось, это было вечность назад, хотя прошло всего пол года. Инна выходила из бара, когда в нее буквально влетела на вид хрупкая девушка, повалив на лопатки. Слегка болело плечо, которым Инна шандарахнулась об рядом стоящий стул.

По бару прокатились смешки и внезапно стихли, когда девушка подняла голову.

- Извини меня, спотыкнулась, после капсулы ноги не держат, - выпалила она
- Мягкой посадки, - улыбнулась Инна.
- Не ушиблась?
- Ерунда.
- Есть минутка? Вика Войжевич, - девушка протянула Инне руку помогая подняться. Ее хрупкость, которая казалось недоеданием, была всего лишь особенностью ее расы. Вика оказалась достаточно крепкой, одним движением она поставила Инну на ноги, хотя была ниже ее почти на голову.
- Та самая?.. – вырвалось у Инны.
- Ага, та самая, - Вика улыбнулась.

Войжевич была одной из первых, кому удалось не только вернуться, но и вернутся с добычей. Под ее знаменем уже ходил флот «лопаток» из тридцати машин, не многие командиры могли похвастаться боевым звеном даже втрое меньшим, а ведь с Викой летали еще и боевики.

То, что Вика была матаркой, Инна знала давно, но то, что Инна оказалась амаркой, для Вики стало откровением.

- Я никогда не была хозяйкой, - Инна грустно качала головой, она понимала, какой фейерверк чувств проносится сейчас в умной голове ее подруги и решила не затягивать паузу, - Мои родители погибли, спасая меня от «клейма рабыни», ты слышала про Ни-Кунис? До Миниматоров у Амаров были и остаются другие рабы.
- Неужели? – в голосе Вики появилось сомнение.
- Извини, мне не очень хочется об этом говорить, - Инна встала и вышла из небольшого зала кафе, в котором они привыкли встречаться по вечерам шумной компанией.

Весь склеенный по мелким частям мир рассыпался в одно мгновение. Вика никогда не примет ее такой, какая она есть, Вика только думает, что космополитична, на самом деле она ненавидит всех Амаров поголовно и Инна понимала за что. Чего стоила последняя фраза отца, девизом крутившаяся все время в голове – «Никогда не возвращайся!»

Маленькая станция Лаи-Даи была всего лишь прикрытием. Инна работала на Калдари Нави, хотя не имела права никому об этом говорить. Секретарь одного из так называемых «серых кардиналов». Калдырия. А куда ей было лететь? Кто бы принял осиротевшую четырнадцатилетнюю амарку, не задавая глупых вопросов? Конечно же торговцы, тем более, что менталитет Ни-Кунис был очень похож на калдырский и те и другие алкали сокровищ.

Они звали Инну Солнышком, эта кличка приклеилось к ней лет шесть назад, кто-то из пилотов обратился к ней так, то ли делая комплимент, то ли из лести, пытаясь проскочить к Боссу раньше других. Или во всем виновата ее шевелюра? Блондинка с рыжеватым отливом. Инна никогда не красилась и почти не следила за собой, как делали другие девушки, именно из-за цвета ее волос никому не приходило в голову, что она Амарка, ее считали скорее некрасивой, но хорошо ухоженной Галенткой, у Амаров блондинки встречались крайне редко. Сейчас, наверное, никто из пилотов не знал ее настоящего имени, но зато все, даже молодежь, звали ее Солнышко. Инне это льстило, хотя она так и не узнала, что означает это слово, одни говорили, что это белокурая богиня плодородия и удовольствий, другие утверждали, что это синоним слова световая волна, один из пилотов сказал ей, что так называлась звезда древних, но она ему не поверила.

В приемной всегда было много пилотов, которые ждали назначенного им времени, чтобы представить сухой отчет о полете. Безусловно, босс видел видеозаписи, сделанные бортовыми камерами, он хотел знать, что ощущали пилоты. Для этого ему просто надо было сесть на место Инны. Именно тут кипели страсти, когда семь лет назад она заняла место ныне покойной мисс Капчур, ее не восприняли всерьез. Инне потребовалось ровно пятнадцать минут, чтобы поставить зарвавшихся на место, но при этом пришлось настроить всех против себя. Авторитет заработать легко, а вот доверие… Только спустя пол года взрослые мужики привыкшие относится к ней как к досадной неожиданности увидели в ней человека. Ей было неловко в тех маленьких конфликтах, которые были в приемной, она так же сострадала им, была открыта и готова идти на контакт. И это сработало, сначала разговоры ни о чем, потом сплетни, которые она по сотому разу прослушивала в приемной, про себя усмехаясь «боян», а потом и рассказы о волшебных мирах, пустых, таких доступных и таких далеких.

Вика тоже рассказывала про неизведанные территории. Ее флот бороздил относительно близкие системы, Вику интересовали ресурсы. Надо было видеть ее в тот момент, когда она вернулась от пояса Меркоцита. Даже хороший мужик не заставил бы ее так светиться изнутри.
Последнее время все чаще и чаще в кафе поднимались странные темы про ПОС-ы, клайм, автономные фабрики, добычу лун. Инна делала вид, что не понимала и половины того что говорили ее новоявленные друзья. Бригада Вики считала ее «Штабной крысой» в маленькой научно-исследовательской конторке могучей корпорации. Даже босс Инны не знал, сколько информации укладывалось в ее маленькой головке, не говоря уж про то, что она была капсулиром и имела все необходимое оборудование. Инна не совершала полетов по калдырии, когда у нее был отпуск, она с помощью клона оказывалась в тихом заброшенном уголке федерации и тренировала летные навыки, инкогнито. У нее были корабли, многие пилоты могли обзавидоваться ее ангару, в нем был даже легендарный «Гелиос», за который многие разведчики готовы были продаться в рабство. Рабство. Смешно. Но не было одного – корабля мечты.

Однажды Рик Санчос поведал Солнышку о крохотной системе, где его неласково встретили, из экспедиции вернулся только он один, его сумбурные объяснения сводились к одному, целый ряд систем контролирует достаточно сильная и никому не известная корпорация, которая продолжает заниматься нейростимуляторами. Берг рассказывал о черном рынке, где можно купить все. Где-то там уже существовала жизнь, робкая, несмелая, но жизнь. Не надо быть гением, чтобы свести воедино множество факторов и оговорок пилотов, Инна не хуже босса уже представляла распространение ресурсов и населенность систем. По тем крупицам информации, что небрежно дарили ей пилоты, она хорошо понимала работу исследователя и даже успешно продала несколько собственноручно найденных плеков заинтересованным лицам. Вначале казавшиеся авантюрными исследования Лаи-Даи тоже дали свои плоды, по ее чертежам работали две небезызвестные корпорации, выплачивая ей проценты.

Одиночество. Встреча с Войжевич подарила Инне жизнь, полную, насыщенную, в которой были друзья и враги. Она представляла, как она летит громить пиратского офицера. Нет, Вика рассказывала не о себе, она кормила воображение Инны.

- Когда-нибудь я слетаю в твоем флоте, - после очередной истории заявила Инна. Вика рассмеялась, - с удовольствием приму зеленого новобранца и расскажу где штурвал.

Шутка была беззлобной, а теперь все кончилось. Какое это было восхитительное время.

- Босс, я ухожу.

Розовощекий мужчина поднял на нее глаза.

- Зачем?
- Космос зовет и старые долги…
- Ну что ж Инна, я не буду тебя держать. Безопасных полетов.

Станция напоминала ощетинившегося ежа. «Курс» плавно подходил на расстояние стыковочных лучей.

- Представьтесь!
- Вы новенький?
- Я имею полномочия открыть огонь!
- Высылаю код.
- О! Полный доступ, Инна, извините меня.
- Нет проблем.

Инна встала под душ, это была одна из ее прихотей, душ на корабле, после капсулы надо было отмыться, многим было на это плевать, они могли даже в бар прийти с остатками жидкости на физиономии. Такие, очень скоро, исчезали с базы. Она надела платье. Там, в калдырии, она почти никогда не носила платьев, но там и девушек было много, а тут она одна на сотни световых лет, надо чтобы станция не превратилась в скотобазу. Инна держала марку.

Спускаясь на нижнюю палубу, она заметила самку фидо, подошла ласково постучала ногтями по панцирю, передние лапки животного задергались от восторга.

- Никакие вы не опасные, просто к вам надо относится по человечески!

Не многие из местных пилотов знали, кому принадлежит эта станция, но все обитатели знали Инну.

- Сколько сегодня? – мрачно осведомился грузный бородатый мужчина.
- Восемь!
- Ого! Все амары?
- Все аммарианцы.
- За что же ты их так не любишь?
- Это мое дело – отрезала Инна.

Она прошла вдоль столиков к сцене, там сегодня выступали какие-то молодые парни, было похоже, что их расстреляли из матарского пулемета, столько на них и в них было железа. Собственный столик. К ней подсел мужчина.

- Майк, как продвигаются дела?
- Отлично. Теперь ты контролируешь восемь систем, помнишь тех ребят, газовщиков?
- Да. Темные Амары.
- Они самые, просятся под крыло.
- Что предлагают?
- Бустеры по себестоимости.
- Это хорошо, а то от того ширпотреба, что ты достал, меня подташнивает.
- Конечно, столько принимать…

Инна зло посмотрела на Майка, тот опустил глаза.

Она откинулась в кресле и заложила руки за голову. Смешной ансамбль, суровые пилоты, выпивка, что-то далекое и в то же время очень родное. Дом, милый дом, не таким я тебя представляла.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#3
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
3. Первопроходцы.

- Распишитесь здесь и здесь. Вы говорили, что у вас будет компаньон?
- Да, Ирис Идилиа. Оператор рудодобывающей баржи, капсульник.
– Это хорошо, вот ваши бумаги. В течение 3х месяцев вы отправитесь в Мессоу. Рекомендую ознакомиться с этим материалом, вы будете испытывать новое оборудование. Так же спуститесь в мед блок, вам потребуется новый имплантант — будете изучать руководства через капсулу. Да, и кстати.. вы найдете Его там, я это чувствую.

"Космос... Бескрайний космос.." - написала на электронной доске не примечательная женщина-детеис на вид 30-35 лет и начала лекцию для слушателей первого теоретического курса Государственной Военной Академии.

«Только один из вас сможет проверить, насколько космос бескраен». Она указала на надпись, ее голос был сухой и тихий, взгляд абсолютно спокойный. Много лет назад она была летчиком-испытателем, а теперь преподает в академии, ее звали Елена Етерния, и студентам только предстояло узнать правду об их преподавателе. «Посмотрим, кому это удастся».

Легкий смешок прокатился по аудитории. В зале было человек 30, совсем небольшая группа высокого доступа секретности — дети пилотов. Каждый знал: лектор не шутит, стать капсульником – задача даже для лучших. Показалось, что преподаватель немного улыбнулась и сама.

«Если вы не возражаете, я начну». Она еще раз осмотрела присутствующих, все были немного уставшими, на сегодня эта лекция была последней. «Вы, думаю, помните, как изменился наш мир 6 лет тому назад. Технология капсул претерпевала последние изменения, и была готова к серийному выпуску. Уже спустя год случился прорыв: тысячи новых систем были разведаны, связи между государствами укреплены, экономический расцвет обитаемого космоса, а в космос необитаемый, в поисках славы и богатства, двинулись многочисленные негосударственные корпорации. Ну, это вы все знаете, а я расскажу вам свою историю. Расскажу вам про то, как начиналась экспансия «нулей». Моя экспансия. Вам будет полезно знать, с чем сталкивались первопроходцы... И капсульники.»

Она опустила глаза вниз, словно в раздумье. В аудитории была абсолютная тишина, только негромко гудели старые лампы.

«Это случилось 50 лет назад. Десятки лучших пилотов обитаемого космоса пригласила на встречу никому тогда не известная негосударственная корпорация Альфа Истэблишмент. ЦЕО, амарр-никунн, рассказал про грандиозные планы: используя калдарийскую инфраструктуру (из-за которой, как вы знаете, началась калдари-галленитская война) выйти за пределы изученного космоса и, подключая собственные врата, провести разведку полезных минералов за пределами имперского космоса. Первые такие ворота получили название Мессоу – Мессия - и за пару лет они ввели в эксплуатацию уже десятки систем. Высочайшие слои всех 3х государств были «в доле», предоставили свои ресурсы для постройки ворот, охранных систем, командных структур. И предвкушали свои быстрые дивиденды. Оправдать надежды было поручено нам.

Но у каждого пилота свои счеты с космосом».

Она остановилась.

«Я была движима местью. В сердце до сих пор хранится память о талантливой ученице военной академии, моей лучшей подруге, сестре и напарнице Таис Етернии. Шла вторая половина века испытаний джовианской технологии, но исследования не двигались с мертвой точки. Мы с сестрой, и еще некоторыми студентами участвовали в секретном проекте калдари по увеличению синхронизации с капсулой, часть ДНК нам была заменена джовианской. Никто не ответил, откуда появился образец, но с самого начала чувствовался подвох. Так оно и вышло. Полной синхронизации добиться не удалось, сорок процентов все же оказались заперты внутри своего разума, но это показалось несомненным прогрессом. Спустя какое то время выявилось побочное явления — у трети испытуемых наблюдались неконтролируемые приступы ярости. Самый близкий мне человек за секунду превратился в машину смерти. Голыми руками она убила семерых человек, я была там.. Когда группа быстрого реагирования окружила ее, она посмотрела на меня и.. как же она была прекрасна, словно ангел с далекой планеты. Ее глаза не ведали страха, и она шагнула на встречу военным. Три раза отдавался приказ «открыть огонь», прежде чем она остановилась.

Со временем я стала известным пилотом, участвовала во многих миссиях, и получила, наконец-таки, повышенный уровень доступа к секретной информации. Тогда я и узнала, что донором ДНК оказался изгнанный джовиан Ризор, обитавший где то за пределами калдарийского государства. Он обманул ученых: его ДНК сильно мутировало и отличалось от джовианской. Пару лет спустя я услышала о наборе в исследовательскую группу на окраины космоса.

Это случилось 50 лет назад...

Моей напарницей стала Ирис Идилиа, как и многие Калдыри, тоже капсульник. Она была очень похожа на мою сестру, такая же высокая, красивая, талантливая. Еще у нее была неестественная для военных предпринимательская жилка и ее связи очень помогли в нулях. Все новые суда, и боевые, и инженерные, которым предстояло пройти испытания в новых условиях, предназначались только для капсул. Других вариаций не планировалось. Тогда многим стало ясно, что эта миссия лишь прикрытие для обмена технологией капсулирования с другими державами: спустя нескольких месяцев пребывания на дальних рубежах со стороны калдари произошли первые потери. В отчете значилось, что у пилота остановилось сердце, капсула была целой, и ее доставили в галленитский технический центр на рудодобывающем комплексе, переправкой в империю занимались амарры...

Время шло, космос не различал капсульников и не капсульников, забирал и тех и других. Соглашения на высшем уровне распространяли еще сырую технологию капсул повсеместно, и тогда начался кризис Империи. Надежда оставалась только на скорое слияние технологий клонирования и капсулирования. «Альфа» не могла поддерживать нужды всех секторов и занялась защитой жизненно важных маршрутов от постоянных пиратских налетов. Кризис перевел нас на самообеспечение и я стала ЦЕО «Мессиа Рекон». На смену старым пилотам приходили капсульники, появились первые пилоты от минматар...

А о джовиан не было и слуха. Но я знала, что Он появится, я чувствовала его Его кровью, я чувствовала, что Он наблюдает.

Так же, как создатель наблюдает за своим творением.

Я приблизилась к своей цели с вводом в эксплуатацию очередной системы. Разведчики нашли огромное судно без признаков жизни. Я и Ирис полетели на разведку. Это был 30ый год моего пребывания в «нулях». 35 лет прошло с того момента, как я дала клятву своей сестре. 35 лет я ждала той встречи, и вот передо мной было оно — огромное боевое судно пирата и изгнанника Ризора. Корабль выглядел ужасающе — ржавая, обгоревшая обшивка, утыканная шипами, похож на амаррский корабль, но менее орлиноподобный. Мы пришвартовались в док и покинули капсулы – остались только в гидрокостюмах и с автоматическим оружием.

Внутри корабля давно никто не появлялся, рыжий туман многолетней пыли и красный свет резервных ламп заполняли пространство вокруг. Мы поднялись на палубу, на капитанский мостик. Створки кокпита были открыты, сквозь пыльную завесу просачивался свет далеких звезд. Там я и обнаружила Его. Его тело было подключено к странного вида капсуле. Она состояла из двух створок, и была открыта. Он был повернут спиной к иллюминатору, и был угрожающе огромен для джовиан — около 2х метров. Его тело лежало бездыханно, с широко открытыми черными, как космос, глазами. Он не был мертв. Просто слишком долго ждал меня.. Мы нашли контрольную панель и запустили систему жизнедеятельности, подождали пока старик придет в себя. Он начал говорить неожиданно, сказал, что я задержалась, что его жизненные силы на исходе. Я заплакала как тогда, тридцать пять лет назад, на похоронах своей Таис. Я направила на старого пирата ручной автомат. Ирис была рядом и прикрывала меня. Я собралась с силами и спросила то, что всегда крутилось в моей голове.

Зачем?

Он поднял на меня свой пустой взгляд, его рот растянулся в ужасающей улыбке, обнажив редкие гнилые зубы. Что-то в районе груди и шеи засветилось красным светом, и оттуда же послышался звук чего маленького и быстро разгоняющегося. Он рванул на меня с ужасающей силой, схватил за горло и поднял высоко вверх. Я открыла огонь, но он заломал мою руку, и швырнул мною в опешившую напарницу. Я с трудом оставалась в сознании, бешеный пульс стучал в голову, в глазах потемнело. Я поднялась на колени. Ризор орал что-то про своих детей, которыми он питается подобно древнейшим богам, про то, что его ДНК настолько изменено экспериментами, что клонирование уже не способно воссоздать его тело, что разум уже не читаем. Я увидела у него в руках меч, он вонзил его в Ирис. Кровь закипела в моих венах, ярость затмила сознание, я вспомнила свою сестру.. резким прыжком я подобрала автомат и метнулась на Ризора. Старик успел подставить меч и проткнул мне плечо, но в горячке боя я даже этого не заметила. Мы вцепились друг другу в глотки, я навела лазерный целеуказатель на его шею и нажала на спусковой крючок. Джов схватился за горло и, захлебываясь, отступил назад. Не приходя в себя я рванула к выходу с мостика, перед самым шлюзом обернулась и пустила подствольную ракету в иллюминатор. Он дал трещину и лопнул, в самый последний момент я прыгнула в шлюз и со всей скоростью побежала в док.

Дыхание перевести не удалось — пересев на посту в соседней системе на свой новенький Найтховк я получила оповещение, что на ворота напали. Джов был разгневан. Я подняла всю свою команду, и мы отправились в соседнюю систему окончательно разобраться со стариком. Бой затянулся на долго, мелкие перехватчики пытались уничтожить турели, мы потеряли много кораблей, но капсульники каждый раз возвращались в сражение с новыми силами. В последний момент нам удалось вывести из строя все пушки— единственные ворота были почти уничтожены, полыхали в плазменном пожаре. Несколько судов логистов отправились на тушение, а от корабля джовиана отстыковался осколок по размеру со средний крейсер, перехватчики направились к нему, но осколок задействовал неизвестное поле, которое замедлило все корабли вокруг. И только пара перехватчиков — сказались прямые поставки модулей из империи — долетели до цели и поймали ее в сеть. Когда броня и щит осколка оказались на нуле, я приказала отставить огонь. На связь вышел Ризор и, злорадно усмехаясь, сказал, что он запустил оружие массового поражения на основной структуре, и через минуту здесь все взорвется. Но у нас не было выбора. Я приказала оставаться на местах. Взрыва не последовало, как позже выяснилось, это моя напарница выжила и отключила систему.

Ризор все еще был на связи, он что-то зашептал и рассмеялся. Эфир прервался странным звуком, как будто ветер.. мы посмотрели на осколок — через открытую шторку капитанского мостика космос забрал себе тело безумного старика».

Время лекции подходило к концу, Елена рассказала про ценные научные и военные трофеи, про то, как собранная информация помогла государству Калдари и всей империи в тяжелые времена кризиса совершить технологический рывок. И напоследок даже пообещала показать меч Ризора. После той миссии она вернулась в империю и преподает в академии по сей день.

«All For the Good of Many, Калдари.» - закончила она свою лекцию.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#4
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
4. Сигнал.

Он жадно слушал космос, но лишь потрескивание помех звучало в голове. Он хищно всматривался в карту, но звезды утаивали от него свои секреты. Его ноги – ракетные дюзы, его руки гибридные пушки, его глаза – магнитометрические сенсоры. Его ищейки – механические псы, рыскающие по галактике, просканировать, оценить, отсортировать данные, сравнить с образцом. Но и они, не приносили ему добрых вестей. Красс Нарадак его имя. Корабль «Гелиос» – его тело.

Алалима Нарадак. Его жена, его любовь, его жизнь. Безрассудная, отважная, храбрая фурия Алалима. Она была лучшей. Найти ЕЕ, его цель. Его жизнь. Его стремление, его рок. Его судьба. Он удалялся от империй все дальше и дальше, его не смогли остановить ни орды змей в юрких судах, ни архангелы, чьи могучие орудия сеют погибель каждому, отважившемуся посягнуть на их территории. Он преодолел территории альянсов, свободных капсулиров, чьи богатства и алчность, чьи волчьи стаи превращали в пыль нежданных гостей, а морозильники на их базах хранили тела поверженных врагов. Красс не имел права на смерть. Слишком много поставлено на карту, слишком долго возвращаться из клона, оставленного десятилетия назад в безопасном космосе Федерации. Он не может опоздать, он должен успеть, он должен ее перехватить, пока она не рассеялась, пока не растворилась в бесконечности, пока ее кванты еще несут информацию, пока в ней есть еще сознание, пока она мерцает и танцует среди звезд и туманностей, минуя астероиды и кометы.

Надежда есть. Он знал.

35 лет назад на скорости 9 километров в секунду Алалима протаранила яхту наследного принца Амарр. Миссия была успешно выполнена. Они были богаты.

Когда это только случилось, казалось, что ничего страшного не произошло. Напротив, он чувствовал огромное воодушевление. Всего лишь очередная, юбилейная смерть любимой. Они шутили и смеялись над этим, до того как все произошло. Отправившись в систему звезды Додикси, он приготовился встречать ее, новую, помолодевшую, он собирался подарить ей «Комету» на юбилейное воскресение.

Но она не воскресла. Доктора объяснили ему. Шанс один на миллиард. Сигнал ушел из капсулы, это точно, это зафиксировали приборы, но в клона не пришел. Что-то случилось. Что-то пошло не так. Какой-то сбой. Неделю Красс провел как во сне. Вокруг него суетились какие то люди, говорили ему какие-то слова, офицеры, доктора, важные шишки из министерства… Он сломал носы двум важным людям из Кромо Инк. Чудовищного скандала не получилось, вмешались правительство, никто не должен был знать, что иногда, даже если шанс на миллиард, капсулир может не вернуться в тело. Вы же понимаете? Надо только подписать вот эти бумаги… Компенсация превысит ваши ожидания, Федерация гарантирует вам то… Федерация гарантирует вам это… Красс быстро угасал в гипнотическом оцепенении.

Реальность вокруг него завертелась адской каруселью, мелькали лица, станции, документы. Тревожное ожидание стало его ядом. Стимуляторы не спасали, к концу второй недели без сна, он походил на призрака. Надежда таяла, а вместе с ней и Красс. И тут вмешались Джовиане.

Их было трое. Тонкие, несуразные фигурки в туниках, от которых исходил запах чужаков.

- Мсье Нарадак, - обратился к нему лидер джовиан, - то, что случилось – большая печаль для нас. Мы установили причину произошедшего, она удивительна и странна. Хотя технология ретрансплантации и не дает 100% шанса переноса сознания, в этом случае случилось нечто удивительное.
- Она не исчезла, - сказал другой прозрачнокожий.
- Тогда где же она, где? Ради всего святого, как мне ее вернуть?
- Сигнал подобен вспышке озаряющей вселенную, скорость его распространения не поддается измерению. Но есть нечто, помимо оборудования для клонирования, что может привлечь этот сигнал.
- И что же это?
- Специфические области космоса, находящиеся в поле резонанса сверхмассивных объектов, таких как черные дыры и нейтронные звезды. Для того, чтобы такой резонанс образовался, требуются очень особые условия. А для того, чтобы он смог «притянуть» сигнал нейросканера, нужно, чтобы система резонаторов находилась в точке фазового перехода. Твоей жене не повезло, условия оказались подходящими, и сигнал был перехвачен этой аномалией. Попав в эту область, сигнал не может покинуть ее.
- Иначе говоря, сказал третий джовиан, сознание твоей жены подобно электрону, вращающемуся вокруг атома, блуждает по орбитам пожирателей звезд.
-Ты сможешь перехватить ее, но тебе потребуется специальные модули и мини-лаборатория, где ты сможешь держать ее клона, который примет ее сознание. Мы загрузим в твой мозг карту космоса, на которую нанесена область резонанса. Эти края плохо исследованы, и, скорее всего, необитаемы, так что тебе не придется рассчитывать на чью-либо поддержку. Мы дадим тебе специальное оборудование для перехвата сигнала. Внутри этой области существуют специальные точки перехода, где твои шансы перехватить сигнал наиболее велики, там тебе и следует искать ее, но будь готов к тому, что это займет много времени. Как только она будет найдена, ретрансплантатор сработает, и твоя жена очнется в новом теле. Взамен нам нужна ее память с момента смерти. Мы хотим знать, что находится с той стороны.
- Согласен, - не раздумывая, ответил Красс.
- Мы внесли коррективы в программу работы нейросканера, чтобы обезопасить пилотов от таких ситуаций в будущем. Сейчас они рассылаются по всему новому Эдему и в ближайшие дни будут применены.

- Она понимает, что происходит? – спросил Красс.
- Что вы хотите сказать?
- Она воспринимает, что происходит, осознает ли она себя?
Джовиане принялись что-то быстро обсуждать на своем певучем языке, состоящем, казалось, только из гласных.
- Мы думаем, что да, но никто не может сказать вам точно, что именно она воспринимает.

Уходя, они пожелали ему удачи. Область резонанса оказалась не просто большой, она оказалась огромной. Лишь краешек ее, касался знакомых созвездий. Точек перехода оказалось немногим более миллиона. На следующий день Красс покинул станцию на модифицированном джовианами «Гелиосе».

Тридцать пять лет Красс мчится среди пустоты. Тридцать пять лет Красс живет внутри капсулы.

Мускулы его атрофировались, тело его дряхлело с каждым днем, скоро придется менять. Когда он спит, то слышит, как она поет. Красс плачет, и слезы его растворяются в синеватом желе. Иногда, проверив еще одну тысячу звезд, он подключает изображение с видеокамер, что установлены в лаборатории, и смотрит на тело любимой, и механические псы стирают иней с прозрачного купола, под которым он видит ее лицо.

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 29 October 2008 - 17:44

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#5
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
5. Прыжок в бездну.

"Алиада Хеймар, вновь Вас приветствует личный секретарь Его Сиятельства Мерван Моритока. Как Вы несомненно знаете, из множества наших предыдущих обращений к Вам, Совет Богословия все еще продолжает испытывать интерес, к Вашей скромной персоне.

Вы прекрасно понимаете, насколько сложна наша ситуация в Империи и на её границах. И насколько хрупок баланс нынешних фракций. Сейчас пришло время политики и влияния индивидов. Но не армад нашего флота. В особенности, когда память о нашем поражении при битве Вак'Атиота все еще свежа в сознании Галлентов. Зная это, Вы прекрасно понимаете, насколько Совет Богословия нуждается в специалистах Вашего калибра - профессионалов по наблюдению и сбору информации в глубоком тылу наших потенциальных врагов.

Это дело требует совершено иного подхода с современными технологиями. Совет и Флот имеют в своем распоряжении не более двух тысяч пилотов с Вашими возможностями. Также зная, насколько это ничтожная цифра, и зная о тяжелом состоянии нашей Империи. Вы тем не менее проигнорировали ваш долг к Всевышнему и его детям.

Мы скорбим о Вашем нежелании, сотрудничать с нашей организацией. И несмотря на Ваш прекрасный послужной список в Имперском Флоте. И участие в компании в Хейматаре против террористов "Бойцы за Свободу".

Мы вынуждены Вас рассматривать как человека, к которому равнодушна судьба Империи. Сколь ни прискорбно, но ваша сестра Терра Хеймар..."

Бокал выскользнул из ослабевших пальцев, и бесшумно упал на мягкий ковер, расплескав нектар роз.

"... также вызывает сомнения насчет своей лояльности, к Всевышнему и слугам Империи. Мы имели возможность отыскать её на Эбидане и поговорить с ней о ваших планах на будущее. Мы конечно..."

Они нашли её все таки, нашли её!!

Строки на экране начали размываться и исчезать от хлынувших слез. Они все таки нашли её! Все даром, все мои усилия пошли прахом! Моя милая сестра.. она же ни в чем не виновата. Всё наше будущее, наши планы и надежды рухнули!! Ведь она так хотела и мечтала что бы снова смогли жить в доме наших родителей. Она так хотела стать матерью и жить спокойно и без страха. Почему у меня не получилось? Что произошло?

Алиада в изнеможении опустилась на колени.

Ведь они теперь смогут диктовать мне все что угодно. Это мрази каким то образом все таки узнали про неё. И они уверенны, что смогут использовать её, что бы добратся до меня. И они знают, что я тоже это понимаю. Как все-таки наивно с моей стороны, предполагать что Совет не найдет способа завербовать меня. Ведь даже и года не прошло, после того как истек мой контракт с Флотом.

У нее перехватило дыхание. "Неужели все таки придется?"

Высокая женщина, среднего возраста и истинных амаррских кровей. Замерла на секунду и приняла решение. Произнеся короткую молитву, она поднялась с ковра. Приведя себя в надлежащий вид и через минут после коротких упражнений с дыханием и самоконтролем, она вновь приняла гордую и надменную осанку офицера Амаррского Флота. В её глазах засветился холодный разум пилота-капсулира.

Уверенной походкой она подошла к терминалу и дала команду вызова. Через две минуты открылась дверь и вошел человек в форме.

- Слушаю капитан.
- Ролиэад, готовь "Свободный" к вылету. Экипировка на глубокий космос
и прорыв блокады.
- Какой курс?
- Засекречено. Вылетаем через полчаса.

Дверь закрылась. Вернувшись к терминалу она начала диктовать текст послания.

"Моя милая звездочка, возрадуйся за меня и поблагодари Всевышнего. Я все таки решилась поступить на службу Совета Богословия. Я знаю ты очень рада за меня. Я мечтала о такой карьере всю свою жизнь. Послезавтра день рождения мамы. Я высылаю тебе деньги на билет ИнтерБаса , что бы ты успела добраться до нашего дома за два дня и возложить цветы на место покоя. Обнимаю тебя крепко крепко."

Дав команду отослать послание, Алиада закрыла глаза.

"Она поймет меня, она должна меня понять. Уверена что она будет меня там ждать. Я уверена. Но экипаж не простит. Всевышний меня простит. Прости меня сестричка. Я знаю что я тебе обещала. Но у меня не получилось. Я не знаю что нас будет ожидать там. Но я обещаю тебе. Тебе там будет хорошо."

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 29 October 2008 - 19:43

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#6
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
6. За радугой.

После выхода из свёрнутого пространства у врат раздаётся тревожный писк, а в инфопроекции перед моими глазами возникает светящееся красным предупреждение. Я быстро оглядываю окружающий космос и протягиваю руку к активной области.

***

Когда-то в детстве я заблудился в настоящем лесу. Специально отстал от экскурсии в экологическом заповеднике, чтобы в одиночестве побродить по дикому, нетронутому человеком лесу – тогда это показалось жутко забавным – и заблудился. Недавно прошёл дождь, и всё вокруг было насквозь промокшим. Таким же вскоре стал и я, продираясь сквозь молодую поросль.

Успев неоднократно пожалеть о решении, я упрямо шёл в переплетении ветвей, листьев и мха к далёкой прогалине между деревьев. Не помню, заняло это минут пятнадцать или пару часов, но я добрался до опушки леса измотанным, вымокшим и злым. Одежда отяжелела, за шиворот капало, прикосновение влажной холодной ткани раздражало. Мне уже не хотелось увидеть что-то интересное – лишь бы добраться до просвета и повернуть назад. Однако увиденное там запомнилось на всю жизнь.

Перед лесом раскинулась равнина, поросшая высокой травой. Далеко-далеко, будто тонкая ниточка, виднелась транспортная магистраль. А ведь была широченная, когда мы пролетали над ней на пути в заповедник. Ещё дальше, в дымке над горизонтом, еле угадывались высотные шпили. Небо над равниной было затянуто низкими тёмно-лиловыми, почти чёрными грозовыми тучами, уходящими в сторону города. Где-то там всё ещё шёл дождь.

От края до края неба раскинулась радуга – яркая лента чистейших цветов, незаметно переходящих один в другой на фоне тёмных туч. Я постоянно видел насыщенные краски на экранах и проекциях в городе, но эти цвета были созданы без участия техники. Лишь солнечный свет и вода.

Я стоял там заворожённый, а время будто приостановилось. Я уже не помнил об усталости, о мокрой одежде, о только что обуревавшем меня раздражении – всё моё внимание было устремлено ввысь. Я впитывал открывшуюся панораму, стремясь запомнить мельчайшие детали. Потом проглядывающее сквозь облака позади меня солнце снова заволокло, и радуга медленно растаяла в воздухе.

Там же меня обнаружили наблюдательные дроны, и вскоре я возвратился к группе. С тех пор мне не довелось снова побывать за пределами города. А радуга навсегда осталась со мной.

***

Впервые мы с ней повстречались в университете, ещё на поверхности. Я учился на астротехнологическом, она – на естественнонаучном отделении. Как и все мы, она тоже готовилась стать пилотом. Периодически мы виделись и общались. Со временем я стал замечать, что при встрече с ней меня охватывает странное чувство восторга, но поначалу никак не мог понять, откуда оно мне так знакомо.

А потом я вдруг вспомнил о радуге. Именно такие переживания дарили мне эти встречи. Я старался чаще с ней видеться . Мы стали друзьями, но я не заходил дальше, боясь разрушить установившуюся между нами гармонию. Её, судя по всему, тоже устраивала сложившаяся дружба.

Она не стала пилотом. На третьем году обучения тесты показали её непригодность к пилотированию по некоторым параметрам. Расстраивалась она недолго, и вскоре углубилась в изучение биологии и медицины. Успешно закончив обучение, занялась научной деятельностью в сфере ксеногенетики. Энергия и целеустремлённость не позволяли ей сидеть на месте, и она постоянно посещала симпозиумы и конференции на разных планетах, углубившись в продвинутую околомедицинскую науку и изучение биоценозов различных миров.

Я же успешно прошёл через все необходимые тесты и испытания на пути к тому, к чему меня готовили с малых лет – и получил лицензию пилота-капсульника. Выйдя в свободное плавание, я нашёл себя в астроразведке и разработке астероидных месторождений. Иногда моё участие требовалось в обычных перевозках и даже в спасательных операциях. В ближнем космосе не наблюдалось недостатка в астероидных разработках, рудоперерабатывающих фабриках и промышленных станциях.

Капсульники не слишком ограничены в выборе своих занятий и местоположения. Дело для меня и моего старенького эксекьюрора находилось везде, где я бывал. Я же шёл за радугой. Конечно, теперь мы общались не часто, а виделись и того реже, но я старался быть неподалёку. Забавно, что в наш век "неподалёку" измеряется световыми годами.

***

Сообщение по ССС пришло ночью по моему времени. Она писала, что вскоре надолго улетает, и приглашала в гости. Тогда я арендовал шаттл и уже следующим утром прибыл по назначению. На той стороне планеты, впрочем, был вечер. Огромное красное солнце медленно погружалось за горизонт в мешанине высотных зданий.

Она получила приглашение от частной корпорации – участвовать в программе колонизации Дальнего Космоса. Требовались высококлассные врачи-исследователи, чтобы отправиться вместе с поселенцами в отдалённые сектора галактики. Куда уже проложена сеть межзвёздных врат, но ещё не дотянулась рука великих империй. Ей предложили возглавить местный медико-биологический отдел в одной из существующих колоний и заняться исследованиями биосферы. Корпорация не позволяла разглашать информацию о своих проектах, так что дату отлёта я узнал лишь примерно.

В тот вечер я признался ей в своих чувствах. Я не пытался переубедить. Её глаза так светились счастьем от предстоящего прыжка в неизведанное, что я не мог не быть счастливым вместе с ней. Просто я вдруг осознал, что эта встреча может стать последней, и мне больше не представится возможности рассказать ей про радугу. Она нежно рассмеялась, а потом всю ночь напролёт мы вспоминали университетские годы и болтали о разной ерунде. Утром она поцеловала меня на прощание, и я, опустошённый, улетел к своим делам.

***

Спустя полгода грызущее меня чувство неизвестности стало невыносимо, и я начал искать информацию. Начал с общих данных по освоению малоизученного космоса, потом решил, что стоит попытаться навести справки среди себе подобных. Капсульников не так уж много, и через некоторое время я вышел на пилотов, занимающихся сопровождением конвоев. Через них я в конце концов выведал название отдалённой системы, в которую отправился её корабль. Даже не название – буквенно-циферный код. Подходил к концу долгосрочный контракт с госкорпорацией, и я не стал его продлевать.

Я сменил корабль на быстрый фрегат. Предупредил знакомых о будущем долгом отсутствии. Изучил статистику активности на маршруте следования. Освежил свои познания в навигации и пилотировании в экстремальных условиях. Совершил несколько пробных полётов по небезопасным маршрутам.

***

И вот я здесь – на последнем рубеже перед неизвестностью. Последние врата на пути из протектората Федерации в свободный от власти империй космос. Меня переполняет восторг. Сейчас я понимаю, что принял окончательное решение, и уже не отступлюсь, что бы ни случилось. Я твёрдо верю в успех – как же иначе? Обо всём, что могло произойти за последние месяцы, я даже не размышляю. Я иду за своей радугой.

В инфопроекции светится красным предупреждающее сообщение о том, что прыжок в эти врата приведёт меня в неконтролируемое пространство, и КОНКОРД не несет ответственности за мою безопасность там. Я протягиваю руку к мерцающему тексту, отмечаю пункт "никогда более не выводить это предупреждение" и активирую врата.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#7
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
7. Друзья.

Ортеку Тало прошёл в салон челнока и поднялся в холл первого класса. Услужливая стюардесса проводила его до места. Он уселся в удобное кресло, и положил увесистый дипломат себе на колени. Было очень приятно ощущать его тяжесть. На днях он перевёл внушительную сумму со своего счёта в наличные и вёз теперь их своим родным. Это именно то, что поможет наконец-то осуществить их семейные мечты.

Отец выкупит, а может быть просто построит свою ферму. Младших сестёр отправим учиться в привилегированные школы, а старшему брату наконец-то удастся завести своё собственно дело,– мечтал он.

Через некоторое время, за иллюминатором появились слегка видимые огненные следы, как бы стелющиеся по корпусу челнока.

Всё-таки дела по установлению атмосферы за эти несколько лет у них пошли в гору, – подумал Ортеку. Через каких-то лет пять или десять, здесь уже будет вполне пригодная для дыхания атмосфера. На почвах, пригодных для выращивания, зазеленеют сады, и я буду там гулять со своими племянниками. На заднем дворе новой фермы мы построим игровую площадку, как у нас, только гораздо лучше. И сделаем огромную и просторную беседку…

– Господин Тало, мы уже прилетели, вы можете выходить, – прервала его размышления стюардесса.
– Спасибо, – растеряно заулыбался Ортеку, – а я и не заметил даже, всё как-то так быстро.

Сойдя с челнока, Тало пошёл гулять по городу, у него было достаточно много времени, несколько часов, через которые должен был отходить поезд, проходящий через его родной городок. Как выяснилось, он уже совсем забыл, как живут простые люди,- несколько раз его чуть не сбили автотранспорты и на улице то и дело приходилось уворачиваться от прохожих. Ортеку уже многократно пожалел, что его дрэйк не может совершить посадку на этой луне. Зато вновь появилась давно забытая привычка заботиться о своей жизни и осознание полной уязвимости, без капсулы и спасительного клона.

Когда он уже заканчивал свою прогулку и пришёл на привокзальную площадь, он с удивлением обнаружил, что все люди на ней стоят и смотрят куда-то вверх. Подняв свою голову, он увидел нескончаемый фейерверк огней, исходивший далеко за куполом города, скорее всего где-то на орбите луны. Он поспешил к ближайшему полицейскому, которого увидел.

– Это что, бой?
– Да, – грустно ответил тот, – опять эти пираты напали на наш конвой.
– А как же наши Калдарские ВКС и конкорд?
– Да как всегда, эти гады устраивают где-нибудь диверсию, и пока наши стягивают туда свои силы, они атакуют конвой. На станцию на нашей орбите, свозится много руды для переработки, вот они их и вылавливают на подлёте, эти фейерверки для нас уже не в новинку,– полицейский с безнадёжным видом махнул рукой и направился к себе в отделение, а капсулир полный желания, когда-либо поймать и наказать этих пиратов, отправился на свой поезд.

***

– Ну хоть вы понимаете, чем всё для него это может закончится?
– Да, сэр!
– Да сэр, да сэр, – передразнил его командующий подразделением ВКС Шумер Нома. – только и можете, что, да сэр. Твой друг, Ортеку Тало, должен был явиться на место службы, неделю назад! Это называется дезертирство!
– Но сэр, Ортеку никогда бы…
– Маалчать! Что за тон? Кто вас учил перебивать старшего по званию? И вообще, ты, Коварус Томаго, как лучший его друг, уже давно должен был, перевернуть вверх-тормашками всю эту проклятую луну.
– Но командарм Шумер, я был в дозоре и не мог…
– Маалчать, я сказал! Ещё слово и вы у меня точно угодите в карцер, и я не посмотрю, что вы капсулир, а помочь, оттуда, своему другу, у вас уже не будет никакой возможности. Тоже мне, Детейци, капсулиры, цвет нации…тьфу. Значит так, мы знаем, что он благополучно прибыл на луну и собирался направиться к своим родным, и что он не улетал с Луны. Связаться с его родственниками почему-то не удалось, хоть имеется несколько их контактов. Конечно, мы можем затребовать у местных властей информацию, о его передвижении и местонахождении, и что там чёрт побери вообще стряслось, но тогда появятся вопросы, дело предастся огласке, и тогда с учётом наших последних неудач по поимке этих пиратов, вашему любимому Ортеку не избежать трибунала. Я отправляю вас в “командировку”, документы будут составлены через полчаса. Возьмите двух десантников, кого сочтёте нужным, их имена должны быть у моего секретаря не позднее, чем через двадцать минут. – Возникла небольшая пауза. – Я чего-то не понял, я что, дал не ясные указания? Почему ты ещё здесь?! А ну, выполнять, быстро!

***

– Слышь, смотри, смотри, какая краля! – Сказал тыкая локтем своего товарища, один из десантников.
– Так, что за разговорчики! Отставить!
– Ну ладно тебе Коварус, в кои-то веки в настоящем городе? – сказал второй десантник.
– У вас хоть и лбы здоровые, а содержимого в них ни на пол иска! Вы что не заметили, что вы здесь при боевом вооружении. Вы сейчас на задании. Найдём Ортеку, тогда хоть весь город на уши ставьте, а пока, что бы я таких разговорчиков не слышал! Ясно?!
– Так точно капитан. – Нехотя отозвались бугаи.
Они были уже в родном городе Ортеку, поймали такси и поехали по имевшемуся адресу.
– Послушай, друг, – начал беседу с шофёром Коварус, – а почему у вас так много строителей и спецтехники? Что у вас произошло?
– Ха, а я думал, что вы из военного министерства, приехали посмотреть, что из-за вас гадов таких тут произошло.
– Из-за нас?
– А из-за кого же? Кто не может, который месяц, этих пиратов поймать? Вот и сейчас, они две недели назад, поймали наш конвой. И устроили им мясорубку на орбите. Несколько раз их корабли не попали по целям, и снаряды прямиком к нам. У нас-то атмосферы нет пока, но притяженице имеется. Так вот, они ка-а-ак… на наш город. У нас конечно хороший купол, и метеориты не страшны, но не крупнокалиберные же снаряды. В общем, досталось нам. В той зоне, кто не умер от обстрела, умерли от удушья, а как вы думали, воздух-то тю-тю. Собственно вот, мы и приехали.
Коварус не раз видел видео и снимки этого места, красивое двухэтажное здание, на заднем дворе игровая площадка. Сейчас перед ним была огромная воронка, с непонятными обгоревшими остовами по её краям. В это время недалеко работало несколько восстановительных бригад, рядом ходил полицейский. Капитан тут же направился к нему.
– Добрый день.
– Да уж, добрый.
– Я представитель ВКС, капитан Коварус Томаго, я ищу вот этого человека, он показал изображение Ортеку.
– Боюсь, капитан, ни чем не могу вам помочь.
– Понимаете, он направлялся к своим родственникам, это был их дом, – он указал рукой на воронку.
– Счастливцы, сразу все погибли, не то, что многие. Знаете что, там, у них была беседка, там какой-то сумасшедший поселился, может ваш клиент.

Это действительно был Ортеку. Весь грязный, в копоти, одежда вся порвана, ноги и руки избиты в кровь. Его было очень трудно узнать. Он сидел на ступеньках беседки, гладил свой чемоданчик, лежавший подле него, безостановочно шатался и что-то бубнил. Коварус подошёл и присел рядом, попытался заговорить с другом, но тот никак не реагировал. Тогда он взял его за плечи и начал трясти, в надежде, что тот придёт в себя. Ортеку перестал шататься, медленно повернул голову и посмотрел на Коваруса, тем, что осталось от его глаз. Коварус никому не говорил, но в тот момент, когда их взгляды встретились, ему показалось, что у Ортеку нет глаз, а есть два каких-то бездонных колодца, наполненных скорбью, огромной тоской и невыносимой болью. Всё это с невероятной скоростью устремилось куда-то внутрь Коваруса, заполнило его всего. И уже он чувствовал эту нестерпимую боль. Ужас завладел им, все волосы встали дыбом. Он с трудом отвел взгляд от друга, дыхание было частым и тяжёлым. Капитан слегка пошатываясь встал.

– Возьмите, Ортеку, его нужно срочно доставить в нашу станционную больницу. – сказал он десантникам.

***

Ортеку в бешенстве ворвался в свою комнату, и начал крушить всё, до чего только мог добраться. Через несколько секунд в комнату вошёл Коварус. Увидев погром, он схватил Ортеку сзади под локти.

– Ортеку, спокойно, спокойно. Так. Круша свою мебель, ты ничего не добьёшься.
– А что я вообще могу добиться?!
– Всё равно, рушить свою комнату не стоит! Хорошо!
– Хорошо.
– Ты точно не будешь ничего рушить?
– Да, точно! Отпусти!

Только Ортеку высвободился, он нанёс со всей своей силы удар в стену, оставив на ней кровавый отпечаток.

– Ортеку, и себя ты тоже калечить не будешь! Хорошо?!
– Да что ты вообще ко мне пристал?!
– Ну, давай поговорим, всё обсудим.
-Что тут говорить, у нас на верху предатели!
– Ортеку, это же..
– Измена, да? Сказать правду теперь считается изменой? Почему скажи нам столько месяцев не давали развернуть нормальную деятельность против этих подонков? Сколько наших они положили?! И когда наконец-то мы смогли их вытеснить из системы и вычислили их базу, наше подразделение срочно отзывают в какую-то дыру, непонятно для чего. Вместо нас пригонят каких-то молокососов, а всю информацию мы засекречиваем и передаём наверх. Это настоящая измена! Да они за одно с ними!

Ортеку, остановился, подумал и направился к выходу.

– Ты куда?
– К ним, раз наши меня не пускают, я сам приду к ним.
– Ты что, серьёзно?
– Да, мне уже не чего терять.
– Тогда стой, стой дубина,– тяжело вздохнув, – Есть у меня идея, но дай мне немного времени.

***

– Сэр, вам сообщение, от капитана Томаго.
– Покажите сообщение.

На экране появилось изображение Томаго.

Шумер Нома, сейчас мы, я и капитан Тало, вместо патрулирования, должно быть уже находимся в другой системе. Мы с Ортеку, должны их наказать, это наш долг и мы его выполним. Мы прекрасно осознаём, на что идём. Мы осознаём, что нам не будет пути обратно и что мы станем изгоями на своей родине. Мы знаем вас, как человека исключительной чести, мы хотим, чтобы вы и все остальные знали, хоть мы и дезертиры, но мы не предатели и мы будем сражаться за всех вас…

– Это Шумер Нома, приказываю подразделению, немедленно снарядить группу для преследования дезертиров, Ортеку Тало и Коваруса Томаго. Разослать оповещение в соседние системы. Сменить кодировку сообщений. Огонь на поражение.

***

P.S.

– Ортеку, смотри, закодированное сообщение, и код нашего звена.
– Да, вижу. У меня уже декодируется.
– Интересно, как они узнали, что мы пойдём через эти системы?

Декодирование завершено, сообщение безопасно, начинается передача данных. У каждого пилота в мозгу спроицировалось изображение Шумера Номы.

– Я рад, что вы выбрали правильный путь и смогли ускользнуть. Я посылаю вам данные, по многим пиратам и нечистым корпорациям, в этом регионе, это поможет вам. Когда насладитесь местью, вам прямой путь вот к этим людям. Они тоже вне закона, они охотники за головами. Удачи вам, ребята. – Командующий широко улыбнулся, тёплой отеческой улыбкой.

– Знаешь, Коварус, а я за все эти годы первый раз вижу, как он улыбается.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#8
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
8. Последний пациент.

- Знаете, это такая чушь - все эти истории о том, что кошки уходят умирать подальше от хозяев, - он сказал это уставшим, немного дрожащим голосом. - На самом деле, они ищут укрытие, потому что им плохо. Забиваются подальше, в самый темный угол, потому что понимают - они с трудом смогут себя защитить. Но в итоге все их действия преследуют только одну цель...

В эфире возникла пауза, и я в который раз подумал о том, как, черт возьми, все эти звуки через такие расстояния мгновенно переносятся ко мне. Может, наконец, восторжествовала справедливость, аномалия пространственного переноса звука устранена, и я больше не буду ощущать себя профаном?

- Простите, так вот... - разрушил мои робкие надежды голос с другого конца региона. - Цель у них одна - выжить. Но нет, люди придумывают теорию, по которой кошки куда-то там уходят, чтобы не доставлять проблем своим хозяевам. Вы можете себе представить более эгоцентричных существ, чем люди? Вот плетется это бедное создание, ползет из последних сил, чтобы дорогой хозяин не переживал, не рыл ямку, а просто ждал бы своего питомца какое-то время, и надежда постепенно угасала. Не животное, а семейный психотерапевт какой-то. Идилия.

Раньше во время таких вот длинных монологов, которые мне часто приходилось выслушивать по роду деятельности, я переживал о том, как мне подать знак собеседнику, что я слушаю его. Ведь очень важно, чтобы он расслабился, ушел в себя и рассказывал как можно больше. Но потом я понял, что они все равно будут говорить. Не важно, слушаешь ты их или нет.

- И, знаете, я думаю, наверху корпорации тоже считают меня эдакой кошкой, которой пришло время умирать. Ну, действительно, что еще могло толкнуть меня в нули, правда? Ведь все есть - статус, деньги. Вернее, я вам так скажу, все эти разговоры о том, что мы элита - это еще хуже выдуманной теории об элегантном исходе кошек на небеса. Ребятам перепала джовианская технология. Кто не захочет сэкономить? Нас запихнули в капсулы, уволили кучу народу, а часть сэкономленных средств платят в виде зарплаты. Если кому вдруг кажется мало - компенсируют недостающее заверениями о том, что мы элита. Простой и эффективный рецепт, - Он вдруг резко сменил тему. - Вы знаете, что примерно в то же время заявления об уходе подали еще два парня?

Я знал.

- Один из отдела производства. Жуткий проныра и жмот. Другой - совершенно неуравновешенное создание из отдела безопасности, на самом деле представляющий опасность для любого пока еще живого человека. Когда-то первый погорел на какой-то ерунде, то ли в баре, то ли в ночном клубе. Там у него чуть не начались очень крупные неприятности, потому что дело было в Матарии. А второй множество раз задирался и нарывался, пока не пересекся с сынком какого-то амаррского чинуши. В общем, в обоих случаях, будь они кошками, никуда бы даже уползти не смогли - при хозяевах с них бы живьем шкуру спустили. Но статус сделал свое дело. О каком статусе я говорю? О статусе, получаемом от вида транзакций их кошелька. Вот и вся элитарность. Оба, на самом деле, кроме этого кошелька ничего из себя не представляют. Поэтому я и пополз в этот чертов темный, дальний угол. Потому что от всего этого стало просто тошно, грязно, невыносимо. Хоть клонируй себя десять раз - чище не станешь.

Я открыл его карту.

- Ну, да, я тоже не ангел был. Какое-то время у меня на этом деле был заезд. Пилот. Элита. Избранный. Люди на станциях даже восторженно шептали у меня за спиной иногда. Избранный осел, таскающий корпоративную тележку - вот до чего я дошел в итоге. И да, я начал звереть. Мне было скучно. Я отрывался на любом попавшем в мой прицел. Ведь все можно, смерти нет, о боли рассказывают только фильмы. Мы смотрим их, переживаем, как если бы хоть немного понимали. Вы ведь подумали, что в нули я убегал от чего-то страшного, грозящего, преследующего меня. И да, и нет. Спроси любого на тех планетах, что проплывают под нами, они покрутят пальцем у виска. Я убегал от их мечты. От этого достатка, безопасности, от всего того, что так тщательно и тяжело создавала Империя, и чего здесь, на вершинах мира - космических станциях - в избытке. Запишите знаете что...

Я послушно открыл его карту и приготовился вводить новые данные.

- Обязательно запишите вот такую мысль. Когда вы решаете, что вместо нескольких сотен у вас будет один человек, вы понимаете, что должны наделить его возможностями этих сотен. Но многие не понимают, что получив возможности сотен, этот человек через короткое время обретет и желания, в сотни раз превосходящие его прежние.

Я зачем-то записал это. Возможно, потому что мысль показалась весьма интересной.

- Если сравнивать меня с той самой кошкой, то я действительно болен. Болен Империей, болен комфортом, болен бесцельностью существования. Почему я убегаю в темный дальний угол? Потому что не могу защитить себя от этого. Нули - это не только пустота. Это чистый лист. Tabula Rasa. Возможность прожить новую жизнь, обрести друзей, почувствовать боль, справиться с ней вместе, превозмочь, подняться с земли, с основы, с чистого листа и ощутить вкус... вкус жизни, наверное. Я не знаю, почему те два парня, о которых я вам рассказывал, в результате вернулись назад в корпорацию. Возможно, не смогли подняться или не нашли цели для преодоления трудностей.

Я знал ответ на этот вопрос. Но сейчас было совсем неподходящее время рассказывать ему об этом. Да и сам он найдет ответы на все эти "почему" уже очень скоро. Правда, в случае с упомянутыми двумя его бывшими сотрудниками все оказалось куда проще, и я знал о событиях только со стороны. В их делах мои услуги не понадобились. Воздействия на первого были минимальны - несколько "случайно" сорванных сделок и ряд "неожиданных" нападений, чтобы показать все лучшие стороны комфорта Империи. Второй так сильно хотел драться, что перессорить его со всеми потенциальными союзниками оказалось проще простого, а намного большее количество легких жертв ему показал "случайный" собутыльник в баре. Вобщем, парень живет в приграничных территориях с низким уровнем безопасности и прекрасно себя чувствует, периодически выполняя задания корпорации, чтобы окончательно не ссориться с Конкордом. Все счастливы.

Но третий оказался настолько тяжелым случаем, что пришлось прибегнуть к услугам нашей организации.

- Все дело в том, что у меня есть цель, есть мечта, есть лекарство, если угодно, - его голос теперь совсем не дрожал и не казался уставшим. - Именно о нем я хочу рассказать всему миру. Всему этому Спящему Царству.


Последние ворота на пути к цели.

- Вижу, вы прибыли в систему. Ну что же, приступим?

Начинаю сканирование.

- В каком формате вы предполагаете наше общение?

Есть след с достаточной точностью. Прыжок.

- Мне кажется, материал стоит сделать ярким, пылающим... Что происходит?! Что вы делаете?!

Захват. Залп. Капсула. Захват. Залп. Отправить сообщение: "Груз передан. Принимайте". И стереть все к чертовой матери. Навсегда. Это последний пациент.


Не то чтобы я был врачом. Просто своих клиентов я представляю пациентами. Так легче. Легче убеждать себя в том, что больны они, а не я. Империя не собирается терпеть возникающую у ее границ угрозу. Любая альтернатива - угроза по определению. Слишком долго все мы боролись с хаосом.

Чертов умник, он считает, что не существует боли. Он полетел ее искать. Он ее нашел. Но не в свободных территориях, а в самом сердце Империи. На выходе из клонилки его уже ждут. Боли не существует из-за прекрасного развития медицины, а не самой по себе. Боли не существует из-за лекарств. Если их принимать. Или если их давать. А ему не будут ничего давать. Ничего, кроме боли. Вот и испытание на прочность мечты. Его корпорация хочет всех своих работников вернуть назад. Чертов умник... Чертов умник с мечтой сотен, но мозгом одного маленького червяка внутри капсулы. Чертов... черт... черт... черт...

Все равно я не смогу себя переубедить. "Они пациенты, а я доктор". Как же. Почему тогда мне так больно? Почему я решил, что он последний? Больше никаких личин. Никаких журналистов, никаких старателей, никаких героев войны. Вот он я - не менее мерзкий червяк, корчащийся от боли в своей раковине. И против этой боли нет лекарств, если только не убить мозг и душу, превратившись в овощ на антидепрессантах. Нет уж. Все возможно. Возможно подстроить сбой при клонировании. Все возможно, если захотеть. Вот только на большее я уже не способен и большего уже не хочу. Полетели к солнцу. Сделаем этот материал ярким и пылающим, как и просил мой последний пациент.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#9
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
9. Сканер навсегда.

Направленный сканер на любом из моих кораблей включен всегда и удобно расположен на тактическом экране. Не знаю, двигается ли мое тело внутри спасательной капсулы, говорят там даже сердце не бьется, но по моим ощущениям, сканирование я включаю мизинцем левой руки. Когда я выхожу из капсулы, мизинец дергается по-настоящему: щелк, три секунды, щелк, три секунды, щелк…

Коллеги по корпорации подшучивают надо мной, никто из них никогда и не пользовался направленным сканером. В окрестностях Амарра никому из них сканер не нужен. Святой трибунал, на который мы работаем, всегда сам определяет места скопления еретиков. Искать никого не нужно.
Иногда, какая-нибудь танцовщица из отеля тоже шутит: «Сунь в меня свой мизинец, Ука.» Тогда сильный шлепок по голой заднице, достаточно сильный, чтобы ей это не показалось лаской, и вытряхиваю её из номера. А вслед и её одежду. Дура!

***

Варп на Ашаб. Сегодня было спокойно. Три секунды, щелк. Сперва небольшая группировка Саньшей, обосновавшаяся в дальнем воровском притоне. Меня бы туда и не послали, но там оказалась одна распутная дамочка из благородных – спас. А затем и больше – я видимо уничтожил только отряд подкрепления,- Саньши укрепились на окраине системы гораздо большими силами. Три секунды, щелк. Оказалось даже не просто Саньши, они опять попробовали объединиться с Ангелами. Но объединяться они не умеют, построили базы отдельно друг от друга, и закрылись каждый от союзника.

Капсулир стоит сотни таких хоть Саньши, хоть Ангелов. Капсулир ведь полностью, в одиночку управляет своим кораблем, команда только обслуживает модули. А у изгоев, хоть и есть капитан, но это обычный человек, которому приходится отдавать приказы своей команде. Они долго определяют и захватывают цель для стрельбы. У них никакая тактическая подготовка. Я порезал из всех поодиночке и даже одного из их элитных сил. Спас наш разведчик-Гелиос, Святой Трибунал, оказывается, и разведку оставляет наемникам.

Варп на Амарр. Три секунды, щелк. Столько я уничтожил вражеских кораблей… Святой Трибунал конечно заплатит за выполнение миссии, но это копейки, а вот мои трофеи: обломки кораблей, сохранившиеся модули, - будут очень неплохо стоить. Вывозить их пришлось на транспортном корабле, так их получилось много. Что-то на сканере меня отвлекло, я сразу пролистнул «локал». Да нет – показалось. Вот и ворота в Амарр, мой Итерон тормозит у самых ворот. Активация.
Дьявол! Сволочь! Гад! Среди нескольких сторонних кораблей возле ворот я вижу Его на Таранисе. Я пока защищен маскировочным полем ворот, и он меня не видит, но он знает, что я здесь, и мне некуда деться. Звать КОНКОРД бессмысленно, я могу только бежать. А в локале : «Давай, Ука, хватит прятаться, ты от меня не сбежишь.»

Действительно нет смысла. Я разгоняюсь на станцию и выхожу из защиты ворот. У меня два варпстаба и усилители щита. Варп, варп, варп! «Расчет прыжка нарушен», «нарушен», «нарушен». Гад! Гад! Гад! Он опять это сделал. Щит становится похожим на решето, индикаторы брони один за одним загораются фатально красным, корабль трясет от повреждений внутренних конструкций. Я пытался уйти. За доли секунды до взрыва реактора моя капсула автоматически выстреливается из корабля. Варп!? Нет. Капсула уничтожается залпом Тараниса. Последнее, что я успеваю воспринять, глумливое и гадкое: «Тебе не жить в этом мире». И ему за это ничего не будет.

***

Никто не боится палаты клонированных. Ты уже убит и ты снова жив, чего тут бояться. Но я боюсь. Боюсь, что снова придёт серый от страха медик с жуткой новостью, а потом его чуть ли не силой выпроводит из палаты главврач с масляной улыбкой и скажет мне: «Не волнуйтесь, дорогой, он просто был пьян. Мы его уволим».

Но пришедший в мою палату безразличен и деловит. Он не торопясь отлепил от моего тела датчики и вынул зонды и безразличным жестом махнул в сторону шкафа с одеждой. Он знает, что я обойдусь без его помощи. Я оделся и вышел. В коридоре было безлюдно, но по пути я нагнал еще двух человек в таких же, как на мне, белых туниках. Я помню, когда людей в таких туниках в похожих коридорах было множество и все тогда бежали, и лица были тревожные. Но сейчас тихо.
На выходе из медцентра на нас налетели встречающие. Незнакомые женщины. По их меркам мы фантастично богаты, даже мы умершие, даже мы воскресшие. Кроме того, многие верят, что ребенок от капсулира сам сможет стать капсулиром и обеспечить родителям безбедную старость. Не знаю на счет первого и сомневаюсь во втором. Редкие капсулиры помнят о своих родителях. Но все равно, женщины, чтобы забеременеть, ищут в свою постель капсулира. Вот и теперь, моих спутников быстро, чуть ли не с дракой, разобрали девки. Вот женщин-капсулиров здесь никогда не ждут, и по вполне понятной причине.

Капсулир капсулиром, а капсулир после клонилки это особенно привлекателен женщинам. Дело ведь в чем, мы – капсулиры не ценим свои тела. Мы разрушаем их наркотиками и прочими веществами для эффективности в бою и просто для развлечения, да просто мы о них не заботимся. Может и есть капсулиры, прожившие в одном теле больше нескольких лет, но я сомневаюсь что это приятное зрелище. А вот капсулир только вышедший из клонилки, чистенький, с красной как у младенца кожей, это просто мечта.

Я прошел, отстраняя от себя липнувших женщин, к выходу на шлюзовые блоки. Там рядом у меня номер снят. Но тут из тёмного переулка вышла женщина, за которую я бы и сам заплатил бы в другое время. Она подошла и прижалась к моему красному мягкому телу. И сказала:

- Мой герой.

Та самая знатная дамочка, отбитая у Саньшей. Она схватила меня за руку и повела за собой.

- Только не называй своего имени, амаррка.

***

Никому этого не понять. Даже тем, кто не раз смывал с себя душе не просто капсульный гель, а капсульный гель пополам с потом страха и азарта; даже тем, кто боролся с системными психическими расстройствами от постоянных перемещений в клонов; даже они не в силах понять что это - в самом сердце Империи, где и суицидники то не встречаются - постоянное напряжение, постоянное осознание, что тебя ищет бескомпромиссный и алчный враг.

Я дрался с ним уже и не помню сколько раз. Но я всегда или убегал или проигрывал. Это кровожадное существо сверхъестественным своим чутьем всегда заранее знает, на каком я корабле, какое оружие, какая броня. Он никогда не нападет, пока я в силе, но будет без устали ждать момента, когда я окажусь беззащитен, чтобы снова убить меня.

Почти уже год длится мое проклятие. Тогда я только-только закончил Академию и поступил на службу в Военный Флот Федерации Галленте. Время было горячее, в пограничных системах очень активны были Гуристасы, и часто всё моё крыло перехватчиков просыпалось в клонилках. Но благодаря нам Флот Федерации одерживал победы и я быстро поднимался по служебной лестнице и вскоре должен был получить перевод в одно из подразделений поддержки и стать пилотом крейсера. Моим мечтам не суждено было сбыться.

Во время разведки боем, я нарвался на неожиданно крупную группировку пиратов. Быстро отступить не получилось, и меня догнал залп тяжелых ракет дальнего действия. Даже мой быстрый манёвренный Атрон не смог избежать прямых попаданий, и мгновенно взорвался. Ракеты продолжали рваться вокруг, и одна из них зацепила мою капсулу.

Я проснулся в палате немного недовольный собой и стал ждать медика, который почему-то опаздывал. Когда же он всё-таки пришел…

Ошибка! Ошибка! Ошибка! У них там произошел какой-то сбой и моя матрица была наложена не только на моего клона, но и на клона одного матарина-наемника, погибшего в тот же самый миг, что и я, хотя и в другой системе. Матрица наложенная на не соответствующего клона, к тому же другой национальности, повредилась, и получившаяся личность оказалась далеко не моей копией. Этот субъект повел себя агрессивно, избил двух человек из медперсонала и скрылся, воспользовавшись суматохой. Да еще и спер, воспользовавшись моей памятью, мой запасной перехватчик и все личные вещи. Хорошо хоть и имя мое на нем исказилось в нескольких символах, что я узнал в общем информатории капсулиров. Хотя предпочел бы, чтобы его звали совершенно непохоже.

Случившееся было дико и неприятно, но я не знал еще, какие беды ждут меня впереди. За месяц я восполнил свои потери и выкинул было эту историю из головы, но тогда он нашел меня в первый раз.
Это было рутинное задание, зачистка астероидных поясов от небольших скоплений пиратов и защита наших копающих барж. В одном из поясов к пиратам подошло довольно сильное подкрепление, но ничего особенного опасного, я легко уходил из-под обстрела на скорости и расстреливал одного пирата за другим. Внезапно я увидел выходящий из варпа корабль, в мой астероидный пояс пришел нейтральный Тристан и сразу направился к месту моего боя с пиратами. Я удивился, когда он подошел совсем близко, пусть если он просто вольный охотник за головами, убивающий пиратов, за которых назначено вознаграждение, но зачем он лезет в ближний бой? Его корабль слишком неповоротлив, и, как только мои противники обратят на него внимание, он труп.

Предупреждающе пискнула система безопасности - захват моего корабля как цели. И тут же сирена – агрессия! Что этот идиот творит!? Я взглянул на имя пилота Тристана и обомлел – имя так похожее на мое. Это Он.

Скорость моего Инкурсуса стала стремительно падать под стасисной сетью. У пиратов такой нет. Я резко развернул корабль на ближайшую планету, пусть без меня тут с КОНКОРДом общается, но и варп-привод заблокирован. Вот и первое попадание. Я сделал вираж и встал на орбиту, так чтобы быть как можно более сложной мишенью и открыл огонь по ближайшему пирату, из-под сети мне уже не выйти. Теперь главное время. Мой бортовой компьютер уже отправил сообщение об агрессии нейтрального капсулира, надо только дождаться поддержки КОНКОРДа.

Пират под моим огнем лопнул, но скорость упала уже до минимума и попадания в Инкурсус стали постоянными. Да и Тристан стрелял по мне всеми своими бластерами, что уже слишком много для среднего перехватчика. Защитное поле уже полностью рассеяно, броня недостаточно крепка, мне осталось недолго. Где же КОНКОРД!?

Когда снаряды начали прошивать мой Инкурсус насквозь, я плюнул на все и стал готовиться к бегству на капсуле. «Корабль не управляем». Капсула выскакивает из объятых пламенем обломков. Варп! Во время прыжка «запомнить точку», как вдалбливали в Академии. Пришел на планету – варп на точку-спот.

Остановившись на безопасной точке глубокого космоса, вдали от объектов, где меня не просто найти, я впал в оцепенение. Мозг отказывался принять случившееся, это просто не укладывается в правила этой вселенной, КОНКОРД не может ошибиться. Но почему же никто не пришел мне на помощь? Я подключил сканер и вывел его на тактический экран. Вот он, Тристан, на планете, через которую я прыгал. Вот он на дальше, на следующей планете. Наконец, вышел за дальность сканирования. Перед тем как покинуть систему, он написал мне сообщение: «тебе не жить в этом мире, Ука».
В офисе КОНКОРДа меня и слушать не стали, и все чего я смог добиться это только небольшой отрывок лога их системы быстрого реагирования. Записи в логе говорили, что я сам атаковал себя и ликвидировал свой корабль, что расценено как стандартная процедура самоуничтожения! Оказывается у меня и у Него одна учетная запись КОНКОРДа на двоих, а значит, мы можем атаковать друг друга сколько захотим. И я решил захотеть.

Довольно скоро я понял, хотя и не сразу смог поверить, что между нами существует какая-то странная, невообразимая связь, и что она работает не в мою пользу. Почему-то Он многое знал обо мне, я же не знал о Нем ничего. Я ведь обычный человек, с нормальным мозгом. Он же биологический урод, маньяк, и что творится в его голове, наверно, не скажет никто.

Ни разу мне не удалось побить Его, даже когда я устраивал ему засаду, выполняя роль живца с друзьями в поддержке. Он чувствовал любой подвох и просто уходил. Я понял, что это безнадежно, и стал просто убегать от него. Он же так и не оставил меня в покое, сделал меня нервным параноиком и приучил к моему постоянному теперь «три секунды, щелк».

Моя военная карьера рухнула. Я терял слишком много кораблей, меня сперва понизили в звании, а затем и вовсе выгнали. Я стал наемником, чтобы хоть так послужить своей родине, но из-за Него быстро разорился. Тогда я решил спрятаться. Улетел в далёкую Амаррию, поступил здесь в корпорацию наемников, куда принимали вне зависимости от расы. Почти полтора месяца я ничего о нем не слышал и жил замечательно. Моя суровая борьба с Ним, сделала меня отличным пилотом, чрезмерно, впрочем, осторожным. Здесь я наконец, начал водить линейные корабли, выбрал правда модель не галлентскую. Пушечные галентские линкоры хороши в соединении с себе подобными и при наличии поддержки, а Доминикс мне не подходит, потому что я не могу позволить себе отвлекаться еще и на дронов, готовый в любой момент к отварпу. Я выбрал Равен, один из лучших линкоров для параноика-одиночки. При выполнении заданий Святого Трибунала, он оказался очень удобен.
Но теперь и здесь моя спокойная жизнь кончилась, Он все-таки нашел меня. Куда мне еще остается бежать? Только один путь остался, прочь из Империи, в дикие не защищенные КОНКОРДом системы, где человек человеку – волк. Где встреча с другим капсулиром означает бой насмерть. Но для меня и в Империи есть свой волк.

***

Я в последний раз проверил оборудование своего Равена: установки под ракеты дальнего действия – достаточно универсальное оружие; тяжелый энергетический вампир, лучшая модель, какую только можно достать на рынке; усилитель сенсоров; по пять легких и средних дронов; защита с упором на поле, а не на броню, пассивная и потому конечно слишком слабая. Все что можно отдано под скорость и маневренность, это будет моей главной защитой. Все немалые средства, что я скопил за последнее время, были потрачены на этот Равен. Если меня ждет неудача, что ж, останется хотя бы страховка, и может быть месяц чтобы жить в Империи, пока Он меня снова не найдет.

Андок. Вот Он на Мегатроне, наверняка бластерном. Полная скорость, захват цели - лок. Но Мегатрон в разгоне и сразу прыгает. Он как всегда знал заранее. Плевать, курс на нули. Щелк, три секунды, щелк.

Окраина Империи, пираты-капсулиры на плитованных линкорах. Но после моего Врага, вы мне не страшны, у меня скорость под четыре километра в секунду. И вот уже и граница, следующая система уже «нули». Активация.

Я наконец здесь. То, что Его в системе нет, меня странным образом успокаивает. Мой Равен висит под маскирующей защитой ворот и я вижу небольшую пиратскую шайку: Армагеддон, Торакс, Стаббер и перехватчик нового поколения – Кроу. Дроны выпущены, боевые средние. «Локал» показывает, что всего в системе пять капсулиров, значит все здесь. Они видели, как отработали ворота, они видят меня в «локале», но вряд ли они знают, на чем я, предыдущая система была пуста. И уж точно они не знают, как я вооружен.

Кажется, у меня у самого теперь просыпается некое чутье. Я почти уверен, что Армагеддон очень тяжело вооружен и хорошо бронирован, но эффективная дальность ведения огня не слишком высока и скорость захвата цели низкая. Торакс разумеется бластерный и с тяжелой броневой «плитой». Стаббер очень быстрый, но без сетки. Кроу очень опасный, но у него как раз сетка и значит нет энергобатарей.

Начнем. Разгон сразу на следующие ворота, удачно что направление к ним уводит меня от Армагеддона. Лок Кроу, лок Стаббера. Секунда, две, три. Скорость – две тысячи. Что-то Кроу замешкался с локом, он уже на орбите, Стаббер на хвосте. Есть лок от Кроу, скорость начинает падать. Есть лок от Стаббера, а затем и от Торакса. Ко мне рванулись вражеские дроны. А вот закончился захват цели на Стаббер, до захвата Кроу еще восемь секунд, один залп по Стабберу. Его скорость не столько высока сейчас, пока меняется орбита, мой залп сносит ему почти весь щит, и он в испуге оттапливает от меня в сторону, стараясь как можно быстрее набрать полную скорость. Моя скорость все падает и падает, вражеские дроны уже вгрызлись в мой щит. Но вот, наконец, прошел лок на Кроу. Одна активация вампира и перехватчик лишен энергии. Моя скорость снова нарастает. Кроу самое время отварпать, но он вновь медлит, а я жду перезарядки своих ракетниц. Залп. Отставший Кроу начинает разворачиваться, но ракеты уже догнали его. Маленький неприметный взрыв в космосе.

Можно смело продолжить бой, но слишком я осторожен, а потому прыгаю на выбранные ворота. Три секунды, щелк. Меня не преследуют.

***

Две недели я не вылезал из капсулы, два раза только за это время был в Империи, делая по несколько ходок на разные станции. Но только чтобы пополнить амуницию и продать трофеи, да чтобы быстро и нервно принять душ. В Империи неуютно, ко мне возвращался мой страх, казалось, стоит только заснуть на станции, и при андоке меня уже будет подстерегать Он. А в тихих безлюдных «нулях» жилось удивительно спокойно. Серьезная опасность подстерегала только на границе, ворота обычно кто-нибудь да сторожил. Но они допускали такие ошибки, которые никогда не допустил бы мой Враг, а может мне просто везло. Я нашел себе уютную тупиковую систему с множеством астероидных поясов, которые упорно пытаются разрабатывать Ангелы. Я налетал на них внезапно и уничтожал под корень, но к счастью они упорные. В глубоком космосе, на разных спотах висят уже пяток моих контейнеров, где я собираю трофеи.

В окрестностях правда обитают и капсулиры, немного, но довольно сплоченные и серьезные парни, которые считают мою систему своей территорией. Они довольно быстро меня вычислили и несколько раз пытались поймать. Но я просто не умею терять бдительность. Они как-то раз запрыгнули просто десятком перехватчиков, чтобы проверить сразу половину астероидных поясов. Но я даже когда подлетаю проверить обломки кораблей Ангелов, делаю это так, чтобы почти непрерывно быть в разгоне.

Последние несколько дней меня вообще никто не тревожил. В «локале» успокаивающе светилось только мое имя. Впрочем, закрыть сканер я так себя и не смог заставить. Пора уже было делать очередные несколько ходок в Империю, но я тянул до последнего и решился только когда ракет уже практически не осталось.

Первая ходка прошла спокойно. В одной из систем я встретил нескольких своих «соседей», но ловить они меня не пытались, и я тихонько прошел мимо по провешенным спотам. Разумеется, у меня весь маршрут до Империи провешен спотами, причем проименованными по моей собственной системе, для удобства. А на границе в этот раз и вовсе никого не было. Ободренный, я сразу же пошел на второй заход. На выходе из моей системы, меня ждали.

Девять кораблей: три пушечных линкора, три современных перехватчика, Мунин, Стаббер и Блэкберд. Я скрипнул зубами, как глупо. Меня просто просчитали, знали, что я буду делать вторую ходку. Один из цепторов демонстративно пропрыгнул в ворота, показывая что попытка оторваться таким образом бесполезна. Что же, я накопил достаточно денег, чтобы купить еще несколько таких Равенов, таких как сейчас, с новыми уникальными модулями, позволяющими разгоняться почти до пяти тысяч. Попробуем.

Разгон сразу на спот, МВД, лок двух цепторов, Мунина, Блекберда. Залочили, значит держат, цепторы полезли сетковать, скорость падает, Мунин уже грызет мой щит. Начал стрелять Блэкберд, наверное и джаммить пытается, но к счастью пока не выходит, а я уже залочил крейсеры. Залп по Мунину, но он в разгоне и успевает уйти в варп. Выпускаю лайт дронов - средние просто будут от меня отставать – посылаю на Блекберд. Трети щита нет, меньше тридцати процентов, вот уже повреждение брони, это залп линкоров, еще один такой залп и я на структуре. Но тут лок на перехватчиках, уже не выбирая, активирую вампира на одном из них, это Таранис. Он сразу отварпывает, удачно, его дроны больше не грызут меня. Другой, Раптор, сразу берет высокую орбиту. Вернулся и третий перехватчик, но он еще далеко. На Раптора я кинул свою стасисную сеть, но ему удалось вылезти за пределы ее действия, и мой залп лишь слегка потрепал его щит. Скорость Равена начала расти, второй залп линкоров нанес мне меньше повреждений, но все равно снял едва-едва начавший восстанавливаться щит и еще больше повредил броню. К счастью, перехватчики стасисными сетями больше не пробовали пользоваться, надеялись видно на Блэкберд. А ему пришлось отварпать, мои дроны прогрызли ему щит.

Я набрал скорость и пытался сбросить с себя перехватчики, натравливая на них дронов, пугая вампиром. Они не теряли осторожности, оставшись без энергии сразу отварпывали, но очень быстро возвращались. Как минимум двое из них постоянно висели на Равене и пресекали его неуклюжие попытки разорвать орбиту. Но пока что я жил. Еще раз прогнал вернувшийся Мунин, затем Блэкберд, у которого снова не прошел джам. Линкоры по мне практически не попадали и щит успел восстановиться больше чем на половину. В третий раз у Блэкберда все же прошел джамм, захват упал со всех целей, и перехватчики сразу набросились на меня. Но мне опять повезло, мои дроны в это время атаковали Таранис, и по крайней мере не дали ему выйти на дальность действия бластеров. Дистанция с линкорами составляла чуть больше ста двадцати километров, их залпы едва снова не продавили мой щит, но тут вновь я смог захватывать цели и первым делом прогнал БлэкБерд.

И все началось сначала. Я даже начал надеяться, что рано или поздно смогу сбить один из перехватчиков, и уйти от двух других. Но вдруг все три перехватчика вплотную подошли ко мне и накинули сетки, несмотря на то что Блэкберд только что отварпал, вновь не солоно хлебавши. Я положил сетку на Маледикшн, и выждав немного, чтобы дать ему потерять скорость, уничтожил одним залпом. Следующим я выбрал Раптор, потому что не был уверен что убью Таранис с одного залпа. Но что это, все три линкора внезапно оказались рядом. Я понял, что вылез за сто пятьдесят от них, и они смогли прыгнуть к своим перехватчикам.

Раптор не ушел от своей судьбы, но тем не менее и со мной было кончено. Теперь Равен держали линкоры, а Таранис и крейсеры осторожно стояли поодаль. Я сделал два последних отчаянных залпа по Темпесту, а потом мой Равен перестал существовать. Сидя в пойманной Таранисом капсуле, я готов был начать все сначала, с самого начала. Но противники медлили.

«GF, барыга, сколько заплатишь за свою капсулу?», - написал в «локале» один из них.
«Ребят, а возьмите меня к себе в корпорацию лучше», - ответил я. Мне действительно захотелось летать вместе с ними.

Но они начали смеяться и паясничать. А потом убили меня.

Ну и пусть.
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#10
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
10. Отрочество.

Трафик на станции КОНКОРДа в Юлае как всегда был высок. Опираясь на перила балкона в офисе представительства Каалакиота, Ким всматривался в бегущий по всем сторонам и во все стороны трафик людей и аэрокаров.

За спиной Кима в самом офисе была не меньшая суматоха. В каком то смысле вся эта кутерьма даже радовала Кима. Это надо же, КАПСУЛИРЫ дожидаются своей ОЧЕРЕДИ. Но так по сути и было, все 113 человек подавшие сегодня заявку на аудиенцию в представительство были не просто служащими мегакорпорации Калдари, или ее филиала, все 113 человек были капсулирами. Офис вот уже неделю был неформально закрыт для "простых смертных".

Ким был одним из тех 113 кто дожидался своей очереди. Он прекрасно знал что Калдарская бюрократия не выделит ему много времени на собеседовании, и в данном случае даже его статус капсулира ничего не менял. Оно впрочем и не было так уж важно было. У Кима была целая неделя на размышления. Неделя с тех пор как на личный КПК Кима пришло письмо от КОНКОРДа, то самое письмо которое обещало перевернуть не только его собственную жизнь с ног на голову, но и уже потрясло все фракции.

"Ув. Ким Наракоту, согласно постановлению 213 Асамблеии КОНКОРДа, вы, будучи зарегестрированым капсулиром от фракции Калдари, вызываетесь в систему Юлаи для перерегистрации в своем статусе капсулира согласно вышеупомянутому постановлению."

Вот так вот просто, в характерном для КОНКОРДа стиле, в односчастье были разрушены как нежеланные "цепи", так и желаные "узы" связывающие Кима с Каалакиотой, крупнейшей мегакорпорацие Калдари.

Отныне капсулиры больше не обязаны были в обязательном порядке быть гос. служащими, или контрактниками той или иной фракции Юлайского соглашения. Несмотря на то что уже более лет 10 как империи активно проводили программы по тренировке и использованию капсулиров, многие пророчили что именно событие недельно давности положило начало т.н. эре капсулиров. Титанов сначало вырастили, воспитали, а затем выпустили из клетки. Титанические затраты и надежды на это новое поколение суперменов рисковали кануть в лету.

Размышления Кима прервала открывающаяся дверь на балкон. Шум самой открывающейся двери почти не был слышен, зато возросший шум от суеты в самом офисе сразу дал о себе знать.

- Гражданин Наракоту?

Гражданин... Пока еще гражданин, да, видимо последние минуты гражданин Калдари. Хотелось ответить гос. служащему нечто саркастическое, но тем не менее в ответ Ким лишь легонько кивнул.

- Прошу вас, ваша очередь.

Проследовав в офис за оч симпатичной гос. служащей сивиркой ("Интересно, они намерено сегодня подобрали штат из таких сексапильных ципок?", пронеслось в голове Кима. Хотя среди капсулиров сегодня было и немало дам), Ким позволил усадить себя за скромненький стол с двумя простыми стульями по обе стороны. Вот так вот, никакого кофе, уютной обстановки в просторном офисе, где не было никого лишнего, и отчеты давались лишь наиболее высокопоставленным представителям корпорации. Сегодня Ким чувствовал себя почти как простой калдарский рабочий. На столе уже лежали подготовленные документы. Сивирка начала что-то на автомате талдонить, с таким же успехом она могла просто включить аудиозапись. Ким практически не вслушивался. Перед ним лежали две папки. Содержание обеих Киму уже хорошо было изветстнно. В первой, несшей логотип КК на заглавной странице, фактически была увольнительная без перевода в какую либо другую корпорацию, и тем самым фактически лишением статуса гражданина Калдари. Во второй, несшей логотип КОНКОРДа было фактически соглашение с новым постановлением о статусе капсулиров.
Быстро выискав в обеих папках места где надо было поставить подписи, даже не перечитывая их, когда дело касается КОНКОРДа, даже такие гиганты как КК не позволят себе махинации, Ким расписался.

Отныне он был ничьим - вольнонаемным, сам по себе.

- Спасибо за сотрудничество, и желаем вам удачной карьеры, сэр.

Сэр... не Гражданин, сэр...

- И кстати, в штаб квартиры Каалакиота сегодня организуется грандиозный банкет для капсулиров. Управление корпорации распорядилось ради такого случая выделить каждому один из кораблей прототипной Т2 разработки в качестве личного транспорта для прибытия в штаб квартиру.

"Пластиковая" улыбка не сходила с ее лица.

- Благодарю, я подумаю над этим предложением.

"Вот ведь лисы, хех, знают на какую мозоль надавить", думал Ким уже пилотируя аэрокар к месту своих временных апартаментов на станции конкорда.

И действительно ведь, будучи более неспособными удержать капсулиров, все империи предприняли все что могли для сильного ограничения возможностей вольнонаемных. В открытой продаже из самого тяжелого были лишь только крейсера. Никто из капсулиров не мог приобрести даже линейный крейсер, уж не говоря о линкорах. А воспоминание о тестировании новейшего перехватчика crow видимо надолго останутся еще воспоминаниями.

Равно как и воспоминания о самых грандиозных вылетах... Совместная операция с Легионом Морду по вытравке Гуристас из региона Pure Blind. Грандиозный разгром Нации Санша совместно с паладинами Амарр. Разгром галленских капсулиров, когда федерация возомнила что с новыми капсульными технологиями может пересмотреть результаты давней войны.

Если раньше ким в ответ на потеряный линкор и дорогостоящий клон с имплантами мог лишь виновато пожать плечами, зная что ему все простят, зная что он сам стоит больше сотни линкоров. То теперь потеря чего либо жестко ударит лишь по кошельку самого Кима.

Впрочем кошелек тож был той еще проблемой. Бывший казалось бы грандиозный месячный оклад в 182 тысячи ИСК, сегодня казался просто до смешного малым, уж не говоря о том что этого оклада больше и нет. Не менее смешным казалось пожертвовании от Калдари ко всем капсулирам в виде гражданского фригата ибис, лишь слегка переоборудованом под гражданские цели. Ну да, в формальном смысле логика неоспорима, есть гражданский реилган, есть "рудокоп", иди зарабатывай. Если хочешь больше - заработай и купи.

С другой стороны небыло больше никаких ограничений по ретрофиту кораблей, все в твоих руках, какие модули сможешь поставить - такие и поставишь... при условии что сможешь их приобрести.

Лежа в своей скромной но уютно каморке апартаментов, мысли Кима были уже более о земном.
Если верить опросам какого то там известного гламурного галлентского журнала, то нынче быть супругой/супругом капсулира считалось более престижно чем супругой/супругой известного политика, а 40% опрашиваемых девушек на вопрос выбрали бы они супружество с действующим президентом Федерации (который во многих кругах считался еще и секс символом), или же супружество с начинающим капсулиром, выбрали именно последний пункт.

Сейчас же Ким думал о том как бы удобнее отказать своей жене в обещанной покупке дорогостоящей яхты. 15 лет службы в КК в качестве капсулира дали возможность Киму накопить по настоящему грандиозную сумму для простого смертного - 30 миллионов ИСК, при том что и растраты были далеки от скромных. И все же что-то заставляло Кима чувствовать себя чуть ли не нищим.
Одно точно, Ким не собирался начинать как все с самого нуля, пилотируя ибис в пространстве хайсеков, и часами нудно ковыряя астероиды, в надежде на то что те расщедрятся на кубометры руды для продажи. Киму нужен был крейсер. Сперва даже небыло сомнений в том что ему как калдарцу стоит преобрести именно каракал. Однако все больше мысли Кима сводились к тому что теперь ему как вольнонаемному стоит серьезно расширить репертуар выбора кораблей и модулей. В стандартную программу тренировки за эти 15 лет входило не только обучение пилотированию кораблей всех классов калдарской военой машины, но так же и всех классов союзническов, а в последствии и легкое обучение пилотированию машин оппозиционных фракций.

Вставая с постели и подключая КПК к сети банка КОНКОРДа, Ким уже точно знал на чем пал его конечный выбор...

***

Путь в ангар был около 8 километров, но этот путь Ким намеренно решил проделать пешком.
Теперь мысли его были об отношении империй к этим грандиозным реформам.

Больше всего рады были конечно же матары. Даже при том что они формально лишались очень многих своих пилотов, традиции и воспитание гарантировало что большинство матарских капсулиров предпочтет продолжить работать на республиканский флот. А свобода для других капсулиров так или иначе со временем привлечет их в пространство республики.Если бы не капсульные технологии, то подавление матарцев амаррцами был бы лишь вопросом времени. Даже при поддержке Федерации флот матаров как численно, так и технологически не смог бы устоять имперской армаде. Но со временем стало ясно что инженерная философия себеисторов чуть ли не лучшим образом подходить для капсульных технологий. И вчерашние корыта, которые со стандартной командой едва ли могли выстоять 1 на 1 даже против амаррского корабля меньшего класса, сегодня многими капсулирами рассматривались чуть ли не как самое перспективное направление.

Амарры естественно напротив высказали наибольшее недовольство. Им нечего конечно было опасаться того что паладины покинут их ряды, но паладинов было очень и очень мало. Другие же амаррцы хоть прямо и не говорили о разрыве отношений с империей, все же фактически потихоньку начинали отдалятся от нее.

Калдари достаточно легкомысленно отнеслись к реформам, и там где многие тратили свои силы на бессмысленные дебаты, Калдари просто тихо под шумок первыми перевели все на коммерческую основу отношений между капсулирами. От информаторов Ким знал что именно в калдари начали первыми программу по созданию т.н. агентов, призваных быть посредниками между фракциями и вольнонаемными капсулирами.

Галленте пуще всех остальных ударились в дебаты и пропаганду. Брехливо восхваляя реформы призванные сделать всех капсулиров свободными, при этом не забывая напомнить "как много федерация отдала для воспитания поколения капсулиров". Фактически федерация теряла больше всех. Мало галленстких капсулиров останется фактически лояльными к федерации. Конечно же они не станут и лояльными к кому либо еще, но для федерации это едва ли было утешением.

Огромные тяжело армированые двери коридора ведушему в ангар неторопливо отворились. Лицо ни-кани, стоявшим по ту сторону от дверей немедля расплылось в улыбке.

- Мой дорогой друг! Я уж боялся не заблудились ли вы, аль не случилось ли с вами еще что!

В ответ Ким лишь вновь легонько улыбнулся, проходя в ангар. "Интересно, какую долю от сделки получит этот ни-кани? 0.01%?", вдруг пронеслось в мыслях Кима.

- Не правда ли потрясающий вид? - молвил ни-кани.

Вид действительно был потрясающим. Ангар в котором они находились был в соотношении с самой станцией довольно скромным, но для двух людей стоящим в нем он казался просто огромным. Равно как и громадный исполин омена, занимающего почти все пространство ангара. Огромные стволы тяжелых "лучевых" лазеров щетинились во все стороны. Ким даже мог разглядеть фокусирующие кристалы вмонтированных на основание стволов. Отсюда они казались такими крошечными, при этом Ким прекрасно знал что каждый кристал по диаметру превосходит его собственный рост, а луч выпущенный из одной пушки с легкостью аннигилирует его собственное тело в мгновение ока. Команда техников метавшаяся вдоль всего корпуса крейсера выглядела подобно муравьям ползающим по слону. В отполированых пластинах из углеродистого вольфрама как в кривом зеркале Ким мог видеть отражения интерьера самого ангара, будто бы ангар был просто небольшой подарочной коробкой для красивой модельки крейсера. Ум отказывался воспринимать факт что площадь этого "зеркала" превосходила десяток тысяч квадратных метров. Еще более волнующей выглядела крошечная точка, удерживаемая на кране прямо над одним из люков в верхней части крейсера. Киму не надо было даже пригладываться что б понять что это его собственная капсула, готовая в любой момент принять его в себя, и после быть принятой самой в центральный коммутирующий узел крейсера, специально оборудованный под корабли пилотируемые капсулирами.
Разумеется все это не впервой доводилось видеть Киму, но волнение которое щас испытывал он было несравнимо даже с волнением когда ему в самый первый раз довелось пилотировать корабль посредством капсулы.

Ведь это был его корабль...
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#11
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
11. Иллюзий больше нет.

Резкий свист воздуха выходящего через пробоину добирался до самых дальних уголков сознания. Он не должен был слышать его через стенки капсулы и защитный гель, но внутренний микрофон был включен, а значит забыть этот звук, уже не удастся никогда … Вздрогнув, он проснулся. Холодный пот пробуждения и сны об аварии, преследовали его теперь каждую ночь. А еще крик … Ее крик … Теперь, он просыпается каждую ночь в маленькой каюте небольшой горнодобывающей колонии и проклинает Империю, которая дала ему образование, сделала пилотом-капсулиром и предала его, отняв самое дорогое, что можно найти в этой огромной и неизведанной вселенной.

Империя! Одно это слово теперь вызывает у него отвращение. Ему удалось увидеть ее насквозь прогнившее политическое лицо. А жуткие когти религии навсегда оставили глубокие шрамы на сердце и в душе. Крест на своей карьере он поставил сам. Это решение возникло сразу после прочтения инструкций из конверта с пометкой “Совершенно секретно”. Но они ничего не пускают на самотек.

Их встреча была случайна. Он - молодой выпускник академии, закончивший ее с отличием, младший отпрыск известного рода. Она - журналистка из дружественного государства, которая интересовалась устройством Амарии и взаимоотношениями граждан и неграждан внутри нее. Судьба столкнула их на светской вечеринке и уже не разлучала до того рокового дня.

Официально журналистку просто выслали из страны и запретили дальнейшее посещение Амарии. Ее статьи о недопустимости рабства в современном обществе были расценены теологическим советом как подрыв государственных устоев. Доставить ее на родину под конвоем должен был офицер на корабле имперского флота. И этим офицером флота был выбран он. А ведь ОНИ ничего не пускают на самотек. Перед самым вылетом он получил конверт с инструкциями и пометкой “Совершено секретно”. Небольшой лист бумаги, на котором был написан … приговор… ее приговор. В одном из секторов с низким уровнем безопасности, он должен включить механизм самоуничтожения корабля и катапультировать свою спасательную капсулу, оставив пассажирку на верную смерть. Он ничего не сказал ей тогда, но решение уже принял. Пусть он станет изгоем в своем мире, но она … Она должна жить!

Небольшой фрегат летел от ворот к воротам, а пилот из капсулы наслаждался общением с пассажиркой по внутренней связи корабля. Неожиданно, на воротах в одной из систем, приборы резко привлекли внимание капитана корабля. Крейсер без опознавательных знаков начал процедуру прицеливания. Действия были отработаны многочисленными тренировками – ответный лок, разгон на ближайший объект, ускорение. У маленького кораблика были все шансы уйти от крейсера. Залп орудий врага разрядил щиты и нанес небольшие повреждения корпусу. Повинуясь рефлексам, в ответ были активированы защитные наноботы, задачей которых была ликвидация повреждений на корпусе корабля. Залп орудий защищающих ворота заставил пирата уйти в экстренный прыжок. И сразу после этого космос размазался и фрегат начал свой переход к безопасной точке. НО ОНИ НИЧЕГО НЕ ПУСКАЮТ НА САМОТЕК! Внешние камеры корабля показывали странную картину – поврежденные участки брони не уменьшались, как это обычно бывало при работе наноботов. Они становились все более темными и увеличивались в размере. И в этот момент он услышал свист. Сначала пронзительный, пока отверстие в корпусе было небольшим, а затем переходящий в трубный рев. И крик… Кричала она, от боли и отчаяния. Кричал он, сквозь гель и прочные стенки капсулы, пытаясь добраться до любимой.

Автоматические системы корабля отстрелили капсулу и она, кувыркаясь, поплыла прочь. Сквозь изъеденный взбесившимися наноботами корпус он видел ее тело, уничтоженное холодом бесконечного космоса. Сквозь боль утраты, пришло запоздалое осознание того, что все это было не случайно. И нападение пирата, и подмена наноботов на корабле, и даже его решение спасти ее, пусть даже ценой своей жизни. Все это было спланировано и решено за него. Он был просто пешкой в игре спецслужб теологического совета.

Будь проклята империя, с ее продажными служащими, религиозными фанатиками, коварными политиками и магнатами, поставившими на колени целые народы при помощи денег и интриг.
Он долго скитался по окраинам известного космоса и, только недавно, связал себя обязательствами с небольшой корпорацией, которая занимается добычей редких руд в отдаленных уголках космоса. Его задача - обеспечение безопасности шахтерских кораблей и добывающих станций. Дух свободы первопроходцев, искренность и взаимовыручка – вот что сплотило этих людей, представителей разных рас и религий. Опасностей в этих местах хоть отбавляй, а “доблестные” имперские силы никогда сюда не заглядывают. И это его полностью устраивает. Здесь, на краю вселенной, любой неизвестный корабль – потенциальный враг. Но есть и те, на кого можно положиться в трудную минуту, кто не подведет и не предаст. И это стоит того, чтобы идти вперед…
  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#12
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
12. Перелом.

- Xа-алим, пятьдесят лямов за яйцо. Платишь – ле-етишь, – развязный говорок обладателя калдырского мусоровоза класса «крейсер» вернул меня к действительности. «Алкоголь – это хорошо. Но слишком много хорошо - плохо. Много алкоголя – плохо. Где же та грань, где кончается хорошо и начинается плохо? Бр-р-р… Какая только чушь не лезет в голову на пороге переноса… Голова болит после взрыва. Определенно сотрясение… Обломки фрегата даже на переработку не годятся – вот они, болтаются рядом. А я не хочу никуда переноситься. То есть я как бы поймал себя на мысли, что я не хочу никуда переноситься. Поймал на мысли… Хи-хи… Поймал… Мысли медленные, неповоротливые, как сперматозоид в минеральном масле. Вот я и поймал... мысль. И меня, кстати, поймали. Образцово-показательно. А сперматозоид в масле долго не протянет – растворится он там. И я долго не протяну, если не прекращу разговаривать сам с собой. Не, в прошлый раз было проще. Прошлый раз я ничего не знал. А давно уже замечено, что самые смелые люди, это те, кто ничерта не знает. Мне страшно умирать. Клон будет жить, но он - не я. Я умру... Вот это вот существо, отделенное от космоса тонкой оболочкой спасательной капсулы…умрет. Я живу в этом теле, живу в этом теле... Еле-еле живу, надо признать… Толчок. Моя головаа-а! Сетка? Определенно…» Автоматика ожила, впрыснув в кровь сложную смесь витаминов и лекарственных препаратов. Спасательная капсула под прицелом нескольких боевых кораблей висела в 0,012 мегаметрах от транспортных ворот.

***

Пиво было – дрянь. Пожалуй, разбавь его бармен мочой свинобраза, хуже бы не стало. Хорошее пиво было внизу, в городе. Еще в городе были чистые женщины, вкусная еда и свежая зелень. Но за ворота орбитального космопорта нам – ни-ни. Мордой не вышли. Приходится довольствоваться тем, что есть.

– Эй, там, варпай сюда, танкер! Горючего не забудь! – это Амал, мой… мм-м… товарищ, захотел добавить. Вся его беспутная биография была с большим тщанием выколота на темной шкуре: десяток стилизованных расколотых яиц, россыпь звездочек конкорда... Короче, в представлении понимающему человеку он не нуждался.

– Я уже устал повторять, Халим, - продолжил он прерванный разговор, – финансовым империям нужно пушечное мясо. Капсулиры перестали быть элитой. Вы – ширпотреб! Корпорации вытирают об вас ноги, заключая союзы со вчерашними врагами. Я помню, на чем нам приходилось летать. Сортиры внизу, – он ткнул пальцем под ноги, – строят из лучшего дерьма, если тебе понятна моя ме-та-фо-ра, – Амал довольно ухмыльнулся, справившись с новым для него словом.

- Это не метафора, - улыбнулся я. - Метафора - это сравнение, имплицируемое самим использованием слова или выражения. Впрочем, ты по-своему прав, - поспешно добавил я, увидев упрямый огонек в глазах этого потомка беглых рабов.

- Да, кстати, ты видел новые корабли регулярного флота? – Амал отхлебнул принесенного пойла. – Клянусь тараканами на моем корыте, в них нет ни грамма того переработанного хлама, которого вы таскаете тоннами с заданий этих толстожопых засранцев. Чистейшие сплавы, новейшая электроника… Вот поэтому будущее, - он заговорщески склонился ко мне, - за фронтиром. Пройдет совсем немного времени, и нам станут доступны те же технологии. Но, - нетрезвый взмах руками, - не здесь. Там! Слушай сюда, корпорациям совсем скоро станет тесно на обжитой территории – это раз. Их главы тесно повязаны с верхушкой какого либо из ныне существующих государств – это два. В случае глобальной заварушки, представь на минутку такую, несложно снести несколько космических станций, списав все на… мм-м… трагическую случайность. А сколько станций также случайно сменит хозяев, а? И, наконец, кто будет стоять на острие атаки? Ответ очевиден - вы. Это – четыре. Ты понимаешь, к чему я веду?

К нашему столику пробирался еще один колоритный товарищ. Раздавая оплеухи одним и расточаясь в бесчисленных извинениях перед другими, он двигался через разношерстную толпу, в большинстве своем пребывающую в алкогольной или наркотической прострации. За соседним столиком кипел спор, грозивший вылиться в потасовку с ножами и шоковыми кастетами. В углу кого-то молча и сосредоточенно били ногами. Вполне себе рабочая обстановка.

- Халим, - кивок в мою сторону, - Амал, - небрежное приветствие на флотский манер, - нам пора.

- Ну что, не передумал, хороняка? Обратно – только вперед ногами, хе-хе-хе! – от души посмеявшись этой сомнительной шутке, Амал хлопнул меня по спине.

- Лу-учше гоо-ор мо-гут быть толь-ко го-ры, на ка-а-аторых еще не бы-ваа-ал! – старательно выводила нетрезвая компания рядом.

- Он сказал «Поехали!» и взмахнул рукой, - пробормотал я себе под нос, - Не передумал! - уже громче.

***

- А вот и мы! Не ждали, аха-ха-ха!? – жизнерадостный смех Амала вывел меня из раздумий. В окружающем космосе тут и там появлялись корабли. Бортовой компьютер услужливо ставил метку: свой. Вспышка! – красавец крейсер превратился в груду металла. Капсула прибавила скорости – раскинувшим сети паукам сегодняшняя добыча была явно не по зубам. Я отрешенно смотрел на разгоравшийся космический бой. Вспышка! Смерть в космосе беззвучна. Пилот боевого корабля решает достаточно абстрактную задачу: цель – захват – пуск. То, что все происходит по-настоящему, осознаешь только тогда, когда от пустоты – вспышка! - тебя отделяют тонкие стены спасательной капсулы.

- Двое ушли. Наши все целы, - короткий доклад по внутренней связи.

- Ребята, я с вами! – я, наконец, подал голос.

- А? Что? Да-да, Халим, я помню, сейчас мы тебя подберем.

- Нет-нет, ты не понял, Амал. Я действительно с вами. И нам нельзя дальше по этому маршруту – через три системы на воротах нас будут ждать корабли Конкорда. Я потом все объясню, ладно? – жалобно попросил я.

- Тааа-а-ак! Подберите кто-нибудь этого засранца. Слушай мою команду: меняем маршрут, следующая система…

Но я его уже не слушал… Лучше гор…Эскадра боевых кораблей перестраивалась для перехода на сверхсветовую. В питательной жидкости, окружающей мое тело растворялись слезы. Я улыбался.

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 29 October 2008 - 18:36

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#13
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
13. Короли дронов.

Порою судьбу человека определяют такие мелочи… Вот взять, к примеру, меня. Декан кафедры дроноведения, человек, знающий о дронах практически все и немного больше. Более того - Капсулитор! И вся моя жизнь посвящена дронам. А почему? Потому что я упрямо ищу ответ на детский вопрос: «Зачем дронам аллои?» А толчком послужил детский же сон с дроном, ответившим на мой вопрос: «Мы не можем тебе этого рассказать. Найди Королей Дронов».

Короли Дронов – существуют ли они? Легенды о них, появились ненамного позже самих дронов. Кто-то считает их большими, развившимися до собственного интеллекта машинами. Вроде Контролеров и Королев – венца развития дронов. Но еще больше, с полноценным индивидуальным разумом.
Кто-то считает, что они - потомки тайной секты, захватившей контроль над дронами, ради понятных только им самим планов.

А некоторые вообще утверждали, что Короли Дронов – иная, нематериальная, форма разума, вселившаяся в дронов и с их помощью взаимодействующая с материальным миром.

Как там ни было, но существование Королей до сих пор научно доказать не удавалось. Легенды, космические байки, слухи – вот и все источники, из которых я добывала информацию о них. Но Короли должны, нет, просто обязаны были существовать. И я их год за годом искала.

Если верить официальной истории, дроны появились более сотни лет назад в период Галлентско-Калдарской войны как ответ новейшей разработке Калдарии – легким, дьявольски быстрым и смертельно опасным фрегатам. Но эксперименты с искусственным интеллектом дронов зашли настолько далеко, что новейшие образцы вышли из подчинения, уничтожили секретную лабораторию и исчезли за пределами освоенных систем Империи. С того момента все работы в этом направлении были заморожены и с тех пор мы имеем то, что имеем – титановые болванки с микросхемами, начисто лишенные какого ни было подобия самостоятельности.

Такова официальная версия. Но некоторые наблюдения, обрывки информации, случайно оброненные слова осведомленных людей постоянно убеждали меня, что на самом деле не так все просто. И самым загадочным для меня было то, чем дроны занимались год за годом.

Судите сами. Дроны, без сомнения, существа разумные. Причем, разум у них особенный, не имеющий аналогов в живой природе. По отдельности их разум едва ли превосходил возможности трехлетнего ребенка. Но, путем объединения с себе подобными по каналам связи, дроны были способны многократно усиливать свою интеллектуальную мощь, достигая недосягаемого человечеству уровня. И, тем не менее, существовали Контролеры, Лорды, Королевы. Которые никаким образом не вписывались в рамки системы.

Или: почему дроны разбиваются на колонии, если объединение только усиливает их?
И, наконец, самый главный вопрос, зачем дронам столько минерального сырья? Год за годом они строили все новые и новые колонии, собирали минералы и… отправляли их стационарными порталами в неизвестном направлении. Куда? С какой целью?

Почему устройство всех дронов базируется именно на этом – добывать минералы? Неважно, к какому поколению относился дрон, какого размера и какое место в иерархии он занимал. Минералы собирали и перерабатывали все. Как это увязать с разумностью, нет, сверхразумностью дронов?

Именно этим объяснялось, почему в данный момент я шестой день вишу в свежеоткрытой системе, о которой и большинство астрономов слышали разве что краем уха, наблюдаю за зарождением новой колонии дронов и от всей души проклинаю старого алкоголика, который умудрился залететь в эту систему, потерять свой передовой корабль-разведчик и на обратном пути сочинить историю, от которой у меня прямо потекли слюньки. И даже теперь, все внятнее понимая, что я опять отдала новенький корабль в обмен на свежесочиненную байку я не могла улететь. Слишком уж хороша, слишком убедительна была история старого пройдрохи, слишком она укладывалась в ту картину, которую я рисовала себе.

И тут привычная, многократно виденная картина вдруг дала трещину и мое сердце замерло.
От общей толпы монотонно снующих между колонией и белтами дронов отделились Королева в сопровождении несколько Контролеров и свиты более мелких дронов. Они отлетели от колонии на несколько сотен километров, остановились и Королева поставила цино.

КОРОЛЕВА ПОСТАВИЛА ЦИНО! КОРОЛЕВА! ДРОН! ПОСТАВИЛА ЦИНО!!!

Я дернулась так, что, если бы конструкторы капсул не предусмотрели для пилотов фиксирующий механизм, без сомнения выдрала бы соединительный кабель из капсулы и заодно свернула себе шею. Кому могла поставить цино Королева дронов? Ответ напрашивался сам. Вот он вынырнул из портала и повернулся точно ко мне. Огромный. Старый. И удивительно напоминающий гордость галлентского флота – мазершип Никс. А потом он связался со мной на моем родном языке!

- Ты маленькая, самоуверенная и настырная девчонка. Мы все-таки решили с тобой поговорить…

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 29 October 2008 - 18:12

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.

#14
AllSeeingI

AllSeeingI

    Clone Grade Lambda

  • Tech III Pilots
  • PipPipPipPipPipPip
  • 5107 сообщений
325
  • EVE Ingame:IlluminatedOne
  • Client:Eng
14. "Здравствуй, любимая..."

Я помню первый раз, когда увидел ее.

Большой зал Военной Академии Калдари, забитый под завязку новоприбывшими курсантами и курсантками. Все мнутся по мелким группкам, осматривая окружающих с любопытством и опаской, расступаясь перед снующими туда-сюда офицерами. Кто-то был знаком еще до поступления, кто-то успел познакомиться на вступительных тестах. Все мы только что стали первокурсниками Академии и считали себя перешагнувшими ту невидимую грань, отделяющую детство от взрослой жизни. Как и положено в таком возрасте, многие не задумывались о смерти и думали, что их слава продлится вечно.

Мечтам немногих из нас суждено было сбыться.

В одной такой группке из трех девчонок буквально в паре десятков шагов от меня стояла она. Ничего примечательного: невысокая шатенка с еще девичьим телом, изящно подчеркнутым формой абитуриентки Академии, волосы убраны в хвост, тонкие длинные брови, большие карие глаза. Только небольшое тату на правой щеке близ уголка глаза не укладывалось в общий образ скромной юной курсантки. Ее можно было бы назвать симпатичной и даже красивой, но ничего броского в ее внешности явно не было. На сотую долю секунды наши взгляды пересеклись. И также быстро разошлись.

Не сказать, что меня, как в дешевых сериальчиках, поразила молния, перехватило дыхание или потемнело в глазах, от внезапно нахлынувшего чувства. Нет. Просто из всей огромной массы народу, окружавшей меня в тот день, в память мне врезался именно ее образ.

- Коммандер? Звено «Лямбда» докладывает об активности одинокого хантера в зоне их ответственности. Боевой крейсер «Дрейк». На данный момент потери не выходят за рамки штатных. Какие будут указания?

- Направьте туда звено «Дельта». Нет… Разберусь сам. Подготовить мой корабль через пятнадцать минут! И дежурное звено фрегатов с дизрапторами – на взлет!

***

Три последующих года были, наверное, самыми счастливыми в моей жизни. После первых же дней учебы я отважился на знакомство и был приятно удивлен взаимным интересом со стороны Катарины.
Изо дня в день, то маленькое зерно мимолетного интереса, посеянное при первой встрече, разрасталось и пускало корни, грозя заполнить всю мою душу. Я все время боялся, что однажды утром я встану - и мое чувство пропадет. Но время шло, а оно никуда не уходило, становясь лишь больше и больше. Но самое примечательное, как мне казалось, никакому разумному объяснению не поддавался тот факт, что она отвечает мне взаимностью.

Три года беззаботного счастья, свиданий и взаимным упоением друг другом… Уже тогда мы поняли, что все это всерьез и на всю нашу жизнь, как долго бы она не продлилась.

Не зря говорят, что Высшие силы благоволят влюбленным. Поступая в Академию я и не подозревал, что создан для космоса. То, что давалось другим с огромным трудом, для меня было само собой разумеющимся. Поэтому по результатам уже первого триместра я был вторым в списке лучших пилотов по соотношению выигрышей-проигрышей в ходе учебных боев. Уступая лишь Катарине.
Но жизнь тем и отличается от дешевеньких сериальчиков, что рано или поздно всему хорошему приходит конец.

В качестве практики после второго курса нас направили служить ведомыми в действующие боевые пары, занимающиеся патрулированием систем с уровнем безопасности «0.4». В ходе последнего положенного мне боевого вылета на нашу боевую пару напала непонятно откуда появившаяся эскадрилья пиратов. В ходе боя мне удалось укокошить пару фрегатов. После чего сбили ведущего, и вся орава накинулась на меня. Последнее, что помню – доклад штурмана о множественных целях на хвосте и резкая боль, бомбой взорвавшаяся в пояснице.

Как позднее оказалось, пираты пытались напасть на конвой, перевозивший оригиналы каких-то очень дорогих чертежей. Они были осведомлены, что все ведомые в системе – юнцы и решили перебить нас раздельно, не дав собраться вместе.

В тот день Академия потеряла десять курсантов. Весь экипаж моего фрегата, как не трудно догадаться, погиб. Меня спас лишь кокпит кабины. Правда, от прямого попадания ракеты, пришедшегося на нижнюю его часть, я получил компрессионный перелом позвоночника. Катарину в тот день Провидение также уберегло от смерти.

Целый месяц я валялся в регенерационной камере госпиталя Академии.

Как только я пришел в себя, ко мне начали пускать Катарину. Во время одной из встреч я заметил тщательно скрываемую грусть в ее глазах. На мои вопросы о причинах ее возникновения Катарина расплакалась и убежала из палаты.

А на следующий день она не пришла.

Вскоре я узнал, что она в составе группы лучших курсантов Академии, с никому неведомой целью, была отправлена на отдаленную станцию корпорации «Ишукон».

Дальнейшие события не заставили себя ждать. По всем новостям обсасывали одну и ту же новость – официальное заявление какой-то большой шишки из «Ишукон» о том, что ими получена новая технология управления боевыми суднами, которая в купе с разработками в сфере клонирования даст им новое поколение бессмертных воинов, способных учится весь период своего существования. Также он сказал, что первая сотня воинов будет готова к службе уже через два месяца.

- Хантер пытается уйти в другую систему. Фрегаты перехватили его у прыжковых ворот. Пять секунд до приварпа. Четыре… Три…
- Активизировать защитные модули.
- Есть! Две! Одна! Контакт!
- Захват цели. Орудийным расчетам – огонь!

***

Поначалу мне казалось, что жизнь потеряла какой-либо смысл. В новом формате организации службы Флота Калдари мне не нашлось места. Не смотря на все мои заслуги во время учебы, из-за травмы позвоночника мне не было места ни среди «капсулиров», ни среди сотрудников полиции или таможни. Врачи допускали вероятность возникновения нежелательных последствий во время перегрузок. И не смотря на мою решительность и готовность рискнуть, проверять на практике их домыслы никому не хотелось. Меня списали в утиль.

Единственное, что Старший курса смог для меня сделать – это устроить агентом в Дивизион Безопасности Флота Калдари, и я уцепился за эту возможность обеими руками, т.к. только она давала мне возможность видится с Катариной. Капсулиры слишком быстро становились отдельной замкнутой кастой, на которую работали все остальные триллионы обычных людей во всех четырех Империях. Фактически единственные из простых смертных, с кем они хоть как-то общались - были агенты. И этот подвернувшийся случай был для меня истинным подарком судьбы.

Вскоре она сама нашла меня. Для капсулира это было делом нескольких секунд.

Это конечно была уже не та юная девчонка, что раньше. Более всего она напоминала снизошедшую из глубин Вселенной богиню. Было в ней что-то такое величественное и мудрое. С одной стороны я был несказанно рад за нее, с другой стороны я понял, что это - появившаяся между нами трещина, грозившая перерасти в бездонную пропасть.

Так прошли пять лет. Мы виделись раз в два три месяца. И даже тогда, когда она была рядом, я уже начинал скучать по ней. Конечно, это было не то, о чем мы с ней оба мечтали еще во время учебы. Но я точно знал, что отними у меня эти встречи и мне незачем будет жить. Я даже не представлял себе, что инициатором этого станет она сама.

В последний раз, когда я ее увидел, она сказала мне, что больше так не может. Сказала, что ее чувства не угасли ни на йоту, но нам уготована разная судьба и уклонится от нее, она не может. Она сказала, что не хочет больше меня мучить, что для нас будет лучше, чтоб она ушла так далеко, как только сможет.

Когда же я спросил ее, куда же именно она собралась, она ответила, что не единственная среди капсулиров, кто испытывает схожие ощущения. Большинство из них легко осваиваются с новой сущностью, но есть и такие, кого гнетет их прошлое и роль полубогов от науки, и их место – в неизведанных глубинах за границами Империй.

Сказав это, она подарила мне последний поцелуй и ушла. В тот момент я пожалел, что не погиб тогда в кокпите фрегата.

Бессильную злобу сменило отчаяние. После него пришло желание покончить с собой. Но в душе я был и остаюсь воином. И я не мог просто так уйти из жизни не попытавшись одолеть врага, которого в моем случае представляла сама Судьба.

Как уже не раз бывало, на помощь мне пришел случай. В баре станции, где я работал, я подслушал разговор двух научных сотрудников из «Ишукон», которые обсуждали последние слухи. По их словам, необжитые Империями системы привлекали не только мелкие группы капсулиров, но и различного рода организации, состоящими не в ладах с законом, но имеющими достаточное количество средств для установки собственных станций и контроля за территорией. Также промелькнули слова о том, что, хоть эти организации и не способны использовать технологию нейротрансляционного сканера без лицензии (якобы джовы способны дистанционно контролировать применение собственных разработок), но вполне успешно «дарят» бессмертие своим боссам периодически занося информацию с нейронов мозга в клоны.

Далее для меня все было уже ясно. Меня не остановило то, что для того, чтобы хотя бы попытаться найти Катарину, мне придется предать все, во что я верил и чему служил. Признаться, я даже не задумался об этом. Я отлично понимал, на что шел. Но должен был попытаться, во что бы то ни стало.
Воспользовавшись всеми своими связями агента, с величайшей опаской, через месяц я вышел на представителя наикрупнейшей их тех криминальных организаций, которая меня интересовала. Это был Картель Ангела.

Я осознавал риск того, что могу попасться в лапы службы безопасности. Если только люди Картеля сами меня не придушат, заподозрив во мне шпиона. Также я понимал, что не смотря на то, что Картель был наилучшей из пиратских фракций, их пилоты в основном были бывшими преступниками, религиозными фанатиками и прочим сбродом, и мое предложение они не оставят без вдумчивого изучения.

Так или иначе, данные связного у меня были и не было смысла тянуть дальше.
Спокойно меня выслушав, связной сказал, что они «рассмотрят мое предложение». Напоследок он поинтересовался моим именем. Решив, что терять мне более нечего, я решил не скрываться за псевдонимами и назвал его.

Кормак. Кормак Ваайя.

- Коммандер. Боевой крейсер врага уничтожен, спасательная капсула скрылась.
- Отлично. Перегруппируемся и - домой.
- Сэр!!! Активация ворот! Приказы?!
- Информацию о пилоте на мой монитор! Орудийным расчетом – готовность!
- Есть! Визуальный контакт! «Равен»! Дистанция двадцать километров! Ведет захват цели!
- Боевым расчетам – отбой! Прямая связь с вражеским пилотом!!! Быстро!!
- Сэр?..
- Выполнять!!!
- Есть. Прямая связь подтверждена вражеским пилотом. Он на связи.
- Здравствуй, любимая…


---------------

Обсуждение конкурсных рассказов.

Сообщение отредактировал AllSeeingI: 29 October 2008 - 18:23

  • 0
Listen up! "Teamwork" means staying out of my way! - Seifer, Final Fantasy VIII.




0 посетителей читают тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users